Дмитрий Суслин.

Кристиан Тринадцатый

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Он добрался до крепостной стены, перелез ее и свалился в ров. Ты же помнишь, что ров был наполнен человеческой кровью. Когда он свалился, то кровь, до этого жидкая как вода, стала густеть и скоро стала такая густая, что плыть по ней стало совершенно невозможно, и он стал тонуть.
   – Ну и пусть, – сказал себе Франсуа. – Лучше я утону.
   Но утонуть ему не удалось. Мимо замка пролетал гигантский орел. Он увидел рыцаря, спустился вниз и, схватив его, улетел в горы. Долго он летел или нет, неизвестно. Франсуа от усталости потерял сознание, и когда пришел в себя, то был уже в гнезде орла. Птица не стала его сразу есть, потому что была сытой, а полетела вновь на охоту. Рыцарь остался один. Он попытался с отвесной скалы, но это было невозможно. Тогда он стал плести веревку из лиан, из которых было свито гнездо. Он сплел уже довольно длинную веревку, но еще недостаточно длинную для того, чтобы спуститься с горы, как увидел летящего мимо дракона. Обрадовался Франсуа, сделал на конце веревки петлю и накинул ее на шею дракону, когда тот пролетал мимо. Дракон вытащил его из гнезда и полетел с ним вниз. Он не тронул молодого смельчака, потому что чутьем почувствовал в нем рыцаря, а к рыцарям драконы относятся с опаской и в то же время с уважением, и перенес его в долину.
   Но не прошел и несколько шагов Франсуа, как перед ним появился Душегуб.
   – Как ты посмел бежать от меня? – закричал он. – За это ты будешь наказан, рыцарь! Я налагаю на тебя проклятие. Отныне ты будешь вечно скитаться по земле и нести в мир беды и несчастья. Отныне ты будешь рыцарем смерти!
   Сказал он проклятие, и Франсуа превратился в Черного рыцаря – рыцаря смерти, потому что колдун владел его душой и поэтому превратил его в призрак.
   – А теперь езжай и найди свою первую жертву, – сказал он. – И пусть это будет твой брат, король Артруа.
   И ничего не оставалось делать Черному рыцарю, как идти выполнять приказ Душегуба.
   Поехал он к своему брату, чтобы убить его и разрушить его королевство. В ужасе бежали люди, когда видели его, ехавшего на таком же как и он сам черном коне.
   Но король Артруа уже ехал ему навстречу, готовый к бою.
   Они встретились и стали биться. Это был долгий и тяжелый бой. Долго никто не мог победить. Но призрак был сильнее, потому что за ним стояли колдовство и даже сама смерть. И сбросил он с коня короля и занес над ним меч, чтобы нанести последний удар, как на его меч села белая голубка, и Черный рыцарь не смог опустить его.
   – Я Фея вечной юности, – сказала голубка. – Снимаю с тебя проклятие. Вернуть тебе прежний облик я не могу, но с этого дня ты никого не будешь убивать, а сражаться можешь только с теми, кто будет подобен тебе, то есть со странствующими рыцарями. И те, кого ты победишь, перестанут быть после этого рыцарями и потеряют навсегда это звание.
Но если среди них найдется тот, кто сможет победить тебя, то его победа снимет твое проклятие, и твоя душа обретет покой. Но это сможет сделать только тот, кто будет сражаться с тобой во второй раз. Только раз, кого ты однажды победишь, сможет одолеть тебя. Ищи такого героя.
   Сказала так голубка и улетела, а Черный рыцарь отправился прочь и с тех самых пор ищет рыцаря, который бы снял с него проклятие.


   – Какая печальная история! – задумчиво произнес Ариан, когда рассказ Кристиана подошел к концу.
   Они немного помолчали. Обоим мальчикам стало слегка грустно. Очень им было жаль бедного рыцаря Франсуа. А вокруг уже стояла глубокая ночь. За рассказом они и не заметили, как прошло время. К грусти сразу прибавился и страх. После страшной истории темнота пугает очень легко.
   К тому же не забывайте, что они все-таки были детьми, и это им простительно, потому что, открою вам секрет, многие взрослые тоже боятся ходить в темноте. Темнота пугает своей неизвестностью. Никогда нельзя сказать, что тебя ожидает через несколько шагов. В голове рождаются разные фантазии, а они, надо сказать, не успокаивают, а пугают еще больше.
   Вот и нашим героям стало казаться, что вокруг них собираются всякие страшные существа, которые хотят напасть на них. И Крис и Ариан взялись за рукоятки своих мечей. Лошадям тоже передалось беспокойство их хозяев, и они шли быстро и тревожно всхрапывали, когда их слишком усердно дергали за узду.
   А темнота тем временем сгущалась все сильнее и сильнее, и наконец стало так темно, что не видно было даже того, что находилось в нескольких шагах.
   – Может нам остановиться и развести костер? – предложил было Ариан.
   Но Крис возразил:
   – Где ты в такой кромешной тьме отыщешь дрова или хотя бы хворост? Нет уж, давай лучше продолжим путь. Я думаю, лошади нас вывезут. Они всегда чуют беду, хищных зверей или яму. А они вполне спокойны. Так что ничего не бойся.
   Но только он сказал эти слова, как Лаура тревожно фыркнула и остановилась.
   – Что с ней? – шепотом спросил Ариан. – Ой, моя Пальма тоже не хочет идти вперед.
   Пальмой звали лошадь оруженосца. В его княжестве очень часто давали лошадям имена по названиям деревьев, потому что деревья для жителей Зеленого княжества были также священны, как и лошади. И хотя Пальмы в Зеленом княжестве не растут, Ариан слышал про такие деревья от своей кормилицы. Ему понравилось это слово, к тому же его лошадь действительно была очень грациозной и стройной, если можно так сказать про лошадь. И даже Крис поглядывал на нее с завистью.
   И вот обе лошади остановились и их ноздри тревожно стали втягивать в себя прохладный ночной воздух. Бока животных мелко задрожали, и они стали пятиться. Ребятам даже пришлось их заставить стоять на месте.
   – Наверно это разбойники, – сделал предположение Ариан.
   – Если бы так, – вздохнул Крис. – Разбойники это те же люди, а лошади никогда так не реагируют на людей. Это или звери или…
   – Или что?
   – Или, – Кристиан немного помолчал, затем добавил, – какая-нибудь нечисть.
   На всякий случай Крис перекрестился. Ариан посмотрел на него, затем расстегнул ворот рубахи и сжал висящий на шее амулет. Он не был христианином, как Крис, а поклонялся лесным богам.
   Вдруг в темноте раздался протяжный вой. Очень печальный и жуткий.
   – Это наверно оборотни, – сказал Крис. – Вот уж с кем бы мне не хотелось встречаться.
   – Однажды в нашем княжестве тоже появилась стая этих тварей, – прошептал Ариан. – Они нападают только на одиноких путников или всадников, потому что они трусливые как шакалы. И они очень боятся огня. Давай зажжем факелы.
   – Откуда ты возьмешь факелы? – удивился Крис.
   – У меня в сумке всегда есть факелы. Мы у себя в княжестве никогда с ними не расстаемся. Лучшее средство, если надо прогнать или испугать крупного зверя. А их на нашей земле не мало. Есть даже такие, которые не хуже нас лазают по деревьям.
   Ариан болтал и одновременно зажигал факелы. Голос у него был уже не такой испуганный, и Крис почувствовал большое удовлетворение оттого, что у него такой смелый оруженосец. Чтобы руки у Ариана были свободны, Крис держал его лошадь вместе со своей.
   Ариан зажег факелы с помощью двух кремневых камней, и когда вспыхнуло пламя, мальчишки увидели, что со всех сторон они окружены целой стаей оборотне. Полуволков, полулюдей. Чудовища стояли на задних лапах и скалили мерзкие пасти. Увидев огонь, они сразу разбежались на безопасное расстояние и завыли от негодования.
   – Пожалуй, стоит подстрелить одного из них, – Кристиан передал факел оруженосцу, а сам вынул лук и вложил в него стрелу.
   – Если на твоей стреле не серебряный наконечник, то лучше этого не делай, – дал совет Ариан. – Только раздразним их. А когда их дразнят, то они часто забывают про страх.
   Совет был хорошо. Кристиан расслабил тетиву и положил стрелу обратно в колчан.
   – Тогда давай, продолжим путь, и не будем обращать на них внимания, – сказал он и тронул поводья.
   Лаура попыталась было сопротивляться. Она хотела остаться на месте, но мальчик ударил ее по бокам пятками, и она, недовольно захрапев, тронулась с места. Пальму понукать не пришлось. Она увидела, что останется одна, если будет упрямиться, и послушно пошла за Лаурой.
   Оборотни пропустили двух всадников, хотя щелканье острых и крепких клыков показывало их недовольство. Когда всадники отъехали от них на несколько десятков шагов, они как по команде встали на все четыре лапы и бросились мелкой трусцой за ними.
   – Они будут преследовать нас так всю ночь, а перед рассветом поймут, что добыча ускользает и от отчаяния, скорее всего, кинутся в атаку, – оглянувшись назад, сказал Ариан, и чтобы досадить им, подпалил высокий засохший кустарник, мимо которого они проезжали.
   Кустарник вспыхнул и несколько секунд горел сильным ярким пламенем. Оборотни просто завыли от возмущения.
   – Эх, если бы мы были в лесу! – вздохнул оруженосец. – Развели бы огонь или лучше всего залезли бы на дерево повыше и спали бы себе спокойненько.
   И тут раздался дикий крик. Это один из оборотней набрался смелости и кинулся на лошадь Кристиана, пытаясь схватить ее за горло. Крис был начеку и тут же сунул ему в морду факел. Оборотень отлетел на десять шагов и стал кататься по земле и визжать. Это сразу подействовало на остальных оборотне отрезвляюще. Они поняли, что имеют дело с существами, которые могут за себя постоять, поэтому тут же разбежались во все стороны. Ариан был прав. Они были трусливы, как зайцы.
   – Ага! – засмеялся Ариан, размахивая факелом. – Не понравилось! Попробуйте, суньтесь еще!
   – Не рано ли ты радуешься? – спросил его Крис. – Может они еще вернутся?
   – Нет, – уверено ответил оруженосец. – Больше они не посмеют.
   И он оказался прав. Оборотни больше не показывались. Они ехали всю ночь, и их лошади скакали и больше не подавали признаков тревоги. И все-таки друзья не решились остановиться на ночлег, и когда, наконец, наступил рассвет, они чуть не падали с седел от усталости. Всю ночь провести в седле, это не каждому под силу. Когда стало совсем светло, и уже скоро должно было показаться солнце, Крис дал команду спешиться.
   – Я думаю, что с тобой честно заслужили отдых.
   – Я тоже так думаю, – пробормотал Ариан и просто взял и свалился с Пальмы на землю. Едва его голова коснулась земли, а тело приняло горизонтальное положение, как он сразу уснул и громко засопел.
   Крис слез с лошади и возмущенно воскликнул:
   – Эй, оруженосец, а кто будет готовить место для сна? Кто расседлает лошадей и разведет огонь?
   – Я сейчас, – пробормотал оруженосец, – уже встаю, еще минуточку…
   С этими словами перевернулся на другой бок, положил руку под щеку и больше уже не произнес ни слова.
   Крис только посмеялся над ним. Без слов сделал сам все, что полагается, и только после этого прилег рядом с Арианом. Как ни странно, он уснул не сразу, хотя устал ничуть не меньше оруженосца. Просто ему вспомнилось, что он находится в нескольких часах пути от родного дома. Только сейчас он вдруг понял, как сильно он соскучился по нему, по матушке Элизе, кормилице Жанне и старику Яну. Сердце и душа его уже находились там, вот почему он уснул не сразу, а пролежал на земле, ворочаясь с боку на бок, а в голову лезли разные мысли и воспоминания. Но усталость все-таки сделала свое дело, и Крис тоже уснул.
   Его разбудил Ариан.
   – Господин, странствующий рыцарь, – растолкал он его, – скоро уже полдень. Этак можно проспать и до вечера, а потом опять придется ехать ночью. А мне это не очень по нраву.
   Крис посмотрел на небо. Солнце и в самом деле было уже в зените.
   – Ты прав, – вскочил он на ноги, – нельзя терять ни минуты!
   – Я уже приготовил еду и оседлал лошадей! – похвастался Ариан.
   Через полчаса их лошади снова весело преодолевали милю за милей, а мальчики развлекали друг друга рассказами. Ариан рассказывал про жизнь и обычаи своей страны, про подвиги своего отца, князя Аринако, а Крис по настоятельной просьбе оруженосца, рассказывал ему о своих приключениях, которые были с ним, когда служил оруженосцем у рыцаря Катерино. Ариан слушал его, раскрыв от удивления рот, и часто вздыхал от зависти.
   – Это надо же! – несколько раз восклицал он. – И это все могло бы произойти со мной!
   И чуть не плакал от обиды.
   – Ничего, – утешал оруженосца рыцарь, – и на твою долю хватит приключений и подвигов. В нашей стране за этим дело не встанет!
   – Я ужасно хочу этого! Клянусь драконом! – Ариан даже подпрыгивал в седле от нетерпения. – Вот увидишь, рыцарь Кристиан, я буду таким же верным оруженосцем! Только не прогоняй меня, пожалуйста. А если я что-нибудь сделаю не так, лучше возьми палку да отлупи меня, как следует. Я не обижусь.
   Крис промолчал. Он конечно не собирался колотить Ариана, но говорить ему об этом не стал, чтобы тот не расслаблялся.
   – И все-таки нам с тобой далеко до рыцаря Катерино, – сказал он Ариану. – Таких подвигов нам конечно не совершить.
   – Это почему же?
   – Да потому, – вздохнул Крис, – что в нашей стране практически не осталось колдунов, ведьм и драконов, с которыми приличному рыцарю стоит иметь дело. Осталось, можно сказать, одна мелюзга, вроде ночных оборотней.
   – Это верно, – согласился Ариан. – Нам с тобой осталась одна мелочь.
   Оба мальчика не отличались скромностью. Впрочем, скромность это не отличительная черта странствующих рыцарей.
   Пока они разговаривали и сокрушались по поводу отсутствия порядочных злодеев, с которыми можно было бы сразиться, впереди на горизонте показалась полоска леса.
   – А вот и моя земля! – обрадовался Крис. – Мой лес. Еще час, и мы будем в моем замке.
   Он пришпорил Лауру, потому что просто сгорал от нетерпения. А та тоже, словно поняла, что совсем недалеко ее родная конюшня, и мчалась, почти не касаясь земли. Ариан тоже порадовался за Криса, к тому же он никогда не бывал в настоящем рыцарском замке, который расположен не на деревьях, а а стоит прямо на земле, и ему было очень любопытно на него взглянуть. Да и лес, в который они въехали, лес Криса, совсем не был похож на его родной лес в Зеленом княжестве. Он был намного приветливее и красивее, а листья деревьев словно пропускали солнечный свет, и от этого лес сверкал тысячью ярких красок. И животные смотрели на людей без страха и не убегали, заслышав стук копыт, а выходили встречать путешественника, который вернулся из дальнего похода. Радостно на все голоса пели птицы. Они тоже были счастливы оттого, что мальчик выросший в их лесу и воспитанный ими и их песнями, наконец, вернулся. И что он цел и невредим.
   Когда до замка уже оставалось совсем немного, Крисом овладело такое нетерпение, что он пустил лошадь в галоп и помчался к дому со скоростью, соперничая с ветром. Ариан еле поспевал за ним.
   Вот деревья расступились перед ними и на огромной солнечной поляне вырос замок Отважного. Крис не выдержал, выхватил охотничий рог, и окрестности огласились радостным ревом бегущего королевского оленя. Когда до замка еще оставалось около двух сотен шагов, его ворота гостеприимно отворились, и на ров плавно опустился подъемный мост. И грохоча копытами, всадники въехали по нему в замок. Крис спрыгнул с седла и бросился в объятия кинувшейся ему навстречу женщине. Это была его мать, госпожа Элиза, жена Ричарда Отважного.
   Ариан с легкой завистью смотрел, как она обнимает и целует вернувшегося сына. Сам он никогда не испытывал этого, ведь его мама умерла так давно, что он даже не помнит ее. И еще Ариан был очень рад за Криса, так рад, что ему даже захотелось заплакать от счастья, но он этого не сделал, потому что считал себя большим и взрослым, да к тому же настоящим оруженосцем настоящего странствующего рыцаря, а им не полагается проливать слезы.
   – Я привез тебе радостную весть! – Таковы были первые слова, сказанные Кристианом матери. – Я нашел моих братьев. Они все живы и здоровы и скоро будут здесь.
   И матушка Элиза даже слов не нашла, чтобы что-либо сказать. Счастье лишило ее дара речи. Она только обнимала, целовала Криса, то радостно смеялась или наоборот плакала.
   – Ну что ты, мама, – прижимал ее к себе самый младший из ее сыновей. – Больше ты никогда не будешь плакать и горевать. И больше ты никогда не останешься в доме одна. Браться поклялись мне в этом. Теперь всегда с тобой будет кто-то из нас.
   Он говорил и говорил, а радом стояли кормилица Жанна и старый Ян и громко плакали от счастья и не стыдились этого и даже не пытались скрыть слез.
   – Познакомьтесь, друзья мои, – обратился, наконец, ко всем Крис. – Это Ариан, сын князя Аринако. Он мой оруженосец.
   – Твой оруженосец? – Матушка Элиза наконец-то заговорила.
   – Да, ведь я теперь рыцарь! Самый настоящий странствующий рыцарь. А Ариан мой оруженосец! И если бы не он, я мог бы не добраться до дома.
   Услыхав такую похвалу в свой адрес, Ариан покраснел до корней своих красивых вьющихся и слегка зеленоватых волос. Он подошел к матушке Элизе, поклонился ей и поцеловал ее руку. Матушка Элиза крепко обняла его и прижала к себе.
   – Славный мальчик, – сказала она. – Я много слышала о твоем отце и о княгине, твоей матери. Как они поживают? Надеюсь, оба здоровы?
   Ариан помрачнел от такого вопроса, но стойко ответил на него:
   – Мой отец здравствует, да дадут ему лесные боги долгих лет. А моя мама умерла, когда мне было два года от роду.
   И тут на глазах у него впервые навернулись слезы, как он не крепился.
   – Какое несчастье! – воскликнула матушка Элиза и снова обняла Ариана и прижала его к себе. – Но что же мы тут стоим? Давайте пройдем в дом. Вам надо отдохнуть, помыться и поесть! Давайте быстрее!


   Ровно три дня пробыл Кристиан в доме матушки Элизы. Он полностью насладился гостеприимством родного дома. Два вечера подряд за столом он рассказывал о приключениях, которые ему довелось пережить за последние месяцы. Это был длинный рассказ о том, как они с Катей добирались до Столицы, и что им пришлось преодолеть на этом пути, о том, как они нашли Принца Белой башни, Катиного брата, который оказался заколдован, и им пришлось спасать его, вступив в борьбу с самим Повелителем. Как он Крис в поединке с ним отрубил ему голову, и как они все трое бежали на запад к Фее вечной юности, а по дороге попали в Долину заколдованных рыцарей и нашли там братьев Криса и расколдовали их. А вечером третьего дня, после того, как Крис рассказал про поединок рыцаря Катерино с Черным драконом, он дал приказ оруженосцу готовиться в дорогу.
   – Мы выступаем завтра на рассвете, – сказал он.
   Матушка Элиза, когда услыхала эти его слова, горько вздохнула.
   – Неужели ты так скоро хочешь нас покинуть? – спросила она.
   Крис вздохнул. Что он мог сказать в ответ? По его лицу было видно, что удержать его дома было невозможно. Уже в это утро он проснулся с сильным чувством, которое знакомо каждому странствующему рыцарю. Его звала дорога. А для странствующего рыцаря ее голос сильнее рассудка, сильнее страха и любви к спокойно комфортной жизни. Крис почувствовал, как ему неудобно спать на мягкой чистой постели, всю ночь он промучился от духоты, потому что привык спать на свежем воздухе. А утром, за завтраком он сидел хмурый, потому что стол и стул стали казаться ему неудобными и тесными. Но разве мог он об этом сказать родной матери? Это бы ее глубоко обидело, поэтому он просто подошел к матушке Элизе, крепко обнял ее и сказал:
   – Мне пора, мама. Ведь ты родила меня странствующим рыцарем. И я встал на этот путь. Братья благословили меня, благослови и ты.
   – Я надеялась, что ты пробудешь со мной хотя бы неделю. А ты пробыл так мало.
   – Я ничего не могу с собой поделать, – признался Крис. – Это сильнее меня.
   – Точно так же говорили и твои братья, – матушка Элиза смахнула набежавшую слезу. – Ну что ж, я не могу тебя сдерживать. Значит такова твоя судьба, и я не в силах противиться ей. Только выполни напоследок одну мою просьбу.
   – Я готов исполнить тысячу твоих желаний! – воскликнул Крис. – Говори, что я должен сделать?
   Матушка Элиза на мгновение задумалась, а потом сказала:
   – Ты прекрасно знаешь, что когда твои братья отправлялись странствовать по свету, то каждый раз мы с твоим отцом выходили их провожать. Но твоего отца нет среди живых, и он этого сделать не сможет. Поэтому я подумала, что раз он не может выйти проводить тебя, то может быть, ты сходишь проститься с ним? Я уверена что он благословит тебя из могилы.
   – Конечно, я схожу к отцу! – обрадовано ответил Крис, который в глубине души боялся, что матушка попросит его побыть дома еще несколько дней.
   И не теряя времени, он кликнул Ариана и отправился в часовню, которая стояла посреди двора, а в ней находился семейный склеп рода Отважных. Кристиан оставил оруженосца у входа, а сам вошел внутрь и спустился в подземелье.
   Это было мрачное место, и Крис не очень любил здесь бывать, потому что инстинктивно боялся всего, что связано с покойниками. Но в этот раз он вступил сюда без всякого страха, ведь он пришел к праху отца, чтобы попросить благословения, а разве можно бояться того, у кого просишь благословения?
   В склепе было темно, и Крис зажег свечу, чтобы не стукнуться о чей-нибудь гроб. А их тут было не мало. Род Отважного один из старейших и знаменитых в Стране остановленного времени, и ведет свою родословную от рыцарей-основателей. Саркофаг Ричарда Отважного стоял в самом центре усыпальницы. Крис подошел к нему, поставил свечу рядом с изголовьем, и встал перед гробом на колени. Он сложил руки для молитвы и уже произнес первые слова, как в одном из темных углов послышался шорох. Мальчик вздрогнул от неожиданности. Ему стало не по себе, хотя он прекрасно понимал, что это всего лишь крысы.
   В своей молитве, обращенной к отцу, к деду, прадеду и всем остальным предкам, что покоились здесь в этом склепе, Кристиан просил их помогать ему в подвигах, в преодолении трудностей и злых сил, а также просил укрепить его дух. В свою очередь он поклялся не нарушить данных им обязательств и тщательно блюсти рыцарский кодекс чести.
   Когда Кристиан кончил читать молитву, он встал с колен, и тут в углу опять что-то зашуршало.
   – Проклятые крысы! – выругался мальчик. – И что они здесь ищут? Ведь тут нет еды. Неужели их прельщают старые кости?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное