Дмитрий Суслин.

Хоббит и кольцо всевластья (первый поход)

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Корабли назывались «Войдраг», «Гиллион» и «Хеллуин». Это были великолепные суда, сделанные руками самого Сирдана – Владыки Гаваней. Всего месяц назад они покинули Белфалласский залив и с попутным ветром обогнули все южное побережье Гондора, после чего повернули на север, вышли в Окружное море и добрались до Синего залива, в который впадает река Сероструйная, а по правому берегу реки расположилось дружественное Гондору королевство Минириат. Здесь корабли сделали двухнедельный привал.
   Этому была веская причина. Дело в том, что по пути к гавани за несколько дней до намеченной цели, на гондорцев напали пираты.
   Пираты существовали в Средиземье всегда. С тех пор, как в море стали плавать корабли, на них стали нападать пираты. Слуги зла, воплощение жестокости и ярости, когда-то они представляли серьезную угрозу всем королевствам, что имели границы на морском побережье. Сами пираты обитали на южных островах, которых на юго-восточном побережье Средиземноморья было великое множество. Естественной и самой мощной преградой и защитой от них была когда-то, еще во времена Нуменора, Умбарская крепость, но шестьсот лет назад она была по наущению из Мордора захвачена пиратами. С этого времени началась эпоха их могущества. Там же в Лимбарской гавани и расположился навечно весь пиратский флот. Впоследствии, там же были построены пиратские верфи и города по всему заливу, который стал называться Корсарским. Пираты стали полноправными хозяевами всей той местности и всех южных морей. И даже воинственные харадримцы, которые преимущественно были кочевниками, не могли выбить их из Умбара, так как подступы со стороны суши к пиратам были заняты непроходимой пустыней. Отсутствие флота у харадримцев и всяческое отсутствие желания короля всадников стать морской державой не давало возможностей разгромить пиратов с моря. В былые времена пираты были столь дерзкими, что на своих легких и быстроходных дракарах заходили в реки, поднимались вверх по течениям и нападали на речные города и села, наводя страх и ужас на все население прибрежных стран.
   Главным и вечным врагом пиратов был Гондор. Его флот всегда преследовал пиратов и вступал с ними в бой, где только мог. Несколько раз он полностью разбивал пиратские флотилии и пускал десятки кораблей на морское дно. Но до конца пиратство неискоренимо, так же, как и зло в этом мире.
   Они выплыли утром, незримо и неслышно появившись из рассветного тумана. За несколько минут до нападения Гэндальф предвидел опасность и велел Гирме, капитану «Хеллуина» объявить всеобщую тревогу. Так что нападение не было неожиданным. Пиратов встретили плотной стеной щитов ощитинившихся копьями и тучей стрел. Призывно затрубил боевой рог Торонгила.
   Торонгил приказал спустить паруса и сменить курс. Триеры легли с правого галса на левый, и пять коротких, но быстроходных дракаров с черными парусами и одним рядом весел не смогли взять гондорцев в кольцо.
Это была удача. Мало того, Торонгил тут же разделил пиратские корабли, дерзко пройдя между ними и разрушив их строй.
   – На абордаж! – донеслось с пиратских кораблей.
   Но абордажа не получилось, потому что носы гондорских кораблей пронзили борта пиратов, и те не смогли взойти ни на один из бортов трех кораблей. И не пираты, а гондорцы стали по одиночке захватывать один дракар за другим, и так как на их кораблях были отменные воины, то пираты несмотря на численное преимущество были разбиты, а их корабли отправлены на дно. Воины радовались неожиданному нападению, которое скрасило их однообразное плавание.
   Но в тот же вечер на гондорцев опять напали пираты. В этот раз у них было семь дракаров и почти триста воинов. Так что бой получился очень жестокий, и в нем сложили головы не один десяток доблестных гондорских гвардейцев.
   Это была славная битва, достойная быть воспетой в песнях.
   Было уже темно, и сражались при свете факелов. Торонгил применил прежнюю тактику и не дал пиратам окружить себя. Хотя это было не легко. Но с ним был Гэндальф, и он сыграл решающую роль в сражении. Каждый раз, когда дракары пытались соединиться для нападения, он посылал на них огненные шары. С первых же минут боя, запылал парус одного из дракаров. Потеряв управление, он врезался в другого пирата, который не успел отклониться в сторону, горящая мачта разломилась и накрыла его. Дракар тут же загорелся. Еще три огненных шара, вырвавшиеся из посоха Гэндальфа превратили их в пылающие костры.
   «Хеллуин», «Войдраг» и «Гиллион» гордо прошли мимо них и налетели на остальных пиратов. Пять дракаров, видя, что их товарищи горят, как раз пытались отступить, но при смене курса два крайних из них из-за тесноты столкнулись носами, закрыв путь трем первым пиратам. Кончилось тем, что все пять дракаров зацепились друг за друга, смешались и полностью утратили контроль над управлением.
   Так что не пираты, а гондорцы опять, как и утром, пошли на абордаж сбившихся в кучу пиратов. Торонгил с обнаженным мечом первым прыгнул на борт пиратского дракара. За ним Феномир и остальные витязи. Началась жестокая сеча. Треск ломающихся щитов и звон мечей и абордажных топоров раздавался над окрасившимся кровью и огненным заревом морем, и жаждущие свежей крови альбатросы, громко кричали с небес, подбадривая сражающихся.
   В бою этом участвовал и Гэндальф. В руке у него, неведомо откуда, возник меч со сверкающим в темноте клинком. Он прыгнул на пиратский дракар одним из первых и снес с плеч не одну пиратскую голову. Пираты разбегались от него, словно от морского демона. Гэндальф был в ярости. Плащ развевался на морском ветру, борода растрепалась, глаза сверкали подобно молниям.
   Рядом с Гэндальфом словно дровосеки, рубящие лес, бились Балин и Двалин. Даром, что невелики ростом, но широки в плечах, братья так лихо врубались в ряды пиратов, что буквально превращали в щепу толстые дубовые щиты корсаров, и как орехи раскалывали медные шлемы вражеских воинов. Да еще хвастались друг перед другом, соревнуясь, кто больше прикончит врагов.
   – Седьмой! – кричал Балин, срубая очередную голову.
   – Отстаешь, братишка! – отвечал ему Двалин, выбрасывая здоровенного орка за борт, где уже начали кровавый пир акулы. – Этот у меня десятый.
   Двумя ударами секиры Балин прикончил двух пиратов, которым удалось зайти Двалину в тыл.
   – Эти двое для тебя будут стоить троих!
   Последний подвиг братья совершили, когда прорвались на крайний дракар и срубили его топ-мачту, обрушив ее и насмерть раздавив полтора десятка пиратов. Остальные оказались под парусом, который тут же воспламенил Гэндальф, стремительно следовавший за братьями со своим неумолимым мечом. Затем маг что-то быстро прошептал и ударил посохом в основание срубленной мачты, пиратский корабль с грохотом раскололся надвое и тут же камнем отправился на дно с дико верещащими под горящим парусом пиратами. Гэндальф подхватил за капюшоны гномов и одним прыжком оказался на другом пиратском судне, где уже хозяйничали гондорцы.
   Торонгил и Феномир тоже бились в паре. Угадав в них предводителей, пираты толпами стремились на двух витязей и сраженные могучими ударами заливали палубу кровью и заваливали телами. Очистив от пиратов один дракар, Торонгил и Феномир тут же перепрыгивали на другой. Не было в этом бою воинов лучше. Впрочем, и другие гондорцы были под стать им и сражались также умело и героически. Никого гондорцы не ненавидят так, как пиратов.
   Пиратами в большинстве своем были низкорослые и смуглые люди из восточных стран, много было чернокожих и кудрявых воинов с Дальнего Юга, изредка попадались и рослые, сероглазые и рыжеволосые северяне, еще в юности покинувшие Постылый Север. Кроме людей, было также немало уродливых щирокозадых орков, которые держались вместе и даже имели отдельный дракар. В битве они были неумелыми и трусливыми, старались держаться в стороне, и именно их и пожгли под мачтой с парусом Гэндальф и братья гномы.
   Однако врагов было все же очень много, дрались они жестоко и отчаянно, смерти не боялись, особенно рыжебородые северяне в рогатых шлемах с огромными широкими мечами и молотами, и бой не стихал всю ночь. Никто не собирался сдаваться или просить пощады. Только под утро гондорцам удалось уничтожить всех пиратов и потопить их корабли.
   – Второй раз нам на пути попадаются пираты, – устало смахивая пот с лица, сказал Гэндальф Торонгилу, когда они покидали место сражения. – Это уже не простая случайность.
   – Здешние места ими просто кишат, – пожал плечами Торонгил. – Король Минириата не имеет достаточного количества кораблей и воинов, чтобы бороться с ними.
   – Поглядим, что будет дальше, – пробормотал маг.
   С победной песней сопровождавшейся ударами бубна и струнами арф отправились победители в дальнейший путь. Черные плавники акул, словно маленькие паруса яхт, остались там, где совсем недавно кипела морская битва.
   Тяжелым ходом триеры отправились дальше. Воины устали и еле держались на ногах, поэтому, когда в полдень впередсмотрящий крикнул, что видит черные паруса, всех охватило, чуть ли не отчаяние.
   На протяжении нескольких лиг горизонт занимали темные квадратные паруса. Их было восемнадцать. Шестеро против одного. Гондорцы свернули паруса и остановились. Однако пиратские корабли тоже почему-то остались на месте. Они не стали приближаться, только по прежнему качались на высоких волнах в пяти-шести лигах от гондорцев. Прошло два часа, но они так и не начали наступление и оставались на месте. Однако и путь вперед был крепко-накрепко заперт. Как только триеры попытались повернуть на юг и обогнуть пиратов, те тут же тронулись наперерез, так что пришлось вернуться. Казалось, что дерзкая экспедиция трагически закончится, еще не начавшись. Однако погода, до этого солнечная и ясная, вдруг неожиданно стала портиться. С запада стремительно набежали тяжелые черные тучи и заволокли половину неба. При чем именно с той стороны, где были пираты. Над гондорцами небо по-прежнему оставалось чистым и ясным. Даже ветерок не беспокоил безмятежную гладь воды. Зато было видно, как буквально в трех лигах севернее начался жестокий шторм, и берег по правому борту исчез из виду. В один миг черные пиратские паруса скрылись за пенными волнами. Шторм продолжался три часа и так и не достиг гондорцев. Когда море утихло, и тучи уползли назад, откуда появились, на северном горизонте не было ни одного черного паруса.
   – Это твои штучки, Гэндальф? – спросил мага Торонгил.
   – Какая разница, Эстель? – уклончиво ответил маг. – Главное, что мы можем отправляться дальше.
   До Серебристой гавани они добрались без происшествий. Однако отдых и небольшой ремонт экспедиции все же требовался. Хотя при других обстоятельствах на это понадобилось бы не больше пяти дней, Гэндальф потребовал остановки на две недели. И сразу же, как только триеры были введены лоцманами в удобную для стоянки бухту, и надежно пришвартованы к сваям из северной листвиницы, прибитым в скалистые берега, два гнома отделились от всех и пошли в рабацкую деревушку. Там они купили трех самых выносливых и быстроногих пони. Расплатились они золотом, чем сильно удивили рыбаков, после чего не мешкая, отправились на север.
   Гэндальф стоял на корме «Хеллуина» и внимательно глядел им вслед.
   – Мы не тронемся с места, пока эти двое не вернутся назад и не приведут с собой третьего? – спросил его подошедший Торонгил. – Так я понимаю?
   – Ты очень проницателен, Эстель, – ответил маг. – Недаром ты рос в доме у Элронда.
   – И кто будет этот третий? Тоже гном?
   – Нет, не гном.
   – Значит хоббит?
   У Гэндальфа удивленно поднялись брови:
   – Как ты догадался?
   – Я же Следопыт, – засмеялся Торонгил, которого Гэндальф почему-то называл другим именем. – Ты потребовал двухнедельной стоянки. Гномы поехали на север. Неделя туда, неделя обратно. За неделю верхом на пони отсюда можно добраться только до Хоббитании.
   – Что ж, ты все угадал верно.
   – На что нам нужен хоббит?
   – На удачу, – ответил Гэндальф. – Разве ты не знаешь, что хоббит, покинувший дом, приносит удачу?
   – Первые раз такое слышу. Но разве хоббиты покидают дом? Насколько мне известно, нет больших домоседов, чем эти забавные невысоклики.
   – Мой хоббит уже не раз это проделывал.
   – Так ты говоришь о Бильбо? О том самом Бильбо, что шел с гномами до Одинокой горы?
   – О нем. – При этих словах в глазах Гэндальфа, задумчивых и суровых, подчас даже холодных и непроницаемых, что-то потеплело. – О господине Бэггинсе из Хоббитауна.
   – И ты думаешь, что без тебя гномам удастся вытащить его из дома?
   – Возможно. К тому же с гномами будет мое письмо.
   – Что ж, будем ждать твоего хоббита.
   – Будем ждать.
   Прошло две недели. Корабли давно уже были готовы выйти в плавание, и последние несколько дней многие гондорцы просто изнывали от безделья и скуки. Здесь абсолютно нечем было заняться. Рыбацкая деревушка не представляла для воинов никакого интереса, а кроме нее поблизости жилья не было. К тому же у рыбаков даже не было молоденьких дочерей, а если и были, то их всех срочно отправили погостить к родственникам в городишко, который находился в пятнадцати лигах от побережья.
   В пятницу однако Гэндальф приказал готовиться к отплытию.
   – Вы должны быть готовыми поднять паруса в любую минуту по моему сигналу, – сказал он капитанам кораблей. – И сделать это должны без криков, чтобы посторонним ничего не было ясно. Вокруг могут оказаться шпионы. Ни к чему, чтобы они нас слышали.
   Наступил вечер, но от мага никакого сигнала не было. Он опять стоял на корме «Хеллуина» и зорко вглядывался в уходящую вдаль дорогу. Дорога была пуста, и Гэндальф был хмур.
   – А что если никто не придет? – спросил его Торонгил. – Или прибудут только гномы.
   – Мы поднимем паруса и поплывем.
   – Без хоббита? Без талисмана?
   – Да, хотя при этом наши шансы на успех уменьшатся раз в десять.
   – Ты серьезно?
   – Вполне.
   – Тогда я тоже желаю, чтобы хоббит не опоздал, – сказал Торонгил и тоже вгляделся в дорогу.
   Темнело. В помрачневшем небе уже были видны звезды, а солнце на западе коснулось воды.
   – Ты познакомишь меня с ним? – спросил мага Торонгил.
   – Конечно, Эстель, – ответил Гэндальф. – Я тебя обязательно с ним познакомлю. Мало того, я прошу тебя постоянно быть рядом с ним и беречь его от невзгод путешествия.
   – Он так слаб и мал?
   – Нет, нисколько. В нем силы будет побольше чем у нас с тобой. И все же на забывай о том, что я тебе сказал, Эстель.
   – Хорошо, Гэндальф, я выполню твою просьбу. С той минуты, как мы пожмем друг другу руки, я буду отвечать за его жизнь.
   – Вы понравитесь друг другу, – пробормотал маг. – Однако, что-то его все нет. Неужели, гномы не справились с моим заданием?
   – Может, их что-то задержало в пути? Дороги нынче не безопасны. Дикие звери, разбойники, и прочий бродячий сброд.
   Гэндальф усмехнулся:
   – Хотел бы я посмотреть на тех безумцев, которые вздумают связаться с этими тремя. Или ты забыл идущих на морское дно орков? А хоббита и вовсе можно назвать грозой драконов. Я знаю что говорю. И он еще себя покажет. Разбойники и волки. Ха-ха!
   – Тебя послушать, так круче хоббитов и гномов никого не сыскать, – засмеялся Торонгил. – Обязательно учту это на будущее.
   – Учти, учти, друг мой Торонгил. Намотай это себе на ус.
   Маг и следопыт замолчали. С волнением они всматривались в темноту. Солнце уже скрылось за горизонтом, после чего сумрак словно накрыл землю темным одеялом. Они все стояли и смотрели. Даже когда стало совсем темно, так что не видно было рыбацких хижин на берегу, они и тогда продолжали стоять.
   – Едут! – вдруг воскликнул Гэндальф. – Всадники.
   – Ты их видишь?
   – Нет, я их слышу.
   Вскоре и Торонгил разобрал цокот копыт.
   – Три пони, – сказал он. – И все с грузом.
   – Они и туда отправились на трех пони и с грузом. Так что еще ничего не ясно. Может это не тот груз, что нам нужен. Хотя что-то подсказывает мне, что все-таки тот.
   Внезапно ночную тишину оборвала задорная песня:

     Раз, два, три,
     Уйди с дороги!
     Раз, два три!


     Раз, два три,
     Ступайте ноги!
     Раз, два три!


     У меня мешок тяжелый,
     Пять, шесть, семь!
     Все равно я гном веселый,
     И желаю всем.


     Всем желаю золотишка,
     Раз, два, три!
     Я найти под чайной крышкой,
     А не сухари!


     И алмазов пару мисок,
     Пять, шесть, семь!
     Вместо жареных сосисок,
     Я устал совсем!


     Эх, сейчас бы кружку пива,
     Семь, шесть, пять!,
     Выпить свежего разлива,
     И идти опять!


     Раз, два, три,
     Уйди с дороги!
     Раз, два три!


     Раз, два три,
     Ступайте ноги!
     Раз, два три!

   – Сразу видно, что это идут гномы, а не хоббиты, – усмехнулся Гэндальф. – Только я никак не разберу, два голоса орут или три.
   – Во всяком случае, всадников точно трое, – ответил Торонгил. – Я их вижу.
   – Теперь и я вижу, что их трое! – в голосе мага была нескрываемая радость. Взмахом руки он подозвал к себе Гирму. – Любезный наш капитан, как только эти трое поднимутся на палубу, и господин Торонгил отведет самого невысокого из них в мою каюту, тут же отдавай приказ поднимать паруса.
   – Слушаюсь, господин маг.
   Через несколько минут трое всадников были уже у кораблей. Они быстренько спешились, крякнув, взяли на плечи походные мешки и поднялись на борт «Хеллуина» по широкому трапу. Здесь все трое встали и один, самый маленький гном стал с удивлением крутить головой и стрелять глазами.
   – Никогда в жизни не видел такой огромной лодки! – воскликнул он. – Неужели вы на ней поплывете? И, что, кругом будет вода? Я слыхивал, что когда плывешь по морю, то даже берега не видно. Так это?
   – Так, так, – ответил ему другой гном повыше.
   – Может быть вы и поплывете, но только не я, – опять сказал самый невысокий гном. – Так что мне все это нисколько неудивительно. Мы хоббиты вообще не любим воду. Куда там, плавать? У меня уже голова кружится, слышь, Двалин. И под ногами все что-то не так. Это и есть морская болезнь? Если так, то я уже болен.
   Тут к ним подошел человек и сразу уставился на хоббита, который в эту минуту как раз с облегчением стащил с лица фальшивую бороду.
   – Меня зовут Торонгил, – сказал он. – А так как ты с севера, то можешь называть меня просто Странником. Так ты и есть господин Бэггинс?
   – Я, – пискнул Бильбо, у которого сразу ноги подкосились в предчувствии чего-то важного.
   – Значит, ты хоббит Бильбо? – Торонгил прищурил глаза и внимательно и чуть насмешливо посмотрел на хоббита. Тот окончательно смутился и смял гномовскую бороду в руках. – Наслышан о тебе. А теперь пройди за мной.
   – Это, за каким таким делом должен я идти за тобой? – удивился Бильбо. – Впервые тебя вижу. Ни здрасте, ни до свидания! А то, что ты мне имя свое назвал, тоже ничего не значит. Может, ты его придумал, большеногий? К тому же в наше время у каждого по нескольку имен. Не нравится мне это.
   Торонгил нисколько не рассердился.
   – Прости, что не вежливо позвал тебя за собой, – поклонился он. – Но в каюте тебя ожидает твой друг.
   – Гэндальф?
   – Он самый.
   – С этого и надо было начинать, – недовольно проворчал хоббит. – Я ведь только для того и проделал весь этот путь, чтобы повидаться с ним, а не припираться с большеногим.
   И Бильбо пошел за Торонгилом. Тот провел его по всему кораблю к носовой его части, потом спустился по невысокой лестнице с очень узкими ступенями и вошел в низенькую дверцу, которая неожиданно очень понравилась Бильбо, потому что была ему прямо по росту.
   В каюте за столом сидел Гэндальф и что-то писал. Перед ним стояла наполовину оплывшая свеча, так что Бильбо подумал, что его друг уже давно не поднимает головы. Какого же было его удивление, когда, подойдя, он увидел почти чистый лист.
   – Гэндальф! – закричал Бильбо. – Дружище! Ты звал меня? Так вот он я. Знал бы ты, сколько мне пришлось преодолеть лиг, чтобы добраться до тебя.
   Маг медленно поднял голову и посмотрел на хоббита. Некоторое время он ничего не говорил. Бильбо даже забеспокоился.
   – Ты что, Гэндальф? Или не признал меня? Хорошая будет штука, если мне придется возвращаться обратно, так и не поговорив с тобой.
   Гэндальф улыбнулся:
   – Бильбо, мальчик мой, конечно я узнал тебя и очень рад видеть.
   Он встал с места, подошел к хоббиту и обнял его. Бильбо от радости и умиления всхлипнул и шмыгнул носом.
   – Сколько мы не виделись? Прошла наверно целая жизнь.
   – Ну уж, это преувеличение. Садись. Ты наверно устал с дороги. Сейчас принесут ужин.
   Не успел Бильбо воспользоваться приглашением, как вошел низенький носатый толстячок с подносом в руке. На подносе стояли две тарелки и большая кружка. Все это источало вкусный аромат. Бильбо завертел носом.
   Гэндальф рассмеялся:
   – Узнаю, узнаю тебя, Бильбо! Давай ешь, а я кое-что тебе расскажу.
   Бильбо закивал, но ничего сказать не мог, потому что рот у него уже был набит едой.
   – Итак, – начал Гэндальф, – наверно ты понял, что я попросил тебя приехать сюда не случайно.
   Бильбо кивнул еще раз. Гэндальф улыбаясь, смотрел на него.
   – Хотя в этот раз драконы тут вовсе не при чем.
   – Об этом ты в письме писал, – кивнул головой Бильбо.
   – Просто я очень по тебе соскучился, мой дорогой хоббит. Так соскучился, что как только оказался недалеко от твоих мест попросил Балина и Двалина съездить за тобой.
   – Очень любезно с твоей стороны, дорогой Гэндальф, – Бильбо наконец смог что-то сказать. – Если только это, то и я по тебе очень соскучился.
   – Вот и славно.
   – А что важное ты хотел мне сообщить? Надеюсь, ты не собираешься взять меня опять в какое-нибудь предприятие?
   – Ни в коем случае.
   – Тогда я рад. А какая еще причина?
   – А я уже сказал. И опять повторю. Я по тебе очень соскучился. Разве это не веская причина для встречи? Или мы не друзья?
   – Да, это веская причина. А зачем ты велел мне взять с собой мое волшебное кольцо?
   – Чтобы без тебя, его не украли воры.
   – Только и всего?
   – Только и всего.
   – Что-то ты хитришь, а вот где хитрость, я что-то не пойму.
   – Нет никакой хитрости, – сказал Гэндальф. – Мы с тобой встретились, я убедился, что ты жив, здоров и по-прежнему хорошо упитан. Сейчас мы вместе выпьем винца, вспомним былое, а потом каждый отправится своей дорогой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное