Дмитрий Суслин.

Хоббит и кольцо всевластья (первый поход)

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Гэндальф продолжал просматривать бумаги. Вековая пыль облаком витала вокруг него. Принесенные с собой факелы едва горели и не в силах были рассеять сырой мрак. Зато от посоха мага исходили яркие голубые лучи, и в них все можно было рассмотреть. Эктилион вдруг почувствовал, как трудно ему стало дышать.
   – А Ануминас-Душевный Дар? Куда делся он? Или Осгилиат-Сердце Мира? Может, ты знаешь что-либо о них?
   – Осгилиат пропал в водах Андуина.
   – Это я знаю.
   – Но ты не знаешь, кому он достался после этого!
   – Кому?
   – Королеве Мертвых болот.
   – Не может быть!
   – Это так! Осгилиат находился у нее столько же лет, сколько Эмон Сул у драконов. Он растаял, словно кусок льда, после того, как ушел из плена.
   – Ты тоже держал его в руках?
   – Увы! Эта честь выпала не мне, а Саруману. – Говоря это, Гэндальф впервые поднял голову и посмотрел на Эктилиона. В лице у него на мгновение появилось выражение горечи. – Остался только Ануминас. Только о нем ничего не известно.
   – Есть надежда найти его?
   – Надежда всегда есть. Еще полсотни лет назад никто бы не вспомнил про палантиры, но недавно про них прошел слух, и они один за другим стали появляться из небытия. Сейчас очередь Ануминаса дать о себе весточку.
   – Тогда я желаю тебе удачи, Гэндальф! – воскликнул наместник.
   – Спасибо, Эктилион. Я всегда знал, что ты великий правитель и твоя забота о людях искренна.
   – Твоя похвала великая честь для меня.
   – Только не говори никому, что я ищу. У Врага повсюду есть уши.
   – А что же мне говорить?
   – Мало ли у Гондора других секретов? Например, чаша из Белого древа. Она ведь тоже была потеряна. Кстати, в одно время с Ануминасом.
   – Я знаю про нее, – мечтательно произнес Эктилион. – Чаща жизни. Она будет, пожалуй, дороже палантира. Ведь ее своими руками сделал Анарион – Король Основатель. Тот, кто вернет ее, вернет Гондору славу и непобедимость.
   – Вот ее я и буду искать, – кивнул головой Гэндальф и усмехнулся. – Хотя в ее существовании у меня куда больше сомнений. Слишком красивая это легенда. Но все равно, если спросят, можешь рассказать про чашу. А про палантир, пожалуйста, молчи.
   – Да будет так!
   Сказав это, Эктилион покинул башню и спустился в город. Наместник вышел на улицу и с облегчением вдохнул прохладный вечерный воздух. Взгляд его устремился в розовое от заката небо. Серые облака клочками висели над городом и не двигались с места, словно застыли навечно. Стены, окружавшие город со всех сторон были столь высоки, что солнечные лучи уже не проникали внутрь, и улицы Минас Тирита были окутаны в плотную тень, и факельщики трудились во всю, зажигая фонари.
В честь праздника городским советом было решено увеличить количество огней в городе в девять раз. Увидев наместника, они с радостной почтительностью поклонились ему. Эктилион улыбаясь, выслушал поздравления в свой адрес. В это самое мгновение стоящий на холме главный замок с высокими стеклянными окнами вдруг засверкал солнечными зайчиками, пустив их в город, в котором на короткое время вдруг снова стало светло. От бившего в лицо солнечного золота Эктилион даже зажмурился. Но настроение его вдруг стало улучшаться. Подарок небес наместник воспринял, как хорошее предзнаменование.
   На следующий день он отправился в башню к Гэндальфу.
   – Как твои успехи? – спросил он, входя к магу.
   По хмурому лицу Гэндальфа Эктилион понял, что пока ничего утешительного он не услышит.
   – Жаль, – вздохнул наместник. – Может, я помогу тебе?
   – Не вижу необходимости, – буркнул в ответ Гэндальф. – Хотя, впрочем, если желаешь, почему бы и нет?
   Эктилион с жаром принялся просматривать свитки, которые лежали с правой стороны от мага. Тот еще не просмотрел их. Однако уже через десять манускриптов наместник почувствовал, как у него слезятся глаза, щиплет в носу, и абсолютно нет никакого желания продолжать столь тягостную работу. К тому же за те полчаса, что он находился здесь, Гэндальф обработал свитков раз в восемь больше, чем Эктилион.
   – От меня нет никакого проку, – вздохнул наместник.
   И все же он просидел вместе с Гэндальфом до вечера и вышел из башни в полутьме заката. Его встретил недовольный Денетор.
   – Может быть ты забыл, что я женюсь? – спросил он отца.
   – Я ничего не забыл, – ответил Эктилион.
   – Или для тебя важнее заниматься глупостями? – Денетор уже знал, что маг Гэндальф ищет сведения о легендарной Чаше Белого древа.
   – Как ты можешь говорить такое, Денетор? – поразился Эктилион. – Чаша Анариона может вернуть былое величие и могущество Гондора! Разве это не важно?
   – Конечно, важно, – усмехнулся в бороду Денетор. – Но разве союз с Адрахилом менее важен? Дол Амрот может выставить три тысячи воинов, если нам потребуется. Вот реальность! А чаша это такое же облако, которое ты видишь в небе. Попробуй, достань его. Не достанешь! Ты прожил такую долгую жизнь, а все еще веришь в Возвращение Короля. Смешно.
   Эктилион замахал на сына руками:
   – Ты прав, Денетор. Конечно, прав. Я слишком увлекся. Гэндальф сбил меня с толку.
   – Гэндальф всегда сбивает тебя с толку. У него даже дома нет. Серый странник. Эльф с посохом. Попросту бродяга. Не доверяю я ему.
   – Почему?
   – Потому что у меня не выходит из головы его прежнее имя. Это сейчас он Гэндальф. А когда-то, когда даже ты, мой отец, еще был ребенком, гондорцы называли его Инканусом, что означает «Шпион с севера». Мне это доподлинно известно. Кому даются такие имена? Вот почему мне больше по сердцу Саруман Белый из Изенгарда.
   – Оставим спор, Денетор.
   – Ты прав, отец. Прости меня, если мои слова показались тебе недостаточно почтительными. Я нервничаю. Завтра Адрахил и Финдуилас въедут в Минас Тирит. Я волнуюсь, что не пристало воину и будущему правителю.
   – Не переживай. Церемония пройдет удачно.
   На следующее утро Эктилион позвал слуг. Он хотел быстро сходить в башню к Гэндальфу. Все-таки любопытство сжигало его. Но у выхода дорогу ему преградил Денетор.
   – Отец! Через три часа встреча! – В голосе его был слышен упрек.
   – Я хотел только…
   – После! После свадьбы я сам отведу тебя под руку к этому магу, и можешь поселиться там навечно с летучими мышами, пауками и крысами. Но только, прошу тебя, не сейчас. К тому же я послал к магу людей с приглашением на официальную встречу невесты и моего будушего тестя. Так что ты встретишься с ним через два часа. А теперь, прошу, смени свою скромную одежду на парадный наряд.
   Эктилион вздохнул. Его сын был прав. Он вел себя не так, как это подобает наместнику государя Гондора. Просто проснувшаяся вдруг надежда найти Чашу Белого древа вскружила ему голову.
   И не ему одному. Слухи о том, что маг Гэндальф ищет следы Чаши Анариона, с быстротой птичьего полета распространился по Минас Тириту. Горожане и гости бурно обсуждали возможность отыскать Чашу, и даже свадьба Денетора отошла в разговорах на второй план. Правда разговоры эти тоже быстро угасли, а когда герольды на главных воротах Минас Тирита протрубили о том, что в Королевский город пожаловал почетный гость, и вовсе сошли на нет.
   Князь Адрахил и его дочь прекрасная Финдуилас прибыли в Минас Тирит, и над городом взвились черные флаги Гондора с белым древом посередине и алые флаги Дол Амрота, великого княжества, которое с сегодняшнего дня вступает в родственную связь с Гондором и становиться его частью.
   Толпы горожан встречали князя и его дочь. Вся дорога от главных ворот до главного замка была усыпана цветами. Гвардейцы в парадных костюмах стояли по всему пути и приветствовали гостей салютом. Когда княжеская кавалькада миновала главные городские ворота, над улицами Минас Тирита раздались приветственные крики гондорцев, которые тут же были заглушены грохотом фейерверка. В девственно синем небе рассыпались алые и белые цветки салютов. Горожане закричали еще радостнее. И трудно было сказать, чему они радовались больше, приезду дорогого гостя или же великолепному зрелищу, которое устроил для них маг Гэндальф.
   Эктилион, который со всей свитой и многочисленными гостями из соседних и дальних государств, среди которых были не только люди, но и эльфы из Лориэна и Зеленого леса и даже двое гномов из Дейла, стоял на парадных ступенях главного замка, засмотрелся на фейерверк словно мальчишка. И с лица его не сходила счастливая улыбка, пока Денетор, стоявший рядом не прошептал ему:
   – Я три раза посылал к Гэндальфу гонцов, и три раза он проигнорировал мое приглашение, отец. Его нет среди нас, твоего друга. Он не посчитал возможным почтить меня и мою будущую супругу своим присутствием. Старые прогнившие пергаменты для него важнее всего. Важнее учтивости! Что ты об этом скажешь?
   – Зато, какое зрелище он устроил для нас! Разве этот подарок не искупает его чудаковатую неучтивость?
   – Ох уж мне эти старческие чудачества! – проворчал в бороду Денетор.
   Однако он недолго сердился. Вскоре улыбка вновь заиграла на его лице, потому что он увидел, как к нему приближаются два всадника на белых ристанийских жеребцах.
   – Финдуилас! – воскликнул Денетор и поспешил навстречу своей невесте и ее отцу.
   Многие гондорцы были удивлены такому поведению всегда сдержанного и сурового Денетора. Так это было на него непохоже.
   Не достигнув полсотни шагов до свиты наместника, князь Адрахил остановил коня и спешился, после чего помог покинуть седло красавице дочке, взял ее за руку и повел к Денетору.
   У Финдуилас были золотые, как у эльфа волосы, украшенные крупным рубином. Лицо украшали черные брови в разлет, большие темно-карие глаза. Принцесса была одета в алое, под стать княжескому знамени, платье. На ногах у нее такие же туфельки. Она действительно была прекрасна, только почему-то грусть не сходила с ее чела, и за все время, что гондорцы видели ее в Минас Тирите, она ни разу не улыбнулась. Злые языки даже утверждали, что княжна влюблена в какого-то странствующего эльфа, с которым даже пыталась уйти из дома, но была поймана и заперта отцом в замке, и только после этого Адрахил согласился отдать ее за Денетора. А впрочем, все это были только непроверенные слухи.
   Под громогласное «Слався Гондор!!!» Денетор встретился с Финдуилас, и князь Адрахил передал ему руку своей дочери.
   В это самое мгновение Гэндальф развернул древний свиток, только что вынутый из старинной серебряной шкатулки и завязанный толстым шнурком. Маг прочитал первые строки и руки его дрогнули, чуть не выронив пергамент. Руны предначальной эпохи сверкали серебряным огнем на потемневшей от времени бумаге. Тихим шепотом Гэндальф стал произносить давно забытые слова, складывая их в строчки, и чем дальше он читал, тем большее волнение охватывало его.
   Вот какой заголовок был в найденном свитке:

   «Эрейнион, сын Фингона, обращается к тебе, Элендил Высокий, сын Амандила!»

   – Эрейнион, – прошептал Гэндальф, – Потомок Королей, последний верховный король эльфов нолдоров. Нынче его помнят под именем Гил Гэлад. В мире не осталось пергамента, на котором бы была его рука. Бесценная находка. Что там дальше?
   Однако дальнейшие строчки были стерты временем и лишь в центре свитка были полные строки. Именно они и заинтересовали и взволновали Гэндальфа больше всего.

   «…прибыл ко мне гном Нарви, посланный Келебримбором, перед его гибелью. Передал мне Три Кольца, последние свои творения. С ними палантиры Феанора. Сказал, что в них тайна. Тайна открылась, и Феаноровы палантиры украсили башни Арнора, да только Камень Магов утрачен, и Кольца без него бессильны, хотя и способны преобразить в свет тьму, слепого сделать зрячим. А жаль. Теперь придется одолевать Врага своими силами… прибудь и ты к месту сбора…»

   – Придется одолевать Врага своими силами, – повторил Гэндальф и задумался.
   Он думал долго, положив подбородок на кулак. Несколько раз перечитал свиток, затем опять погружался в размышления, забыв о времени и обо всем остальном, что происходило за пределами башни.
   – Пожалуй, загадок стало еще больше, – наконец сказал он, – а мозаика еще более запутанной. Я узнал так много нового, и в то же время все по-прежнему осталось сокрытым за туманом тайн палантиров. Последний палантир, где же ты? Кто мне поможет тебя отыскать? Кольцо эльфов? – Гэндальф оживился. – Почему бы нет? Разве здесь не сказано, что тьму способны в свет, преобразить они, слепого сделать зрячим? Ну да! Тому, кто хочет знать, куда ему идти, покажут путь. Так что ж я медлю?
   Гэндальф вдруг повернул что-то на указательном пальце левой руки, и тут же открывшись его взору, вспыхнул на нем закатным солнечным светом крупный рубин, вправленный в невиданной красоты золотое кольцо.
   – О, Нарья, Красное кольцо перворожденных! Тебя мне подарил Сирдан. Так сослужи мне службу. Тебя впервые об этом я прошу. Твой час настал! – на языке древних эльфов воскликнул Гэндальф. – Покажи мне мой путь! Где спрятано то, что я ищу?
   Свет рубина, рассеянный и яркий, несколько ослабел, затем сошелся в единый луч, и луч этот улетел в самый темный угол башни, где не было книг или свитков, лишь темнели серые плиты стены. Одна из плит вдруг вспыхнула рубиновым светом, когда в нее уперся рубиновый луч эльфийского кольца. Гэндальф единым порывом преодолел разделяющее его со стеной расстояние и коснулся светящейся плиты, и сразу же почувствовал, как она дрогнула под его руками. Маг осторожно вынул плиту и за ней обнаружил тайник. Тяжелая железная шкатулка лежала в нем, и когда, вынув ее, Гэндальф прочитал отпирающее замки заклинание, и открыл ее, то целый ворох столь же древних свитков, что и письмо Гил Гэлада, предстал его глазам. Только руны в них сверкали не серебром, как в свитке Потомка королей, а черными, словно уголь, корявыми знаками и символами. Задрожав от охватившего его волнения, Гэндальф впился в них глазами и стал с жадностью читать и изучать найденные бумаги. Через какое-то время один из свитков сильно заинтересовал его…


   Вечером перед свадебным ужином, когда все длительные и сложные свадебные церемонии были закончены, над Минас Тиритом вновь разорвались разноцветные огненные цветы. Темно-фиолетовое южное небо ярко осветилось одновременно в семи местах. Салют продолжался почти час, и горожане и гости столицы с упоением взирали в небе сверкающие фигуры драконов, единорогов, саламандр и тритонов. Гулко отдаваясь эхом, гремели залпы.
   – Да здравствуют молодые! – кричали гондорцы с каждым таким залпом. – Да здравствуют Денетор и Финдуилас! Да одарит их небо многочисленными детьми, и дождутся они внуков и правнуков! Пусть не постигнут их несчастья на жизненном пути! Да здравствует отец жениха! Да здравствует Эктилион! Да пусть живет долго отец невесты славный князь Адрахил!
   Иногда вспоминали и Гэндальфа. Не будь мага, гондорцам никогда бы не наслаждаться столь удивительным зрелищем. Последний раз они видели такое лет пятьдесят назад, не меньше. И зрители фейерверка, вовсе не только дети, были несказанно счастливы. У многих из них даже головы заболели от долгого задирания их наверх.
   Самого же Гэндальфа не было весь день. Не появился он и вечером, салют гремел помимо его участия, словно сам собой. И даже за пиршественным столом, когда после фейерверка все пятьсот приглашенных почетных гостей заняли свои места, его кресло оставалось пустым.
   – Ты видишь? – тихо спросил Денетор Эктилиона. Глаза его сверкали от гнева. – Я прикажу отдать это место кому-нибудь другому!
   Наместник положил руку на плечо сыну:
   – Успокойся! Ведь ничего не произошло. Гэндальф придет. Обязательно придет, и ты не будешь разочарован.
   И свадебный пир пошел своим чередом. Он был невероятно пышным, как и все в Минас Тирите. Столы ломились от яств и напитков, слуги беспрестанно меняли блюда, музыканты услаждали слух пирующих веселой и торжественной музыкой. Все скучное и обязательное было сделано днем, а теперь все просто веселились и отдыхали, не забывая поздравлять жениха и невесту и провозглашать в их честь заздравные тосты. Гости соревновались между собой в пожеланиях молодым и роскошью и изобретательностью своих подарков. А подаркам не было числа – дорогая мебель, изысканные ткани и платья от послов соседних стран, от князей и рыцарей, от купеческих гильдий и ремесленных цехов, украшения и драгоценности от богатейших ювелиров Гондора, хотя их изделия сразу померкли, когда гости из Дейла братья гномы Балин и Двалин преподнесли молодым алмазы из Под Горы. Все так и ахнули увидев сверкающие камни, лежащие на блюде из черной меди. Семь разноцветных бриллиантов, каждый из которых был размером с детский кулак. Гномы поклонились до пола молодым, так что бороды их коснулись их сапогов, и спели свадебную песню гномов.
   Еще больше поразили эльфы. Их подарки были удивительны. Музыкальные инструменты, способные играть без помощи музыкантов, вечно цветущие цветы в хрустальных вазах, поющие птицы, которым не нужны клетки. О таких дарах могут мечтать только короли.
   Все веселились и радовались. Только Финдуилас оставалась по прежнему печальной, и когда Денетор смотрел на нее, то его сердце тоже наполнялось тревогой.
   – Почему ты грустна, Финдуилас? – тихо спросил ее Эктилион. – Почему не радуешься вместе со всеми?
   Финдуилас улыбнулась. Видно было, что сделала она это через силу.
   – Я тоскую по оставленному навек отцовскому дому, – сказала она. – Дол Адрил, замок, в котором я выросла, утопает в зеленых деревья. На высоких тополях и кудрявых вязах день и ночь поют птицы. С одной стороны от дома убегают вдаль виноградники и поля пшеницы, с другой стороны безбрежное море ласкает взор. Здесь же в Минас Тирите я вижу только высокие каменные дома, высокие неприступные стены, за которыми не видно неба и солнца. Даже земля покрыта камнями, и сквозь них не растут цветы. Холод веет от этих камней.
   – В твоем дворце будет чудесный сад, – сказал Эктилион. – В нем тоже поют птицы. А вместо морских волн твой слух будут ласкать фонтаны.
   Еще большая тоска накатилась на чело Финдуилас.
   – Оставь ее, отец, – вмешался Денетор. – Печаль ее исчезнет, когда она поймет все величие Минас Тирита и ту роль, которая будет возложена на нее.
   Финдуилась ничего не ответила.
   – Сейчас мы повеселим тебя песней, – сказал Эктилион. – Эй, Торонгил! Друг мой! А не пора ли нам услышать твой голос? Никто не поет так, как ты. Сделай подарок моему сыну и невестке. Прошу тебя.
   Слова наместника были обращены к красивому черноволосому воину. На вид ему можно было дать лет двадцать, не больше. Однако все знали, что Торонгилу Северянину куда больше лет, чем кажется. И гондорцы знали его больше как воина, нежели певца. Ровно год назад именно он возглавил гвардию короля и разгромил пиратский флот, который вошел в залив Белфаллас и попытался высадить крупный десант. Подобной ошеломляющей победы Гондор давно не одерживал. Из ста пиратских кораблей девяносто были сожжены или потоплены. Ни один пират так и не ступил на гондорскую землю. Тысячи их были пленены, затем клеймены и отправлены в серебрянные рудники Белых гор, из которых нет выхода, и избавление от каторги дает только смерть. Жалкие остатки пиратского воинства в ужасе бежали прочь, и больше уже пираты не оправились от такого удара.
   Торонгила в Минас Тирите ожидали награды и почести и любовь горожан. Но он почему-то не вернулся в столицу, а бесследно скрылся и даже не известил об этом, чем глубоко оскорбил Денетора.
   – Странный советник у тебя, – сказал он тогда отцу. – Пришел в скромной одежде охотника и с величественным как у короля лицом. Пять лет ты ставил его на одну доску со мной, слушая все его советы и выполняя их, как до этого пять лет слушал его ристанийский царь Тенгел Золотое Солнце. И вот как он тебя отблагодарил. Ушел и даже не попрощался.
   – Он слишком скромен и благороден, – возразил на это Эктилион. – Недаром наши люди прозавали его Торонгилом – Звездным Орлом. Он выше пустого тщеславия. Ему не нужен восторг толпы и венки из роз. Он служит не мне или тебе, а Гондору. Таким и подобает быть истинному государственному мужу.
   И вот неожиданно для всех Торонгил вернулся в Минас Тирит. Пришел пешком вместе с Гэндальфом. Пришел и, как ни в чем ни бывало, занял свое место рядом с Эктилионом, по левую его руку. И никто не возразил на это. Наместник же сказал ему:
   – Рад тебя видеть, Торонгил.
   Как будто они расстались только вчера.
   Теперь, когда его попросили спеть, Торонгил поднялся и вышел в центр зала, чтобы все могли видеть и слышать его. Он не сделал ни одного движения, которое бы призывало к вниманию, а тем не менее все взоры устремились на него и замолкли разговоры. Музыканты ударили по струнам, и Торонгил запел:

     Город, что возвел Анарион,
     У подножия горы Миндоллуин,
     Он напомнил мне прекрасный сон.
     Тихо катит воды Андуин.


     Семь высоких стройных белых башен,
     Столько же несокрушимых стен,
     До чего же город этот красен!
     Не коснись его забвенья тлен.


     Минас Тирит – гондорское сердце!
     И хранит его небесный Хеллуин.
     Яркая звезда он Средиземья.
     Тихо катит воды Андуин.


     Так же вечен будет гордый Гондор,
     Как Златое древо Лорелин,
     Будет он сверкать над нашим миром,
     Кровью его будет Андуин.

   Когда Торонгил умолк, долго никто не мог произнести ни слова. Все были под впечатлением песни. А потом раздались восторженные аплодисменты. Эктилион стер с лица слезы и обнял подошедшего к нему Торонгила.
   – Не знаю, что мне дороже, твоя преданность, твое воинское искусство, или твой золотой голос, – сказал наместник. – Ты поещь так же сладко, как эльф, но в твоем голосе сила, которая может повести в бой и победить любого врага.
   – Не понимаю, как может чужак с севера так воспеть Гондор, – пожимая плечами, проворчал Денетор. Глаза его смотрели на Торонгила так пристально, словно хотели проникнуть в его нутро и разглядеть, что у певца на душе.
   Слушатели долго еще находились под впечатлением песни Торонгила. Всех охватило восторженное состояние. Мужчины наполнили кубки вином и выпили за процветание Гондора, его возрождение и за Возвращение Короля.
   И тут появился Гэндальф. Никто не видел, как он вошел и как добрался до своего места рядом с Торонгилом. Просто все обратили на него внимание, когда он уже сидел в кресле и поднимал кубок вместе со всеми. Но все заметили, как он возбужден и взволнован. А ведь никто и никогда не видел мага таким.
   – А вот и Гэндальф! – громко объявил Эктилион. – Почему тебя так долго не было, маг? – В голосе наместника прозвучал мягкий упрек. – Ты пропустил все церемонии. Даже фейерверк прошел без тебя. Разве так можно?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное