Дмитрий Суслин.

Хоббит и кольцо всевластья (первый поход)

(страница 1 из 31)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Дмитрий Юрьевич Суслин
|
|  Хоббит и кольцо всевластья (первый поход)
 -------

   Осень пришла в Эльфорт и окрасила окружающие его березовые рощицы в нежные золотые тона. И без того прекрасный дворец эльфов, где хозяином вот уже много веков был Элронд, превратился в поистине сказочный уголок. Везде звучала музыка, и прекрасные голоса распевали старинные и только что сочиненные песни. С тихим плеском нес свои воды Ривендейл – река, имя которой носила и вся эта местность, которую люди называли Эльфортом или Последним Домашним приютом, а эльфы Роздолом.
   В одном из залов дворца вот уже четыре дня находился глава Совета Светлых магов и Мудрых эльфов Саруман Белый. Несколько недель назад он наконец-то узнал местопребывание Гэндальфа Серого, и послал к нему гонца с приглашением на Совет Светлых магов и Мудрых эльфов в доме Элронда. Гэндальф ответил, что неприменно будет. Он также указывал даже день и время, когда он прибудет к месту встречи.
   Саруман прибыл раньше Гэндальфа и попросил Элронда созвать и остальных членов Белого Совета.
   Элронд, для которого приезд главы Совета был несколько неожидан, был немного удивлен:
   – Это надо понимать, как большой созыв?
   – Нет, – ответил Саруман, – это будет всего лишь званный обед. Вопросы совершенно незначительные и не стоят большого внимания, так что нет смысла уединяться на колоннадах горы Ослепительной.
   Элронд выполнил просьбу светлого мага.
   Теперь Саруман ждал Гэндальфа, и в душе у него боролись сразу два чувства. Нетерпение и в то же время желание отсрочить разговор. Особенно он хотел, чтобы разговор между ними состоялся при всех участниках Совета.
   Однако Гэндальф прибыл на два дня раньше назначенного им срока. Не отдыхая и не обедая, он, как только прослышал, что Саруман тоже в замке, поспешил к нему.
   – Ты? – удивленно поднял брови Саруман, когда увидел его. – Разве ты не должен был прибыть послезавтра?
   – Я, – голос у Гэндальфа был усталым и полностью лишен того боевого задора, какой в нем всегда звенел, чуть ли не звонкой сталью. Он тяжело уселся в глубокое кресло у окна и против света, так чтобы не видны были черты его лица. – Прийти вовремя не получилось.
   – Ты неважно выглядишь, – заметил Саруман. – Сколько мы не виделись?
   – С прошлого совета. Ровно семь с половиной лет. С того самого дня, как я отправился на поиски Ока Дракона.
   – И как успехи? Я слышал, ты здорово нашумел в Горелых горах.
   – Да, я нашел Око Дракона.
   – Я знаю об этом.
   Гэндальф не удивился.
   – Я знаю, что ты знаешь.
   – Тебе сказал твой хоббит?
   – Да, четыре года назад, когда я последний раз был у него вместе с гномом Балином.
   – Забавный малый этот твой хоббит, – заметил Саруман. – И главное очень удачливый.
Чрезвычайно удачливый. Скажи, зачем ты повсюду таскаешь его за собой?
   – Ты уже ответил на этот вопрос.
   – Каким образом?
   – Ты сказал, что хоббит удачливый. Очень верно замечено. Именно поэтому я и пользуюсь его услугами. Он для меня что-то вроде талисмана. Когда он рядом, дела идут. Когда его нет, возможны заторы.
   – Хитришь. Но где именно, я не могу понять. Ладно, оставим невысоклика в покое. Вернемся к нашим делам. Каковы они? Значит, ты нашел Око Дракона.
   – Именно так.
   – Однако это было довольно давно. Драконшу и палантир ты уничтожил год спустя после Совета. Где же ты пропадал до сегодняшнего дня? От тебя не было вестей. Совсем не похоже на Гэндальфа Серого.
   Гэндальф впервые чуть улыбнулся:
   – Неужели Саруман Белый не знает, где я был? Возможно ли такое?
   – Признаюсь, мне было не до тебя, – хмуро ответил Саруман.
   Гэнадальф усмехнулся:
   – Так много времени занимает строительство?
   – Что? Какое строительство?
   – До меня дошло, что ты превратил свой дом в Изенгарде в неприступную крепость. Так ли это?
   – Ах да, пришлось потаскать камни, – недовольно буркнул верховный маг. – Тролли и орки снова начали плодиться как кролики. Туманные горы опять становятся мрачным местечком. Да и стаи варгов стали подниматься с Бесплодного края через Срединные хребты. Я охраняю не себя, а Мустангрим. Так было оговорено с королем Коники Тенгелом. Теперь твоя очередь давать ответ. Итак, где ты был все эти годы?
   Гэндальф поежился, словно на него налетел холодный восточный ветер и поплотнее закутался в серый плащ.
   – Я искал палантиры. Остальные.
   – Не понимаю. Разве Око Дракона не сказало тебе все про Кольцо?
   – Нет. В нем оказалась только часть общей головоломки. Хотя и не малая. Остальные куски мозаики оказались в других камнях. Вот их поисками я и занимался все это время.
   – И как успехи? – полным участия голосом спросил Саруман. Он заметно оживился.
   Гэндальф вздохнул. Некоторое время он не отвечал и о чем-то размышлял, положив подбородок на рукоять своего посоха.
   – Почему ты молчишь? – наконец не выдержал Саруман.
   – Потому что говорить нечего. Я не нашел их.
   Видно было, что эти слова достались ему немалым трудом.
   Саруман еле сдержал выпирающую из него радость. Грудь его поднялась и опустилась. Оба мага некоторое время молчали. Затем Гэндальф встал и направился к выходу.
   – Постой, – попытался остановить его Саруман, – а что ты узнал от Ока Дракона?
   Уже в дверях, не оборачиваясь, Гэндальф кинул:
   – Обо всем подробно я сообщу на Совете, который ты созвал. Не хочется повторяться.
   Хлопнула за Гэндальфом дверь. Саруман остался один. Долго смотрел он на закрытую дверь, за которой скрылся его собрат по магическому искусству. Затем на его устах появилась загадочная улыбка.
   – Ах, Гэндальф, Гэндальф, – произнес он, – а ведь я почти дословно знаю все, что ты скажешь на Совете. Зря ты так скрытничаешь. Тебе не обогнать меня в этих поисках. Сколько бы ты не старался, я все время буду первым. Даже больше! И сегодня я, наконец-то, собью с тебя спесь.
   Он опять замолчал и задумался. Мысли его целиком были заняты событиями последних пятнадцати лет. Что-то их слишком было много этих событий. Крупных событий. Важных событий. Как-то отразятся они в будущем? И слишком активную роль вдруг в них стал играть Гэндальф. Куда более активную, чем он – Саруман Белый, глава совета Светлых магов и Мудрых эльфов. Да-да, Гэндальф! Он, который и раньше везде совал свой нос, вдруг стал совсем уж вездесущ. Ни одно мало-мальски крупное событие в Средиземье не проходило без его самого активного участия. Разве не он устроил знаменитый поход на Одинокую Гору, направив туда Торина Оукеншильда? Как ловко он тогда сыграл на сребролюбии гномов! Ловкач! И чем это кончилось? Был убит Смог! Разразилась великая битва. И тогда же Гэндальф чуть ли не силой заставил Светлых магов и Мудрых эльфов вступить в борьбу с Некромантом. Саруман едва успел перехватить инициативу из его рук и сам возглавил это дело. А разве не должен он был это сделать? Или не он глава Совета?
   Вспомнив о Некроманте, Саруман поморщился как от зубной боли. Воспоминания о штурме Дул Гулдура были для него вечной мозолью на ногах. Возглавить то он тогда возглавил, а вот дело сделал из рук вон плохо. Можно сказать, провалил его. Решил в одиночку расправиться с Черным чародеем, не подал вовремя знак Гэндальфу, и в результате упустил Врага. Вместо того, чтобы уничтожить Некроманта, его всего лишь изгнали из Черного леса. И он спустя некоторое время объявился в Мордоре и объявил себя Сауроном Древним – владыкой зла и наследником Моргота, его прародителя.
   Никто из Светлых, даже Гэндальф, тогда не понял всю степень его сарумановой вины в этом поражении. И даже он сам старался гнать от себя мысли об этом. Но себя не обманешь. Слишком мудр и умен был светлый маг, чтобы обманывать самого себя. Но все-таки уйти от ответственности за провал хотелось. Очень хотелось.
   «А так ли уж я виновен? – думал он. – Я всего лишь возложил на себя ответственность, которую должен был взять, как это полагается Главе Совета. Разве не для этого был я избран? Избран единогласно. А почему все так вышло? Конечно же из-за спешки. Гэндальф всех так торопил, так паниковал, что штурмовые отряды были собраны наспех, эльдары – младшие маги, пришли не все. Люди и эльфы еле могли вынести друг друга. Да и время для настоящего магического удара по Врагу было не подходящее!».
   Саруман каждый раз находил все новые и новые доводы и причины, убеждая себя в собственной невиновности и непогрешимости. И чем больше доказывал он себе свою правоту, тем больше сомневался и раздражался.
   Да, глава Белого Совета стал сомневаться в себе. Вернее не в себе, а в своем авторитете среди тех, кому он давал слово на Совете. Ему казалось, что действия Гэндальфа, его поступки и многочисленные подвиги в борьбе с силами зла оттеняют его Сарумана величие и положение. Вот что раздражало больше всего. И еще злило. Хотя злоба – последнее дело в магическом искусстве. Но в этом-то и дело, что больше всего Сарумана злило то, что Гэндальф все делал с блеском и с огоньком, так, чтобы все вокруг видели, каков он молодец. В то время, как Саруман искренне считал, что магу должны быть чужды дешевые эффекты и всеобщая популярность. Настоящие деяния магов должны быть видны и известны лишь избранным.
   Но больше всего Саруману не нравилось то, что Гэндальф вдруг всерьез заинтересовался Кольцом. Тут уж он и вовсе полез не в свое дело. «Разве он в этом что-либо смыслит? Ничего не понимает, а все же баламутит всех со своими бреднями. Даже набрался наглости заявить, что он нашел его. Нашел Кольцо! Жалкий выдумщик!» – так думал Саруман о своем сопернике.
   «А может, он и вправду его нашел?» – вдруг мелькнула у Сарумана мысль, и он поспешил прогнать ее. Такого не может быть. А если и так, то ведь Гэндальф все равно не скажет, где оно. Вот где он поглумиться над Саруманом, держа в своих руках тайну. Нет, этому не бывать!
   Маг резко встал и нервно прошелся по комнате. Около большого овального зеркала он остановился и глянул на свое отражения. Из зеркала на Сарумана, грозно сверкая черными глазами, смотрел старец. Лицо его было напряжено, губы плотно сжаты, глаза прищурены. Руки сжимали посох, который заискрился фиолетовыми лучами, а белая хламида словно наполнилась воздухом и трепыхалась от ветра, хотя все вокруг было спокойно. Увидев себя таким, маг вспомнил, что не подобает ему так ярко проявлять в своем внешнем облике внутреннее состояние. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул. Когда снова открыл их, то в зеркале перед ним был снова прежний Саруман Белый, глава Белого Совета, маг преисполненный мудрости, спокойствия и величия.
   – Сегодня же я покончу с этим выскочкой, возомнившим себя самым пресамым магом! – прошептал Саруман. – И уж больше я не дам ему верховодить на Совете. Хватит!

   Совет состоялся на следующий вечер. На нем, кроме Гэндальфа и Сарумана, присутствовали все его постоянные члены: Радагаст, Селеборн и Галадриэль. Не было только Сирдана – Повелителя морских просторов, кораблей и гаваней, а также младших эльдаров. В отличии от прежних советов, этот проходил за пиршественным столом, как и хотел этого Саруман. Ужин. Званный ужин. Он и начался с тостов во славу и здравие друг друга. И не сразу разговор зашел о делах, только когда на столе остались лишь фрукты и кубки с вином.
   Когда сотрапезники перестали есть и пить, начался серьезный разговор. Правда перед этим Гэндальф вдруг достал трубку, быстро действуя ловкими длинными пальцами, набил ее табаком, и закурил. Над столом взвились светящиеся разноцветными огнями кольца дыма.
   Саруман хмыкнул:
   – Как всегда Гэндальф забавляется. И он не устает забавлять нас. Мастер огня. Надо же! Теперь вот дым. Цветной дым. Как это удивительно. Вот действительно настоящее чудо, достойное такого великого мага.
   Гэндальф улыбнулся.
   – Это всего лишь забава. Признаюсь, приятная забава. Я научился ей у моих друзей из Хоббитании. Трубочное зелье отлично успокаивает нервы и освежает мысли.
   – Что-то ты часто бываешь в Хоббитании.
   – Мне там нравится. Эти хоббиты такие забавные.
   – Не морочь нам голову невысокликами! Стоит ли говорить о них в таком обществе, как наше? Лучше расскажи о том, как ты выполнил задачу, которую возложил на тебя Белый совет, когда мы собрались в прошлый раз.
   – Да, да, – закивали эльфы Селеборн, Галадриэль и Элронд, – мы слушаем тебя, Митрандир.
   – Рассказывай друг, как там дела. Что с Оком Дракона? – оторвался от кубка с эльфийским вином Радагаст, маг, повелевающий зверями и птицами.
   – Хорошо! – согласился серый маг и выпустил последнее кольцо дыма, после чего спрятал трубку в рукаве.
   И Гэндальф подробно рассказал Совету о своем путешествии к Горелым горам, и о том, что произошло в Лабиринте Подземелий. Все слушали его внимательно, особенно то, что касалось палантира. Когда же Гэндальф поведал песню Ока Дракона, то над столом повисло тяжелое напряжение. Медленно и распевно звучал голос мага:

     Там где было Кольцо рождено,
     Там и исчезнуть сможет оно…

   В полной тишине сидели задумчивые Элронд и Радагаст, Галадриэль и Селеборн. Они слушали и запоминали каждое слово, которое произносил Гэндальф. Старый маг и сам был взволнован, когда заканчивал читать последний стих.

     Трех магий, когда лишится оно,
     Всем кольцам бессилье тогда суждено.
     Сила колец угаснет навек,
     Владыкою станет на земле человек.

   – Ответы, которые рождают новые вопросы, – заметил Элронд, когда Гэндальф закончил.
   – Да, это так! – ответил маг. – Сказано много, но еще больше недосказано. Очень типично, учитывая, что песню сложил глаз дракона. Одно ясно – надо искать другие палантиры. В них новые ответы.
   – Так ищи же! – с усмешкой заметил Саруман. – Ищи, Гэндальф. Иначе все твои домыслы не стоят выеденного яйца. Все это дым, фантазии, неразгаданные сны.
   – Признаюсь, что тут я потерпел поражение! – чуть не в отчаянии поднял руки Гэндальф. – Все эти годы я потратил на поиски палантиров, но все тщетно.
   – И где ты их искал? – с простодушием спросил Радагаст.
   – Везде, где только мог. Я взял в основу своих поисков концовку третьего и четвертый стих.

     Магия вод, вот ключ от всего.
     В глубинах вод, где тишина,
     Спит тайна, надежно укрыта она.
     И руны ее молчат сотни лет,
     Надежно хранят на вопросы ответ.

   Продекламировал маг.
   – Магия вод, вот ключ от всего! Эти слова запали мне в сердце. Я понял, что ответ здесь. В глубинах вод спит тайна, и руны ее молчат. Первое, что мне пришло в голову, что палантир спрятан в Рунном море, и с компанией гномов я отправился туда. Несколько месяцев поисков и все впустую. Там ничего не оказалось. Рунное море – мертвое море! Тогда я отправился в Гондор и искал там. Залив Белфаласс, потом Западное море. Внутреннее, Внешнее, Северное моря! Я общался с морскими эльфами, разговаривал с рыбами. Мне помогали киты и дельфины. Все напрасно. Вода не отдала мне свою тайну. Я проиграл. О чем и признаюсь вам, друзья мои. Теперь мы должны заняться этим вместе.
   Совет безмолвствовал. Все сидели, не двигаясь. На лицах у всех была крайняя задумчивость. Даже Галадриэль, казалось, была растеряна. Только Саруман, как ни в чем не бывало, попивал из кубка вино, и по всему было видно, что он думает только о его вкусе. Гэндальфа это даже обидело.
   – Ты пьешь, Саруман Белый, словно тебя все это не касается. Или тебе известно больше, чем нам?
   – Так оно и есть, мой дорогой Гэндальф, – улыбнулся глава Совета. – Я ведь тоже не сидел, сложа руки. Не все Саруману только командовать. Надо и в деле себя показать.
   – Так поделись с нами своими знаниями. Или мы недостойны твоего внимания?
   – Не горячись, Гэндальф, – сделав еще глоток, улыбнулся Саруман. Он уже не пытался скрыть своего самодовольного тона. – Ты мокнул в морях, соленые ветра трепали твой плащ, волны захлестывали твой корабль, а я всего лишь сидел у себя дома в Изенгарде, когда ко мне пришел гость. Кстати, твой дружок.
   – Хоббит? – удивился Гэндальф. – Я знаю, что он был у тебя, и ты даже помог ему добраться до дома, что на тебя не совсем похоже – обращать внимание на подобную мелочь, как заблудившийся невысоклик.
   – А я обратил. Не такой уж я и важный, – несколько наигранно засмеялся Саруман. – И даже внимательно следил за его передвижениями. Кто знает, если бы не я, твой приятель мог бы и не добраться до дома. Хотя все же признаюсь, он очень удачлив. Очень! Настолько, что побывав у Болотной королевы, ушел от нее невредимый, да еще и прихватил у нее с собой Осгилиат – Сердце Земли, палантир, который считался потерянным в водах Андуина. Однако все утерянное, когда-нибудь да находится.
   Все так и ахнули. Все, кроме Гэндальфа. Тот просто застыл на месте. Саруман с видом победителя поднялся со своего кресла.
   – Забавно, не правда ли? Ирония судьбы. И как замечательно, что он пришел именно ко мне, этот Бильбо Бэггинс.
   – Действительно замечательно, – пробормотал Гэндальф. – Да, я сейчас вспоминаю, что Бильбо рассказывал мне про какой-то изумруд, который он потерял в горах. Я не придал тогда этому значения.
   – Напрасно. Хотя, впрочем, ничего в этом трагичного нет. Потому что к великому нашему всеобщему счастью, я нашел Осгилиат, когда шел по его следам.
   – И что ты узнал от него?
   – Мне он тоже спел песню, – усмехнулся Саруман.
   И он тоже продекламировал, чуть ли не подражая Гэндальфу:

     Силу Кольца в замке Врага
     Камень Магов может сломить
     И черной силы лишить
     Его на века.

   Все, затаив дыхание, слушали, что говорит верховный маг. Саруман же сделал многозначительную паузу, затем сказал:
   – Но это еще не все. Там были еще строки. Вот они:

     Но никому не досталось оно,
     Ни врагу и не другу.
     Океанское дно,
     Им украсил седой Андуин.
     И Кольцо навсегда
     Покинуло мир.
     Навсегда.

   На последних словах Саруман подошел к Гэндальфу и пристально глянул ему в глаза. Тот не отвел взгляда, и два мага долго смотрели друг на друга и ничего не говорили.
   – Что все это значит? – воскликнул Радагаст, прерывая всеобщее молчание. – Я перестал что-либо понимать. Так все запутано.
   – Это значит, что наш друг Митрандир ошибся. Он принял за Наше Кольцо другое кольцо. Мало ли волшебных колец на свете? Впрочем, никто не застрахован от ошибок. И Гэндальф тоже ошибся. И это не то Кольцо!
   – Возможно, – глядя в пол, пробормотал Гэндальф. Руки его судорожно сжимали жезл.
   – А я в этом просто уверен! – горячо воскликнул Саруман. – И теперь у нас есть доказательство этому.
   – Доказательство, – оживился Гэндальф, – правильно. Ты представишь нам Осгилиат?
   – Сразу после того, как ты покажешь нам Око Дракона, – ухмыльнулся светлый маг.
   – Что это значит?
   – Всего лишь то, что у меня его нет.
   – Ты оставил его в Изенгарде?
   – К сожалению палантир исчез, сразу после того, как выдал свою тайну. Он растаял в ледяном озере, как только выложил руны в стихи, словно обыкновенный кусок льда. Растворился, как сахар в воде. Увы. Или ты не веришь мне?
   Гэндальф махнул рукой и тяжело опустился в кресло. Казалось, что он постарел еще больше. Галадриэль встала со своего места, подошла к магу и положила ему на плечо руку:
   – Стоит ли так расстраиваться, дорогой Митрандир? Разве Саруман принес нам не радостную весть? Нет Кольца, нет надобности, искать его и уничтожать. Разве это не отрадно?
   – О, прекраснейшая Галадриэль, – ответил Гэндальф, – я был бы счастлив этому, не меньше всех вас, но сомнения не оставляют меня. Не слишком ли легко Кольцо оставило этот мир? Почему же тогда растет сила Врага? Почему поднимается Мордор? Почему так неспокойно в Средиземье? Я ищу ответы на свои вопросы и не нахожу их. А что показывает твое Зеркало?
   – Зеркало ничего не показывает с того дня, как в нем погас красный огонь, и я поняла, что ты победил драконшу, – ответила Галадриэль. Ее лицо вдруг охватила задумчивость. – Все эти годы, в нем вижу я лишь сияние звезд небесных. Правда месяц назад…
   – Что месяц назад? Ты увидела что-то важное?
   – Нет. В том-то и дело, что нет. Туман. Только густой серый туман, какой бывает в Северном море. И я ничего не могла сквозь него разглядеть. Так было три дня, затем туман рассеялся, и я опять увидела звезды.
   – И какие это были звезды? – без особого интереса спросил Гэндальф.
   – Созвездие Белой Чаши. И особенно ярко сверкал Хеллуин.
   – Созвездие Белой чаши, – задумчиво произнес Гэндальф. – Так называли его в Арноре. Теперь же Гондорцы называют его Большим котом. А Хеллуин покровитель Минас Тирита. Значит, Гондор по-прежнему стоит на страже и не допустит Врага в Средиземье?
   – Возможно, – ответила Галадриэль и вернулась на свое место рядом с Селеборном.
   Светлый Совет подходил к концу.
   – Теперь, друзья мои, – обратился Саруман ко всем собравшимся, – нет нужды заниматься Кольцом. Его нет! Андуин унес его в океан. Оттуда его не достанем ни мы, ни Саурон, даже если он возродится. Драконы нам теперь тоже не страшны. Гэндальф избавил нас и от этой угрозы. Мы можем быть спокойными. Зло в Средиземье под нашим контролем. Свет Хеллуина хранит нас, как только что поведала прекрасная Галадриэль. И это славно. А то мы слишком часто собирались в последнее время. Все это сильно отвлекает от истинно нужных занятий. Я, как избранный вами глава Белого Совета, закрываю его. Лучше продолжим ужин. У Элронда так все чудесно и замечательно.
   Утром Светлые маги и Мудрые эльфы покинули Ривендейл. Они не прощались друг с другом, и никто никого не провожал. Последним ушел Саруман.
   – В какую сторону отправился Гэндальф? – спросил он Элронда.
   – Гэндальф ушел на восток.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное