Дмитрий Суслин.

Фантом-такси (сборник рассказов)

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

   Держась за пострадавший затылок, к ним подошел Семенов. По пути он подобрал потерянный преступником пакет, и показал его стажеру.
   – Видал, какой у него, блин, бизнес? Нет, стажер, это не маньяк. Первую свою жертву он скорее всего поймал, обрил, а потом испугался, что она в милицию пойдет, и убил ее. Поэтому других он сразу убивать стал. А в машину заманивал, работая под частника. Нет, он не маньяк. Не маньяк!
   И не удержавшись, Семенов, со всей силы ударил ногой в бок поверженного убийцу. Тот заныл.
   Женя глянул в пакет, увидел в нем, три аккуратно сложенных в отдельные прозрачные пакеты, мотка женских волос, и отвернулся.
   – Если бы у меня был пистолет, я бы его при попытке к бегству…
   – А я сегодня тоже без оружия, – согласился Семенов.
   – А как ты здесь оказался? – спросил он, когда они уже, погрузив убийцу в его же машину, ехали к зданию РОВД Ленинского района.
   – Пришел я домой, – стал весело рассказывать Женя, вглядываясь сквозь разбитое лобовое стекло, на дорогу, – решил телевизор посмотреть. Включил ТВ-город, там фильм идет. Крутой такой детективчик. А внизу экрана, гадость такая есть. Видел? Бегущая строка называется. Ненавижу! А только я как прочитал, что театр оперы и балета волосы покупает по хорошей цене, телек сразу вырубил, и сюда.
   – Молоток, – похвалил его Семенов. – Закончишь учиться, я тебя в наш отдел возьму. Для нашего дела ты самый то.


   О том, что что-то не так, Игорь догадался в полдень и тогда же понял причину своего беспокойства. Он работал с шести утра и объездил весь город не один десяток раз. И вот теперь опять увидел его. В третий раз. Теперь уже сомнений не было. Это был один и тот же пес. Такого ни с кем не спутаешь. Огромный, черный, лохматый, с белым галстуком на шее. В общем, красавец. Такой мог бы быть гордостью любого собачника. Однако ошейника на нем не было, и он грустно смотрел на людей из под лохматых бровей. Вернее он смотрел не на людей. На них он не обращал внимания. Они сновали туда-сюда и, казалось, тоже не замечали его.
   Пес смотрел на Игоря. В упор. Прямо в глаза. Смотрел и, казалось, чего-то ждал. От этого взгляда человеку стало не по себе.
   Первый раз он увидел его утром, когда подвозил одну опаздывающую парочку на аэровокзал. Они куда-то собирались лететь и всю дорогу ругались. Высадив их, он вышел из машины, чтобы купить газет, и пес вышел из-за киоска и уселся перед ним. Тогда он ему понравился, и Игорь даже подумал, что должно быть он потерялся. Не может такой ухоженный красавец быть бродячим. Еще он подумал, что надо будет посмотреть объявления о пропаже собак. За такого можно получить хорошее вознаграждение. Но потом он быстро забыл про собаку, потому что его наняли два кавказца, и будничная карусель завертела его и заставила забыть этот незначительный утренний эпизод.
   Во второй раз он увидел его в одиннадцатом часу около торгового дома" Выбор".
Пес трусил навстречу и даже не взглянул в его сторону. Игорь тоже продолжил свой путь, только мозг пронзила мысль, что у этой собаки точно такой же белый галстук на груди как у той. Но мало ли в жизни странных совпадений? Мысль улетела так же внезапно, как и появилась.
   Но теперь ему стало неуютно в мягком сиденье такси и почему-то захотелось больше никогда не видеть этого пса, который появляется то в одном, то в другом совершенно противоположном конце города. Ну да, Чебоксары конечно не Москва, и даже не Казань. Но тем не менее, если собака бродит, то ее территория занимает максимум микрорайон. Что же он делает здесь, на краю Юго-Западного? Может это все-таки другой пес, а он просто устал, и пора ехать на обед? Игорь вздохнул и поехал домой.
   Обед, приготовленный тещей, прогнал все беспокойства. Таксист полчаса полежал на диване с газетой, и когда вновь отправился работать, то больше не вспоминал черного пса с белым галстуком на груди. Минут сорок. Пока не увидел его у Центрального рынка. Пес мелькнул черным пятном откуда-то слева и скрылся за углом дома, в котором находился кабинет женской консультации. От неожиданности Игорь резко затормозил, и к нему тут же кинулся разбитной малый в облезлой дубленке и в формовке из нерпы.
   – Свободен, шеф? – Хотя в машине кроме водителя не было ни одного человека, все всегда спрашивают одно и то же. – Мне на Константина Иванова.
   – Вверх или вниз?
   – Вниз. Пятнадцатый дом.
   Игорь поморщился и назвал цену по максимуму. Лицо парня было очень знакомым. И кажется он был не из тех, кто торгуется. Так оно и оказалось. Он тут же согласился, нырнул в кабину и уселся рядом. Всем своим видом он показывал, что в жизни нет ничего такого, что могло бы сбить его с толку или испортить настроение. Тут же начал болтать и смеяться, размахивать правой рукой, чтобы обратить внимание на золотую печатку на указательном пальце.
   "Пижон", – подметил про себя Игорь.
   Болтать с парнем ему не хотелось. Настроение у него почему-то в испортилось. Особенно после того, как он увидел в зеркале обзора, как из-за "женской консультации" выскочил пес и огромными какими-то даже плавными скачками пробежал за ним несколько десятков метров. Прохожие опять не обращали на него внимания, хотя здесь их было больше чем на Проспекте Ленина. Странно, но никто даже не шарахнулся от черного чудовища. Потом такси свернуло налево и пса не стало видно. Игорь прибавил скорость и мягко покатил вниз по Проспекту. Парень продолжал болтать, и Игорь машинально даже вступил с ним в ничего не значащий разговор. Проносились мимо дома, улицы с прохожими, перекрестки и светофоры. Путь до церкви занял не больше десяти минут, они проехали мимо кинотеатра «Родина» и и стали подниматься верх по Константина Иванова.
   Игорь прекрасно помнил пятнадцатый дом. Одноэтажный из потемневшего дерева, приземистый и жалкий, он был воплощением убогости.
   – А зачем тебе к Дусе? – Игорь даже знал, что в этом доме живет Дуся, старушка, божий одуванчик. – Племянник что ли?
   – Не, угол снимаю! – парень улыбнулся во весь свой некрасивый рот, и Игорь снова попытался вспомнить, где же он его видел. Нет, то что он был его клиентом, сомнений быть не могло. Вот только при каких обстоятельствах? Всего не упомнишь.
   Вот и тюрьма показала свои белые стены. Парень внимательно смотрел на нее, пока они ехали мимо. И даже на секунду перестал улыбаться. Но вот тюрьма осталась позади, и он снова стал беспечным.
   – Туда поворачивай, – указал он влево.
   Игорь про себя усмехнулся. Он знает город как свои пять пальцев. Как щука свою заводь. И он будет указывать дорогу? Этот пижон?
   Улица была узкая. По бокам ее ютились домишки, жильцы которых молились о том, чтобы их когда-нибудь снесли. Игорь прекрасно помнил здесь каждый куст и очень удивился, когда обнаружил длинный забор из свежевыструганных досок, высокий до неприличия. Он закрывал улицу с обоих сторон и тянулся так далеко, что просто создавал какой-то бесконечный коридор. Игорь проехал несколько метров и остановился. Лицо у него просто вытянулось от недоумения. Большие слегка выпуклые глаза взирали на пассажира.
   – Позавчера здесь был. Ничего этого не было. Стройку что ли тут начали?
   Но пассажир был удивлен не меньше его:
   – Утром ничего не было. Мы не туда заехали, шеф. Поворачивай назад.
   Кажется он был прав. Игорь выругался и дал задний ход. Разворачиваться было негде. Однако и позади был все тот же коридор. Он был бесконечным и ровным. Хотя здесь в этом месте о ровности дороги говорить было нельзя. Впрочем как и во всем городе. У нас все дороги или сбегают вниз или ползут наверх. Таков ландшафт. Будь он проклят!
   Через минуту ползания по коридору Игорь плюнул и снова поехал вперед. Дал полный газ. Должно же было быть впереди что-нибудь! Замелькали по бокам свежеструганные доски трехметровой высоты. А впереди была только снежная дорога и ничего больше.
   Матерясь на чем свет стоит, Игорь остановился через десять минут. Ему показалось, что все это время он ездил по какому-то заколдованному кругу. Впрочем может так оно и было?
   Он остановил машину и заглушил двигатель. Вынул ключи и открыл дверцу. Ему надо было глотнуть свежего воздуха, чтобы разобраться в том, что происходит. Он вышел из машины и сделал несколько шагов. Под ногами заскрипел снег. Свежий морозный воздух ударил в ноздри. Странно, полчаса назад была такая слякоть и дрянь, что хотелось выть от тоски.
   Засунув руки в карманы, Игорь стоял и смотрел вокруг. Все равно он отказывался что-либо понимать. А в груди было какое-то неприятно чувство, которое не покидало его весь этот день.
   – Шеф, куда ты меня завез? – Пижон тоже вылез из машины, подошел к забору и стал смотреть наверх. – Какой высокий! Это не та улица.
   Игорь хотел что-то сказать, но не успел. Слова застряли в глотке на полпути.
   Он увидел пса. Черного с белым галстуком на груди. Он словно из воздуха появился. Только что не было здесь ни одного живого существа. И вот он здесь. Лохматый и угрюмый.
   Больше всего на свете таксист захотел оказаться в машине с запертой дверцей. Но путь был отрезан. Пес был как раз между ним и вожделенной дверцей. И как только Игорь сделал один осторожный шаг, оскалил зубы. Не сильно. Но этого хватило, чтобы человек вернулся на исходную позицию. Игорь оглянулся на пижона, и у него подкосились ноги. За спиной его клиента медленно шли три огромных пса, пять собак среднего размера и четыре моськи, какие бегают по городским окраинам стаями и вечно что-то ищут в помойках. Пижон их не видел. Он шел к Игорю, и тут его взгляд остановился на черном чудовище. Парень сразу остановился. Лицо его побелело. Он сплюнул на снег, повернулся и приготовился бежать.
   Его движение словно послужило каким-то сигналом для тех, кто следовал за ним. Овчарка с оторванным ухом, которая была к нему ближе всего, сделала прыжок и опустилась парню на грудь. Тот истошно закричал и рухнул на спину. И вся свора кинулась на него. Прошло меньше секунды, и собаки облепили человека со всех сторон. Они не лаяли. Лишь глухо рычали и судорожно дергались. Зато тот, кого они терзали, орал как сумасшедший. Его крик просто зазвенел в ушах Игоря. И тот не сразу, но понял, что он должен прийти на помощь, и подумал про монтировку, извечное оружие всех шоферов, и опять сделал шаг к машине.
   Но черный пес оставался на месте, и снова его белые острые зубы, показавшиеся из пасти, остановили Игоря. Он почувствовал, как по его телу потекли ручьи холодного пота. Страх сжал его в своих тисках. Все его желания разделились на части. Что-то в нем еще требовало помочь несчастному, но большинство было за то, чтобы как можно скорее оказаться подальше отсюда и никогда этого больше не видеть и не вспоминать.
   А собаки продолжали рвать свою жертву. В их движениях не было ни злобы ни ожесточенности. Напротив спокойствие и деловитость. Словно они разрывали не человека, а делили старый мосол с остатками мяса, который выкинули из-за плохого запаха.
   Парень уже не кричал, а хрипел. Игорь ясно увидел, как под ним окрасилась земля. Кровь полилась ручьями по свежему снегу, между собачьих лап. И сразу задымилась на морозе, пошла паром. Игорь в последний раз увидел его лицо. Вернее остатки лица. Оно все было изорвано и истерзано. Скальп свисал кровавыми ошметками и закрывал один глаз. Другой глаз глянул на Игоря и вдруг с чавканием закрылся. Затем лицо исчезло под собачьими телами. На собаки тронулись с места и поволокли свою жертву куда-то вперед по коридору. Они опять не лаяли и даже уже не рычали. Напоминали больше муравьев, которые волокут соломинку. За ними на снегу оставался широкий ярко-алый след с отпечатками лап. Затем они побежали. Только снег брызнул в стороны. Прошла минута, и они все исчезли из виду. И парень с золотой печаткой исчез вместе с ними.
   С неба повалил густой снег. Он стремительно накрывал следы того, что тут только что произошло. Игорь оглянулся на свое такси и в последний раз увидел пса. Тот все еще был здесь. Увидев, что Игорь смотрит на него, пес встряхнулся и тяжело затрусил в ту же сторону, куда убежали остальные собаки. Скоро он тоже скрылся за снежной пеленой. Игорь вернулся в машину, завел ее и рванул вперед. Буквально через минуту он уже был около тюрьмы, доехал до новой дороги и остановился. Только сейчас он вдруг ясно вспомнил, где видел парня с золотой печаткой.
   …Он нанял такси у ресторана. Ехал сразу с двумя девицами, был пьян и вел себя как свинья. Все время кричал:
   – Я король, я король! Я беляшовый король. Все беляши на рынке мои!
   – А где ты мясо берешь? – вдруг насмешливо спросила его одна девица.
   – Мясо? – беляшовый король засмеялся. – У оптовиков беру. А когда денег нет, мы с Федькой собаку на улице поймаем, шкуру с нее с живой падлы снимем, и в уксус ее! Вот тебе и беляши!..
   Внезапно Игорь испытал облегчение, что вспомнил все это. Сразу многое стало ясно. И нужно было просто продолжать рабочий день. Только больше Игорь Фомин не покупал на рынке беляши с мясом.


   Ничего не предвещало неприятностей. День был на редкость яркий и солнечный, воздух чистый и свежий. Даже в кабине было прохладно и приятно сидеть. Машина слушалась руля и мгновенно выполняла любое желание водителя. Пассажиры в этот день тоже попадались как по заказу. Аккуратные, вежливые, щедрые. Как раз сейчас Игорь вез от самого железнодорожного вокзала в деревню Чандрово немолодую супружескую пару. Они приехали откуда-то с Урала. Видимо давно не были на Родине и поэтому заметно волновались.
   И вдруг едущий впереди такси изумрудный «Москвич» вильнул бампером и ни с того ни с сего улетел с дороги. Вот именно улетел, а не съехал. Словно его пнул ногой какой-то невидимый великан. Поднявшись над землей метра на два, он ракетой преодолел метров десять и упал в аккурат на велосипедную дорожку, к счастью на ней никого не было, после чего лобовое и заднее стекла рассыпались вдребезги. Отлетела одна дверь. А на левом крыле появилась внушительная вмятина.
   И тут же мимо Игоря с шумом пронеслась махина «КАМаза». Огромный фургон раскрашенный яркой рекламой мелькнул и тут же пропал. Только вот в зеркале обзора ничего не отразилось. Там была все та же спокойная «Газель», которая неторопливо следовала за Игорем от самых Чебоксар. И никакого «КАМаза» с белой кабиной. А ведь Игорь мог поклясться, что видел его. Видел, но только в том момент, когда «Москвич» уже был в воздухе. И ни до, ни после.
   Все это произошло за долю секунды. В следующие мгновения, Игорь уже остановил такси и выскочил из машины. То же самое проделал и водитель «Газели», высокий парень с редкими пшеничными усами. Оба они побежали к «Москвичу». Сердца сжались от предчувствия беды.
   Но кажется можно было не горевать. В пострадавшей машине было трое человек, и все они вылезали из салона. Солидные мужики. Не молодые уже. Один в военной форме, двое в штатском. Естественно, что выглядели они не очень. Оно и понятно, вряд ли кто, после такого полета мог выглядеть свежим огурчиком. Мужики трясли головами и расширенными от ужаса глазами смотрели друг на друга. Кажется они не могли поверить, что остались живы.
   – Все в порядке? – сдавленным от волнения голосом спросил Игорь. – Все живы?
   – Ну вы и полетели! – завопил парень с пшеничными усами. Они с Игорем оказались на месте падения одновременно, и заговорили тоже в один голос.
   Естественно, что ответ они получили не сразу. Мужики не сразу обрели дар речи. Затем один из них присел около вмятины и болезненно застонал. Но видно было, что эта боль только по поводу пострадавшей машины.
   На место происшествия уже бежали и другие люди. Вдоль Ядринского шоссе по обе стороны уже стояло не меньше десятка машин.
   А потом было разбирательство с ГАИшниками. Как это и полагается при ДТП такого уровня, долгое и муторное. Утешало только, что инспектором, приехавшим на место происшествия оказался Лешка Муравьев, старый дворовый друг Игоря. Они не редко встречались в этой жизни, Как никак оба тесно связаны с дорогой.
   Игорь сел к нему в машину и начал рассказывать, как все произошло. Майор Муравьев аккуратно все его показания заносил в протокол и ничем не выражал своего отношения к услышанному. Только иногда его брови словно были готовы подняться вверх, но потом все-таки оставались на месте. А Игорь рассказал все, что мог, и только тут-то до него и дошла та невероятность случившегося на дороге.
   Белый «КАМаз», как потом оказалось, видел не только Игорь, но и все трое из «Москвича» и чандровские супруги и водитель «Газели». Но водитель грузовика, который ехал в десяти метрах после «Газели» не видел ничего. И водитель и пассажиры автобуса ехавшего из Шумерлей тоже. Не было на дороге ни одной машины больше «ЗИЛа». Не было!
   Игорь тоже хорошо помнил, что дорога впереди была практически пуста. Две три легковушки на горизонте и метрах в ста впереди навстречу шел «Икарус». Позади такси примерно то же самое.
   Откуда же тогда взялся «КАМаз», и куда же он тогда делся потом? А может его и не было? Откуда же тогда вмятина на машине? Да еще какая! Такую может сделать только внушительный колесный великан. Вопросы, вопросы, вопросы. Только ответов нет.
   Но работа есть работа. На месте происшествия конечно интересно. И даже очень. Но время деньги. А Игорь его потерял уже и так не мало. Пришлось отчаливать. Игорь оставил роспись в тех бумагах и на тех местах, где это полагается, и пошел к своей «Волге». Там его уже ждали утомленные супруги из Чандрова. Он сел на водительское сиденье и повернул ключ зажигания…
   Целую неделю Игорь мучился увиденным в тот день. Какое-то беспокойство не оставляло его практически ни на минуту. Видимо тайна и осознание ее недоступности разъедали душу.
   Дорога, Что Выбрала Нас
   На восьмой день он встретил Муравьева.
   – Здорово, майор. Почему пешком? Где твой "Пежо"?
   – На техосмотре.
   – А куда направляешься?
   – Так, в одно место.
   – Садись, подвезу.
   Муравьев сжал губы, и Игорь понял, что с финансами у него на данный момент туговато.
   – Садись, садись. Я тебя так подвезу. По старой дружбе. Детство вспомним.
   Майор сел, и они поехали.
   – Слышь, Муравей (прозвище еще со школы), ну что там с этим москвичонком выяснилось? Нашли вы этот козлячий «КАМаз»? – вопросы эти буквально вырвались у таксиста, словно устали сидеть в нем целую неделю.
   – А мы его и не теряли, – ответил инспектор ГАИ.
   – Как так? – удивился Игорь.
   – А вот так. – Муравьев вдруг оживился. – Слушай внимательно, Игорек. Три года назад к нам на пост приехал этот твой самый «КАМаз» с вмятиной на левом бампере. Водитель из него вышел и стал нам рассказывать, как он на совершенно пустой дороге наехал на зеленый «Москвич» с тремя людьми в салоне. И он клялся нам, что его не было впереди, и он появился словно из воздуха, а потом точно также растворился. Нам таких историй не мало рассказывают пострадавшие. А вот виновник в первый раз за мою практику. Я ему тогда не поверил. Темнит мужик, подумал. Но мы обязаны проверять все сигналы. Тем более мужик сам нам все рассказал. Признался, так сказать, чистосердечно. И повреждения у него были характерные. Мы потом месяц искали этот зеленый «Москвич» и не нашли. А водила клялся, что врезал ему очень сильно. Сечешь, что я рассказываю?
   – Не совсем, – признался Игорь.
   – А тут понять и впрямь мудрено. – Инспектор, сидевший до этого даже несколько скованно, вдруг вальяжно отвалился на спинку сиденья. – Ты теорию о параллельности хода времени слыхал?
   – Так, что-то левым ухом, – Игорь ушел от ответа.
   – Я этот бред тоже не особо секу. Но на нашей работе такие вот случаи, бывает, случаются. Я вот сам убедился.
   – Ты хочешь сказать, что белый «КАМаз» и зеленый «Москвич» врезались друг в друга будучи на одном и том же месте, но только в разное время? Я так понял?
   – Примерно. А какое другое тут можно найти объяснение? Дорога сама по себе дорога. Машины мчатся, скорость, вихревые потоки, магнитные поля и еще многое чего. Ну ты знаешь. Сам всю жизнь на дороге. Так вот, иногда наверно на мгновение временные петли соприкасаются друг с другом. В этом в сущности ничего такого нет. Движение это жизнь. Только вот в одном из тысяче случаев на этом месте оказались машины. Бамс!!! А мы, разбирайся!
   Игорь с трудом переваривал полученную информацию. Потом выдохнул:
   – Это ведь и в меня он мог попасть?
   – Если бы ты ехал чуть быстрее, то да.
   – И могло бы кончиться совсем печально.
   – Всякое бывает. У нас пострадавшие, особенно пешеходы, часто заявляют, что не было на дороге никого, а потом вдруг словно из воздуха… – Муравьев стал совсем серьезным. – А некоторые уже и заявить никогда не смогут. Не все ведь такие счастливчики, как те, что в Москвиче.
   Дальше они ехали молча, и оба внимательно наблюдали за дорогой. Игорь всегда и так смотрел в три глаза, теперь он просто завертел головой во все четыре стороны, а потом проверил, крепок ли у него ремень безопасности…


   Когда у всех вокруг новогоднее настроение, а у тебя нет, обидно. Вдвойне обидно, если при этом еще совершенно пустые карманы. Даже подарки детям не на что купить. Одно утешало Леню Пухова – у него не было детей. А когда нет детей, подарки обычно делают самим себе. И вот впервые за всю жизнь у Лени не было денег, чтобы сделать себе новогодний подарок.
   Леня долго рассуждал по этому поводу. И два вопроса мучили его больше всего. Первый – кто виноват? Второй – что делать?
   На первый вопрос он ответил себе довольно быстро. Конечно Николай Григорьевич Счетоводов, бывший Ленин начальник, который пять лет назад сократил его на службе. Особенно горьким в этом было то, что сам он буквально через месяц тоже ушел из конторы, в которой Леня работал слесарем. И главное за что? Выпивал немного! А кто не пьет? Пили все и сейчас тоже все пьют и куда больше Лени. А уволили по сокращению именно его. Счетоводов и уволил. Мерзавец! Ублюдок. А сам потом стал директором банка и в 1998 году в августе столько народу кинул… Мамочки! А сам себе БМВ купил синего цвета. Сволочь. А его, Леню лишил крохотного оклада.
   И так горько стало Леониду Пухову. Хоть плачь. Но не такой он был человек, чтобы плакать. Неудачи только злили его еще больше. Вот и сейчас он разозлился не на шутку. Так пришел ответ на второй вопрос. Леня решил ограбить квартиру Счетоводова. Сделать ему, так сказать новогодний подарок.
   Сказано – сделано. Леня никогда не страдал маниловщиной, и если что придумывал, то сразу приступал к делу.
   На следующий же день к одному из сталинских домов, которых на Проспекте Ленина не мало, уверенной походкой подошел Дед Мороз. Все, как полагается. Красная шуба, синий кушак, белая борода, красный нос. Только вот под всем этим скрывался Леня Пухов. Мысль нарядиться Дедом Морозом пришла ему неожиданно. В конторе, где он раньше работал, Леню постоянно назначали Дедом Морозом. Счетоводов и назначал. И должен был он ходить по домам и вручать детишкам сослуживцев подарки. Когда же его сократили, Леня от обиды, а еще больше из вредности, унес с собой и костюм Деда Мороза. Так он все годы в его холостяцкой квартире и пылился. И не пропил он его только потому, что никому он не был нужен. Теперь Леня про него вспомнил.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное