Дмитрий Мансуров.

В конце времен

(страница 6 из 32)

скачать книгу бесплатно

   Кащей сочувственно покивал головой. Созданные сохранившим свое имя в тайне злобным человеком, парики выводили из себя страдальцев моды, и он изредка жалел, что сам не придумал ничего подобного. Заставлять людей добровольно мучиться из-за бесполезного наряда – это верх мирного злодейства. Все-таки не зря сказали: хочешь, чтобы человек добровольно пошел в рабство – разрекламируй рабство в самых лучших тонах, и народ сам к нему потянется, не ожидая, пока его насадят огнем и мечом. Впрочем, создатель париков мог просто быть лысым. Но итог всё равно один: заставить людей с собственными волосами носить еще и искусственные – это отличная хохма самого высокого класса.
   – Идея замечательная: своим первым указом проведете реформу и запретите носить парики нормальным людям! – добавил он. – Главное – не перегнуть палку, иначе самые ретивые служаки запретят носить еще и настоящие волосы.
   Царевич хмыкнул:
   – Они это могут! Змейго, ты не знаешь, есть ли такой путь, чтобы в тридцать пятое царство можно было попасть лет эдак через двадцать? Глядишь, мой батюшка плюнет на моих будущих детей и передаст мне трон просто из-за собственной старости.
   – Есть такой путь! – сказал Кащей. – Но, если к тому времени у тебя не будет сына или дочери, ты не сможешь передать царство по наследству. И в царстве с твоей смертью наступят смутные времена, междоусобица, распри и прочая дребедень.
   – Что-то мне это не нравится, – пробормотал царевич. – Получается, у меня нет выхода?
   – Положение обязывает искать консенсус! – ответил Кащей. Слушатели вздрогнули, услышав диковинное слово и с ужасом представив, как это должно выглядеть.
   – Я не хочу искать такую гадость! – испугался царевич: оказалось, что с фантазией у него очень даже хорошо. – Жутко на слух, а выглядит, вероятно, и того хуже.
   – Это еще что! – воскликнул Кащей. Что ни говори, а умные слова действуют на неподготовленных людей, как мистические заклинания: они начинают чувствовать себя не в своей тарелке. – А насчет париков – не стоит так паниковать. Устройте бесплатную раздачу крестьянам для огородных пугал. Клянусь, вороны так испугаются, что еще и прошлогодний урожай вернут. Кстати, есть много разновидностей париков, и эти далеко не самые красивые. Бывают, например, гребешком и… даже не знаю, как бы сказать помягче… таких веселых расцветок… что если не сгорите от стыда, то умрете от смеха или напугаете наиболее вероятного противника.
   – Подробности, пожалуйста! – попросил советник.
   – Лучше я вам эти парики покажу, – предложил Кащей. – Как въедем в столицу и я прикуплю по случаю набор красок и кисточек, то распишу их вам во всей красе.
   – Договорились! – обрадовался советник. – А сейчас куда путь держите, если не секрет?
   Кащей призадумался и ответил:
   – Поскольку мы едем в одной карете, то, думаю, туда же, куда и вы…
   Больше он ничего не успел сказать, потому что царевич глухо заКащлял, стараясь не рассмеяться.
   – Поймали меня! – прокомментировал растянувший рот до ушей советник. – Ладно, глупых вопросов задавать не буду.
   – В последнее время я путешествовал по Большой Зингарской долине, – сказал Кащей. – Там столько вкусного… Природа чудная, красотища – словами не описать!
   – Не расскажете?
   – С удовольствием! – Кащей напряг память и приступил к подробному описанию дальних краев, хитро сопровождая свой фантастически живописный монолог ненавязчивыми и строго привязанными к разговору вопросами о жителях долины, о житье-бытье самого царевича.
   Через час неторопливого разговора он узнал о царевиче если не всё, то очень и очень многое.
Много больше, чем царевич узнал о переименованной Кащеем Сибири. То, что у нее появилось новое название, вряд ли могло удивить местных географов, потому что – и в этом Кащей не сомневался – вряд ли они успели изучить всю планету. Скорее всего, перед ними всё еще стоял жизненно важный вопрос из области внешнего вида Земли. Иначе говоря, плоская она или круглая и почему никуда не падает? А если упала, то почему туда еще никто не перебрался?
   Оказалось, что царевич едет искать себе жену. Двадцатидвухлетний отпрыск великого царя Владомира мог претендовать на царство только в том случае, если у него самого появится наследник. Но не так-то всё было просто, как могло показаться на первый взгляд несведущему человеку: царь обещал передать царство во владение сыну только тогда, когда убедится, что тот воспитает внука так, что им будут гордиться не только родители, но и всё царство. А было это делом куда более сложным. Тем более что сначала надо было найти ту самую, неповторимую и единственную. И царевич в сопровождении поредевшей группы охранников и одного советника (которые, в случае чего, оберегут его от несчастий и подскажут, что счастье – вон оно, хватай и беги!) ехал на поиски своего светлого будущего.
   Советник заснул праведным сном, а царевич с Кащеем еще долго разговаривали на разные темы, постоянно скатываясь на будущую жизнь царевича.
   – У тебя на примете кандидатуры есть? Первая любовь, там, или просто случайный портрет очаровательной незнакомки, которую ты вознамерился отыскать, не боясь перевернуть весь мир вверх ногами? – поинтересовался Кащей. – В былые времена во дворцах собирались большие толпы царевичей-королевичей, которые в еще большей толпе царевен-принцесс пытались отыскать наиболее подходящую девицу для создания приличной царской семьи.
   – Когда-то была.
   – Почему была?
   – Она… Не важно. Нет кандидатур на примете! – отрезал царевич, после чего горестно вздохнул. – Потому и поехал я по белу свету.
   – Ты решил действовать наугад? – спросил Кащей. – Веришь в свою счастливую судьбу или просто махнул на всё рукой?
   – Как получится.
   – Ты оптимист.
   – А как же.
   – Хм. Тогда почему такая обреченность в голосе?
   – В первый раз еду!
   Кащей вытаращился на царевича:
   – И сколько раз ты думаешь проехаться по свету в поисках будущей супруги?
   Теперь растерялся Доминик:
   – Ой, нет, я в смысле…
   – Ясно, можешь не продолжать, – прервал его Кащей. – Но как, в таком случае, будет выглядеть пессимистичный вариант?
   – Страшно и мрачно, – ограничился общей фразой царевич. Разговоры о будущем действовали на него не самым лучшим образом – это Кащей понял довольно быстро.
   – А у меня есть одно классическое средство для подобных случаев, – заговорщицким тоном сообщил он.
   – Какое?
   – Выйди в чисто поле и выстрели из лука. Куда стрела упадет, там и найдешь себе жену! Если, конечно, не замучаешься перед этим искать саму стрелу – прецеденты имели место! – Кащей ностальгически улыбнулся, вспоминая былые деньки. Здорово он тогда повеселился, не одну свадьбу устроил, превращая простые и романтичные свидания коронованных особ во вселенские битвы с главным злодеем мира и наикрутейшее спасение возлюбленной царевны. – Когда-то этот метод хорошо действовал, и даже не один раз! И царевичи с царевнами после этого жили долго и счастливо.
   – А ты его на себе испытывал? – заинтересовался Доминик.
   – Еще как! – воскликнул Кащей, предусмотрительно не распространяясь о своей роли в данных приключениях. – Но речь не обо мне, а о тебе. Я в твоей истории проездом. Из лесу, понимаешь, вышел и снова зашел. Жениться тебе, а не мне.
   – Ты не особо старше меня, – возразил царевич. – И кольца на твоей руке до сих пор нет.
   – Не особо, – согласился Кащей, подумав: «Если не считать нули за цифры, то и на самом деле не особо». – Но меня не ждет царь и царство в наследство. У меня другие проблемы.
   – Поделишься?
   – Не сейчас, а то ты позабудешь про выбор суженой.
   – Правда?
   – Клянусь!
   Карета притормозила, свернула с дороги и плавно остановилась. В окно заглянула усталая физиономия охранника.
   – Приехали! – доложил он.
   – Уже?
   Охранник молча кивнул головой.
   – Так быстро?! – изумился царевич. – В кои веки не стремишься куда-то быстро приехать, и на тебе, даже то не удается! – Кащей пожал плечами и невозмутимо прокомментировал:
   – Быстрее начнем, быстрее закончим.
   – Что начнем? – не понял царевич.
   – Практические занятия по завоеванию сердца царевны, – пояснил Кащей. – Пункт первый: узнать, есть ли здесь царевна и как у нее с семейным положением.
   – Но я еще не готов!
   – К чему?
   – Ни к чему!
   – Тогда вперед, на поиски уютного местечка для хорошего ужина! – предложил моментально проснувшийся при остановке кареты советник. Кащей небезосновательно заподозрил, что хитрый Ларриан – так звали советника – всего-навсего притворялся спящим, желая послушать чужие разговоры. – Если мы прямо сейчас посетим местного царя, то ни его, ни наши речи не расслышим из-за недовольного бурчания пустых желудков. На приемы так не ходят.
   Они открыли дверцу и выбрались из кареты.
   – И куда это мы приехали? – поинтересовался советник, увидев, что они до сих пор находятся на дороге за городом, а сам город начинается неподалеку от них, и с низких каменных стен на них взирали редкие стражники. Въездные ворота были открыты настежь, и советник хотел было намекнуть, что надо проехать чуть дальше, но учуял ароматный запах свежезажаренной курицы и понял, что они на самом деле приехали туда, куда надо. – Оп, извиняюсь! Вопрос снимается ввиду его полного несоответствия жизненным реалиям.
   Трактир, в котором можно было поесть, попить и наломать дров о голову соседа, был заполнен едва наполовину: жители выходили из города прогуляться по полям, сходить к реке и, проголодавшись, заглядывали сюда на огонек.
   Владелец трактира совершенно не опасался того, что в случае какой-нибудь войны взявшие город в осаду захватчики разгромят его уютное заведение: есть хотелось всем, в том числе и врагам. К тому же кулинары, знавшие много рецептов, для того чтобы изрядно испортить еду обидчикам и захватчикам, могли устроить немало проблем для тех, кто бряцал перед ними своим оружием по поводу или без оного. Местный повар мог с легкостью подсыпать в еду под видом соли или приправы какую-нибудь гадость замедленного действия, и в самых тяжелых случаях поданный им обед мог стать поминальным по собственной жизни трапезника. В давние времена такое происходило относительно часто, но уже полторы сотни лет захватчики и освободители придерживались неписаного правила: трактир в военное время – это территория, свободная от насильственных действий, где могли мирно собираться представители вражеских армий, и его персонал считался неприкосновенным.
   Для большей уверенности в том, что поваров и прочий трактирный люд не будут использовать в качестве засланцев, всемирным соглашением их вывели из подчинения, сделав свободными гражданами мира, и даже не брали с них никаких налогов.
   В то же время остальным ремесленникам подобное не разрешалось. Обидно, конечно, но ничего не поделаешь. Зато обиженным да и просто сочувствующим в мирные дни не возбранялось устраивать в трактире дикий погром и разрушать всю мебель в главном зале до основания. Единственное неудобство заключалось в том, что каждому разрушителю приходилось платить за сломанное, но это с лихвой компенсировалось полученными положительными эмоциями во время буйства. В городе специально по такому случаю наладили поточное производство легко и быстро ломающейся деревянной мебели, и заказы от трактиров шли непрерывным потоком.
   Местные жители с плохо скрываемым любопытством смотрели на новоприбывших, но ничего не говорили и за занятый гостями большой столик не подсаживались.
   Они отчетливо понимали, что сейчас ни у кого из перевязанных бинтами охранников нет желания вступать в дружескую беседу с незнакомыми, пусть даже и доброжелательными людьми.
   «Перво-наперво надо бы выяснить, – думал Кащей, поджидая, когда им принесут заказ, – знают ли здесь что-нибудь о таинственном сундуке, открыть который невозможно и ключа от которого как не было, так и нет?»
   Отмычки, для того чтобы попасть во дворец, уже не нужно – эту роль с блеском исполнит царевич. Но такое счастье будет светить лишь в начале неудачного пути – если сундука не будет, придется посетить другие царства-государства, а царевич может встретить единственную любовь прямо здесь и дальше уже не поедет. Помогать царевичу не обязательно, он и так отлично справится с обустройством собственной будущей жизни. Хотя, судя по его удрученному виду, помощь в начале пути завоевания сердца царевны не помешает. А поскольку вечером в городе начнутся празднества – об этом гласило нарисованное от руки объявление, висевшее на стене, – то царевич просто обязан появиться во дворце жизнерадостным и подготовленным.
   – Ты чего такой хмурый? – спросил Кащей, нарушая своим голосом всеобщее и, несмотря ни на что, жизнерадостное и культурное чавканье. – Ужин отличный, я бы давно вторую порцию заказал за твой счет, а ты сидишь и голову повесил.
   – Неуютно стало. – Царевич почему-то сначала набил полный рот и уже потом пробубукал пессимистичный ответ. Наверное, для того, чтобы сидевшие за другими столами и тайком прислушивавшиеся к их беседе долго пытались понять, что за звуки он там издал и есть ли в них какая-нибудь логика. – А вдруг здесь нет царевны, вдруг она слишком старая или маленькая?
   – Разве ты не в курсе, в каком царстве кто живет? – Удивился Кащей. – Советник был здесь несколько раз по обмену остроумными фразами, спроси у него!
   Советник отрицательно помахал указательным пальцем:
   – Я не здесь был, это воевода выезжал на соревнования в качестве главного судьи в другое царство. А что здесь творится, я и сам не знаю.
   – Народ, вы меня удивляете! – Кащей задумчиво потер лоб. – Никто не догадался спросить перед поездкой, как обстоит в мире с проблемой незамужних царевен и принцесс?
   – Времени не было. И потом, у нас нет хорошо организованной связи между царствами, кроме голубиной почты. Войны то и дело вспыхивают, ноты протеста вручаются, кое-где вяло протекают междоусобицы, да и прочие неприятности, вроде смены правителей, нередко случаются. Здесь не до налаживания длительных контактов.
   – Но хотя бы могли узнать, кто есть кто?
   – Пробовали, но пока собранные сведения доедут до места назначения, их успеют переврать так изощренно, что страшно становится даже тем, кто читал окончательный вариант о себе самом из книг чужих государств. Так что мы не особо верим в то, что говорят. Интриги, понятное дело, жизнь не украшают, но по-другому не получается, к сожалению. А напрямую спросить – могут и шпионами объявить. Раз плюнуть!
   Охранники молча поглощали еду, изредка кивая и соглашаясь с высказанными советником речами. Кащей призадумался: если дело обстоит настолько сложно, поиски сундука могут затянуться на несколько сотен лет. Насчет смерти можно не беспокоиться – бессмертные не умирают, но вот как люди отреагируют на появление в не особо далеком будущем слухов о двух таинственных незнакомцах? О незнакомцах, которые столетиями бродят по миру и с плохо скрываемой, а то и с вовсе не скрываемой свирепостью спрашивают у попавшихся им на пути людей: не знают ли граждане пешеходы, где находится некий сундук с иголкой? Теоретически при такой ситуации граждане будут знать всё и охотно посылать незнакомцев в глубокие пещеры, в старые замки на противоположной стороне Земли или рисовать карты-схемы кладов, зарытых в Антарктиде, лишь бы их больше не трогали.
   – Сейчас выясним, что здесь к чему! – Кащей приподнял над столом большую кружку с местным фирменным напитком. – Вы не против, если я возьму это тяжкое дело на себя? Если что, на себя приму и тяжкие последствия в полном объеме.
   И, не дожидаясь ни положительного, ни отрицательного ответа, поднял кружку над головой и воскликнул на весь трактир:
   – А что, господа хорошие, не выпить ли нам в честь нынешнего праздника за нашего уважаемого царя и конкретно за каждого члена его семьи? А также за каждый прожитый ими год!
   Трактир ответил восторженными криками: многие давно искали новый повод для продолжения празднества, и предложение Кащея прозвучало как нельзя кстати. Народ усиленно взялся за прославление царя. Кащей удовлетворенно кивнул головой и с хитрецой посмотрел на советника.
   В глазах бармена блеснули счастливым огоньком представившиеся ему кучи монет: таких тостов еще никто не предлагал. А то, что никто из гостей не стал возражать и радостно присоединился к общему веселью, говорило о том, что денег у него в скором времени изрядно добавится.
   – Теперь считайте, сколько у них родственников, и какой возраст у каждого! А я пойду, немного пройдусь по городу, – сказал Кащей, вставая. – Если что пойдет не так, вот вам манок на драконов, зовите, я обязательно услышу и прибегу посмотреть, как люди будут удирать отсюда сломя голову. Когда планируете посетить дворец?
   – Аудиенции принято проводить по вечерам, когда становится прохладно. То есть часов в девять. А за праздничным ужином обстановка будет еще приятнее, даже если встречающиеся – давние враги. Традиции гостеприимства.
   – Хорошие традиции! Но надеюсь, вы всё-таки не относитесь к названной категории давних знакомых?
   – Мы бы в другое царство поехали, если были бы такими знакомыми! Гостеприимство гостеприимством, но не настолько, чтобы при выезде из столицы на тебя устроили облаву царские войска. Законы гостеприимства распространяются только на столицу.
   – Чую, весело вам живется, – заметил Кащей. – Ладно, отдыхайте пока, здесь еще и гостиница есть, я видел.
   – А ты куда? – поинтересовался царевич.
   – Краски накуплю, покажу, как носят парики возмущенные их монотонными расцветками люди. Поверьте мне, это зрелище, достойное ваших соревнований по остроумию.
   – Не уверен, – честно признался советник.
   – А вот сами увидите! – пообещал Кащей, хитро улыбнувшись.
   Он бросил бармену золотую монету из личных запасов. Доминик хотел дать Кащею большой кошелек с деньгами, ни на миг не забывая о том, что Кащей выручил его в опасный момент жизни, но тот в открытую, перед всеми посетителями, показал ему свой, битком набитый золотыми монетами завязанный мешочек и вежливо отказался, объясняя это тем, что два кошелька его усталый организм не вынесет, уронит прямо здесь.
   Все посмеялись, бармен ловко поймал монету, попробовал на зуб, сильно удивился ее подлинности и низко поклонился за щедрые чаевые, едва не стукнувшись лысиной о стойку. Кащей только хмыкнул от восторга: на брошенную монету можно было вволю накормить треть трактира. Спорить не стал и вышел.
   Следом за ним вышли двое малоприметных людей, увидевших его мешочек и решивших прибрать эдакие деньжищи в свои, куда более нуждающиеся в подобном финансовом вливании чистые и не запятнанные работой руки.

   Выйдя из трактира, Кащей направился к воротам города, с интересом рассматривая местные особенности защитных сооружений. Решетка на воротах была обычной, но вдобавок к ней прилагались еще две дополнительные решетки, выкатывающиеся по специальным желобкам и сейчас выглядывающие из углублений в стене слева и справа. В сумме открытый проход сильно напоминал зубастую пасть огромного крокодила, приветственно зазывающего заглянуть на обед в его скромный, но восторженно радующийся каждому посетителю желудок.
   Стражники с уважением посмотрели на его меч-кладенец. И пропустили в город, уточнив кое-что насчет причастности Кащея к темным силам: празднество, которое начнется в городе сегодняшним вечером, не должно омрачить никакое злобное колдовство.
   – Что это у вас за любопытный символ? – поинтересовались они насчет вышитой на его плаще золотыми нитками подмигивающей черепушки. – Вы не колдун, случаем?
   – А в чем дело?
   – У нас проход колдунам в город строго запрещен!
   – Ага, понятно! Но был бы я злым колдуном, разве стал бы входить в город средь бела дня через главные ворота? – резонно заметил Кащей.
   Стражники одобрительно и синхронно кивнули головами.
   – Именно так злые колдуны и делают! – пояснили они. – Надеются, что никто глазам своим не поверит и пропустит их, не думая, что они окажутся настолько наглыми! А они оказываются и даже очень оказываются!
   Кащей мысленно пожелал таким колдунам не самых хороших событий в будущем и напрямую спросил:
   – А как вы определяете, что стоящий перед вами человек – на самом деле колдун, а не просто похожий на него из-за плохого настроения? В жизни всякое бывает, и злыми могут быть не только колдуны, но и обычные люди.
   Стражник поднял вверх указательный палец.
   – О! – воскликнул он. – Раз уж вы сами напросились на это дело, то мы готовы устроить проверку! – он достал из поданной напарником шкатулки, украшенной микроскопическими золотыми крестиками, крохотную бутылочку, закупоренную пробкой и залитую сверху воском. На воске виднелся оттиск креста. – Это святая вода, специально изготовленная для подобных случаев. Колдуны не переносят святую воду, они умирают от нее в тяжких муках! Выпьете?
   – С удовольствием! – Кащей протянул руку к бутылочке, но стражник проворно спрятал бутылочку за спину. Кащей недоуменно приподнял брови.
   – Я сам, если позволите!
   – Выпьете воду? В смысле, жажда замучила? – удивленно спросил Кащей. – А как же я? И раз уж на то пошло, то почему бы вам просто не выпивать по бутылочке всякий раз, когда вы заподозрите в госте города очередного злобного колдуна?
   – Вы меня не так поняли! – слегка смутился стражник, уверенными движениями соскабливая слой воска большим пальцем, выдергивая пробку и объясняя причину своего нелогичного поступка. – Тут такое дело: говорят, что колдуны одним прикосновением руки могут превратить святую воду в обычную и ничего с ними не случится, если потом они эту воду выпьют. Поэтому у меня четкий приказ: воду вливать в рот подозрева… исследуемому гостю города.
   – Ясненько, – усмехнулся Кащей: если бы Бог разрешил ему использовать накопленные за миллионы лет знания и умения, то сейчас появился бы вполне реальный шанс выиграть игру: кто знает, как поведет себя местная святая вода? В безвозвратно канувшем в прошлое мире она не действовала на него, но ведь здесь всё могло быть по-другому. – И вы не боитесь, что колдун не станет пить воду, а укусит вас за руку?
   – Я на такие случаи надеваю специальные перчатки из прочной сетки, – пояснил стражник, и Кащей понял, что реальный прецедент уже имел место.
   – И часто кусались? – заинтересовался он.
   – Хотите внести свою лепту? – повеселел стражник, надевая протянутые напарником перчатки.
   – Разве что если буду юбилейным кусателем, – пояснил Кащей, – сотым или тысячным.
   Стражники рассмеялись:
   – Ну, до этого еще довольно далеко, так что можете не беспокоиться и не ломать зубы понапрасну, – заверил стражник, – и потом, все те, кто пытался укусить стражника при исполнении, погибали на месте от рук наших славных стрелков. Видите, вон там, – он махнул рукой в сторону, – сидят лучники и целятся в вас заговоренными стрелами?
   Кащей посмотрел в указанном направлении и увидел, что его действительно держат под прицелом два стрелка. Он приветственно махнул им рукой, они приветственно кивнули головами. Нацеленные на него стрелы не сдвинулись с места ни на миллиметр.
   «Профессионалы», – уважительно подумал Кащей.
   «Тоже не любитель», – уважительно подумали лучники.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное