Дмитрий Мансуров.

В конце времен

(страница 3 из 32)

скачать книгу бесплатно

   – Ясненько, что не в печь на лопате забраться! – ухмыльнулась Яга.
   Бог вспомнил русские народные сказки и инстинктивно поискал глазами печь. Обнаружил микроволновку и старую добрую духовку небольших размеров. Яга недоуменно проследила за его взглядом, потом до нее дошло.
   – Не знала, что Создатель Вселенной верит в сказки!
   – Не верит, но проверяет! – назидательно ответил Бог. – Мало ли что? Вы люди такие, без сюрпризов за пазухой не ходите.
   – Уже доставалось?
   – Было дело.
   Яга понимающе протянула:
   – А-а-а… Так вот почему ты не показывался на Земле все эти годы!
   Бог насупился:
   – Злые вы! Уйду я от вас!
   – Не уйдешь, Боженька! – засмеялась Яга. – Пока не решишь свою проблему, ты от нас никуда не уйдешь! И это при том, что мы тебя насильно не держим!
   – Привереда! – буркнул Бог.
   Яга выдвинула из-под стола мягкий стул на пружинящих курьих ножках.
   – Присаживайся! – пригласила она. – Кащей строчит ответные требования, как ты просил, скоро появится! Чаю будешь?
   – Строчит?! – изумился Бог, мысленно представляя, сколько придумал Кащей, если до сих пор не остановился. – Конечно, буду!
   – Тогда и мне нальешь кружечку! – отозвалась Яга. – А я пока варенье достану из кладовки.
   Бог восторженно хмыкнул и подошел к столу, на ходу создавая новенькие фарфоровые кружки.
   Кащей появился минут через пять, спустившись со второго этажа в тот момент, когда Бог положил в свою кружку с чаем две ложки черничного варенья и потянулся к вазочке, чтобы взять третью.
   – А вот и гости! – поздоровался Кащей. – Не зря в народе говорят: кто рано встает, Бог по лбу дает.
   Бог застыл с открытым ртом.
   – Так вот из-за чего никто из людей не любил вставать рано утром! – наконец-то дошло до него. – Я потратил на поиски ответа сотни тысяч лет, а всему виной шуточная пословица!
   Кащей подошел к столу.
   – Никто в Раю не сказал, в чем дело? – удивился он.
   – Ни одна живая душа! – поклялся Бог.
   – Забавно. А как в оригинале звучит?
   – Кто рано встает, тому я подарок даю! – Бог зачерпнул варенье, перевел взгляд на Кащея и направил ложку к тому месту, где была кружка.
   – А кому именно? – поинтересовался Кащей. – Кроме нас, тут никого не осталось.
   – А я… э-э-э… – замолчав, застигнутый врасплох Бог удивленно приподнял брови, не глядя, повернул ложку, выливая варенье в чай, и только тут обратил внимание, что в руке довольного Кащея появилась кружка, подозрительно напоминавшая его собственную.
   Он озадаченно глянул на стол и тихо ахнул: так и есть, подозрения были не напрасны.
Темно-фиолетовое варенье большой каплей плюхнулось на чистую белую скатерть и медленно расползалось, основательно впитываясь в ткань. Бог стрельнул глазами в сторону возившейся у плиты Яги и стремительным движением провел над пятном ладонью. Пятно обратилось облачком цветного пара и неохотно рассеялось в воздухе.
   – Хороший чай! – похвалил Кащей, отхлебнув из кружки.
   – Еще бы… – сквозь зубы пробурчал Бог, создал себе новую кружку и, цепко держа ее за ручку, посмотрел на Кащея. Тот хладнокровно отхлебывал чай из мирного трофея. – Ты записал всё, что хотел, или вышел подкрепиться?
   – Ты знаешь, – Кащей уселся на табуретку и задумчиво поглядел на кружку в руке Бога. – Из тебя вышел бы неплохой чиновник. Расписать требования такими словами, что любой противник умрет во время чтения от жуткой головной боли, пытаясь разгадать смысл сказанного…
   – Точность превыше всего!
   – …это оригинальный способ избавиться от противника, но в нашем случае совершенно бесполезный, ибо я знаю, что эти слова означают! Ты представить себе не можешь, насколько я могу сократить твой текст, используя вместо технократических терминов бытовые.
   – Не докапывайся! – ответил Бог. – Могу познакомить тебя с приличным адвокатом, он тебе такого наговорит о точности формулировок, что тебе плохо станет при виде ручки и бумаги.
   – Ты вздумаешь подать на меня в суд, если я, по твоему мнению, нарушу один из пунктов договора? – воскликнул Кащей, беря горячий пирожок с творогом. – Спасибо, Яга! Ты готовишь лучше всех автоматов, вместе взятых! Господь, а судьи кто?!
   – Ты хочешь сказать, – по-своему понял его Бог, – что не в силах выполнить мои требования, и просишь снисхождения?
   Яга вместе со Златой, успевшей с утра слетать на ковре-самолете к морю и только что вернувшейся, уселась за второй, маленький стол. Переговариваясь о том, что увлеченные очередной идеей вселенских масштабов мужики готовы забыть обо всем на свете, они неторопливо пили чай с пирожками и с интересом прислушивались к аргументам и контраргументам Кащея и Бога.
   – Не принимай желаемое за действительное! Это твоя несбыточная мечта! – поправил Создателя Кащей, допил чай и резко поставил пустую кружку на стол. Нежный фарфор возмущенно звякнул. – Ты готов выслушать мои требования или предпочтешь поломать над ними голову в одиночестве, так сказать, в тишине и спокойствии, в дальнем ските, подальше от любопытных глаз?
   – Говори, что за требования? – усмехнулся Бог. – Вряд ли ты сумеешь меня чем-нибудь удивить.
   Кащей скромно улыбнулся в ответ.

   Часы пробили восемь вечера, когда спорщики определились со взаимными требованиями и уступками. Текст окончательного договора лежал на белой скатерти, а Кащей и Бог откинулись на спинки кресел и устало зевали.
   Когда Кащей выложил перед Богом кипу бумаги со встречными требованиями, состоящую из шестидесяти восьми листов, заполненных записями от руки мелким почерком, Создателя Вселенной пробил нервный тик.
   Потратив на тяжкие раздумья несколько долгих секунд, не желавший отступать и капитулировать Бог сделал широкий жест. Он разом согласился со всеми предъявленными требованиями, после чего вместе с Кащеем сел за кухонный стол переговоров обсудить следующий вопрос: что выйдет, если они примут совместное творчество к сведению и к действию?
   После долгих споров и поисков золотой середины выяснилось, что использование названных обеими сторонами пунктов договора в полном объеме приведет игру к абсурду. Потому что Кащею и Богу придется денно и нощно стоять в бронированных окопах и ежесекундно убивать из мощных артиллерийских орудий по триста-четыреста врагов, пришедших по их душу. В сумме поле битвы напоминало достопамятный Армагеддон, но было не в пример кровавее.
   По молчаливому и обоюдному согласию количество пунктов стремительно пошло на убыль: ни тому, ни другому не нравилось обожаемое многими увлеченными войной генералами столкновение созданных по случаю армий, и в битве двух титанов главное сражение должно было отводиться именно им, а не созданным ими разноплановым войскам.
   Итог многочасовых дебатов под неусыпным наблюдением Яги и Златы был записан в окончательном варианте договора.
   Пока спорщики молча отдыхали от споров праведных, Яга взяла подписанный обеими сторонами документ, прочитала и впала в ступор: слишком лаконичным он получился.
   – И это всё?! – на всякий случай уточнила она, поглядев сначала на Кащея, а потом на Бога.
   – Всё! – одновременно подтвердили оба. – Еще чаю не нальешь?
   – Вы уверены?
   – Да, мы очень хотим пить!
   – Я говорю про договор!
   – Часа три назад я еще поспорил бы, но теперь уверен на все сто процентов, что текст окончательный и пересмотру не подлежит! – ответил Бог. – Возражения есть?
   – У меня нет! – отозвался Кащей.
   – Но тут же ничего не понятно!
   – Наоборот, все абсолютно ясно! – не согласился Бог. – Кащей, не трогай мою кружку.
   – А кто вылил в мою варенье из вазочки?! – застигнутый на месте преступления, выдал в ответ Кащей.
   – Это не я! – Бог посмотрел на Ягу. – Это ты? – Та возмущенно выдохнула:
   – А метлой по голове не хочешь?
   – Ага. Выходит, это я сам налил, пока себя не видел! – сделал вывод Кащей. – Яга, у тебя не найдется кружки побольше, раз эдак в пять-шесть? Разбавлю варенье.
   – Между прочим, дорогой злодей, ты держишь в руках именно вазочку для варенья, а не кружку с чаем! – приметила Яга, сворачивая договор в трубочку.
   – Что? – Кащей уставился на кружку, помолчал и медленно проговорил: – Хм… действительно… вазочка. Но я точно помню, что брал круж… – он замолчал, обличающе сверкнув глазами в сторону Бога. – Ага! Твои шуточки?!
   Тот в ответ пожал плечами, всеми силами стараясь сохранить невозмутимое выражение лица и сдержать вырывавшийся смех. Кащей укоризненно покачал головой. Бог не выдержал и захохотал.
   – С тобой всё ясно, – пробормотал Кащей, пользуясь моментом и телепортируя варенье из вазочки в кружку Бога, а чай из кружки Создателя – в вазочку. Бог, все еще хохоча, поднес кружку ко рту и сделал большой глоток. Выпучил глаза, когда понял, что проглотил, и чуть не выплюнул все варенье на стол: слишком сладким оно оказалось. Поглядел на довольно ухмыляющегося Кащея, с трудом сглотнул и захохотал еще громче.
   – Послушайте, этот договор ровным счетом ни о чем не говорит! – пошла в повторную атаку Яга. – Я не понимаю, как можно…
   – Всё очень просто, бабуля! – прокомментировал Кащей. – Видишь ли, в чем дело: запомнить абсолютно все пункты попросту невозможно, и любой из нас при желании обязательно подловит конкурента на нарушении сто сорок седьмого подпункта, дробь четыре, от пункта двести тридцать пятого во втором приложении к основному договору. Это будет не соревнование, а длительная судебная тяжба. Кто-нибудь из моих противников при этом обязательно повесится от тоски.
   – Ничего я не повешусь! – возмутился все еще посмеивающийся Бог. – Я нашлю на тебя команду адвокатов, а сам буду в парке радоваться жизни!
   – А мне что делать? – спросила Яга. – Зверски избивать баклуши автоматической взбивалкой?
   – Ты будешь наблюдать за нами и смотреть, кто и как приближается к цели.
   Бог отсмеялся и залпом выпил из подлетевшего по его мысленному приказу кувшина литра полтора воды, запивая проглоченное варенье.
   – Правила такие, – сказал он, обращаясь к Яге, – я своим приказом объявил мораторий на мощную магию, чтобы ни у кого из нас не появилось соблазна применить паранормальные способности для победы – это будет битва умов, а не заклинаний. Будем обходиться собственными знаниями и умениями. И пусть будет так, как написано в договоре.
   – Как знаете, – ответила Яга. – А я могу применять заклинания, или придется самой ведра с водой носить по огороду?
   – У тебя есть роботы-помощники.
   – Всё-то он знает! – съехидничала Яга. – Когда начнем?
   – Завтра! – Бог поставил опустевший кувшин на стол. – А договор пусть хранится у тебя, так надежнее будет.
   Яга хитро прищурилась.
   – А не боишься, что я порву его в случае проигрыша Кащея или тайком начеркаю дикую отсебятину?
   В глазах Бога промелькнула озорная искра.
   – Стать последним изготовителем поддельных договоров во Вселенной – это звание не для тебя, и ты хорошо это знаешь.
   Яга хмыкнула.
   – А почему бы и нет? – возразила она. – Очень даже для меня! Буду самой последней и потому самой лучшей!
   – Так… – пробормотал Бог. – С вами от скуки точно не умрешь.
   – Собираем экипировку и по коням! – сказал Кащей. – До начала соревнования много времени, но перед смертью не надышишься!
   – Кто бы говорил? – заметил Бог, беря из глубокой тарелки с понравившимися ему пирожками еще один. – Лично ты надышишься, и еще как! Вот честное слово, Яга, если бы я умел так хорошо готовить, как ты, то не создавал бы Вселенную, а подался бы в повара.
   – А когда начало? – спросила Злата.
   – Послезавтра в девять утра! Срок действия магии заканчивается чуть-чуть позже! – огласил время и условия соревнования Бог. – Встречаемся здесь же. Если есть желание поколдовать напоследок и в последний раз полюбоваться миром – завтра для этого самое время.
   – Стоп! – прервал его Кащей. – А как же мой меч-кладенец? Превратится в обычную железяку?
   Бог хитро улыбнулся:
   – Будем считать, что он и есть – обычная железяка, только фантастически качественно изготовленная!
   Он встал.
   – Яга, спасибо за пирожки! Кащей – спасибо за варенье! Спокойной ночи! – и по старой привычке растворился в воздухе.
   Кащей молча снял со стены ковер, прицепил к нему антиграв, откланялся и рванул на всех парах в родной замок за любимым боевым арсеналом. Кому как, но разные хитрые и полезные штучки иметь при себе во время соревнования не помешает: мало ли что случится?
   Яга положила договор в шкафчик на отдельную свободную полочку, свернутый в рулон листок развернулся, и она в последний раз прочитала единственный пункт договора: «Будь, что будет, и пусть победит лучший».
   Две подписи и переливающаяся всеми цветами радуги голографическая печать.
   Дверца шкафа с тихим скрипом закрылась.

   Замок Кащея с его богатейшим арсеналом боевых и магических средств решили оставить в покое, чтобы ни у кого не возникало соблазна воспользоваться тарелкой с золотой каемочкой и значительно упростить себе поиски. Богом был предложен следующий вариант игры: противники должны отыскать заветный сундук и сломать знаменитую иголку, в старинных сказках символизирующую смерть Кащея, а в нынешнем варианте обозначающую завершение соревнования. Тот, кто первым выполнит вышеописанные требования, станет победителем и получит всё, что хотел, а завоевавший почетное второе место проигравший не будет мешать первому в его делах.
   Вариант был выслушан с большим вниманием и одобрен всеми заинтересованными сторонами, включая судейскую комиссию в лице Яги и Златы. Говоря по-простому: на том и порешили.
   Бог своим приказом создал страны и города и телепортировался вместе с Кащеем и судейской коллегией в один из них. Заклинание сработало так, что никто из них не имел ни малейшего понятия о том, в какую именно страну их забросило.
   Сундук с зайцем, уткой, яйцом и иголкой торжественно поставили в центре зала новенького дворца, находящегося в пустынном еще городе, столице безымянного царства. Пожали друг другу руки в знак одобрения и покинули город, аналогично появлению телепортируясь в избушку Яги.
   – А теперь самое главное! – объявил Бог, когда они собрались за столом. Он, как и Кащей, был в новой походной форме. И Кащей, как всегда, не расставался с плащом. – Сундук стоит во дворце, и пока что мы точно знаем, где он находится. До тех пор пока не пройдет триста лет, открыть его никто не сможет, и беспокоиться о том, что кто-то посторонний сломает иголку и испортит нам всю игру, не стоит. Но после этого к сундуку с легкостью подберут ключ.
   – А зачем это? – удивилась Злата. – К чему нам посторонние?
   – Элемент неожиданности, – пояснил Бог. – Я думаю, так будет захватывающе.
   – Если иголку сломает кто-то другой?
   – Получит приз зрительских симпатий! – ответил Бог. – Это будет означать, что никто из нас двоих не имеет такой хватки, как он, и потому право создать новую Вселенную будет у него.
   – А ты? – удивилась Яга.
   – Он определенно решил податься в повара! – усмехнулся Кащей.
   – А я уйду на пенсию! – сообщил Бог. – Знаете ли, прогресс невозможен без новых лиц, а я в душе всегда был экспериментатором и готов посмотреть на чужие труды.
   – Ага, – улыбнулась Яга, – то все на тебя бочку катили, а теперь пусть и на других отыгрываются?
   – Улавливаешь, Яга, улавливаешь! – подмигнул Создатель.
   – Минутку! – Яга вопросительно приподняла брови: прежде не было речи о том, что игра протянется больше трех столетий. Кащей удивился не меньше Яги, хотя и сильно сомневался относительно того, что он не сумеет открыть сундук. Как-никак, а меч-кладенец до сих пор являлся самым острым и прочным оружием во Вселенной, и не только потому, что никакого другого оружия больше не было. Миллиарды лет не пошли ему во вред, а только укрепили и еще больше закалили и без того прочный металл. Единственной невозмутимой осталась Злата, быстрее остальных сообразившая, что здесь таится очередной сюрприз.
   – Триста лет – это большой срок, – проговорила Яга, скрестив руки на груди и с недовольством оглядев спорщиков. – Кто-то из вас двоих хочет вусмерть наиграться перед уничтожением Вселенной, или есть какой-то секрет, о котором мне до сих пор не соизволили доложить?
   – Мне тоже интересно! – согласился с ней Кащей.
   Бог кивнул, давая понять, что ожидал услышать подобные вопросы и готов дать подробнейший ответ на каждый из них.
   – Найти сундук во дворце не составит для нас никакого труда, – пояснил он, – но я не хочу превращать наше соревнование в банальный забег по пересеченной местности. Здесь победит не лучший, а быстрейший.
   – Согласен, – присоединился Кащей. – А всё-таки хорошо бы узнать, кто из нас быстрее бегает?
   – Предпочитаю прямую телепортацию, – пожал плечами Бог, – быстрее и надежнее: Рай слишком велик, чтобы обходить его пешком или бегом.
   Мир тем временем оживал. Оживал в последний раз, как финальный вздох пустынной, наполненной бесчисленными осколками былых планет и уже практически мертвой Вселенной. Города и села заполнялись людьми и живностью, и в небо взлетали первые птицы. Задул ветер, ожили и зашумели наполнившиеся гомоном птиц леса, и мир стремительно возвращался к прошедшей поре своего расцвета.
   – За триста лет вы забудете, о чем решили поспорить! – воскликнула Яга.
   – А мы с вами и не будем столько ждать! Чтобы не томиться в ожидании, мы прямо сейчас отправимся в будущее. В каком мире ты предпочтешь сражаться, Кащей? Я могу создать любую реальность, какую пожелаешь!
   Кащей раздумывать не стал:
   – Пусть будет как в сказке – туманное средневековье. Не хочу летать по странам и континентам на флаерах и биться с врагами при помощи бластеров!
   – Резонно! – согласился Бог. – Итак, я создаю копию средневекового мира, и мы перелетаем в его будущее. За это время люди по причине своей жадности крайне самостоятельно и без нашей помощи перепрячут сундук немыслимое количество раз, и нам обоим предстоит трудная задача его отыскать. А мы окунаемся в неизвестность и начинаем поиски сундука с нуля. Как ты – так и я. Обязательное условие: мы бессмертны, но погибший в ходе поисков считается проигравшим. То есть у каждого из нас всего одна жизнь и одна попытка для того, чтобы отыскать иголку.
   – Ну ты и закрутил! – покачала головой Яга.
   – Я тороплюсь создать новую Вселенную! – открыто пояснил Бог.
   – Надеюсь, ты не будешь специально устраивать мне смертельные ловушки?
   – Специально – нет, – сказал Бог, – но случайность от меня не зависит. Не будем расслабляться. Итак! Вы готовы отправиться в будущее и начать последнюю, самую любопытную игру во Вселенной?
   – Проведем референдум или обойдемся простым голосованием? – поинтересовался Кащей.
   – Упаси Господь! – отшатнулся Бог. – Какие референдумы?!
   – В таком случае, начнем! – согласился Кащей.
   И мир за окном пришел в движение. Солнце стронулось с места и превратилось в ослепительно-желтую полоску. Оно успело совершить с полсотни оборотов, пока стоявшая в задумчивости Яга не очнулась и не попросила:
   – Шеф, ближе к осени притормози!
   – Зачем? – не понял Бог.
   В следующий миг на него обрушился словесный водопад.
   – Вот шустрый какой! – заголосила Яга сердито. – А урожай с огорода собирать кто будет? Я тут мучилась, сажала, а вы просто так возьмете и бросите это всё бесхозным?
   Бог виновато втянул голову в плечи и, тихо посмеиваясь, отступил на шаг назад. Хлопнул в ладоши, и солнце замедлило свой стремительный бег, перейдя на обычную скорость.
   Через окно было видно, что наступившая осень уже позолотила листья и траву.
   – Вот и славно! – добродушно улыбнулась Яга, открывая шкаф и протягивая Богу и Кащею две штыковые лопаты. – В кладовке лежат мешки – соберете в них картошку и капусту, засолите огурцы и помидоры и летите, куда хотите!
   – Господи боже! – простонал Бог. – А можно вот так?
   Он хлопнул в ладоши, и урожай Яги в одну секунду слетелся с огорода, сам собой обработался и очутился в ящиках, банках и бочках, полностью готовый к употреблению. Яга, недоверчиво прищурив глаза, вскрыла одну банку, достала огурец и зажевала его с громким хрустом. Сменив гнев на милость, она согласно кивнула головой и сказала:
   – Ты знаешь, а кулинар из тебя неплохой получается! Если что – зови, открою школу по готовке пирожков!
   Бог весело улыбнулся.
   – Больше ничего не забыли? – предусмотрительно спросил он. – Следующая остановка – конечная!
   Яга посмотрела на Злату, та отрицательно покрутила головой.
   – Ничего! – ответила она. – Поехали!
   И солнце вновь тронулось с места. Невысокие деревца потянулись ввысь, превращаясь в деревья-великаны, и мир за окном быстро-быстро стал менять зелень на желтизну и белизну, обратно возвращаясь к зелени и сменяясь по новому и новому кругу. А когда пробил последний удар показывающих девять утра часов, мир за окном последний раз превратился из белого в зеленый, и солнце повисло над кронами высоченных деревьев.
   Слышимый на пределе звук утих, и до них донесся привычный лесной шум.
   – Ты готов? – спросил Бог.
   – Всегда готов!
   – В таком случае, последнее магическое действие, и на этом с магией покончено до победы одного из нас! – объявил Создатель.
   Теперь, когда их перенесло на неопределенное время в будущее, он собирался телепортировать себя и Кащея в неизвестном для обоих направлении, чтобы каждый начинал поиски, не зная, где он оказался. Это давало равные шансы обоим конкурентам.
   Яга и Злата оставались в избушке наблюдать за происходящими событиями через метровую тарелку с гигантским кремнитским яблоком. Помимо трансляции тарелка обладала функцией запоминать то, что показывала, и по желанию зрителей транслировала повторы на маленьком экране в правом верхнем углу тарелки. Ибо момент, когда победитель найдет иголку и сломает ее себе на радость, можно было смотреть бесконечно.
   – Уважаемые судьи, не скучайте! – пожелал на прощание Бог.
   – А это зависит от того, как вы себя поведете! – честно предупредила Яга. – Начнете тянуть волынку – переключим на другую программу.
   – Буду тянуть струны от электрогитары! – пообещал Кащей. – А тебе, Господь, могу подарить электробубен.
   – Зачем?
   – Как зачем?! – воскликнул Кащей с еле заметной улыбкой. – Да ты знаешь, как весело по нему стучат руками музыканты, когда он подключен к розетке?
   – Sadistus Rinitscus Neveroyatnus! – по-латыни ответил Бог. – Я предпочитаю классический способ. Вот такой!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное