Дмитрий Янковский.

Властелин вероятности

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Когда все начнется, не забудь скинуть плащ, – предупредил Лесик. – А то с автоматом будет неудобно работать. И приклад разложи, знаешь ведь, какая отдача.

Сполохи лазеров и прожекторов, блики зеркальных шаров ползали по стенам, заставляя мелких лептонных тварей забиваться в темные углы. Анечка первой вошла в зал, но танцующая и визжащая толпа не обратила на ее внешний вид никакого внимания. У многих на плечах подергивались отъевшиеся сони, то и дело падающие с потолка, а за ноги хватались ползающие по полу жилогрызы.

Вампира она увидела сразу – оранжевый захребетник, вросший в позвоночник и мозг, выдавал его в любой давке. Только он был не один – уже успел размножиться. По крайней мере дважды, потому что первый укушенный уже перешел в активное состояние и рыскал по залу в поисках жертвы, а другой комом лежал у стены, сращиваясь с расплодившимся захребетником.

– Всего трое, – прямо в ухо сказал ей Лесик сквозь грохот музыки.

На него наткнулся один из танцующих, пошатнулся и весело заорал:

– О! Космонавтики!

Лесик коротко ударил его в челюсть, чтоб не мешался. Толпа безразлично отхлынула от упавшего.

Белобрысый гитарист на сцене затянул длинное кислотное соло. Тут же от стены рванулся один из охранников, Лесик усмехнулся и скинул плащ. Секьюрити замер, увидев направленный на него автомат.

– Пиф-паф, – улыбнулся Лесик и выжал спуск.

Рев автоматной очереди перекрыл грохот музыки, толпа дрогнула и хлынула к сцене. Музыка смолкла, послышался грохот падающей аппаратуры и перепуганные вопли. Особенно визжали те, кому под одежду попали раскаленные гильзы.

Охранник упал на колени и закрыл руками лицо. Анечка по себе знала, как это неприятно, когда лептонные пули рвут ауру. Она сбросила плащ и передернула затвор автомата.

– От выхода! – скомандовал Лесик.

Очень вовремя – обезумевшая толпа пришла в себя и рванула на лестницу. Все три вампира, пользуясь суматохой, словно волки принялись резать клыками толпу. Анечка полоснула по ним длинной очередью. Через детектор было видно, как алые трассы псевдопуль прошивают людей. Но было поздно – двое укушенных рухнули, пораженные слюнным секретом, а захребетники вампиров выпустили клоны, впившиеся в позвоночники остывающих жертв. Анечка испугалась по-настоящему, ей еще не приходилось видеть процесс размножения этих тварей.

– Огонь! – заорал Лесик. – Держи их под непрерывным огнем!

Она снова нажала на спуск, целя в оранжевое сияние. Два захребетника, прошитые очередями, свернулись в клубки, отвалились и перешли в латентное состояние. Теперь о них можно не думать, пока рядом не появится свежий труп. Носители распластались на полу, став теми, кем и должны были быть – лишенными душ мертвецами. Лесик уже собирался добить остальных, толпа почти вся просочилась на лестницу, но тут вмешался неучтенный фактор. Закон подлости.

Белобрысый гитарист выхватил из-под кожаной куртки длинноствольный «люгер» и принялся палить в автоматчиков.

– Твою мать! – заорал Лесик, прыгая за прожекторную ферму.

Анечка тоже грохнулась на пол и заползла за барную стойку, с ужасом увидев, как Лесик свинчивает со ствола лептонный преобразователь.

Музыкант явно остался доволен произведенным эффектом, спрятался за колонку и стал ждать, когда кто-нибудь из автоматчиков высунется.

Трое оставшихся вампиров бросились к запасному выходу, и Анечка полоснула им вслед короткой очередью, срезав одного захребетника возле сцены. Музыкант тут же ответил двумя прицельными выстрелами.

– В него нельзя стрелять! – крикнула она Лесику, меняя автоматный рожок. – Надо отходить, я его пугну псевдопулями!

С улицы раздались три винтовочных выстрела, это Ирина встретила сбежавших вампиров.

– Отлично. Отходим! – скомандовал Лесик и бросился к лестнице.

Музыкант попробовал выстрелить, но Анечка прицелилась и послала из автомата две алых струи псевдопуль. Оказалось достаточно – гитариста скорчило от ужаса.

Она уже собиралась выскочить из укрытия, когда в зал снова ворвался вампир. Видно, одного Ирина все-таки упустила. Но бросаться на автомат он явно не собирался, приняв единственно верное решение в такой ситуации – размножиться. А единственная потенциальная жертва скрючилась за колонкой.

– Стой, тварь! – закричала Анечка, выскакивая из-за стойки.

Но вампир останавливаться не стал, он прыгнул с места, как кошка, и впился гитаристу в шею. Захребетник тут же выпустил клон, впившийся в позвоночник еще дергающейся жертвы.

– Вот же гад… – Девушка подняла автомат на уровень глаз.

Вампир напрягся и бросился прямо на нее, но автоматная очередь свернула захребетника в оранжевый мячик, а тело носителя шлепнулось на пол, как бесполезная груда костей и мяса.

– Лесик! – во весь голос закричала Анечка. – Скорее сюда!

Голова в эфирном детекторе высунулась из-за угла.

– Лесик, посмотри, что случилось! Надо скорее что-то делать!

– Плакала моя зарплата, – сплюнул Лесик и нажал кнопку на сотовом телефоне. – Иван Сергеевич, у нас ЧП.

Новоявленный белобрысый вампир перестал дергаться и непонимающе открыл глаза.

– Спокойно, – предупредила девушка. – Ты мне можешь не верить, но из этого автомата я могу тебя убить. Так что не доверяй появившемуся ощущению неуязвимости.

Гитарист помотал головой и зло посмотрел на Анечку.

– Так эта тварь была настоящим вампиром? – Он недоверчиво скосил глаза на лежащее неподалеку тело.

Она знала, что сейчас у него в голове полная каша – восстанавливается прижизненная память и встраиваются новые инстинкты. Каждый вампир с «рождения» знает, кем он был и кем стал.

– Не заговаривай мне зубы, – нахмурилась девушка. – Прекрасно все знаешь.

Лесик и Иван Сергеевич тоже подошли к сцене, в руках у Его Превосходительства покачивался громоздкий ультрафиолетовый фонарь.

– Необычный фонарик, – вампир подозрительно сощурил глаза.

– Ультрафиолет, – предупредил Иван Сергеевич. – Доступно?

Белобрысый кивнул.

– Значит, так, – продолжил командир. – Сейчас ты встаешь и идешь с нами. Если попробуешь рыпнуться, мы расстреляем тебя обычными пулями, переломаем все кости, и ты будешь сращивать их секунд двадцать, не меньше. Автомат – это очень серьезная штука. Если попытаешься кого-нибудь куснуть, эта дама, – он показал на Анечку, – убьет тебя лептонными пулями. Вставай.

Вампир встал. Мышечный гипертонус сделал его выше сантиметра на три – штаны не доставали до носков, открывая белую кожу.

Иван Сергеевич зашел ему за спину и ловко застегнул на запястьях наручники.

– Ты думаешь, это тебя не удержит? – усмехнулся он. – Зря так думаешь, мы люди серьезные. В наручниках ультрафиолетовый лазер, который включится через тридцать минут и располосует тебя, если сбежишь. Сталь тоже крепкая, как раз для вампиров.

– Гады, – беззлобно сказал гитарист.

– Пойдем, пойдем, а то менты уже едут, – Лесик махнул в сторону выхода стволом автомата.

Анечка и Лесик вывели вампира из клуба и уложили в багажник лицом вниз, а Иван Сергеевич на несколько минут задержался, обрабатывая охранников амнезином. Латентных захребетников он прижег ультрафиолетом и тоже спустился к «Ниве». Вскоре из полутьмы подворотни показалась вымокшая до нитки Ирина. Ей пришлось сесть назад вместе с винтовкой – в багажнике для оружия места уже не осталось. Его Превосходительство устроился на переднем сиденье.

– Поехали скорее, – сказал он.

Лесик запустил мотор и погнал машину на базу.


К трем часам ночи Лесик закончил делать клетку для вампира. Как и все помещения на секретном уровне базы, ниша для клетки была вырублена резаком, превращавшим физический грунт в лептонную псевдомассу. Это избавляло от необходимости выносить землю наружу, она просто оставалась на месте, и к тому же в экстренном случае нижний уровень базы можно было легко уничтожить, скрыв все следы. Для этого вырубленные участки просто возвращались в исходное состояние – в плотный физический грунт.

Готовую нишу осталось забрать частоколом стальных труб, загнать внутрь вампира и замуровать выход. По настоянию Анечки в клетку поставили диван. Доводы, что вампиры не спят, на нее не подействовали.

– Это моя вина, – заявила она. – Если бы я не испугалась и выстрелила на две секунды раньше, он был бы нормальным здоровым парнем.

– Не грузись, – посоветовал Лесик. – Бывали операции и похуже.

Он включил на резаке реверс и замуровал выход.

– Сволочи вы все-таки, – хмуро заметил Денис, пробуя диван на мягкость. – Лучше бы пристрелили.

Ирина поставила на пол ручной пулемет и села на стул возле клетки.

– Иван Сергеевич! – позвал Лесик. – Готово дело!

Его Превосходительство вышел из кабинета и тоже сел напротив решетки в заранее принесенное кресло.

– Не вырвется? – с сомнением оглядел он двухдюймовые трубы.

– Пусть попробует, – усмехнулась Ирина, проведя ладонью по стволу пулемета.

Денис сгорбился и уткнулся взглядом в пол под ногами. Свет из коридора не доходил до ступней, оставляя вампира в таинственной полутьме.

– Жрать охота, – заявил он.

– Это будет в девять вечера, если согласишься с нами работать.

– У меня ступор начнется.

– Не начнется. – Его Превосходительству было все равно, кем командовать. – До двух суток без крови любой вампир проживет. Теперь слушай внимательно и постарайся включить мозги. Это единственное, что в тебе осталось от человека.

Он закинул ногу на ногу, подтянул брючину и расслабленно положил ладони на подлокотники. В такие минуты он становился сильнее обычного похож на кагэбэшного офицера.

– Первое. Мы тебя на волю никогда не выпустим. Врать не буду. Убить можем, а вот на волю – никак. – Он пристально глянул Денису в глаза, проверяя, дошло ли до него. – Второе. У тебя есть два выхода – либо отвечать на все вопросы, которые я задаю, либо Алексей включит резак и материализует тот грунт, который ты сейчас принимаешь за воздух. Сдохнуть ты не сдохнешь, конечно, но единственная кровь, которая тебе после этого светит, – это кровь археолога, который через тысячу лет будет производить здесь раскопки.

– А если я отвечу, что будет потом?

– Умный вопрос. Тогда у тебя будет шанс в активном состоянии прожить дольше археолога, о котором я тебе говорил.

– Не понял. – Денис чуть привстал с дивана.

– Я объясню. Понимаешь ли, юноша, наша организация довольно старая. И хоть с девяносто первого года государственной конторой мы не являемся, но раньше именно ею мы и были, получали приличные дотации на научные исследования в области экзофизики. Это обширная область. Тебе расшифровать значение слова «экзофизика»?

– Спасибо, – презрительно фыркнул Денис, – понятно и так.

– Тогда тебе должно быть понятно, что лептонные структуры, из которых ты сейчас состоишь на девяносто процентов, мы изучили вдоль и поперек. Досконально.

– Это я уже заметил, – скривился вампир. – Мне-то от этого какая радость?

– Утилитарная. Зная анатомию твоего захребетника, мы можем без труда ликвидировать его способность к клонированию и сделать тебя безопасным для общества.

– Зачем, если не собираетесь выпускать?

– Видишь ли… Некоторые из твоих новых способностей, а именно сила, выносливость, ночное зрение и практически бессмертие, очень удобны в оперативной работе. Так что мы можем не ограничиться допросом, а пойти дальше – нанять тебя на службу, как нанимаем каждого агента, начиная с девяносто второго года. Ты получишь ежемесячную зарплату в две тысячи долларов США, а также ежедневный паек донорской крови объемом в двести пятьдесят миллилитров.

– А отпуск? – От открывшихся перспектив у Дениса заблестели глаза.

– Я рад твоему чувству юмора, – усмехнулся Иван Сергеевич. – Так что мы решим?

– Вы и «пушку» законную мне дадите?

– Я же предупредил, – вздохнул Его Превосходительство. – Мы уже не государственная структура. Так получилось, и не наша в этом вина. Пришло новое время, а с ним и новые люди. Кто-то высоко наверху посчитал, что мы занимаемся ерундой, а существование лептонных структур никоим образом не отражается на безопасности государства. И нас расформировали за ненадобностью. Так что все наши, как ты выражаешься, «пушки» – незаконные.

– Короче, вы бандюки, – заключил Денис.

– Это ты зря. – Иван Сергеевич нахмурил брови. – Контора работает в интересах защиты российских граждан от всяческих тварей вроде тебя, а также в целях сохранения тайны существования экзофизики, пока не истечет срок действия постановления Пленума. Это и есть задача нашей немногочисленной, но солидной организации, с девяносто второго года работающей на самообеспечении.

– Ну… Интересное предложение. К тому же жрать сильно хочется. И две штуки баксов. Так что скорее всего мы договоримся. Это лучше, чем лежать замурованным тысячу лет.

Иван Сергеевич довольно прищурился.

– С логикой и воображением у тебя полный порядок.

– Э… У меня вопросик еще один. – Вампир встал и подошел к прутьям клетки.

– Назад, – спокойно сказала Ирина и подняла пулемет на колени.

– Извините. – Денис снова сел на диван. – Я хотел узнать, а что будет, если я все же слиняю? Ну, на задании, к примеру?

– Охотно поясню, – Иван Сергеевич расплылся в улыбке. – Когда мы будем делать дезактивацию твоего захребетника, мы вошьем в него маленькую, невидимую и неощутимую лептонную бомбочку. А у меня в сейфе за семью печатями будет кнопка красного цвета. Одно нажатие – и захребетник разлетается в клочья, а твое тело без него теперь просто труп.

– Больше вопросов не имею, – вздохнул вампир. – Ваша очередь спрашивать.

Иван Сергеевич встал и подошел к прутьям клетки, щелчком заставив одну из труб зазвенеть. Ирина напряглась с пулеметом в руках.

– Раз мы договорились, беседу можно отложить и на утро, – сказал Его Превосходительство. – У нас был трудный день, поверь. И нам, людям, нужно спать. А ты пока подумай, составь планы на будущее. Спокойной ночи.

Он направился в жилой блок.

– Дежурят все по два часа, – напомнил он перед тем, как скрыться за дверью. – И не расслабляйтесь, он еще не дезактивирован.

Ирина пересела в кресло, поставив у ног пулемет.

– Пойду отсыпаться, – потянулся Лесик. – Я дежурю следующим, и у меня самое трудное время. С двух до четырех. Он подошел к клетке и поманил вампира пальцем.

– Поди сюда, я тебе один умный вещь скажу. Только ты не обижайся.

– Тебя, кажется, спатки отправили, – буркнул Денис. – Вот и катись, а я буду строить планы на будущее.

Он лег на диван и уперся взглядом в потолок. На его бледном лице тени выделялись отчетливо, как на пересвеченной кинопленке.

– Зря ты так, – вздохнул Лесик. – Мы же теперь, типа, в одной команде.

– В одной жопе мы, похоже. Говори, что хотел.

– С зарплатой он тебя обманул.

– Вот гадюка! – Вампир повернул голову. – А сколько платят в натуре?

– Две штуки. Вот только за каждое нарушение дисциплины с тебя будут снимать сотню баксов.

– Изверги. – Денис почесал макушку привычным прижизненным движением. – А как тут вообще? Ну… В конторе? По-моему, на ментовку похоже. Только я внутри клетки, а вы снаружи.

Анечка подошла к Лесику и осторожно взяла его за локоть.

– Иди спать, – сказала она. – Тебе меньше двух часов осталось. А я с ним поговорю.

– Лады.

Он помахал девушкам и скрылся за дверью. Анечка подождала немного и присела на корточки возле кресла.

– Давай с тобой тоже махнемся дежурствами, – предложила она Ирине. – Я все равно не усну.

– Ты серьезно? – обрадовалась Ирина. – Давай. Только в обмен на уговор, что ты меня не заложишь. Мне до зарезу надо смотаться на пару часиков в город.

– Ладно, ладно, – улыбнулась Анечка.

Ирина чмокнула ее в щеку и побежала к выходу с секретного уровня. Анечка придвинула кресло ближе к решетке, оставив пулемет у стены, села и внимательно посмотрела на Дениса.

– Я тебе что, телевизор? – беззлобно буркнул он.

Анечка промолчала.

– Ты среди них меньше всего прослужила, – уверенно заявил вампир. – Можно, я диван ближе к клетке подвину? – Он покосился на пулемет.

– Двигай, – кивнула девушка.

Денис подхватил диван, словно тот весил не больше бутылки пива, и поставил у самой решетки. Теперь свет заливал его полностью, не уродуя лицо густыми тенями. Если бы они с Анечкой протянули друг другу руки, то их пальцы соприкоснулись бы.

– Сколько ты с ними? – поинтересовался вампир.

– Третий месяц. Ты меня прости, пожалуйста, я не хотела, чтобы так вышло.

Лампы дневного света тихонько звенели под потолком.

– Гонишь? – Денис смущенно почесал кончик носа. – Ты-то при чем?

– Я испугалась, когда ты начал стрелять. Если бы выстрелила в вампира чуть раньше… Ты понимаешь?

– Да ладно тебе. Я сам тормоз, начал палить. Вот и получил. А ты наоборот. Типа смелая. Я ведь не знал, что в зале вампиры, а то бы точно помер с перепугу. Знаешь, я, пожалуй, останусь в вашей конторе. Деваться некуда. Ну и мало ли, может, тебе помощь понадобится. А то эти у меня не вызывают доверия, – кивнул он в сторону комнаты Лесика. – Слушай, ну со мной все понятно, а ты-то как к ним попала?

– Почти так же, – пожала плечами Анечка. – Выхода не было. Я уже всерьез помирать собралась, когда они меня подобрали.

– Понятно.

Они помолчали.

– Слушай, а может, ты меня выпустишь? – Денис внимательно посмотрел ей в глаза.

– Иди ты. – Анечка отодвинулась вместе с креслом. – Думаешь меня развести?

– Нет. Не обижайся. Это так, типа проверки. Лучше скажи, чего этот дед хотел у меня спросить?

– Он собирался узнать про художника.

– Ты про Шпрота, что ли, который на чердаке жил? А к вам-то он каким местом? Ну, знал я его. Иногда вместе бухали, иногда он по целому вечеру грузил меня своими глюками. А, кажется, до меня дошло, в чем ваш интерес! Шпрот ведь всем трепал, что духов видел, привидений там всяких, домовой у него жил. Это ведь были не глюки?

– Не глюки, – покачала головой Анечка. – Лептонные существа. Вроде того, которое сидит у тебя за хребтом. Только в отличие от твоего они не хищники. Едят эмоции, тонкие излучения, остатки ауры трупов.

– Сдуреть, – помотал головой вампир. – Нутром верю, а мозги в панике. Слушай, а этот ваш начальник правду говорил, что со мной случилось практически бессмертие? Или наколол, как с зарплатой?

Анечка улыбнулась.

– Можно сказать, наколол, – призналась она. – Опасностей для тебя все равно хватает. Прямой солнечный свет, ультрафиолет, лептонные пули. Потом, тебе каждый день нужна свежая кровь, около стакана, другого способа питать мышцы кислородом у тебя нет. А без этого ты просто не сможешь двигаться. Зато тебе не надо есть, дышать не надо, пить тоже – захребетник отдает в тело энергию, которую получает с тонкими излучениями. Регенерация у тебя сверхбыстрая, скорость реакции и сила чудовищные.

– Я уже заметил.

– И еще, – вспомнила Анечка. – Тебя можно убить, если одним махом отсечь голову. В этом случае захребетник рвется надвое и погибает.

– Надо купить стальной ошейник, – усмехнулся Денис. – Или модный кольчужный шарфик.

Девушка улыбнулась. Вампир отвел взгляд и сказал неожиданно:

– Шпрот умер.

– Я знаю, – кивнула Анечка. – Я была на чердаке, где он жил. Скажи, почему Шпрот затянул зеркало холстиной?

Денис снова посмотрел на нее, в его глазах мелькнуло удивление.

– Почему ты спросила об этом?

– Для меня это важно. – Девушка встретила его взгляд, не отводя глаз.

– Ты бы не спросила, если бы он на тебя не смотрел.

Анечка внутренне вздрогнула.

– Кто?

– Лысый, – тихо ответил Денис.

Лампа под потолком зазвенела громче и несколько раз моргнула, потом стихла и стала гореть ровно, но чуть темнее, чем раньше.

– Кто это? – осторожно спросила девушка.

– Он глюк. – Вампир пожал плечами. – Его нет на самом деле. Человек придумывает его себе, когда не уверен в правильности собственных поступков. Я его звал Лысым, а Шпрот – Мастером. Вообще-то сначала мы думали, что он Сатана. Хотели даже договор с ним заключить, чтоб стать богатыми и знаменитыми. Крутыми.

Он встал с дивана и взялся за прутья решетки.

– Ты что, видел его? – удивилась Анечка.

– Конечно. А ты нет?

– Нет. Я ощутила лишь взгляд из зеркала.

– А мы видели. Шпроту он поначалу снился, объяснял, как надо правильно рисовать. Тот так и стал рисовать. Обрадовался дурень, что картины уходить стали. А то вообще без денег сидел. Короче, Шпроту Лысый типа помогал, а меня только пугал, причем так, что крыша стала ехать. Временами я уже не понимал, то ли сплю, то ли нет. Мы с ним договор заключить собирались, даже подготовили жертвы. А потом поняли, что ничего он нам не даст, потому что мы его просто выдумали. И не только мы.

– Не могут же разные люди придумать одно и то же! – с сомнением сказала Анечка.

– Могут. Это вроде болезни. Грипп ведь у всех одинаковый. И Лысый у всех одинаковый. Знаешь, почему мы его за Сатану приняли? Да потому что он похож на Сатану. Это такой глюк, одинаковый для всех. Только Сатана сам искушает людей, а Лысый приходит к уже искушенным. К тем, кто сам уже решил поступить криво. Он им просто помогает пройти по пути зла. И со мной так было, и со Шпротом, и с Лихой. Каждый раз одинаково.

Он помолчал, раздумывая, стоит ли рассказать подробнее. Решился.

– У Шпрота была девчонка, они случайно встретились на выставке и сразу друг на друга запали. Шпрот в ней души не чаял – на последние деньги подарки покупал, туалет ей разрисовал в стиле сюр. И она за ним тоже хвостом. Короче, любовь – упасть и не встать. А потом Шпрот узнал, что у нее папашка в Москве миллионами воротит, прикинь. Тут у Шпрота депрессняк жуткий начался на тему бабла, мол, не должно быть у тетки денег больше, чем у мужика. Короче, решил Шпрот от нее слинять. Вот тогда он Лысого и увидал в первый раз. Тот ему стал советы давать, как незаметно сбежать, как квартиру снять и как побыстрей заработать денег. Картины учил рисовать. Получилось, знаешь. В натуре Шпрот начал «капусту» косить едва не косой. А когда накосил, по ящику передали, что дочка того миллионера села в тачку и на полном ходу в столб влетела. Специально. Еще и записку оставила, что без Шпрота жить не хочет и не станет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное