Дмитрий Янковский.

Огненный шторм

(страница 6 из 48)

скачать книгу бесплатно

Глава 3
На рассвете Четвертой Межзвездной

14:41:13. 14.07.3282 года. Лунная база.


Пробуждение не было приятным. Я открыл глаза и долго смотрел в потолок. После боя я так устал, что заснул в одежде, сняв только сапоги и бронежилет. Несмотря на это, удалось нормально выспаться. В других обстоятельствах следовало бы радоваться отлично проведенной операции и тому, что мы никого не потеряли. Но я помнил, что этот бой был лишь легкой разминкой перед тем, что нам предстояло меньше чем через десять часов.

Несколько минут я пролежал, вспоминая события, произошедшие после прилета в Генштаб. Поздравления Президента, короткая торжественная церемония. Мне вручили орден «Двуглавый орел», высшую награду Федерации. Это был уже восьмой орел на моем мундире. Поэтому для меня награждение не было чем-то особенным. Но для Азелики и Виталия это был звездный час. Чего могут еще пожелать молодые патриоты Федерации? Они, получив по высшей награде из рук самого Суворова, сразу стали майорами. Надеюсь, что это только начало их пути.

Перевернувшись набок, я дотянулся до тумбочки и взял с нее коробку с орденом. Открыв ее, вынул награду и посмотрел на «Орла». Это был герб Руси, России, а потом Федерации, уже на протяжении двух тысяч лет. Однако орел Федерации несколько отличался от орла России. В лапах вместо скипетра и державы он держал длинные прямые мечи. Отсутствовали короны, а на щите на груди орла была чернота, символизирующая космос, и белые точки – звезды. Выполненный из чистого золота орел был невероятно красив. В глаза его обеих голов были вставлены небольшие рубины, между перьями сверкала россыпь мелких бриллиантов. Лезвия мечей были покрыты темным серебром, а эфесы инкрустированы изумрудами. Щит представлял собой пластину из черного алмаза с инкрустацией обычными бесцветными.

Положив награду в коробку, я встал. Надо было что-то делать. Так просто сидеть на одном месте не в моем стиле. Станция прибудет не раньше шестнадцати тридцати. Ладно, почитаем что-нибудь. Я подошел к книжной полке. У меня собрана небольшая коллекция книг, которые я предпочитал читать не на экране компьютера, а в оригинале. В основном, это были книги по военной истории, несколько классических произведений, документальные книги о великих полководцах прошлого, пара уставов, которые уже можно считать раритетами, Конституция Федерации. И все это располагалось без всякой систематики. Я скользнул глазами по полкам. «Воспоминания и размышления» маршала Жукова, «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Наука побеждать» Александра Суворова, «Вне Земли» Циолковского, «Устав сухопутных войск 2040 года», «Оружие наших Побед» – энциклопедия по всей технике, которая применялась в войнах Федерации, «Разведка в космосе» генерала Фомина, «Завет павших» маршала Орлова. Я вытащил последнюю книгу. Это небольшое военно-философское исследование было написано маршалом в 2167 году, за два месяца до его гибели. Почти сразу «Завет павших» привлек внимание военных и многих гражданских.

В этой книге с военной точностью и четкостью рассказывалось о месте армии в Федерации. Приводились примеры того, на какие жертвы шли славные сыновья и дочери Федерации во имя благополучия всех. В книге формулировались основные направления развития отношений между армией и обществом в далеком будущем. Главным выводом стало то, что в Галактике никогда не утихнут войны, и, если не будет армии, то Федерация погибнет. Это было своего рода ответом многим критикам, которые предлагали тогда распустить армию, так как уже больше девяноста лет не происходило ни одного конфликта. Но маршал Орлов оказался прав. Всего через шестнадцать дней после выхода книги разразилась Первая Межзвездная война. И маршал погиб через полтора месяца после ее начала. Но его книга стала своего рода постулатом. В ней также описывалась социальная структура Федерации, в понимании маршала. Он считал, что для жизни Федерации необходимы три, скажем так, типа людей: политики и экономисты, которые делают возможным социальное развитие Федерации, ученые и инженеры, обеспечивающие движение вперед и материальное функционирование Федерации, и военные, защищающие Федерацию, подчас и от нее самой. Ко всем остальным у маршала было очень неприязненное отношение и, хотя в книге этого не сказано, их он считал лишь балластом на пути к процветанию Федерации.

И это не было пустыми декларациями. Орлов прямо указывал, что в армии Федерации служат лучшие люди, как в моральном, так и в физическом плане. И они, во имя существования Федерации, отдают свои жизни. В этом и был парадокс. Храбрые, чистые помыслами, физически сильные и здоровые люди гибнут. А спасая Федерацию, они спасают и тех, кто не отважился бы отдать свою жизнь за других. Тех, для кого сиюминутная выгода, деньги и собственное благополучие важнее друзей, любви, государства. И маршал предрекал, что конфликт между слоями общества неизбежен. Когда все эти обыватели забудут, благодаря кому они живут вообще и живут именно так, тогда названные им три типа людей объединятся и избавятся от балласта. И родится новая, жизнестойкая и готовая на самопожертвование нация. Но до этого момента много отважных мужчин и женщин погибнут за так называемое общее благо.

Лично я всегда руководствовался этой книгой в своих действиях. В моей работе мне несколько раз приходилось сталкиваться с владельцами крупных межпланетных корпораций. Такие корпорации рождались в периоды затишья и умирали в огне глобальных войн, в которых периодически участвовала Федерация. Люди, руководившие ими, имели деньги, их охраняли армии телохранителей. И они думали, что можно купить все на свете. Они считали, что «какой-то солдафон, возомнивший себя неизвестно кем», не опасен для них. Но в этой жизни не все покупается и продается. Святые понятия Честь, Верность, Отвага купить нельзя. И эти боссы стали бояться меня, когда их личные гвардии не смогли защитить их от моих солдат, которые проникали в самые охраняемые крепости, тихо уничтожали их, а затем растворялись в ночи. Вот тогда они поняли, что от гнева Федерации, от святой мести не спасут никакие деньги. Для людей, верных своим идеалам, не существует невозможного. В основном такие «операции мести» проводились нелегально. О них знали многие высокопоставленные военные и политики, но никто не предавал дело огласке. Всем было ясно, если подобные корпорации достигнут определенной степени могущества, то неизбежно попытаются выступить против государства. А это приведет к гражданской войне. Пока Федерация сильна, она может поддерживать баланс в обществе, не позволяя социальному недовольству достигнуть определенного порога, поскольку семьдесят процентов населения составляли люди, лояльные государству. Но когда эта цифра начнет уменьшаться, то опасность может стать вполне реальной.

Открыв книгу, я поймал себя на мысли, что за последнюю неделю уже в двенадцатый раз беру в ее руки. Я все чаще задумываюсь над строками о неизбежности конфликта. Возможно, в свете грядущей войны они приобретают особое звучание. В этой битве погибнут лучшие сыны и дочери Федерации. И кто останется? Кто будет после них?


16:23:15.

– Товарищ маршал, боевая станция «Космическая Заря» прибыла. Посадочный челнок ждет вас в пятом шлюзе, – раздалось из настенного динамика.

– Понял, иду.

Я подошел к полке и поставил книгу. Остановившись у двери, одернул парадный китель. Это было частью боевой традиции. Представители Военного Совета Федерации являлись на боевые посты в парадных мундирах и с полным комплектом своих наград. Надев фуражку, я оглядел свою комнату.

– Я вернусь сюда с победой. Или не вернусь вообще.

Несколько раз по пути встречались бойцы. Я отвечал на их приветствия подчеркнуто четко. Двигаясь к указанному шлюзу, я всем существом ощущал ответственность возложенную на меня. Кончики пальцев холодели от предчувствия схватки, сердце билось с удвоенной скоростью. На боку чувствовалась приятная успокаивающая тяжесть именного «ТТБ».

– Здравия желаю, товарищи офицеры! – сказал я, войдя в модуль. Там уже находились почти все члены Совета.

Пожав им руки, я сел в приготовленное мне кресло. Мягкость его обивки действовала очень неприятно. Она обволакивала тело, и я чувствовал себя беспомощным, хотя по идее должен был расслабиться. Несколько минут сидения в кресле по напряжению давались мне как многокилометровый марш-бросок.

– А чего ждем? – спросил я сидевшего рядом Фомина.

– Так не все еще. Президента, например, нет. Нервничаешь?

Я окинул взглядом салон. Пустовали шесть мест.

– Нет, я так не могу, – я встал и быстро вышел из челнока. Офицеры проводили меня взглядами, но никто ничего не сказал.

В противоположном конце зала к старту готовился еще один челнок, который, судя по всему, должен был отправиться с десантниками на станцию. Это был обычный армейский посадочно-десантный катер с двумя десантными отсеками на двадцать человек каждый. Хотя комфорта в нем было поменьше, чем в специальном президентском челноке, откуда я только что вышел, мне он нравился гораздо больше.

– Скоро стартуете? – спросил я копошившихся рядом техников.

– Да уже. Гидравлика вроде действует, – ответил один из них, не оборачиваясь. Он удовлетворенно похлопал по посадочной опоре челнока и повернулся. – Э…э. Здравия желаю, товарищ маршал! Хотите удостовериться в готовности челнока?

– Я вообще-то хотел попасть на станцию. Пилоты там? – я кивнул в сторону кабины.

– Да.

Пандус модуля, одновременно служивший дверью был опущен, и я зашел в отсек. Там вдоль стен сидели в противоперегрузочных креслах десантники в полном боевом снаряжении.

– Командующий в отсеке! – выкрикнул сержант, и все десантники вскочили.

– Здравия желаю. Как настроение? – я подошел к крайнему бойцу у левой стенки.

– Готовы разорвать Альянс на куски, товарищ маршал! – боец ответил без запинки.

– Все остальные тоже?

– Так точно, товарищ маршал! – в один голос ответили десантники.

– Отлично. Как снаряжение? Оружие к бою готово?

– Так точно, – десантник извлек свой автомат из ячейки, куда тот ставился во время посадки и взлета челнока.

Я взял автомат и, вытащив магазин, передернул затвор. Потом положил палец на спуск и щелкнул курком.

– Оружие в образцовом состоянии, – сказал я, возвращая автомат десантнику. – Ладно, времени мало, а дел много. Поэтому задерживаться не могу. И, если вы не против, полечу с вами одним рейсом, – с этими словами я прошел к лестнице, укрепленной на противоположной стене отсека и полез в кабину пилотов. Кабина находилась на уровень выше остальных отсеков, и попасть в нее можно было только по этой лестнице. Это было сделано на случай захвата корабля противником, чтобы пилоты могли обороняться.

– Кого это несет? – раздался недовольный возглас пилота, видимо, услышавшего громыхание лестницы.

– Маршал Шолохов, – ответил я, поднявшись в кабину.

– Ой, извините, товарищ маршал, – недовольным оказался второй пилот, совсем «зеленый», необстрелянный парнишка.

– Да брось. Все мы тут нервничаем, – я положил руку на спинку кресла первого пилота. – Техники сказали, что скоро взлет.

Пилот развернулся ко мне. Это была девушка примерно того же возраста, что и парнишка.

– Да, уже взлетаем, – сказала она.

Я увидел через стекло, что президентский челнок оторвался от пола шлюза и устремился к защитному полю.

– Сможешь их догнать? – спросил я, указывая на удаляющийся челнок.

– И даже перегнать! – озорно улыбнулась девушка и повернулась ко второму пилоту. – Взлетаем!

– Внимание, взлет! – сказал пилот в микрофон. – Десанту занять свои места. Поднимаем пандусы. – Он перещелкнул несколько переключателей. Через пару секунд на приборной доске загорелись зеленые огоньки.

Девушка потянула на себя штурвал, и машина оторвалась от опоры. Взревев маршевыми двигателями, челнок рванулся за президентским модулем. Несколько секунд тот продолжал удаляться, но вскоре скорости стабилизировались, а потом мы стали нагонять их. Челнок развернулся перпендикулярно поверхности, и через главный иллюминатор стала видна «Космическая Заря». Это было сооружение, поражающее своими масштабами. Оно представляло собой диск, с обеих сторон которого отходили огромные конструкции. Почти вся станция имела серо-стальной цвет, но небольшой сектор диска выделялся абсолютно черным цветом. Здесь находился лазер главного калибра. При выведении его на максимальную мощность, он мог одним выстрелом уничтожить планету по размерам вдвое меньше Луны. А ударив по самой Луне, нанес бы ей такие разрушения, которые были бы видны с Земли.

Наша машина нагнала челнок. Некоторое время он шел рядом с нами, но потом отстал. Мы приближались к станции снизу и должны были войти в отсек на нижней стороне диска. Внезапно президентский челнок обогнал нас и понесся к нужной точке на поверхности шлюза. Из дюз вылетали длинные языки темно-синего пламени. Это означало, что он включил резервные маршевые двигатели, и пилот принял навязанную ему гонку. Но у обычного десантного челнока не было такой роскоши. Видя, что мы отстаем, девушка резко развернула машину. Я понял, что она задумала. Отсек, в который мы должны войти, находился практически в центре диска станции. Пилот президентского челнока шел к нему по всем правилам – параллельно вертикальным конусам, чтобы потом развернуться и войти в свободное пространство между основной частью конуса и диском. Замысел девушки-пилота заключался в том, чтобы пройти сквозь этот конус и не тратить время на долгий вход под диск. Мы вошли в сплетение массивных конструкций станции. Здесь находились служебные помещения, спасательные шлюзы и другие редко используемые отсеки.

Челнок резко крутанулся, чтобы не врезаться в один из переходных коридоров. На стекле главного иллюминатора отражалось побледневшее лицо второго пилота. Я только усмехнулся. Мы сделали десяток крутых поворотов и теперь летели в огромной трубе, образованной несколькими спасательными отсеками, расположенными перпендикулярно диску станции. В конце этой трубы виднелся основной диск. Мы почти вышли из маневра, и тут нам навстречу вылетел грузовой челнок, размерами раза в два превышающий наш. Пилот тоже, видимо, решил срезать путь, так как этим коридором обычно не пользовались. Столкновение привело бы к мгновенному взрыву двух челноков. Я заметил пальцы девушки на штурвале. Они были совершенно белыми.

Но ее головокружительный маневр спас положение. Развернув челнок на сто восемьдесят градусов по продольной оси, отважная девушка провела машину в нескольких метрах от второго модуля. Через стекла на потолке кабины были видны испуганные лица пилотов грузовоза, который оказался прямо над нами. Через пару секунд мы очутились в более свободном поддисковом пространстве. Президентский челнок еще только заходил сюда с другой стороны. Мы проскочили между двумя эвакуационными челноками и вошли в шлюз сквозь защитное поле. Последовал легкий толчок и, тихо гудя останавливающимися двигателями, челнок замер.

– Товарищ второй пилот, – с усмешкой произнес я, – можете уже отцепиться от подлокотников.

Парень убрал руки. На мягких подлокотниках кресла виднелись глубокие вмятины от пальцев.

– Отлично, первый пилот. Это ваш постоянный корабль? И, кстати, я хотел бы узнать ваше имя и звание.

– Спасибо, товарищ маршал, – девушка сняла шлем и, повернувшись ко мне, улыбнулась. – Да, это мой постоянный корабль. А зовут меня Екатерина Игнатьева, звание – младший лейтенант.

В сопровождении пилотов я вышел из челнока. Десантники выгрузились почти сразу. Президентский челнок приземлился совсем рядом, и из него начали выходить представители Совета. Я направился к ним. Пилоты остановились у своей машины.

– Пошли, – махнул я им рукой. Они слегка смутились, но не посмели ослушаться приказа маршала.

Когда я с пилотами подошел к президентской машине, Суворов шагнул ко мне.

– Ну что, товарищ маршал, похоже обычные пути не для вас.

– Это как раз самые обычные, – ответил я. Но тут вперед вылетел Свердлов.

– Товарищ Президент, – запальчиво произнес он. – Я предлагаю наказать этих пилотов за нарушение устава. Они подвергали опасности жизни моих десантников и товарища маршала!

Я посмотрел на Свердлова, и мой взгляд случайно скользнул по лицу Зайцева. «Я твой должник. И учти: я всегда отдаю долги», – вспомнились мне его слова.

– Товарищ Зайцев, – я посмотрел на генерала. – Не найдется ли у вас в резерве линкор с вакантными должностями капитана корабля и первого пилота?

– Так точно, товарищ маршал, – ответил Зайцев, видимо, вспомнив наш разговор. – Линкор «Александр Невский». Им сейчас командует не самый талантливый капитан. Я подыскивал более подходящих людей.

– Ну вот, можно сказать, нашли. Тут во вспомогательном флоте такие таланты пропадают, – я похлопал пилотов по плечам. – Товарищ генерал армии, – подчеркнуто официально произнес я, – прошу вас немедленно присвоить этим пилотам звания майоров и направить на линейный корабль «Александр Невский» в качестве капитана корабля и первого пилота.

– С удовольствием. Обещаю, что в грядущей битве они будут принимать участие уже в этих должностях.

Когда Зайцев сказал это, глаза пилотов торжествующе сверкнули. Чего еще можно желать? Они, судя по всему, только из Академии Звездного Флота имени Терешковой, из младших лейтенантов сразу становятся майорами и вместо десантного челнока направляются на линкор. И не просто так, а командовать им.

– Разрешите лично проследить, товарищ Президент? – спросил Зайцев у Суворова.

– Разрешаю, – последовал ответ, и Зайцев вместе с новоиспеченными майорами направился к выходу из шлюза.

Свердлову оставалось только шипеть от злости. Но он молчал, буравя удаляющуюся спину Зайцева немигающим взглядом. Это заметил Президент.

– Товарищ Свердлов, я не для того запретил всем членам Совета командовать кораблями, чтобы вы взглядом убили товарища Зайцева еще до начала сражения!

Взрыв хохота почти заглушил окончание фразы. Суворов подождал, пока все отсмеются, и добавил:

– Между прочим, это вы приказали пилоту соревноваться с их челноком. А если уж проиграли, так с достоинством признайте это.

Мы поднялись наверх, в главный боевой зал. Здесь располагались все средства, необходимые для координации действий огромного флота. Четыре мощных голографических проектора были способны формировать точные объемные изображения различных участков сражения в реальном времени, передатчики могли поддерживать связь почти на полумиллионе каналов со скоростью передачи в четыре миллиона терабайт в секунду. Военный совет, мозг армии Федерации, мог полностью контролировать сражение. В центре зала стоял круглый стол, аналогичный столу в Генштабе. Но во время сражения редко кто сидел за этим столом, так как почти все члены Совета когда-либо лично участвовали в боевых операциях и усидеть на месте, когда на глазах гибнут братья и сестры по оружию было нельзя. Перед главным иллюминатором протянулся пульт связи.

– Внимание, говорит капитан станции! – раздался голос из динамиков. – Начинаем подготовку к прыжку. Всему экипажу занять места по маршевому расписанию. Прыжок будет начат без повторного предупреждения.

– Нервничаете, товарищ маршал? – спросил Суворов.

– Нет, – с мрачной усмешкой ответил я. – Сотни миллионов таких же, как я, солдат Федерации, скоро превратятся в межзвездную пыль, а мне наплевать.

– Ирония в вашем голосе, это уже неплохо, – он понизил голос. – Некоторые и на это неспособны, – Суворов кивнул в сторону Тимофеева. – Возможно, я переоценивал его.

Генерал сидел за столом, нервно оглядываясь по сторонам. Его руки бесцельно терзали кобуру. Я обошел стол и сел рядом с Тимофеевым. В этот момент станция легко дернулась, и чернота космоса сменилась удивительной феерией гиперпространственного туннеля: «Заря» начала прыжок. На стенах тоннеля постоянно возникали абстрактные фигуры из красных, синих и серых лент, а сквозь них виднелись непривычные созвездия, образованные знакомыми звездами. Это было явление до сих пор неразгаданное учеными. Самая распространенная гипотеза заключалась в том, что это куски пространства, вырванные гравитацией гиперпространственного тоннеля. При прыжке особые гравитационные излучатели на корпусе корабля искривляли пространство, как бы подтягивая друг к другу точку отправки корабля и необходимую точку прибытия. После этого между этими точками открывался тоннель, по которому и двигался корабль со скоростью, в сотни раз превышающей скорость света. На оживленных межсистемных магистралях это несколько раз приводило к трагическим авариям с сотнями жертв. Как известно, два тела не могут одновременно находиться в одной точке пространства, и если это происходило, то следовал взрыв, уничтожавший любые корабли на расстоянии четверти светового года. Если на пути взрыва оказывалась планета размером с Землю, на ней гибло все живое. Меньшие планеты просто разлетались на части. С появлением более точных компьютеров такое стало случаться все реже и реже. Последний случай произошел более двух веков назад, однако гипотетическая вероятность подобного сохранялась.

– Готовы к бою, товарищ генерал-лейтенант? – спросил я Тимофеева.

– Что? – он вздрогнул от моего голоса. – Ах, да-да.

– Тимофеев, вы хоть осознаете, что через несколько часов нас с вами может уже не быть? – тихо проговорил я, наклонившись к уху генерала.

– Да, у меня не выходит из головы эта мысль, – от дикого страха Тимофеев разоткровенничался. В других обстоятельствах он бы несколько раз подумал, прежде чем признаться в этом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Поделиться ссылкой на выделенное