Дмитрий Янковский.

Нелинейная зависимость

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Тебе никто никогда не говорил, что ты ненормальный? – поинтересовался Андрей.

– Настоящий программист просто обязан быть ненормальным, – усмехнулся Пашка. – Иначе ему грош цена.

– Но не настолько же… Тут дело о Нобелевке и сорока миллионах, а ты пытаешься мне толковать про какую-то девушку.

– Не про какую-то, а про талантливую. – Пашка мечтательно вздохнул. – Иди еще раз позвони.

– Я только что звонил, – отмахнулся Андрей. – Лучше расскажи, что ты накопал за ночь.

– А… Пойдем в лабораторию.

Они прошли в кабинет и сели напротив трех темных мониторных окошек.

– Короче, последовательность команд, которые ты в угаре давал Аватару, я восстановил. Это нам ничего не даст.

– Это еще почему? – насторожился Андрей.

– Видишь ли, анализ показывает, что после последних осмысленных команд ты просто бухнулся фэйсом на клавиатуру, нажав одновременно больше половины кнопок.

– Это я кофе пролил, – нахмурился Андрей.

– А… Тоже вариант. Но дело-то как раз в другом. Был третий компьютер. Точно был, теперь в этом нет ни малейших сомнений.

– И этот компьютер чисто случайно работал вдвое быстрее самой быстрой современной машины? – Андрей достал сигарету из вчерашней пачки, но прикуривать не стал. – Многовато случайностей…

– Нет. Не вдвое. – Пашка тоже взял сигарету и похлопал по карманам, отыскивая зажигалку.

Андрей протянул свою. Полыхнул огонек, и к потолку потянулась тонкая ленточка дыма.

– Не вдвое. – Пашка глубоко затянулся. – Я попробовал чисто математически восстановить ход вычислений, и у меня знаешь что получилось? – Он достал из кармана органайзер, открыл и выставил перед Андреем. – Вот этот блок шоровского алгоритма считали атомы в Черноголовке. Назовем его устройством номер один. Просчет не дошел до опорной точки, время декогерентности исчерпалось, и атомы перешли в хаотичное состояние. Все как обычно. Но через несколько сотых секунды они вновь запускаются в работу. Запускаются не под действием лазера, а сами собой, приняв исходные данные неизвестно с чего. Это «неизвестно что» просчитало вот эту часть алгоритма Шора. Назовем его устройством номер два. Дальше снова считает Черноголовка, снова не хватает полумиллиона шагов до логической точки, и тут включаешься в работу ты. Смотри. Вот она, твоя первая таинственная команда. Аватар сбросил тебе состояния отработавших атомов, твоя машина их обсчитывает, и ты отправляешь значение обратно на лазеры. Твой компьютер мы назовем устройством номер три.

– Это был ракетный пуск, – уверенно кивнул Андрей. – Аватар спросил у меня, запускать ракеты или нет. Я ответил «да».

– Ракетчик… – усмехнулся Пашка. – Ладно. Снова считают наши атомы. И снова не хватает полумиллиона шагов. Вот здесь и начинается самое интересное. – Пашка нервно почесал бедро и продолжил: – Наши атомы уже сдохли, но через двенадцать секунд ты меняешь длину пакета данных, повысив этим устойчивость связи, и вводишь команду, в точности соответствующую вот этой логической точке.

Значит, этот кусок вычислений делает устройство номер четыре! Не атомы, не устройство номер два и не твой компьютер. А некое считающее нечто, связанное с тобой и не связанное с Черноголовкой. Оно передает тебе результат вычислений, ты набираешь его с клавиатуры и нажимаешь «Ввод». Включаются лазерные пушки, запускают наши атомы, и они досчитывают алгоритм до конца!

– Катапультирование, – вспомнил Андрей.

Пашка решил не острить.

– Отсюда прямой вывод, что устройство номер два было связано только с Черноголовкой и не связано с твоей машиной, а устройство номер четыре связано только с тобой. Даже не с твоим компьютером, иначе я бы нашел эти данные. Нет, Андрей, значение этой переменной ты получил напрямую. Уж вспоминай как.

– Охренеть… – Андрей все же прикурил сигарету.

– Быстродействие двух неизвестных устройств тоже было очень разным. – Пашка стряхнул пепел в пепельницу и продолжил уже спокойнее: – «Номер два» по параметрам ничем не отличался от любого из наших атомов, но сделал втрое больше вычислительных шагов. А «номер четыре» работал очень медленно, медленнее твоего компьютера, но тоже считал по квантовым алгоритмам. Это меня поначалу и сбило – средняя скорость двух неизвестных устройств оказалась как раз вдвое больше обычной.

– По-твоему выходит, что той ночью алгоритм Шора был просчитан на системе из трех квантовых устройств и моего компьютера?

– В самую точку. Одно из них – наши атомы, а два других сокрыты мраком. И если мы сможем их воссоздать, то квантовый компьютер у нас в руках. Вполне рабочий прототип. На нем можно будет коды ломать, честное слово.

– И комиссии можно показывать? – оживился Андрей.

– Запросто.

Андрей задумчиво откинулся на спинку кресла.

– И как это сделать? – спросил он.

– Пока не знаю, – пожал плечами Пашка. – Но совет могу дать. Найди эту… Как, кстати, ее зовут?

– Алену?

– Да. Если эта баба смогла обойти проблему погрешности двойного сканирования, то в квантовых алгоритмах она дока. Высший класс.

– Дурак ты, Паша… – нахмурился Андрей. – Мы лучшие в этой области, ты сам это знаешь прекрасно.

– Нет. Как бы у тебя ни свербило, но эта девушка нас обскакала. Пока мы уродовались с дохнущими атомами, она сделала рабочую утилиту. Я не смог. Думаешь, не пробовал? Ищи ее, это я тебе говорю как один из лучших спецов по квантовым вычислениям.

– Лучше бы ты подумал, откуда взялись два неизвестных счетных устройства, – нервно огрызнулся Андрей и включил мониторы.

– Да я уже башку себе наизнанку вывернул! – Паша хмуро махнул рукой. – Но это не было взломом. К коммуникациям Аватара никто не подключался. Вообще. Ни один из недостающих блоков не зафиксирован протоколом. Мало того, ты, наверное, не обратил внимания на один моментик.

– На какой? – Андрей сощурился от сигаретного дыма и отложил сигарету.

– После того как отработало устройство номер два, оно передало результат вычислений на наши атомы – неизвестным способом. Атомы возбудились не от лазерной пушки, а от последовательности квантов, содержащей вот этот результат вычислений. Откуда они взялись в замкнутом бронированном контейнере?

– Ты у меня спрашиваешь как у физика? – нахмурился Андрей. – Неоткуда им было взяться. Если только по дикой случайности испущенные атомом кванты несколько раз отразились от стенок контейнера и сложились в осмысленное число. Но вероятность этого не больше, чем если рассыпанные на пол горошины сложатся в номер твоего телефона.

– Я же говорю – тупик, – вздохнул Паша. – Устал я дико.

Взгляд Андрея упал на сиротливо лежащий на столе мини-диск.

– Не хочешь ей еще позвонить? – отвлек его от размышлений Пашка.

Андрей понял, что сказать правду все же придется. Иначе с каждой минутой будет хуже и хуже. Особенно напрягал Валентин, почуявший запах сорока миллионов долларов. Да, деньги приличные, хватило бы на всех. Но если рассказать, как все было, Пашка со свету сживет своими моралями. Или пошел он в задницу? Кто он сам по себе? Программер, математик… Без эксперимента гроша ломаного не стоит.

Андрею стало легче – он почти физически ощутил, как зависит от него Пашка. Это хорошо. Андрей от Валентина так не зависит. А впрочем, сейчас все от него зависят. Мнят себя крутыми спецами, хитрыми, опытными, удачливыми. А телефон этой бабы есть только у него.

– Паш, ты всю ночь копался с протоколом? – спросил Андрей. – Езжай отдохни, мне нужна будет твоя свежая голова. Как я без тебя, если свалишься?

Пашка улыбнулся.

– Да, – потер он ладонью глаза. – Правда, я без тебя наверняка умру от голода.

– Гонишь, – отмахнулся Андрей. – Я ей вечером позвоню и сразу к тебе. Идет?

– Лады. Вальке сам позвонишь?

– Да.

Андрей выпроводил Пашу и уселся на диван. Было тихо. За окном в ясном небе кучерявились облака. На подоконник вспорхнула запыленная городская синичка, обвела глазом комнату и улетела.

На душе тяжело лежал неприятный ком. Словно ворох мокрого грязного белья. Хотелось разорвать грудь и вывалить все это на пол, а потом уложить в стиральную машину и нажать кнопку. По-дурацки все получилось с этим диском – одно на другое, как специально. Звонить Алене теперь не было ни малейшего желания, да, скорее всего, это ничего бы и не решило. Если диск был в единственном экземпляре, то вероятность восстановления данных слишком мала. Все равно идея квантовой машины буквально висит в воздухе – ну, год пройдет, может, чуть больше. Сделаем. Причем сделаем сами, без всяких ободранных замухрышек.

Андрей даже разозлился от этих мыслей.

– Черт бы ее побрал! – Он зло стиснул зубы.

Тут работаешь, ночами не спишь, а всякая облезлая тварь живет на озарениях. Хлоп! Придумала. Будто открыла шкатулочку, а там все на блюдечке с голубой каемочкой. Ни тебе школьных занятий до помутнения рассудка, ни тебе университета… Шесть лет жизни! И вкалывать, вкалывать… Господи, неужели она больше заслужила премию? Талант, озарения… Все это бесчестная халява. Что она делала, пока Андрей пробивал себе дорогу? В лаборатории работала, получала зарплату? А он подыхал в загаженной крысами халупе, работая не на компьютере, а выписывая формулы в купленной за рубль тетради. Хрен ей теперь! Когда до цели всего один шаг, она появляется, нагло садится на стул и протягивает дискетку – нате вам, посмотрите, чего стоят ваши старания. Парьтесь, мол, парьтесь, а я уже в прошлом году все придумала, только у меня нет денег на пожрать.

Андрей сорвался с дивана и, бегом влетев в кабинет, схватил многострадальный диск. Пальцы свело судорогой, когда он попытался его сломать.

– Скотство! – Андрей швырнул диск на пол и начал топтать ногами.

Пластик хрустнул, но нужного эффекта Андрей все равно не добился. Тогда он сбегал на кухню за топориком для разделки мяса и принялся рубить коробочку прямо на паркете – куски пластмассы и радужного диска разлетелись по всей комнате. Из паркета брызнули щепки, но это уже не могло огорчить. Андрей удовлетворенно выпрямился и отложил топорик. Зазвонил телефон.

– Алло. – Трудно было сразу успокоить дыхание.

– Андрей, это Паша. Я уехал впопыхах и забыл сказать, что надо обратно на компьютер перенести все, что я снес на диск.

– Что?! – У Андрея моментально пересохло во рту. – Я думал, ты все вернул!

– Нет. Да ты не беспокойся, там все просто. Перепиши с мини-диска прямо в корневую директорию. Ладно, я въезжаю в тоннель. Пока.

Короткие гудки в трубке.

Андрей медленно опустился на корточки и, уронив трубку, закрыл лицо ладонями.

– Мамочка… – прошептал он.

Из-под пальцев показались первые слезы.

Глава 5

Через десять минут Андрей понял, что не может перестать плакать. Точнее, он и не плакал уже, но слезы катились из глаз в три ручья, будто комнату заполнили пары хлорпикрина.

– Что за черт… – Андрей испугался не на шутку.

Он взял носовой платок и попытался вытереть глаза. Но слезы не унимались – все плыло перед глазами, а свет разбивался на десятки радужных бликов.

Компьютер не отвечал на команды. Любая попытка ввести текстовую строку упиралась в одно и то же сообщение об ошибке: «Необходимая библиотека не найдена».

Под подошвами тапочек хрустели остатки диска.

Андрей нащупал телефон, набрал номер, но Пашкина мобила не отвечала.

– Что за напасть! – От накатившего бессилия опустились руки.

Все ведь сегодня говорили, что у него с глазами что-то не так. Но пока гром не грянет, русский не перекрестится. Может, инфекция?..

В голове засело неприятное слово «конъюнктивит».

– Вот зараза…

Слово «зараза» тут же приклеилось тоже.

Андрей не собирался звонить Светлане – ей ведь тоже было надо, пусть и звонит сама. Но сейчас одиночество, впервые за долгие годы, пронзило тело буквально физической болью.

Андрей мысленно взвыл и набрал номер:

– Алло… Надюшка? А мама дома?

– Да, – весело ответила девочка. – А чего у тебя голос как у француза?

– Позови маму, пожалуйста.

– Хорошо, сейчас. Мам! Дядя Андрюша тебя.

– Да? – ответила Светлана.

– Здравствуй. Ты не очень занята?

– Нет. Я сегодня дома, взяла отгул за две бессонные ночи на прошлой неделе. Мы вроде договаривались встретиться?

– Да.

– Что у тебя с голосом? – обеспокоилась Светлана.

– Ясный Свет, у меня что-то с глазами, – вздохнул Андрей. – Слезы бегут водопадом.

– Ну… я же не врач. Тебе дать телефон?

– А ты сама не могла бы приехать? – почти взмолился Андрей. – Ты же обещала.

– Я хотела поработать. Но ты в таком состоянии, что это вряд ли получится. Давай я тебе лучше дам телефон врача.

– Свет!

– Не капризничай. Мне хватает своих двух, одной маленькой и одного великовозрастного. Давно же говорила тебе – не игнорируй внимание женского пола.

– Я и не игнорирую, – попробовал защититься Андрей.

– Чем так, уж лучше бы игнорировал, – отрезала Светлана. – Я говорила о том, что отношения надо строить серьезно.

– Нашла время припомнить!

– А в другое время ты никого не слушаешь. Записывай телефон.

Андрей отыскал на столе фломастер и под диктовку вывел номер прямо на ладони.

– И на том спасибо, – вздохнул он.

– Пожалуйста, – строго ответила Светлана. – И выздоравливай поскорее. Тогда и поработаем.

Она положила трубку. Тишина обрушилась на Андрея, словно сорвался нож гильотины и отсек все звуки жизни. Он с трудом разглядел на ладони черные цифры, промахиваясь, потыкал пальцем в кнопки на аппарате.

– Алло, – ответил солидный мужской голос.

– Здравствуйте. Мне ваш номер дала Светлана Шатохина.

– А, понятно, – проворковал мужчина. – Что с вами стряслось?

– Слезы текут из глаз. Так, что видеть почти не могу.

– Внезапно?

– Потекли внезапно, но целый день с глазами были проблемы. Покраснение и резь.

– Понятно. – Голос мужчины приобрел деловые нотки. – Давайте адрес. Вызов на дом стоит тысячу пятьсот рублей.

Андрей чуть было не выкрикнул: «Сколько?!» – но вместо этого сдержанно сказал:

– Спасибо, извините. – И положил трубку.

Мир плыл туманными пятнами, Андрей смахнул платком слезы с глаз и отправился в комнату – включать сетевой компьютер. От Светланы такой подлости он не ожидал. Может быть, это очень хороший доктор, но платить двести баксов только за вызов – это уж извините. И не в том даже дело, что денег жаль, иногда Андрей в ресторане просаживал больше… Но сам принцип! Каждая работа стоит столько, сколько за нее платят.

Ему представился жирный докторишка в белом халате, который, азартно блестя глазенками, пересчитывает волосатыми пальцами мятые купюры.

– Хрен тебе, – сквозь зубы сказал Андрей и снова вытер лицо платком.

Изображение на мониторе расплылось по краям отвратительной радугой. Андрей высморкался, потянулся к телефону и набрал номер.

– Алло, Валентин? – спросил он, когда услышал голос на другом конце.

– Да.

– Слушай, у тебя доктора знакомого нет? – с ходу спросил Андрей.

– Венеролога, что ли? – насмешливо фыркнул Валька.

– Да иди ты… – шмыгнул носом Андрей. – У меня что-то с глазами. Повышенное слезоотделение.

– Позвони в поликлинику, – посоветовал Валька. – Ты программистку мне нашел?

– Ну, имей же совесть! – разозлился Андрей. – У меня проблемы…

– Это еще не проблемы, – сурово намекнул Валентин. – Вот если ты мне завтра к двенадцати дня ее не найдешь, то у тебя будут проблемы.

Услышав короткие гудки, Андрей положил трубку. Снова захотелось мысленно взвыть, но взвыл он в голос:

– У-у-у-у… – сел в кресло и закрыл ладонями мокрое лицо.

Слезы стекали по запястьям, увлажняя края рукавов.

– У-у-у-у-у!

Кого бы попросить позвонить в поликлинику?

Андрей вдруг понял, что некого. Что он несколько лет прожил в полном одиночестве среди старых и верных друзей. Нет, не в полном. Пашка может помочь. Верный как пес Резнов, потому что знает, насколько сильно зависит его карьера и положение от Андрея.

Пальцы пробежали по кнопкам телефона.

– Слава богу… – шепнул Андрей, услышав телефонные гудки.

Пашка поднял трубку:

– Алло.

– Паш, это я, – торопливее, чем надо, ответил Андрей. – У меня тут возникла проблема со здоровьем. Внезапно. Ты бы не мог позвонить в поликлинику…

– Что случилось? – В голосе Паши послышалось неподдельное беспокойство.

– Глаза. Видно, инфекция какая-то. Слезы бегут ручьем уже полчаса. Позвонишь?

– Конечно. Давай телефон.

Андрей продиктовал врезавшийся в память номер.

– Только попроси в регистратуре, чтобы присылали любого участкового, кроме Оксаны Шиловой. Хорошо?

– Да. Ты и там наследил?

– Это недавнее.

– Сволочь ты все-таки… – искренне сказал Пашка. – Ладно, жди доктора.

Время шло медленно, мысли ползали в голове неторопливыми слизняками. Образами. Тенями. Обрывками звуков.

«Ты сама хочешь этого?»

«Да…» – шептали горячие губы.

Андрей точно не помнил чьи.

«Прямо сейчас?»

«Да. Иди ко мне. Вот так… Да…»

Тени.

Столько лиц, а в памяти почти ничего не осталось. Скрипы дверей. Шорохи. Вздохи.

Платок промок насквозь. Пришлось сменить.

Андрей уже не понимал, текут слезы сами или он действительно плачет. Хотелось шепнуть привычное с детства: «За что?» – но язык не поворачивался. Начало знобить.

Озноб. Валька Знобин. Зазноба.

Черт бы все это побрал!

– Да прекратите вы все! – устало вымолвил Андрей и снова уткнулся лицом в ладони.

Свет, проникающий между штор, резал глаза, как скальпель неумелого хирурга. Андрей перешел в кабинет и наглухо закрыл жалюзи. Озноб усилился. Андрей сел в углу, между окном и теплым шкафом оперативной памяти, постукивая зубами.

«Может, я умираю?» – мелькнула мысль.

Мелькнула, но не улетела бесследно, словно бродящие в комнате тени взяли ее на привязь.

«Умираю…» – тихо рычала она, выматывая последние нервы.

– Пошла прочь! – рявкнул на нее Андрей. – Пошла!

Ничего не видя во тьме сквозь потоки слез, он несколько раз лягнул ногой. Зацепил кресло, и оно грохнулось на пол.

«Слепну…» – подумалось с кристальной ясностью.

Сердце оборвалось и рухнуло в бездонный колодец.

– Нет. Не надо… – забормотал Андрей и стал на четвереньки. – Не надо, не надо, не надо.

Тени закружились быстрее. Мысли о смерти и слепоте лязгали цепями коротеньких поводков.

– Вы же сами хотели! – Андрей на карачках попятился из кабинета. – Вы все сами ко мне пришли! Ни одну из вас я бы пальцем не тронул, если бы вы сами того не хотели! Идите прочь!

Голос Оксаны звучал в телефонной трубке: «Чтоб ты так слезами умылся, как я».

– Иди ты… – огрызнулся Андрей.

Ладонь резануло острой болью. Он вскрикнул, выдернул из-под кожи впившийся в руку кусок мини-диска и зло швырнул его в сторону.

Трель дверного звонка вытолкнула его в реальность, как темная вода выталкивает утопающего на поверхность. Андрей встал и отряхнул колени. Слезы лились ручьем, но платок остался где-то за пределами видимости. Пришлось вытирать их рукавом.

Изображение на экране домофона напомнило только что ушедший кошмар. Снаружи, сосредоточенная и серьезная, стояла Оксана.

– Вот черт… – Андрей шмыгнул носом и утер лицо. Снова звонок. На экране было видно движение губ.

– Открой, – шептала Оксана. – Я пришла как врач, по вызову.

– Ну уж нет… – Андрей отшатнулся от двери. – Меня ты в слезах не увидишь.

Мелькнула мысль, что это она его заразила. Специально. Добыла в лаборатории слезогонный штамм, подсадила ему, а потом прокляла, зная, что она же придет по вызову.

Такой радости Андрей ей доставить не мог.

– Пошла прочь, сука… – Он ударил ногой в дверную броню. – Вылечусь сам!

Он побрел к сетевому компьютеру, слезы лились и лились, платок – хоть выжимай. Наверняка в Интернете есть хоть какая-то информация. Может, антибиотик… Может, настойка… Пашку попросить, он привезет, никуда не денется.

Пальцы выбили ключевое слово для поисковой системы – «плач». Секунду компьютер подбирал запрошенную информацию, наконец выдал.

Андрей промокнул глаза и уставился на экран, расплывающийся в радужных пятнах. Буквы были слишком маленькими для залитых слезами глаз, но Андрей напрягся и начал читать ссылки, которые предлагал компьютер. Может быть, удастся найти нужное среди почти беспорядочной подборки, объединенной всего одним словом?


Как спасти алкоголика

…это значит что нужно как можно чаще с плачем покаянием и молитвой припадать к стопам Господа Господи исцели меня моего отца брата сестру сына…

http://rpc.ru/izlechenie/pianstvo.html


Поругание великой поэмы

А вы помните, уважаемый читатель, так называемый «Плач Ярославны», которым восхищалось не одно поколение русских поэтов, начиная с Пушкина?

Вот одна строфа из ее «Плача» – обращение к Днепру:

О, Днепре Словутичу!

Ты пробил еси каменные горы сквозе землю Половецкую,

ты лелеял еси на себе Святославли насады до полку Кобякова,

Возлелей, господине, мою ладу ко мне, абых не слала к нему слез на море рано!

http://liters.ru/porugan.html


Толкование снов

Я бегаю вокруг лужи, плачу, слезы просто крокодиловы, но до конца в случившееся не верю…

http://sonnik.narod. ru/guest/users.htm


Сетевая энциклопедия

Плач, жанр народного поэтического творчества. См. Причитания.

«Плач» растений «Плач» растений, выделение сока из среза стебля или при его поранении. «П.»

Плач Богородицы Плач Богородицы, распространенный на Руси и на З. апокриф византийский.

Плакать ПЛАКАТЬ ПЛАКАТЬ, оплакивать, прослезиться, проливать слезы; рюмить, реветь, выть…

http://e-net.net.ru/zapros.pl


Товары, связанные с запрошенным словом

Тысячелетие: Плач мира

Цена: 124 р. оЗон

Год выпуска: 1998

Носитель: VH

Музыка, видеофильмы / Видеофильмы / Триллеры


А. Шантарский «Не плачу»

Цена: 42.6 р. оЗон

Автор: А. Шантарский

Издательство: Бонус, Олма-Пресс

Серия: Воровской мир

Год издания: 2007

Книги, пресса / Художественная литература /Детективы, боевики, триллеры

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное