Дмитрий Янковский.

Нелинейная зависимость

(страница 4 из 32)

скачать книгу бесплатно

Проскочила серия рекламных щитов:

«СОЛОДОВ

Я

ТЕБЯ

ЖДУ».

– Вот черт… – шепнул Андрей, перестраиваясь в другой ряд.

Слева тоже с укором мелькнула реклама:

«СОЛОДОВ

Я

ТЕБЯ

ЖДУ».

Андрей с трудом протиснулся на свободную полосу и добавил газу.

«МОЛОДЕЦ»

НЕ ПРОСТОЙ

ЛЕДЕНЕЦ».

Уже у самой дорожной развязки пивные щиты состроились чуть иначе:

«СОЛОДОВ

Я

ТЕБЯ

ХОЧУ».

Андрей невольно рассмеялся и съехал в сторону вокзала.

По радио снова включили Фелiчiту.

Она исполнит обещания,

Ей помешать – себе дороже.

Она упрямого упрямее,

Она убить, наверно, может…

– Лирика амазонок… – фыркнул Андрей и выключил радио.

Zемфира, Фелiчiта… Эдакая неумирающая линия феминистской агрессии. Мол, женщина тоже человек, даже получше, чем некоторые волосатые обезьяны. Это даже не женщины – бесполые существа, мечтающие о том, чтоб и у них между ног были яйца. Таких Андрей не считал проявлениями своей сверхженщины. Может быть, это тоже что-то сверх, но только не женщина.

Красный автомобильчик – маленький, городской, какие недавно вошли в моду, – слишком быстро вывернул из правого ряда.

– Вот зараза… – шепнул Андрей и вдавил тормоз. – Совести нет. Сейчас я тебе покажу, как надо ездить!

Он добавил газу и легко поравнялся с почти игрушечной машинкой. За рулем оказалась девушка. Увидев сердитое лицо Андрея, она пожала плечами и насмешливо улыбнулась.

Андрей усмехнулся и еще прибавил скорости. Жаль, что времени мало, а то под такую простушку было бы идеально подставить старенький «Форд» для получения страховки. И спесь слетела бы с этой бабы как осенние листья с дерева.

Мелькнул милицейский жезл. Андрей остановился, оставив руки на рулевом колесе.

– Здравствуйте, – донеслось через приоткрытое окно.

Андрей подождал, пока закованный в броню офицер считает через инфракрасный порт данные о его личности и состоянии автомобиля. Из-под затемненного стекла милицейского шлема струился едва заметный пар – кондишн на полную мощность.

Когда документы были бумажными, процедура занимала куда меньше времени. Вот он, прогресс…

– Вы превысили скорость, – глухо выдохнули динамики шлема. – Я занесу сумму штрафа в бортовой контроллер.

– Спасибо, – буркнул Андрей.

– Можете ехать. Счастливой дороги, – снова дрогнул динамик.

Андрей тронулся с места и с трудом влез в поток машин.

Глава 3

Андрей быстро поднялся по лестнице и осмотрел коридор. Нет, еще не пришла. Слава богу.

Он вошел в кабинет, закрыл дверь и наконец отдышался. Валька молодец, кондишн не выключил. Так, надо создать рабочую обстановку… Компьютер… Бумаги… Вроде все в норме. А, черт… Порт для документов надо включить, это действует безотказно.

Андрей стремительно повтыкал все нужные вилки в розетки, нажал все нужные кнопки и уселся в массивное кожаное кресло с амортизаторами.

Закурить… Табачный дым создает рабочее настроение.

Он ухватил сигарету губами, щелкнул зажигалкой и тут же услышал шаги на лестнице. Сердце забилось чаще.

Огонек дрогнул и погас, звук шагов удалился по коридору. За окном покрикивали рабочие, разгружая машину с оборудованием.

– Черт…

Часы показали десять минут шестого.

Андрей прикурил и резко придвинул к себе стеклянную пепельницу. Что-то провинциалочка не очень спешит. Неужели не придет? Другая бы заявилась на полчаса раньше и дожидалась бы в коридоре.

Снова шаги. Андрей затянулся и постарался взять себя в руки. Невольно брови нахмурил – ни одну встречу с женщиной он не ожидал с таким нетерпением. Может, ну ее на фиг?

– Сидеть, – сам себе скомандовал Андрей и вдруг услышал стук в дверь. – Да, войдите.

Андрей ожидал увидеть кого угодно, но не такую замухрышку. Он даже опешил – сигарета свесилась из его приоткрытого рта.

– Здравствуйте. Я Алена Вершинина, – представилась девушка. – Можно присесть?

Андрей кивнул и внешне спокойно откинулся в кресле, выпуская дым через ноздри.

На ней были брюки. Не короткая юбочка, дающая полюбоваться ногами, не длинная юбка, возбуждающая фантазии, а просто брюки. Даже не в обтяжку. Штаны. Выше рубашка – просто рубашка. В клеточку. Made in China.

– Меня зовут Андрей. Андрей Маркович.

– Это фамилия или отчество? – Девушка села в кресло как у себя дома.

Прочно села. Как опытный всадник в седло. Не вышибешь.

– Фамилия, – усмехнулся Андрей и отложил сигарету.

– Бывает… – Алена коротко пожала плечами.

Андрей не понял, что «бывает». Бывает, что так лоханулась, или бывает такая идиотская фамилия?

У нее были не волосы, а кусок пестрой мочалки на голове. Короткая прическа едва прикрывала уши, вместо челки обкоцанные висюльки, а затылок напоминал загривок леопарда, готового к схватке.

– Елена, вы программист? – Андрей наконец изрек осмысленную фразу, подумывая о том, что надо бы ее поскорее выставить.

Аленой назвать девушку с такими волосами у него просто не повернулся язык.

– Меня зовут Алена, – решительно поправила она. – Да, я программист. У вас есть кофе?

Только тут Андрей понял, что она не ела уже несколько дней. Это всегда видно по глазам, он еще не забыл собственный взгляд в треснутом зеркале – точно такой же. Это притормозило желание взять у нее пакет программ и отправить с глаз долой. А еще захотелось ей отомстить. Взять и накормить – отказаться она не сможет. Сбить с нее эти шипы напускного спокойствия, показать, что она ничто, а он может делать все, что захочет. Накормить, выгнать, даже оскорбить, если очень захочется.

– Да, есть, конечно… – нарочито заботливо сказал Андрей, встал и включил кофеварку. – Вам с сахаром?

Думать о том, какое на ней белье, уже не хотелось. Сумочки у нее тоже не было.

– С сахаром, – ответила она своим низким, почти мужским голосом и достала из кармана потрепанный мини-диск. – Здесь некоторые из моих работ. Только я вам его не оставлю. Он у меня последний.

– Да, конечно…

Андрей давно не чувствовал себя в таком идиотском положении. Может, только в самый первый месяц, когда приехал в Москву. Он твердо решил, что к кофе надо бы подать хоть что-то съедобное и посмотреть потом, как она будет хватать кусок за куском, стыдясь своего голода. Да. Это, пожалуй, немного компенсирует разочарование. Андрей на секунду задумался.

– Вы можете пока установить программы на компьютер, – предложил он. – Мне надо отойти буквально на пять минут.

Алена без лишних слов пересела к машине и сразу застучала пальцами по клавиатуре. Андрей вышел из кабинета и бегом спустился по лестнице.

– Девушку к Знобину вы пропускали? – спросил он у вахтерши. – Не выпускайте ее, пока я не вернусь.

«А то еще сопрет что-нибудь», – подумал Андрей и перебежал дорогу к ближайшему магазину.

Выбор в кондитерском отделе оказался велик, и Андрей замешкался, принимая решение. Тонкий вкус она явно не оценит, лучше взять что-то сытное и побольше. Только не печенье, оно сухое… Или лучше как раз печенье, только хорошее, чтобы она подольше ела и давилась сухими кусками. Пусть еще кофе попросит. Пусть зальется этим кофе!

– Дайте вот этого. Пятьсот граммов, – попросил он продавщицу и расплатился.

Снова мимо вахтерши и бегом по лестнице. Дверь плечом.

– Я печенье принес. – Андрей равнодушно раскрыл упаковку.

– Да?! Спасибо, – через плечо улыбнулась Алена и снова отвернулась к экрану.

Андрей замер. Она, оказывается, может не только ухмыляться… В отблеске мониторного стекла осталась ее улыбка. Медленно угасла, превратившись в отработанную серьезность. Снова пальцы по клавишам.

Андрей сглотнул и налил кофе себе.

– Получается? – спросил он.

– У вас тут кэш не настроен, поэтому оболочка тормозит, – объяснила она. – Можно я перестрою?

– Да.

Вообще-то параметры кэширования задавал сам Андрей, Валька в этом ни бельмеса не смыслит. Стратег.

– А что именно плохо настроено?

– У вас на компьютере слишком много оперативки.

– Оперативки много не бывает, – усмехнулся Андрей, и ему сразу стало легче.

– Бывает, если вы используете для кэша либо меньше половины памяти, либо больше. Эта операционка производит сканирование в четыре цикла, а это замедляет работу. Если же сделать кэш ровно на пятьдесят процентов, то получается всего два цикла. Вдвое быстрее.

Андрей усмехнулся, на этот раз мысленно.

«Понты, – подумал он. – Программисты часто пытаются казаться умнее людей».

На самом деле в фирменном руководстве написано четко – сканирование в четыре цикла. Хоть сколько процентов ставь.

– В общем, у меня все готово. – Алена вместе с креслом повернулась к столу, столкнув локтем ручку на пол. – Ой, извините…

«Неуклюжая», – подумал Андрей.

– Берите кофе и печенье, – сказал вслух.

С умным видом он посмотрел, как работает несколько программ, пока Алена ела печенье. Ничего не понял, да и не собирался ничего понимать. Это было что-то узкоспециальное, явно связанное с биологией.

– Где вы работали до Москвы? – спросил Андрей.

– В Новосибирске, в генной лаборатории.

– У нас другая специфика, – вздохнул он. – Но алгоритмы… – Андрей задумался: – У меня есть одна знакомая, ей сейчас дали престижный биологический проект, может быть, ее это заинтересует.

– Диск я оставить не могу. Он последний, и там исходники. – По лицу Алены было непонятно, что она чувствует – обиду, равнодушие или злость. Лучше бы злость – обида слишком примитивное чувство.

– Я дам ей ваш телефон. Можно?

– Да. Спасибо. – Алена быстро встала, вынула мини-диск из компьютера и собралась идти, будто ожидала от него такой фразы.

Это взбесило Андрея. В конце концов, он хотел немногого. Ему уже не нужна была близость с ней, но хотя бы чуть-чуть зависимой от него она должна была себя почувствовать. Хоть чуть-чуть обязанной. И тогда он с чистой совестью забудет ее завтра же и будет ждать другую девушку, которая попадет в его сети, раскинутые во всемирной электронной паутине.

– Подождите, – уже у двери остановил ее Андрей. – Я тоже уезжаю. Могу вас куда-нибудь подвезти.

– Да нет. Спасибо, – пожала она плечами и положила диск в задний карман брюк.

– Мне нетрудно.

– Ну хорошо. Если вы так настаиваете… До Медведкова.

Андрей мысленно присвистнул, но отступать было поздно – никто за язык не тянул.

Они молча вышли из офиса и сели в машину. От Алены пахло не духами, а пронзительным чистым теплом. Просто кожей, просто волосами.

Андрей запустил двигатель и погнал машину к Кольцу.

Всю дорогу он злился на себя за то, что все произошло совсем не так, как он хотел.


На обратном пути Андрей решил помыть машину. Когда мойщик вытряхивал коврики, на бетон упал потрепанный мини-диск – видимо, выпал из кармана Алены, когда она вставала с сиденья.

«Он у меня последний», – вспомнился ее голос.

Андрей поднял пластиковую коробочку за секунду до того, как включили воду, и удовлетворенно повертел в руках.

«Вот так. Будешь выпендриваться!» – подумал он и сунул диск в карман.

Брюки немного забрызгало, но их и так пора было стирать. Он смахнул грязь рукой и вышел на улицу – позвонить девушке, пока отъехал еще не так далеко. Но в мобильнике сел аккумулятор. Номер тоже был записан в памяти телефона, так что из таксофона не позвонить.

Андрей вздохнул, положил диск в карман и решил отзвониться из дому.


Возле подъезда лежал раздавленный картонный ящик со следами протекторов. Андрей перешагнул через него и набрал код на двери.

Дурацкую надпись в лифте стерли, пол был вымыт, и воняло хлоркой, а не мочой. Но настроение все равно было унылым – сколько Андрей ни пытался, он не мог понять почему. Зайдя домой, он разделся и бросил брюки в стирку. Из кармана выпал мини-диск, Андрей оставил его в прихожей.

– Надо помыться и позвонить этой клушке.

Горячая вода обожгла тело сильнее обычного – Андрей так хотел. Погрузился сначала по шею, затем намочил затылок. По кафельной плитке ползали блики.

Впервые, с самого начала игры, Андрей сам от нее отказался. Впервые судьба послала ему не просто дурнушку, а явную агрессивную феминистку. Еще и лесбиянку, скорее всего. Нет уж… К его игре со сверхженщиной это не имеет ровным счетом никакого отношения. На фиг.

Он закрыл глаза и ополоснул лицо.

– Переживет и без диска, – сказал Андрей вслух. – Такие никому не прощают оплошностей, значит, и им прощать ничего нельзя. Лоханулась – получила. «Эта схема проста», как пел Цой.

Андрей намылил мочалку и растерся до красноты.

Хорошо.

Зазвонил телефон.

– Помыться спокойно не дадут… – фыркнул Андрей и, шлепая мокрыми ступнями, подскочил к аппарату. – Алло.

– Это Паша.

– Ну что? – с ходу спросил Андрей.

– Тьма египетская. Если бы черти существовали в действительности, они бы переломали тут все ноги.

– А без аллегорий?

– Тупик. Вот что я тебе скажу: эксперимент ты провел, результат получил, а как все это повторить, я не имею ни малейшего понятия.

– Приезжай, – сказал Андрей.

– Так вот и я о том. Часа через два буду. Тебе что-нибудь взять?

– Вина. Красного.

– Добро.

Андрей вытерся, оделся и закурил. В кабинете царили прохлада и тишина – новые окна, наполненные инертным газом, прекрасно гасили звук. Солнце било сквозь жалюзи, но закрывать их в такую рань не хотелось. Дым, рассеченный яркими плоскостями света, тянулся к сетке кондиционера. Защипало глаза.

– Дрянь… – Андрей покрутил пачку в руках. – Снова левак подсунули.

Сигарету он не бросил – других все равно не было. Взгляд привычно упал на часы, но они стояли и упрямо показывали без десяти двенадцать.

– Блин, надо было попросить Пашку, чтобы батарейку купил.

Андрей включил монитор и тупо уставился на экран, в памяти бежали строчки ночного протокола. Бред. Совершенно непредсказуемая случайность.

Андрей загрузил протокол и попробовал вспомнить, что же происходило на самом деле. Галлюцинации помнились хорошо, даже подбородок побаливал после катапультирования, но соотнести их с реальностью не получалось никак. Пуски, ракеты, оранжевый лазер… Ничего этого протокол не отобразил. Да и слава богу. А то было бы разговоров… Так и прозвали бы в группе – «ракетчиком»: «Вы слышали, Малек по ночам ракеты пускает!» – «Какие ракеты?» – «Твердотопливные». – «Ха-ха-ха…» – «Хи-хи-хи…»

Андрей отправил протокол на распечатку и взял пять испещренных строчками листов в руки. Получается, что программа коммуникации зависла, но атомы не сфлюктуировали, просчитали алгоритм до конца. И кто-то вводил значения, считывал результаты и на их основании менял частоты. Очень эффективно менял. А ведь это все сделал он – Андрей. Больше никто не мог. Некому. Вот только как без Аватара его команды дошли до Черноголовки?

Мелькнула мыслишка – а может, не зря молился перед вводом значений? Может, это не само собой и не в наркотном угаре… Может, это Он? Услышал, подействовал… Ему ведь все подвластно…

Господи, тогда сделай так, чтобы можно было все повторить. Ну хотя бы несколько раз – для отчета и перед комиссией.

Сигаретный дым обжег глаза сильнее, и Андрей затушил окурок.

– Сволочи… – буркнул он. – Продают всякую дрянь…

Это сбило с мысли. Андрей бегло просмотрел каталог, выбрал с десяток классических композиций, зациклил и надел наушники. Так гораздо лучше – под музыку думается как-то иначе, словно ритмичный звук по особому структурирует мыслительные процессы. Андрей разложил распечатанный протокол на столе и принялся водить пальцем по строчкам, покачивая головой в такт скрипичным пассажам.

До «Нелинейной зависимости Марковича – Резнова» все было понятно. Сама зависимость была удивительной, но хотя бы интуитивно понятной. Дальше – полный бред. Представляя ракетные пуски, Андрей ввел две осмысленные команды по изменению частоты. Почему именно такие – не вспомнить. После этого Аватар отключился и на бредовый набор символов, приходящий с клавиатуры, отвечал однозначно: «Связь прервана».

Нет, физика и статистика тут явно ни при чем, как и вмешательство силы Господней. Чушь все это. Гораздо проще предположить, что в наркотическом опьянении открылись какие-то врата подсознания, и Андрей, опираясь на добытые результаты, выдал две верные команды. Что они за собой повлекли и в каком состоянии находились атомы, пускай выясняет Пашка.

Вспомнился Менделеев, получивший во сне озарение, и следом Артем – тоже ведь химик.

– О! – Андрей улыбнулся и снял наушники. – Надо Светлане позвонить.

Он набрал номер и довольно откинулся в кресле. В ушах еще звучал струнный оркестр.

– Алло, Артемыч? Как добрались?

– Хорошо. – Артем явно не ожидал услышать голос Андрея.

– Слушай, Светлана уже дома или еще препарирует марсианских микробов?

– Дома. Позвать?

– Да. – Андрей хотел спросить про новый полимер, но передумал.

Некоторое время в трубке слышались мультяшные вопли из динамиков телевизора.

– Да. – Голос Светланы раздался неожиданно. – Привет.

– Привет, Ясный Свет. Говорят, ты космосом занялась?

– Это правда. Мозг в экстремальных ситуациях – длительные полеты, большие массивы данных.

– Конкурентка, – рассмеялся Андрей.

Она тоже фыркнула:

– Ну какие мы конкуренты? Скорее партнеры. Ты решаешь проблему в железе, а я во плоти.

– И это ты называешь партнерством? – Андрей решил дошутить до конца. – Кто быстрее решит, тот и слопает весь мешок пряников. Вдруг твои крысы окажутся умнее моих атомов?

– Крысы тоже состоят из атомов. – Светлана перестала смеяться и спросила уже совершенно серьезно: – Кстати, скажи мне как спец по квантовым вычислениям – вы уже считаете или только пробуете?

Андрей удивленно поднял брови:

– Тебе-то зачем?

– Ну… Биология мозга тоже не стоит на месте. Раньше работали с мозгом, затем с нейроном, а сейчас начали ковырять сам нейрон. У него ведь тоже есть принцип работы.

– А квантовая машина к этому каким местом? – Такое объяснение удивило Андрея еще сильнее.

– Пока не знаю. Просто я ищу аналог работы мозга в технике, хочу попробовать разобраться с алгоритмами, которые управляют работой мысли.

– Ну ты замахнулась…

– Надо. Работа цифрового компьютера на это совершенно не похожа, – пожаловалась Светлана. – Аналогового – тоже не очень. Тут я вспомнила, что ты работаешь над принципиально новой схемой. Математика для нее уже есть?

– А чем бы мы тогда занимались? Для квантовых вычислений существует алгоритм Шора, позднее его обобщил Китаев, и еще есть алгоритм Гровера для поиска в неупорядоченных базах данных.

– Неупорядоченных? – заинтересованно переспросила Светлана.

– Да. – Андрей удивился такой реакции. – Ты понимаешь, о чем вообще речь?

– Да, я уже с этим столкнулась. Мозг ведь не телефонная книга, и данные в нем уложены не в алфавитном порядке. Просто кучей, но мозг как-то находит нужное.

– Верно, это оно и есть, – подтвердил Андрей. – Для поиска в этой куче и существует алгоритм Гровера. Тут вся фишка в том, что обычная, не квантовая машина будет делать выборку очень долго. А на квантовом уровне…

– Погоди, не спеши, – перебила его Светлана. – Я тут делаю заметки по ходу.

Андрей замер и подумал, не перевести ли столь странный допрос в шутку, но не хотелось перед Светланой выглядеть дураком.

– Так, на квантовом уровне, – повторила она. – Подожди, а в чем принципиальная разница простых и квантовых вычислений? Только не умничай, ладно?

– Ладно, ладно… – Андрей не удержался от смешка. – Короче, все дело в размерах. Понятно, почему каждый элемент компьютера уменьшается в размерах?

– Для повышения их числа, насколько я понимаю. Чем больше элементов, тем выше вычислительная мощность. Это понятно, как с нейронами.

– Ну, что-то вроде того, – подтвердил Андрей. – Вот возьмем элемент, отвечающий за организацию бита. Сейчас он содержит в себе десять в пятой степени электронов. Но все равно вычислительных мощностей не хватает катастрофически. Логично уменьшать дальше?

– Логично, – сказала Светлана. – А технология позволяет?

– Еще как! Уже в начале тысячелетия мы умели подвешивать в вакууме один-единственный атом, но вот считать на нем – проблема.

– А что мешает? – Было слышно, как Светлана щелкает клавишами компьютера, записывая разговор.

– Квантовый шум.

– Что за зверь?

– Ну, ты должна знать, что законы квантовой механики принципиально нелокальны как во времени, так и в пространстве. Нельзя говорить о положении и скорости частицы, можно лишь прикидывать вероятность ее обнаружения в некоторой зоне пространства, а двигаться она будет в некотором диапазоне скоростей.

– Ага… Я поняла суть проблемы. Если ты организуешь бит на одном атоме, то говорить о каком-то нуле или единице смысла нет?

– Ну, не так все плохо, – усмехнулся Андрей. – Обычный бит находится четко в одном из двух состояний. Либо ноль, либо единица. Атом мы тоже можем завесить в одном из двух состояний. Верхний энергетический уровень будет единицей, а нижний нулем.

– Не выйдет, – догадалась Светлана. – Что-то среднее будет между нулем и единицей. Так? Можно будет говорить лишь о вероятности обнаружения бита в одном из логических состояний.

– На практике еще сложнее, – подтвердил Андрей. – Согласно принципу суперпозиции, квантовый бит, или, проще, кубит, будет представлять собой линейную комбинацию состояний классического бита.

– И как вы это обходите? – спросила Светлана, отстукивая клавишами.

– Еще в восьмидесятом году Юрий Манин предположил, что для кубита можно создать некий алгоритм, который превратит квантовый шум из препятствия в новую сверхэффективную систему вычислений. Но он был молодым и русским, так что никто к нему особенно не прислушался. Зато Ричард Фейнман привел достаточно убедительные аргументы в пользу того, что квантовая машина не только возможна, но и благодаря принципу суперпозиции состояний квантовых битов будет несоизмеримо мощнее классических.

– Тогда все ясно. – Светлана перестала стучать. – Квантовая машина в неупорядоченной базе данных будет чувствовать себя как рыба в воде.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное