Дмитрий Янковский.

Флейта и Ветер

(страница 5 из 35)

скачать книгу бесплатно

– Конечно. Если это так и есть…

– Все равно. Так не говорят. Так можно только чувствовать. А я тебе подарок купила. Смотри. – торопливо заговорила она, чтобы побороть смущение.

Инна достала из сумочки завернутую в целлофан статуэтку, изображающую сгорбленного узкоглазого старика с раздутыми от ветра одеждами.

– Ого! – Сергей бережно принял подарок. – Дядюшка Попутный Ветер.

– Ты же их собираешь, да?

– Какая ты умница! – Он хотел поцеловать ее в щеку, но не решился. – Где ты его взяла?

– На Блошинке. Один пьянчужка продал совсем за бесценок. Мне хотелось сделать тебе приятное. Глупо, да? Светка говорит, мужикам нельзя подарки делать. А мне хочется иногда подарить хорошему человеку что-нибудь. Ну хотя бы мелочь какую-то, но чтоб она его обрадовала. Я деревня, да?

– Нет… – Сергей покачал головой. – Ты не глупая. Это Светка твоя – дура набитая.

– Удивительно! – Инна скинула туфли и вошла в комнату. – Этот пьянчуга постоянно выносит какой-то антиквар. Но этого старика он пытался продать полгода. Наверное Дядюшка Попутный Ветер – для тебя.

– Наверное! Спасибо! – Сергей поставил старичка на полку стеллажа на самое видное место.

– А ты картины тоже любишь только японские? – как бы между прочим спросила она, окинув взглядом стены.

– Ну… Это просто подарки от разных людей.

– Тогда я тебе тоже одну принесла. Только это не картина. Так, из киоска «Союзпечати». Календарь. Если не хочешь, не вешай, мне на нем просто картинка очень понравилась. Светка говорит, что у меня вкуса нет. А мне нравится. Смотри.Только не смейся.

Инна вернулась в прихожую и достала из пакета свернутый в трубочку календарь. Развернула. На синем фоне северной ночи острыми льдинками сверкали звезды, а по заснеженному склону горы бежала стая волков. В гриве вожака, сильного, матерого, запутался ветер, и высоко наверху тоже был ветер – сдувал вихри снега с ледяного пика.

Сергей смотрел секунд десять, потом улыбнулся.

– Ты знаешь, в этой картинке есть настроение. Сейчас я возьму булавки и мы ее привесим на подобающее место. А Светку свою поменьше слушай. Что она для тебя – авторитет?

– Ну… Она такая… – задумалась Инна. – Она городская, а я – деревня. Она умная.

Инна разгладила плотный лист, и Сергей приколол его к обоям булавками.

– Мне нравится. – он отошел на шаг и оглядел работу оценивающим взглядом. – Особенно вожак.

– Он похож на тебя. – Инна все же осмелилась сказать, что думала. – Сильный, загадочный, и на две трети состоит из ветра.

Сергей улыбнулся.

– Тебе бы стихи писать. – без тени насмешки сказал он. – Ладно. Пойдем чем-нибудь пообедаем. Я специально ждал тебя.

Инна уже не раз пробовала помогать Сергею по хозяйству, но тот только отшучивался. Мол, на Востоке лучшим поваром считается мужчина.

– Давай помогу. – предложила она и сейчас.

– Зачем тебе?

– Я привыкла, что я это должна делать. Мне неудобно…

– Почему-то мне кажется, что у тебя об этой привычке не самые лучшие воспоминания. – нахмурился Сергей.

– То другое.

А с тобой мне даже хочется сделать что-нибудь вместе. А то я как в гостях… – она смутилась. – В том смысле, что я принцесса, что ли? Или безрукая какая?

– Уговорила. Тогда порежь лук. – он достал из холодильника мясо и взял еще одну доску. – Сегодня у нас отбивные. Не возражаешь?

– Наоборот! Я как раз думала о куске мяса. Так проголодалась! Слона проглочу!

Сергей ловко справился с двумя огромными кусками телятины. Инна почистила луковицу, смочила нож водой и стала резать. Сергей швырнул мясо на сковородку, и раскаленное масло зашипело, покрывая куски румяной корочкой.

Внезапно зазвенел телефон. Инна едва не порезалась от неожиданности.

– Алле! – снял трубку Сергей. – Да! А нельзя отложить? Срочно? Позвони кому-то другому… Никого нет? Черт! Ты меня так обламываешь! Ну хорошо.

Пятна света и тени заметались на столе. Во дворе зашумели липы.

Инна с тревогой заметила зябкие мурашки на руке Сергея.

– Что-то случилось? – осторожно спросила она.

– Мне нужно уйти. Прямо сейчас… Срочная работа. Одна страховая компания заказала нам очень сложную съемку. Там должен быть взрыв дома и куча людей. В общем очень дорого все. А тот человек, который должен был снимать, куда-то пропал. И больше никого не могут найти. Так что…

Он торопливо вытер руки полотенцем и пошел в прихожую.

– Ты надолго? – спросила Инна.

– Кто ж знает? – вздохнул Сергей. – Может до утра, а может и нет.

– А можно с тобой? – растерянно спросила Инна.

– Не надо. – Сергей уже одел туфли и взялся за дверную ручку. – Там мне будет не до тебя.

Инна опустила взгляд:

– Мне без тебя тревожно… А с тобой очень спокойно и хорошо, мне уже год не было так хорошо, как в эти три с половиной дня. Может быть, я не имею права, но мне хотелось бы… В общем. Я не знаю, как мне относиться к тебе…

– Просто мы мало знаем друг друга. Не спеши. Все. Пока! Не скучай.

Он чмокнул Инну в щеку, и пока она, ошеломленная, не знала, что сказать, выскочил на площадку:

– Мясо сгорит! – крикнул Сергей, сбегая по лестнице.

Инна закрыла дверь и снова почувствовала, как тревожно бьется сердце.

Стараясь не замыкаться на беспокойных мыслях, Инна вернулась на кухню и перевернула мясо на сковороде, уменьшила огонь, дорезала лук. Не смотря на влажный нож, пара слезинок все же упала на деревянную доску. Мясо тем временем обжарилось до золотистой корочки. Инна добавила воды, высыпала лук, накрыла крышкой и оставила тушиться, прикрыв огонек до самой маленькой величины. Чтобы сквозняк не задул газ, она закрыла форточку, и занавески перестали метаться.

Инна пошла в ванну умыться.

Плеснув лицо холодной водой, чтобы успокоить слезы, она намылила руки и в задумчивости присела на край ванны, облокотившись о раковину. Странный этот Сергей, не поймешь – нравится она ему или нет. Она пристально вгляделась в зеркало над стеклянной полочкой. Внутренняя усталость оставила на лице следы. Пройдет. Инна наконец решилась признаться себе в том, в чем боялась признаться Светке. Да, она влюбилась. Или очень хотела влюбиться? А он?

Инна попробовала представить, как будет выглядеть с очень короткой стрижкой и крашенными в красное волосами. Забавно. Ну и пусть. Жизнь так изменилось, что было бы глупым, не изменить вместе с ней внешность. Она ополоснула руки и снова, теперь уже не торопясь, умыла лицо. Ласковая прохлада расслабила мышцы на лбу.

Стянув через голову пестренький сарафан, девушка открыла горячий кран, заткнула отверстие ванны металлической пробкой. Наверно ей столько лет сколько этому дому. Инна с удовольствием села в бурлящую от напора воду. Закрыла глаза, зачерпнула ладонью и намочила волосы. Когда ванна наполнилась больше чем на половину, выключила кран и легла. Тело стало легким, а потом и вовсе перестало чувствоваться. Только дыхание нарушало тишину. Вода замерла в неподвижности – тонкая пленка над чем-то. Граница сред. Зеркало, сквозь которое видно.

Инна вспомнила, как в детстве любила часами смотреть на гладь озера. Там всегда были блики, помогавшие воображению рисовать удивительные картинки. Сны наяву.


Все тогда было огромным – расстояние, время. И деревья были большими, и ягоды земляники. Можно было носиться по огромной плоской поляне, хохоча и визжа от удовольствия. Детское возбуждение передалось телу, потекло вместе с кровью, превращаясь совсем не в детское. По коже пробежали сладостные мурашки, Инна закрыла глаза и облизнула подсохшие губы. И вдруг возбужденной кожей почувствовала чей-то взгляд.

Глаза распахнулись резко, как окошко от ветра.

В ванной никого не было. Но ощущение чужого присутствия не ослабело, даже как будто усилилось. Инна села и протерла защипавшие веки.

Ощущение взгляда было тяжелым, неприятным, каким-то цинично оценивающим, таким отчетливым, что захотелось прикрыть наготу. Она так и сделала – встала и потянулась за полотенцем, боясь глянуть в собственное отражение. Страх казался глупым, необоснованным, Инна попробовала в нем разобраться и поняла, что боится увидеть в зеркале чужое лицо.

– Нервы. – сказала она вслух.

Но даже собственный голос показался чужим.

Собравшись с силами, Инна посмотрела в зеркало.

Отражение было ее, даже легкий испуг отобразился без искажений, но за расширенными зрачками словно стоял кто-то еще. Инна сразу почувствовала – мужчина. Только мужчина мог смотреть с таким вожделением и в то же время настолько оценивающе. Взгляд пробежал по лицу, по шее, по напрягшимся соскам…

Инна накинула полотенце на плечи и запахнула грудь. Ниже в зеркало видно не было. Она с насмешкой показала отражению язык и вышла в пронизанную солнцем комнату. Инна отбросила полотенце, открыла шкаф и надела футболку почти до колен. Странный взгляд крепко засел в памяти, казалось, что она его уже ощущала. Совсем недавно, дня три назад. Может отец так смотрел, но она сама себе не позволяла в этом признаться? Нет, кто-то другой…

Она вернулась в ванную и смело глянула в отражение. Ничего.

– Точно, нервы. – шепнула она и отвернулась к выходу. – Глупости все это!

И тут же взгляд впился в спину..

Оборачиваться Инна не стала, вышла и зло захлопнула дверь.

Судя по запаху из кухни, мясо уже дозрело.

* * *

После обеда следователь Терентьев проезжал мимо морга и решил сам забрать результаты вскрытия Георгия Суашвили.

– Останови здесь. – попросил он водителя.

Вышел, захлопнул дверцу. Машина осталась у края дороги.

Окна морга снизу были закрашены белой краской, где-то в подвале урчал холодильник. Следователь подошел к двери и вдавил кнопку звонка.

Возле угла здания стояла невысокая девушка лет двадцати пяти, прижав к уху мобильник. Кожаные брюки, тоненький свитерок. Следователь невольно прислушался.

– Иван Сергеевич, здесь скорее всего десантник. Да, я понимаю, но не смотря на это в него всадили полный рожок и десять пуль из «стечкина». Только после этого он скопытился. Да, результаты я сейчас заберу, но и без них на лицо факт прорыва.

Терентьев прислушался внимательнее и убрал палец с кнопки звонка.

– Девушка! – окликнул он незнакомку. – Можно вас на минуточку?

Он сошел с крыльца и шагнул к ней.

– Отвали. – бросила девушка через плечо.

– Подождите. – Терентьев достал удостоверение из кармана брюк. – Я следователь…

– Мне насрать. – девушка глянула ему прямо в глаза.

Следователь почувствовал, что тело стало каким-то чужим, ноги и руки отдельно, а разум словно накрыли мелкоячеистой сеткой. И тянут.

Он остановился, потряс головой. Девушка усмехнулась.

– Иди куда шел. – твердым голосом сказала она и взяла Терентьева за руку. – Только не забудь вынести мне результаты вскрытия. Давай, давай.

Следователь чувствовал, что им управляют, но противиться не мог, ноги сами понесли к двери морга. Снова палец на кнопку. Звонок.

Наконец дверь открылась. Терентьев механически показал удостоверение парню в клеенчатом фартуке поверх одежды и вошел в заваленный трупами коридор. Лежали в основном по-домашнему одетые бабушки..

– Макс, что с тобой? – удивился санитар. – Э, алло! Это я.

Следователь оглядел его мутным взглядом.

– Материалы вскрытия. – бесцветным голосом сказал он.

– Так… – усмехнулся санитар. – До чего же много чокнутых в этом городе… Даже среди порядочных людей.

Он подошел к висящей на стене аптечке и достал двухсотграммовую бутылочку спирта.

– Возьми-ка. Сейчас я воды принесу.

Он ушел в лаборантскую и вернулся с полным стаканом.

– Давай, давай. Поставь крышу на место.

Терентьев послушно поднес бутылочку ко рту и сделал три полных глотка. Закашлялся, но взгляд прояснился.

– Пей. – лаборант забрал бутылочку и сунул в руку стакан с водой.

Воду Терентьев выпил уже осмысленно. Снова закашлялся.

– Колян, ты чего? – выпучил он глаза. – С порога… Спиртом… Охренел совсем?

– А зачем пил? – хитро прищурился лаборант.

Следователь задумался, не находя ответа на простейший вопрос.

– Тебя переклинило. – охотно пояснил Коля, принимая стакан обратно. – Такое бывает. Знаешь, я даже статистику веду. Как какое-нибудь странное тело привозят, так людей начинает клинить. То лаборантов, то сторожа, то ментов. Ходят как куклы, пока им шило в пасть не вольешь. А бывает и хуже.

Следователь ощутил черезмерность дозы – в голове начинало шуметь, мир приобретал оттенок потешности.

– Хуже? – языком управлять становилось сложно.

– Ну. Ваську, моего сменщика, помнишь?

– Видел на прошлой неделе.

– Так с ним вообще был прикол. – Лаборант усмехнулся. – Закончил Вася смену, а я его жду возле морга, мы с ним созванивались насчет побухать. Вываливает он и кричит, мол, привет, Колюня, ща я переоденусь и выйду. Я закурил, жду. Вдруг слышу, заднее окошко, со стороны холодильника, бац и вдребезги. Ну, думаю, нифига себе! Типа «кино и немцы», окна бьют. – Он поставил бутылочку на место и пошел в лаборантскую. – Короче, забегаю я в морг, а там Вася сидит на жопе, глаза по пять копеек, окно разбито и, прикинь, одного жмурика нет!

– Ну вы и молодцы набираться… – усмехнулся Терентьев. – От вас уже мертвяки бегают.

– Да хватит тебе прикалываться! – обиделся Коля. – Я сухой был, как говно на морозе. Так не в этом прикол! Угадай, какими словами меня встретил Васек?

Следователь вопросительно поднял брови. Пол под ногами уже ощутимо качался.

– А! Интересно? – самодовольно заключил лаборант. – Он мне говорит, мол, привет Колюня. Прикинь! А мы виделись три минуты назад.

– Горячка белая, одна штука. – поставил диагноз Терентьев.

– Да хрен там! Он как пошел мне втирать! Типа вломились в дверь мужики в черных масках, отоварили Васю и сперли жмурика. Через окно вытянули. В дверь вломились, ты понял? А я как раз у той самой двери курил. Мало того, он даже не помнил, что я ему звонил! Короче, несколько часов у него из памяти вышибло, а вместо этого в башке всякий бред.

Он посмотрел на следователя и безнадежно махнул рукой.

– Не хочешь, не верь. Только я говорю, последние года три такое часто бывает. Мне и в других моргах похожее видеть приходилось.

– И что, жмурика так и не нашли? – ради приличия поинтересовался следователь.

– Нет. Хотя знаешь, мы его не сильно искали. Бомжара неопознанный. Кому он нафиг нужен? Обуза одна. Мы потом выдрали лист из журнала и вписали оставшихся заново. А этого словно и не было.

– Жулики. – безразлично буркнул Терентьев. – Небось таким же способом продаете трупаков разводчикам, которые из них делают древнеегипетские мумии для коллекционеров?

– Не пойман, не вор. – съехал с темы Коля.

– Поймаю, поздно будет. Давай материалы по вчерашнему психу, да я поеду. Блин, на работу после такой дозы лучше не появляться. Надо придумать отмазочку.

– Жулик. – съязвил лаборант.

– Иди ты… – пьяно ответил следователь.

Колюня фыркнул и вынес папку с результатами вскрытия.

Терентьев взял, слегка покачиваясь вышел из морга и с наслаждением вдохнул свежий воздух без запаха формалина.

Недалеко от крыльца нетерпеливо переминалась с ноги на ногу симпатичная девушка в кожаных брюках и легком свитере. Увидев следователя с папкой в руке, она целенаправлено подошла к нему.

– Давай. – протянула руку за папкой.

– Мы знакомы? – заинтересованно улыбнулся Терентьев.

Папку он рефлекторно отвел за спину.

Девушка замерла, в глазах мелькнуло непонимание. Следователь улыбнулся шире и пьяненько оглядел незнакомку с ног до груди, останаливаясь взглядом на заинтересовавших местах.

– Нажрался… – медленно выговорила она и попятилась. – Вот черт…

Терентьев замер в совершенном непонимании. И вдруг девушка бросилась на него, как кошка.

Даже после приличной дозы спирта рефлексы сработали на удивление четко – следователь отшатнулся, пропустив иглу мимо тела и ударил открытой ладонью девушку в грудь. Она коротко вскрикнула и упала на спину, но тут же по-кошачьему извернулась и рванула в сторону. Сначала на четвереньках, потом с низкого старта в бег.

Терентьев не раздумывая бросился за ней. Однако на бегу незнакомка чувствовала себя гораздо лучше, чем в рукопашной. Она перебежала дорогу, едва не попав под машину, и юркнула в арку проходного двора. Следователь поддал жару.

На него засигналили, взвизгнули тормоза.

– Псих ненормальный! – крикнула через окошко машины молодая водительница. – Ментов на тебя нет!

Влетев во двор, Терентьев понял, что отстал серьезно. Пришлось собрать все силы и надбавить еще. Девушка перепрыгнула через песочницу детского городка, выскочила на другую улицу и, пробежав метров десять, свернула в проулок.

Следователь за ней.

Но не успел он перебежать дорогу, как прямо возле него остановилась черная «Волга» с синей мигалкой на магните..

– Садитесь! – через окно крикнул водитель.

– Давай в проулок! – скомандовал Терентьев, запрыгнув на переднее сиденье. – Вовремя ты!

Завизжала резина на старте и машина снарядом влетела в узкое пространство проулка. Заднее колесо гулко подпрыгнуло на бордюре. Водитель ругнулся, едва не задев крылом мусорные контейнеры, в небо взыилась целая стая откормленных голубей.

– Вот она! – привстал с сиденья следователь.

Девушка бежала изо всех сил, прижав к уху мобильник, но расстояние сокращалось стремительно. Она бросила трубку запазуху и метнулась куда-то вбок, скрывшись из виду.

– Черт… – водитель все же вписался в очередной контейнер.

Мусор из перевернутого бака лавиной догнал машину.

– Стой! – выкрикнул следователь.

«Волгу» занесло юзом и она стала, порыкивая мотором на холостых оборотах.

– Где эта бегунья?! – Терентьев выскочил из машины.

– А хрен ее знает… – водитель виновато пожал плечами. – Чертова мусорка…

Следователь осмотрелся. От неопрятной лужи шла короткая цепочка следов к измазанной мелом двери подвальчика.

– Туда! – радостно закричал Терентьев и всем телом навалился на дверь.

Та отлетела, как от удара пушечного ядра. Но через пыльные стекла подвальчика пробивалось достаточно света, чтобы понять – внутри никого нет. У стены подвальчика обрывалась цепочка мокрых следов.

Водитель вбежал следом.

– По моему я перебрал… – с трудом отдышался Терентьев. – Ты что-нибудь понимаешь? Куда она могла деться?

– Нет, хоть и трезвый. – водитель присел на корточки и потрогал следы. – Вот так дела! То кровь замерзает, то следы у стены кончаются… По-моему мне в отпуск пора.

От толкнул несколько раз кирпичную стену. Но было ясно – она не шевельнется.

– И мне пора… – уныло вздохнул Терентьев. – Надо вызывать экспертов.


Группа приехала только через час – эксперт с помощником. Они, без лишних предисловий, принялись лихо окучивать дверь с помощью порошков, кисточек и ультрафиолетовых ламп.

– «Пальчики» четкие и совсем свежие. – прокомментировал помощник.

– Сфотографируйте. – кивнул Терентьев. – И напишите мне хоть что-нибудь внятное про эти следы.

5.

Инна вышла на балкон и чиркнула зажигалкой. Подкурила. Тревога неясная и от того гнетущая давила не сердце. Инна вздохнула.

От неба на крышу стекала влажная прохлада, наверно ночью опять соберутся тучи. Сигаретный дым остывал и медленно струился вниз, к ароматным листьям лип в палисаднике. Отражения в стеклах отливали цветом остывающего заката – темный обрез домов на фоне светлого неба. Тягучее лето затопило город по самые крыши. Теплое, ароматное, терпкое и пронизанное неиссякающим солнцем, будто прекрасно приготовленное вино. Белое, с золотистым оттенком. И тут же захотелось вина, медленно отпивать из бокала и прислушиваться к густому запаху лип.

Инна присела на корточки и глянула сквозь прутья во двор. Крики резвящейся детворы весело метались между стенами, мальчишки играли в войнушку, отстреливаясь из-за деревьев, а девчонки собрались в кучку и громко выкрикивали считалочку:


Наступает месяц май,

По проспекту шел трамвай,

В нем сидел слепой Бабай.

Кто увидел – убегай!


После этого выкрика они, как стая воробьев, бросились врассыпную, а девчушка с завязанными глазами пробовала поймать их на слух.

Чуть дальше одноногий старик возился с мотором старенького «Запорожца», перехватывая костыль то одной, то другой рукой.

Инна уговаривала себя не бояться, потому что на балконе у Сергея явно ничего не грозит, но страх из моральной категории превратился в физическую. И умиротворенную картину неторопливого летнего вечера портили неприятные спазмы под ложечкой.

Трель дверного звонка заставила вздрогнуть.

Инна швырнула сигарету и на цыпочках прошла в прихожую и посмотрела в глазок.

– Это я! – отозвался из-за двери Сергей.

Она повернула ручку замка и впустила его в прохладу прихожей.

– Наконец-то… – воскликнула Инна.

– Представляешь? Какая-то кутерьма. Только началась съемка, появляется тот Иван, который должен был работать сегодня. Оказывается он ехал с дачи и попал в пробку. Прорвало канализацию, «Москвичи» позастревали в воде, и он никак не мог выбраться из затора. Ну тем лучше. – Сергей хитро улыбнулся и повесил пакет на вешалку. – Зато я тебе кое-что принес.

Инна даже не успела предположить, что лежит в непрозрачном пакете, когда Сергей достал за горлышко зеленоватую бутылку вина.

– Белое, сухое. – прочел он на этикетке..

– С золотистым оттенком. – добавила она и посмотрела Сергею в глаза.

– Точно. – он разулся и отнес бутылку на кухню. – «Крымский эдельвейс». Хочешь?

– Ты не поверишь, но перед твоим приходом я стояла на балконе и думала, что лето похоже на белое сухое вино. И что я устала от страха и хочу випить.

Сергей поднял крышку сковороды и втянул носом ароматный пар.

– У тебя руки золотые. – Он выдвинул ящик стола и достал штопор. – Пахнет просто замечательно.

Инна села на стул и положила руки в полоску света, падающую из окна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное