Дмитрий Янковский.

Флейта и Ветер

(страница 1 из 35)

скачать книгу бесплатно

Часть первая
Город

1.

Свежий ветер задул первую спичку. Вторая полыхнула огнем и превратила кончик сигареты в серую рыхлость пепла. Дым был приятным. Инна поправила волосы и присела у самых перил.

Над пирсами порта в солнечном свете кувыркались чайки.

Внизу, возле парка, стояла гаишная машина. Молодой сержант заметил девушку на балконе и что-то шепнул напарнику. Оба пошленько засмеялись. Инна поморщилась, отвела взгляд и стряхнула вниз пепел. Все-таки она еще «деревня», как говорит Светка. Та бы и ухом не повела. Докурив сигарету почти до фильтра, щелчком отправила подальше от окон.

Пора на занятия.

Инна вернулась в комнату, кинула в сумочку конспекты и спешно спустилась на улицу.

Трамвай подошел почти сразу же. Ехать не долго, указанная в конспекте лаборатория оказалась почти рядом с домом. Трамвай качало, как на волнах, колеса звенели на стыках, дома и деревья медленно проплывали мимо. Сквозь ветви било высокое солнце, создавая в глазах сонное мельтешение. Облака выглядели бронзовыми собаками, нарисованными прямо на небе.

Трамвай остановился на углу восьмой линии. Инна несколько раз моргнула, стряхивая наваждение, и вскочила, вспомнив, что здесь выходить. Когда двери открылись, она сразу заметила сидящую на скамейке в скверике Светку.

Махнула рукой.

– Привет! – однокурсница тоже заметила ее и поднялась со скамейки навстречу. – Ты знаешь куда идти? Я, как всегда, все прослушала…

– Найдем. – Инна поправила на плече сумочку и оглянулась, прикидывая, где бы мог быть нужный дом. – Наших еще нет?

– Вообще-то еще рано, все соберутся позже. Пойдем искать. Я тут уже десять минут. Чуть не уснула… – Светка потянулась по-кошачьи прогнув спину.

Инна бросила на подругу восхищенный взгляд – надо же, как у нее все красиво и легко получается. Инна никогда бы не рискнула потянуться прямо на улице – неудобно. А Светке – хоть бы что, как будто так и надо.

– У меня нарисован план. – Инна достала конспект. – Восьмая линия, дом 67…

– А… Это где-то рядом. – заметила Светка и они направились смотреть номера по восьмой линии.

Прямо на остановке, чуть поодаль от кучки народа, стояла миленькая девчушка с таким наивным взглядом, что ее возраст определить было сложно. Может быть тринадцать, а может и все восемнадцать. На плечах белый, почти прозрачный платок, в руках пачка брошюрок. Она улыбалась всему миру и явно хотела, чтобы весь мир улыбался в ответ. Мир реагировал вяло. Девчушка бросалась навстречу прохожим, предлагая приобрести яркую книжку.

– Достали эти кришнаиты! – буркнула Светка.

Девушка как-то внезапно очутилась перед Инной. Слово «Хаббард», написанное оранжевыми буквами на обложке хищно кинулось в глаза. Что-то среднее между «хапать» и «терзать» послышалось в нем Инне.

– Нет! – она отдернула руку, будто книга была из раскаленной фольги и, схватив Светку за локоть, прибавила шагу.

– Ты что, ненормальная? – Светка забрала руку. – Нельзя же быть такой деревней! Чего шарахаться-то?

Они прошли шагов двадцать, прежде чем Инна смущенно ответила.

– Не знаю… Я их почему-то боюсь.

Такие люди похожи на сумасшедших.

– Сама ты сумасшедшая… – Светка выразительно покрутила пальцем возле виска и пошла дальше к маленькой желтой часовенке приспособленной под культурное заведение. – Каждый человек может верить, во что хочет. Тебя волнует?

– Разве я им мешаю? – Инна пожала плечами. – Но и я верю в то, что считаю правильным. А от этих… Какое-то неприятное ощущение. Будто запах.

– Запах?! – Светка усмехнулась. – И она еще говорит что-то про сумасшедших…

Инна достала из под рубашки латунный крестик на позеленевшей цепочке.

– Можешь смеяться, но я верю в Бога. – уверенно сказала она и поцеловала крестик.

– В Иисуса Христа? – небрежно фыркнула Светка. – Уже не модно. Вот я недавно была на дискотеке тантристов. Круто! Энергии и все такое, все друг друга любят. Никаких тебе грехов. Можно обниматься с кем хочешь. Гораздо прикольней, чем стоять на коленях и биться головою об пол. А то, что это за вера – какое-то непорочное зачатие? Чушь! Что же теперь, все кто зачат порочно – грешники? А как по-другому-то? О, нам как раз сюда! – Светка остановилась перед маленькой арочкой. – Восьмая линия, дом шестьдесят девять. Шестьдесят седьмой должен быть внутри, во дворе.

– Мне кажется, это не вера, когда все можно. Это как звери получается… – сурово нахмурилась Инна.

– Ну и фиг с ней, с этой верой. Мне кажется, это не тема для разговора. – улыбнулась Светка и посмотрела на часы. – У нас еще целых тридцать минут… Все цапаются, когда речь заходит о вере. Давай лучше возьмем по бутылке пива и посидим в каком-нибудь дворике. Я знаю тут один.

– Перед занятиями? – неуверенно глянула на нее Инна.

– А что такого? Ты меня удивляешь. – хмыкнула Светка. – Это ж не лекция. Так, развлекуха, экскурсия.

Инна решила не возражать – Светка лучше знает, она питерская.

Они взяли две «Балтики» и побрели по Малому проспекту в сторону кладбища.

Квартала через три Светка нырнула в арку и подружки оказались в пустынном дворе. Лавочки, качели – все как положено.

– У! – резко выдохнула Светка, и эхо заухало в ответ серым филином.

На лавочке вылизывалась большая белая кошка, и подруги решили ее не пугать.

Светка первая заняла качели. Попробовала оттолкнуться, но несмазанное железо жалобно запищало. Инна осторожно опустилась рядом на потертое сиденьице скрипучей карусельки.

Кошка оценивающе осмотрела девушек и снова лизнула шерсть.

Светка открыла бутылки, подцепив одну другой. Она очень ловко умела это делать.

Звуки города доносились во двор глухо, как из другого мира.

– У тебя сигареты есть? – спросила Светка, сделав несколько крупных глотков.

Инна достала из сумочки пачку «Vogue»:

– Да… Твои. Ты забыла вчера.

Кошка перестала вылизываться. Она подняла мордочку и внимательно посмотрела в совершенно пустое пространство. Потом медленно повернула голову, будто следила за невидимой на стене тенью. У Инны похолодела спина. Ощутимо похолодела – словно в нее подул ледяной ветер. Светка, как ни в чем не бывало, взяла сигарету и продолжала качаться, а Инна так и замерла с протянутой пачкой.

– Тебя что, переклинило? – удивилась Светка. – Зажигалку ты дашь?

Кошка мявкнула и, сорвавшись со скамейки, рванула через двор, будто за ней погналась собака.

Но никакой собаки тут не было.

– Слушай… – почему-то шепотом сказала Инна. – Давай отсюда уйдем.

– Почему? – Светка перестала качаться.

Потянуло приземистым ветерком.

Во двор въехала красная «Нива», мотор басовито урчал, отбрасывая от стен многослойное эхо. За рулем черноволосый парень, а рядом с ним…

Инна даже не сразу поняла, что это такое, лишь через пару секунд догадалась, что это мужчина в жутковатой маске – шлем, окуляры, витой провод за ухом. Словно робот.

Мужчина распахнул дверцу и выскочил на асфальт.

– Он вошел! Алексей, будь наготове. Засветка «Эль шесть». Точно, первый подъезд!

Эхо толкнуло нависшую тишину двора.

Незнакомец снял шлем с окулярами и оказался обычным мужчиной – лет сорок на вид.

– Передай Ирине. – сказал он водителю. – Сейчас пойдет на нее.

Парень за рулем что-то сказал в сотовый телефон. Из машины не было слышно.

Инна со Светкой замерли, не зная, что делать.

– Кажется здесь есть другой выход. – теперь и Светка сообразила, что задерживаться во дворе не стоит. – Надо рвать когти!

Из подъезда донеслись два громких хлопка, словно молотком по жести. Потом еще один. Стекло на третьем этаже звонко посыпалось вниз.

Инна сорвалась с места и побежала через кусты. Зацепилась каблуком за торчавший из земли обрезок трубы и чуть не упала, сделав несколько неприятно длинных шагов. На другом конце двора действительно была еще одна арка, Инна соскочила с бордюра и бросилась к ней по асфальту. Светкины каблучки цокали чуть сзади.

Они выскочили на улицу, перебежали дорогу и вскочили в отъезжающий трамвай.

– Что это было? – Инна никак не могла отдышаться.

– Наверно менты. – Светка неуверенно пожала плечами.

– У ментов рации, а не сотовые телефоны!

– Значит бандюки.

– В такой маске? И кого они там выслеживали? Ни кого же не было во дворе!

– Умеешь ты загрузиться… Фигня все. – философски заметила Светка. – Это Питер, привыкнешь. Если обращать внимание на все странности, крышу снесет.

Инна задумалась.

Трамвай остановился, и они снова оказались на восьмой линии. Светка первой выскочила из дверей.

– Сигареты ты, конечно, бросила. – буркнула она вышедшей следом Инне.

– Ой! – смутилась та. – Вечно я, как рохля какая-то!

– Черт! И я свою потеряла. Ладно… – выругалась Светка и вдруг воскликнула. – Никак мы от этого места не отвяжемся! Заколдованное что ли? И номер-то! Чуть-чуть и шестьдесят шесть…

– Ты что, веришь в эту ерунду? – съязвила Инна и подразнила подругу. – Это не модно. Вот тантристы…

Светка не ответила. Она все делала только по своему желанию. Вот так. Захочет – скажет, захочет – нет. И никаких угрызений совести, никаких комплексов, никакого чувства вины. Инна вздохнула и поплелась следом.

Они прошли через кирпичную арку в небольшой, совершенно квадратный дворик, заставленный милицейскими машинами.

– Ты уверенна, что правильно прочитала адрес? – остановившись, спросила Светка. – Похоже тут отделение милиции.

– Это шестьдесят девятый – отделение милиции, а нам шестьдесят семь нужен. – Инна открыла тетрадку и снова проверила запись. – Ну да! Восьмая линия, дом 67. Только что-то не похоже на лабораторию. Какая странная надпись…

На металлической табличке возле двери было выбито: «Ленинградское монтажное управление. Специализированное.»

Светка пожала плечами:

– Арендуют помещение. Какая разница, где? Даже удобно – милиция под боком.

Инна смолчала.

Недавнее происшествие во дворе, казалось каким-то очень уж нереальным. Настолько, что память отказывалась сохранять детали. Мелькнула мысль – а было ли вообще нечто необычное? Подумаешь, мужик в пучеглазой маске… Теперь это не казалось ни страшным, ни странным. Как сон – ни одной зацепки с реальностью.

Светка угрюмо копалась в сумочке:

– Может, где-нибудь завалялась одна?

Раздалось тиликанье пейджера. Светка нажала кнопку, мельком глянула на сообщение и бросила обратно.

Инна снова вспомнила происшествие во дворике. За кем же они охотились? И от кого метнулась кошка? Человек в страшной маске не выходил из головы. Она встряхнула головой, чтобы прогнать видение.

За воротами проезжали совершенно реальные машины, чирикали птицы, на другой стороне дороги копалась в урне собака. Она вытащила зубами консервную банку и сунула туда морду.

– Они меня засыпали сегодня сообщениями. – буркнула Светка. – Отключить что ли…

Она кинула коробочку пейджера обратно в сумку.

– Может быть я неправильно записала? – снова забеспокоилась Инна. – Лаборатория должна быть на втором этаже. Давай поднимемся.

– Давай! – Светка пожала плечами. – Может, там уже кто-то есть?

Дверь «Ленинградского монтажного управления. Специализированного.» бесшумно открылась, и девушки вошли в прохладную полутьму подъезда. Внутри не было ни дверей, ни вахтера, а наверх вела самая обычная бетонная лестница. Поднявшись на второй этаж они увидели ряд раздолбанных стульев и оплеванное эмалированное ведро изображающее пепельницу.

– Экспериментальная лаборатория пограничных состояний психики. – вслух прочла Инна табличку на двери.

– О! Нашла! – Светка наконец перестала копошиться в сумочке, извлекла на свет помятую сигарету и протянула ее Инне. – Прикуривай!

Инна щелкнула зажигалкой, голова слегка пошла кругом, как от слишком глубоких вдохов. Дым смешался с гулким отзвуком голоса…

– Странная какая-то лекция, да и местечко то еще. – Инна стряхнула пепел.

Светка протянула руку за сигаретой и в этот момент снова заиграл пейджер. Она недовольно полезла в сумочку:

– Мишка… Не приедет. – Она бросила пейджер обратно и наконец затянулась. – Уже третий человек просит отмазать.

Дверь с надписью «Экспериментальная лаборатория пограничных состояний психики» открылась, и в подъезд вышел высокий худой парень в белом халате с дымящейся папиросой в руке.

Он оглядел девушек со странной улыбкой и, задержав взгляд на Светке, спросил:

– На лекцию?

Он затянулся из своей огромной странной папиросы и чему-то рассмеялся. Дым, который он выдохнул, источал какой-то особенный запах. Инна мучительно пыталась вспомнить, что это такое, но не могла. Она посмотрела на Светку, та как ни в чем не бывало улыбнулась странному лаборанту:

– Ну да. А что?

Пейджер в сумочке снова запищал. Светка торопливо выхватила его и пробежала глазами сообщение:

– Что они сговорились? Сестрички тоже не придут…

Парень с гильзой странно улыбнулся и объявил, как нечто очень забавное:

– Что-то я хотел сказать? Ах, да… Эрик Рихтерович позвонил только что. Говорит – задержится. Велел пока без него начинать. Кстати. Как вас звать? Он просил обязательно составить список пришедших.

Девушки назвались.

Он вытащил из кармана блокнотик с картинкой «X-Files» и старательно записал фамилии.

– Меня зовут Игорь. – представился он и загадочно добавил. – Судя по всему больше никого не будет. Так-так. Ну что ж. Можно сказать, вам исключительно повезло.

Подруги переглянулись и пожали плечами.

Светка хитро сощурилась:

– А нельзя ограничиться только записью? А то у нас полно всяких дел.

– Нельзя. – по-прежнему улыбаясь, Игорь отрезал так холодно, что Инна вздрогнула и уронила недокуренную сигарету.

Светка не сдержалась:

– Ну что ж ты! Раззява! Последняя ведь!

Парень снова улыбнулся и протянул свою папиросу:

– Вот это попробуйте! Вам больше понравится.

Светка не стала ломаться, шумно затянулась и закрыла глаза.

– На. – медленно выпуская дым, она отдала папиросу Инне.

Та нерешительно затянулась и робко посмотрела на Игоря. Тот снова улыбнулся, и Инна поняла, что странного было в этой улыбке. Улыбалось только лицо Игоря. Глаза оставались холодными, изучающими, словно там, внутри черепной коробки, кто-то притаился и жил своей отдельной жизнью.

Инна вздрогнула.

Светка выдохнула и усмехнулась:

– Ну кто так делает! Лохушка… Смотри!

Она показала Инне, как правильно курить косяк. Инна заторможено повторила урок и закашлялась.

– У нашего профессора особенная методика обучения. С погружением… – подмигнул Игорь, и затянулся, раздувая уголек до красноты. – Ух! Какая пяточка! Крепкая паль!

Инна почувствовала, что мозг внутри черепа сдавило тугим мягким обручем. Или вату заколотили внутрь головы. Мысли беспорядочно заметались, запутались так, что стало даже немного страшно.

– Эрик Рихтерович человек э-э-э… неординарный, так скажем. Особенный. Таких часто в жизни не встретишь. И у него весьма необычное чувство юмора. – со смешком сказал Игорь и снова со значением повторил фразу. – Весьма необычное чувство юмора. Но впрочем вам представится возможность оценить тонкость его шуток. Он весьма… неординарен.

– Ну а как конкретно? – Светка довольно нагло ухмыльнулась. – Приведите пример! А то вы все говорите, что он особенный. А в чем его особенность-то? Что это за юмор такой?

Игорь снова странно засмеялся:

– Видите ли. Хе-хех… Он никогда не шутит словами. Все его шутки – это маленькие постановки, в которых люди и предметы играют практически равную роль. Иногда это короткие мизансцены, иногда полноценный спектакль. Ирония событий, в которых какая-нибудь мелочь вроде окурка вдруг приобретает решающее значение. Эрик Рихтерович истинно велик. Нечеловечески велик! – лаборант вдруг наполнился важностью и выдвинув, вперед подбородок втянул в себя последнюю раскаленную струю и, давясь обожженным дыханием, закончил фразу. – А юмор заключается в том, что все доведено до высшей степени совершенства. Впрочем, всему свое время. Сами все увидите. Хе-хех… Ладно. – Игорь выдохнул дым, поплевал на окурок, а потом разорвал его пополам и выбросил в урну. – Надо идти.

Он распахнул дверь и, пропустил студенток вперед. Девушки переглянулись и вошли в полную темноту. Лязгнул металл. Инна каким-то чутьем определила замкнутость помещения, но тут же медленно разгорелся свет и стало легче. Это было что-то вроде шлюза – со всех сторон металл. Только в дальней стене все ярче и ярче светился глазок. Этого света хватало.

– Круто… – раздался откуда-то издалека Светкин голос, хотя она по-прежнему была рядом. – Прямо как в космическом корабле. Вот это я понимаю – лаборатория.

– А Игорь этот где? – спросила Инна и заметила, что и ее собственный голос раздается откуда-то снаружи. Не так, как она привыкла слышать. Но почему-то это совсем не испугало. Даже наоборот. Все страхи сегодняшнего дня развеялись.

– Откуда я знаю? Сейчас, наверно, придет.

– Слушай. Это анаша, да? – бессмысленно улыбаясь, решилась спросить Инна.

– Ну да. – А ты что, никогда не пробовала?

Инна отрицательно покачала головой.

Щелкнули включившиеся динамики.

– Внимание, – раздался чуть искаженный голос Игоря, – Сейчас справа откроется дверь. Вам нужно в нее войти.

Часть стены с шипением отползла в сторону, выпустив откуда-то клубы пара. Инна попятилась, но Светка потянула подругу за руку.

В металлическом коридоре, свет лился из щелей у самого потолка.

– Наденьте халаты и белые тапочки. – скрипнул динамик.

– Он нас что, хоронить собрался? – рассмеялась Светка.

У Инны снова пробежал мороз по коже – обстановка напомнила металлический склеп. Внезапно прямо возле плеча с шипением открылся стенной шкаф с длинными, как саваны, халатами и белыми тапочками. Рядком.

Светка накинула всю эту стерильность поверх одежды, и поторопила насмерть перепуганную Инну:

– Ну чего ты? Прикольно же!

Едва они закончили одеваться, динамик снова сказал голосом Игоря:

– Теперь вперед по коридору. Я жду вас в лаборатории.

Коридор изгибался, словно раковина улитки, и плавно уходил вниз с левой циркуляцией. Тапочки скользили по гладкому металлическому полу, и Инна чувствовала что путь ведет только вперед, а назад уже не вернуться. Она даже оглянулась. Коридор убегал назад так же, как и вперед, но если бы позади оказалась стена, это не показалось бы удивительным.

– Светка! – почему-то шепотом позвала она подругу. – А куда он девался, когда мы вошли?

– Какая разница? – легкомысленно пожала плечами Светка.

– Тебе не кажется, что он странноват? Глаза у него какие… Видела?

– У тебя сегодня все странные. Где ты видела психолога с нормальными глазами? Вспомни остальных преподов…

Действительно, все преподы были в институте с чудиной, как говорила бабушка. Инна вспомнила и успокоилась.

Дверь появилась совершенно внезапно, деревянная, в отличие от окружающего металла. Но Инну поразило не это, а две бронзовые собаки, лежащие возле стен, как каменные львы у ворот особняка. Лаборатория и вдруг какие-то статуи. Это же не антикварный магазин.

На двери табличка: «Отв. за противопожарную безопасность Э.Р. Штамм.»

Светка храбро потянула за ручку, и дверь открылась. На пороге стоял Игорь.

За его спиной громоздилась сложная конструкция техногенного происхождения – шкалы, стрелки, ручки, кнопки. Но в отличие от приборов, которые Инна видела до сих пор, эти поражали нарочитой допотопностью, да к тому же, вместо проводов, конструкцию пронизывали прозрачные трубки с синей пульсирующей жидкостью. Он перестал улыбаться и посмеиваться. Наоборот, его лицо приобрело нарочито сосредоточенное выражение.

– Проходите. – он пропустил их в огромный зал, густо заставленный оборудованием. – Здесь мы и работаем. Эрика Рихтеровича сейчас нет, но именно он наш учитель и идейный вдохновитель, доктор наук и начальник этой лаборатории. Мы изучаем реакцию психики на необычное. – продолжал Игорь, проходя через лес стеклянных трубок в штативах. – На особые раздражители или сочетания раздражителей, которые практически не встречаются в жизни.

По трубкам в неведомые глубины стекала все та же синяя жидкость.

– Какой же тогда в этом практический смысл? – удивилась Инна.

Она себя почувствовала значительно лучше. В голове прояснилось. Даже наоборот, стало как-то особенно ясно. Казалось, что она вот-вот поймет что-то самое главное или совершит великое научное открытие.

– Огромный. – приветливо улыбнулся Игорь. – Представьте себе, к примеру, первобытного человека. Его психика была прекрасно приспособлена к раздражителям привычной окружающей среды, но если его привезти в современный город, то у него будут большие проблемы с психикой.

Лес трубок превратился в аллею, и подсвеченное снизу стекло играло, словно ледяные сосульки. Инна почувствовала, как усиливается напряжение внутри головы, через мозг побежали волны мягкой, даже приятной вибрации. Слова пролетали стайками черных букашек.

Инна сосредоточилась и уцепилась за последнюю, метавшуюся в голове фразу:

– Но ведь первобытных людей уже нет…

– Во-первых, есть. – возразил Игорь. – Тропическая Африка, Южная Америка. Пройдет всего несколько лет и им неминуемо придется столкнуться с напирающей цивилизацией. Что с ними будет? В какую именно сторону у них съедет крыша и как ее удержать на месте?

Игорь хохотнул и вышел из аллеи трубок в широкий зал, полный одинаковых станков, в которых были зажаты собаки. Овчарки, болонки, пинчеры, ротвейлеры. Из их голов и позвоночников торчали десятки электродов, провода соединялись жгутами и уползали по полу неизвестно куда. Иногда жгуты проводов неприятно подергивались, будто вялые, но еще активные мышечные волокна. Зал терялся в перспективе, на полу желтели огромные надписи: «Зона стерильности.» Матовые окна от пола до потолка впускали потоки совершенно белого света, хотя Инна была уверена, что лаборатория находится ниже уровня земли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное