Джун Боултон.

Рискованное пари

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

   Кличка Человек-факел закрепилась за Руди с начала первого курса. Как-то раз его сосед по комнате, Харальд Уэлч, обнаружил на комоде Руди стопку комиксов. На следующий день все отделение обращалось к бедняге не иначе как Человек-факел.
   – Да пошел ты! – Руди махнул на Питера рукой и вновь отвернулся. Его узкое лицо просияло. – В этом году первокурсницы вообще необыкновенные. Особенно одна, черненькая такая, с чудной стрижкой…
   – А, да, насчет этой я с тобой согласен, – сказал, успокоившись, Питер.
   – По-моему, я тоже ее видел, – произнес Куртис, сделав очередной глоток пива. – Не то чтобы писаная красавица, но в глаза бросается, черт его знает почему. Может, потому что так независимо и гордо держится?
   Уэнди подняла голову, взглянула на него не то рассеянно, не то задумчиво и тихо заиграла что-то медленно и печальное. Все опять подумали, что у них с Куртисом любовь, но не заострили на этой мысли внимания.
   – Такое впечатление, будто, глядя на всех вокруг, эта девочка никого не видит, – проговорил Питер, наконец оставляя язвительный тон. – По-моему, к такой не то что прикоснуться, но и подойти далеко не всякий осмелится.
   – Точно, – согласился Руди, вновь отбрасывая обиду и поворачивая голову. – Волосатик, что вчера танцевал с ней рядом, буквально поедал ее глазищами, а она его словно не замечала. Интересно, куда они направились, когда исчезли с вечеринки?
   Только не к черненькой в комнату и не к волосатику. Во всяком случае, не в постель, – сказал Питер, садясь на кровати. – Готов поспорить, она его отшила.
   Оливер, которому сегодня было не девчонок, неожиданно стал прислушиваться к обсуждению «черненькой». Главным образом потому, что из массы первокурсниц все его приятели выделили именно эту, причем, когда Руди только упомянул о ней, и Куртис, не особенный охотник до женщин, и Питер без лишних объяснений поняли, о ком идет речь.
   – Мне тоже кажется, что волосатику ничего вчера не перепало, – произнес Руди так сочувственно, будто переживал за длинноволосого большеглазого парня, как за себя. – Кстати, кто он такой?
   – Тоже первокурсник, – ответил Куртис. – С какого отделения – бог его знает!
   – Интересно, как эту крошку зовут… – мечтательно протянул Питер. – А, впрочем, какая разница? – Он засмеялся. – Нам все равно не видать ее как собственных ушей. Она – птица редкая. Явно недотрога и наверняка не пьет. Может, где-нибудь в Филадельфии у нее есть жених – разумеется, правильный и состоятельный, – и, отучившись в Кэмдене, она вернется к нему никем не тронутая.
   Перед глазами Оливера возник расплывчатый образ девушки с закрученными жгутом и уложенными в художественном беспорядке черными прядями волос. Гордо поднятая голова, открытый взгляд… Пестрая безрукавка поверх белой водолазки, коротенькая юбка, длинные стройные ноги.
Да-да, он где-то видел эту девушку совсем недавно, может вчера и даже, наверное, не раз… Или… Зря после разговора с матерью он так много выпил… Очень зря.
   – В Кэмдене, да и в других колледжах, любая недотрога со временем сильно меняется, – рассудительно заметил Куртис. – Вспомните, какой была наша Хилари – тихоня, скромница. А в кого превратилась к концу первого семестра? Да без нее теперь не обходится ни одна вечеринка.
   – Хилари совсем другое дело, – возразил Питер, хмуря брови. – Она была тихой, потому что ей недоставало уверенности в себе. Эта же девочка держится удивительно свободно, не заметил?
   Куртис выпятил полные губы, задумываясь.
   – Вообще-то, пожалуй, ты прав.
   – На парней, тем не менее, она смотрит совсем не так, как другие девчонки. С интересом, но как на экспонаты в музее восковых фигур, не пытаясь привлечь к себе внимание, соблазнить. Вот увидите, она никого к себе не подпустит. По крайней мере в ближайшее время.
   Оливера вдруг стало разбирать любопытство. Ему захотелось еще раз взглянуть на эту диковинную штучку, попытаться заговорить с ней, проверить, в состоянии ли он ее обольстить. В Кэмдене романы закручивались с легкостью, длились обычно недолго, а заканчивались по-разному – одни без особых последствий и драм, другие болезненно и шумно. У Оливера проблем с девицами не возникало – большинство из них шли на сближение с ним при первой же возможности. В какой-то момент он даже устал от легких побед и возгорелся желанием за кого-нибудь побороться. Похоже, судьба давала ему шанс.
   – Лично я не собираюсь с ней даже заговаривать, – заявил Руди. – Хотя увидеть в своей постели, разумеется, не отказался бы.
   – Что-то ты, Человек-факел, размечтался! – воскликнул Питер, усмехаясь. – В твоей постели! Даже я к этой куколке не подойду, а у меня в амурных делах опыта побольше, чем у тебя!
   – А я подойду! – решительно произнес Оливер.
   – Что?
   Куртис, Питер и Руди как по команде повернули головы и изумленно на него посмотрели. Даже Уэнди перестала играть и уставилась на него вопросительным взглядом.
   – Вы же про ту черненькую, которая вчера была в пестрой безрукавке и короткой юбке, да? – уточнил Оливер.
   – Да, – ответил Руди.
   – Значит, это она, – кивнул Оливер. – Я растоплю ее ледяное сердце. – Он допил пиво и поставил банку на пол.
   Последовала продолжительная пауза. Уэнди больше не играла, хоть и смотрела на гитарный гриф, словно пытаясь вспомнить какую-то забытую вещь, Куртис, Руди и Питер не отводили от Оливера глаз.
   Нарушил молчание Питер, медленно покачав головой.
   – Боюсь, дружище, тебя ждет жестокое разочарование.
   – Это еще почему? – спросил Оливер, лишь сильнее раззадориваясь.
   – Ты, разумеется, парень хоть куда, и девчонкам ужасно нравишься… – начал Питер, тщательно подбирая слова. – Но… этой черненькой вряд ли подойдешь… – Он пожал плечами, хихикнул и торопливо добавил: – Таким, как она, по-моему, нужен по меньшей мере принц. И я говорю вовсе не о деньгах.
   – А о чем же? – Оливер нимало не смутился. Он давно понял, что завоевать женщину можно и без солидного счета в банке.
   – Не исключено, конечно, что я ошибаюсь, но мне показалось… Понимаешь, этой девочке наверняка требуется человек во всех отношениях положительный, такой, каких в Кэмдене вообще нет. Под стать ей – современный, независимый, непьющий, некурящий, не глазеющий на других женщин, аккуратно выбритый, одетый с иголочки… и с незапятнанной репутацией.
   Куртис дружески похлопал Оливера по спине и рассмеялся.
   – Если тебя побрить, отучить пить пиво, курить, драться, заставить забыть об остальных девочках, среди которых, кстати говоря, масса не менее, если не более симпатичных, чем эта, крошек, тогда… Черт его знает, может, тогда она и клюнет на тебя. Но, согласись, это слишком проблематично и не имеет никакого смысла. Да, мы все обратили на нее внимание, все поняли, что она из правильных. Вот и отлично! Не будем тратить на нее время.
   – А Том Коллинз за лето стал еще мощнее, не обратили внимания? – впервые за все это время подала голос Уэнди.
   Гигант Том Коллинз занимался культуризмом и прекрасно подошел бы грубоватой рослой Уэнди. Куртис бросил на нее странный взгляд, Руди явно собрался что-то ответить, и о черненькой первокурснице все забыли бы, может даже надолго.
   Но тут Оливер решительно повторил:
   – Готов поспорить, она будет моей.
   Наступило напряженное молчание. Куртис долго присматривался к другу, пытаясь понять, шутит тот или нет, потом опять похлопал его по спине и негромко произнес:
   – Не глупи, старик. На кой черт она тебе сдалась? Если честно, Энн гораздо симпатичнее. Конечно, в ней нет этой чарующей гордости, независимости… и чистоты, но они-то и помешают тебе добиться своего, точно тебе говорю. Эта черненькая еще, чего доброго, папочке пожалуется, что к ней здесь пристают, или положительному женишку, тогда ты вляпаешься в историю. Забудь про нее в конце-то концов, выбери себе другую первокурсницу.
   Оливер упрямо сжал губы. Чем больше старались приятели, тем сильнее становилась его уверенность в том, что ему необходимо одержать эту победу.
   – Я готов поспорить. – Он с вызовом посмотрел на друзей.
   – Ты серьезно? – Питер свесил с кровати свои поросшие светлыми курчавыми волосами ноги и подался вперед.
   – Еще как, – ответил Оливер.
   Питер недоверчиво усмехнулся.
   – А что, ребята, это даже интересно. Давайте поспорим с ним, посмотрим, что из этого выйдет. В любом случае не стрясется ничего страшного, а мы позабавимся.
   Руди и Куртис переглянулись и пожали плечами.
   – Спорим! – воскликнул Питер, входя в раж. От волнения он даже посвежел, хотя вернулся сегодня с жутко помятой физиономией. – Если по прошествии месяца ты переспишь с черненькой первокурсницей, тогда я, Человек-факел и Курт скинемся и купим тебе… гм… домашний кинотеатр. Если же она пошлет тебя подальше, ты до конца семестра будешь делать за нас троих все задания по скульптурной композиции. Идет? – Он с видом победителя обвел взглядом Руди и Куртиса и устремил горящий энтузиазмом взор на Оливера.
   Это действительно интересно, подумал тот, живо представляя, как установит в этой комнате экран во всю стену и с легким сердцем выбросит старый телевизор, привезенный три года назад из дома. Развлекусь, да еще получу за это приличную награду. Красота!
   – Постой-постой, – возразил Руди. – Это несправедливо. Мы купим ему эту штуковину, и вы вдвоем будете ею пользоваться.
   – Почему это вдвоем? – спросил Оливер, боясь, что Руди все сейчас испортит. – Вы ведь постоянно торчите у нас, у себя почти не показываетесь. Я согласен.
   Он никогда не играл на чужих чувствах, не использовал женскую привязанность в корыстных целях, находил нелепой идею женитьбы ради обогащения. Сейчас же почему-то даже не подумал о том, что, ставя на кон судьбу чистой, не причинившей ему ни малейшего вреда девушки, поступает, мягко говоря, непорядочно.


   Имя сероглазого незнакомца и кое-что о нем Лесли узнала несколько дней спустя от Клэр, землячки и, как выяснилось, дальней родственницы Мириам. Они шли втроем в «Крамбли» по окончании занятий, а парень стоял на дорожке перед зданием почты и выслушивал излияния какой-то особы – роскошной блондинки в кожаных брюках и белом топе.
   – У Энн Верлен новая прическа, – констатировала Клэр. – Раньше ее волосы были прямыми и более темными.
   – Кто она такая? – тут же полюбопытствовала Мириам.
   У Лесли сложилась впечатление, что ее соседка по комнате считает своим долгом удержать в голове имена всех, кто попадается ей на глаза, узнать о них как можно больше пикантных подробностей. Впрочем, блондинка Энн и в Лесли вызвала живой интерес, ведь разговаривала она с тем, к кому все это время Лесли невольно возвращалась мыслями.
   – Энн учится на отделении керамики, на третьем курсе, – с готовностью принялась рассказывать Клэр. – Одна из самых богатых студенток Кэмдена. Безумно влюблена в Оливера Мелвина, он перешел на последний курс. Когда-то они встречались, и довольно долго, что-то около двух месяцев, но разошлись уже больше года назад.
   Ничего себе, довольно долго! – изумилась Лесли. Наш роман с Элом длился много дольше, но я до сих пор считаю его невообразимо коротким. Неужели в Кэмдене все настолько ветрены? Или лишь отдельные личности, и Оливер Мелвин в том числе? Оливер…
   Она слегка прищурилась и с невозмутимым видом посмотрела на парочку. Оливер стоял, скрестив руки на груди, и смотрел на распинающуюся перед ним Энн, как показалось Лесли, с раздражением.
   – А этот Мелвин что за фрукт? – спросила Мириам, беззастенчиво рассматривая молодых людей. – Симпатичный, я бы даже сказала, сексапильный.
   Клэр усмехнулась.
   – С тобой тут согласится большинство девчонок. Он их меняет как перчатки.
   – Серьезно? – Мириам машинально поправила волосы и расправила плечи, выпячивая обтянутую футболкой грудь. – Значит, и у нас есть шанс?
   Клэр засмеялась.
   – Я ведь говорю, Оливер весьма непостоянен. Неужели ты хочешь, чтобы он поиграл с тобой и бросил?
   – А что в этом такого? – удивилась Мириам. – Я ведь тоже с ним поиграю. Может, даже первая его брошу. О вечной любви я пока не мечтаю, считаю, что прежде должна получше изучить мужчин – одного, другого, третьего…
   – Слышала бы тебя твоя мама, – заметила Клэр, окидывая Мириам шутливо-укоризненным взглядом. – В обморок упала бы.
   – Не упала бы, – заверила ее Мириам. – Это мама сейчас такая праведная, а в студенческие годы… – Она состроила уморительную гримасу и многозначительно повела бровью. – Дядя Фил мне все-все рассказал. Только это секрет!
   Клэр залилась звонким смехом, Лесли заулыбалась. Вообще-то ей было не особенно весело – никак не хотелось верить в то, что Оливер столь непостоянен в любви, разочаровываться в нем. Ее отец и мать были вместе со школьной скамьи. Она с детских лет привыкла к мысли, что если мужчина и женщина сходятся, то это навсегда, потому в свое время и переживала так сильно из-за разрыва с Элом.
   – Оливер Мелвин личность в Кэмдене известная, – продолжала Клэр. Они шли медленным прогулочным шагом, а Энн Верлен все мучила и мучила Оливера Мелвина своими разговорами. – В прошлом году за то, что он намылил шею сынку одной влиятельной персоны из Вашингтона, его чуть не исключили из колледжа. Тогда за него вступился сам ректор.
   – Ректор? – переспросила Лесли, оглядываясь на Оливера, который теперь сильно хмурился.
   – Именно. – Клэр кивнула, и ее длинные светлые локоны подпрыгнули. – У Оливера, как все считают, талант скульптура от бога, вот на его выходки и смотрят сквозь пальцы.
   – Он часто устраивает драки? – Драчунов и задир Лесли не терпела с детства, потому склонялась сейчас к мнению, что увлеклась Оливером Мелвином слишком поспешно.
   – Не то чтобы часто, – ответила Клэр. – Просто об этом сразу узнает весь Кэмден. Вообще-то Оливер очень справедливый, попусту никогда не затевает ни скандалов, ни драк.
   – Ты говоришь об этом с такой уверенностью… – Мириам сузила янтарные глаза и взглянула на Клэр с подозрением. – Тоже небось гуляла с ним?
   – Нет, что ты! – Клэр замахала руками. – Я безнадежно влюблена в другого парня, вот уже второй год. Оливер мне безразличен.
   Она печально вздохнула, а Лесли обрадовалась: хоть кто-то в студенческом мирке Кэмдена отличается постоянством. Это вселяло надежду.
   – С ним встречалась одна моя подруга, – добавила Клэр. – Не встречалась даже, а так, сбегала к нему на несколько свиданий. Она-то и прожужжала мне все уши: Оливер бескорыстный, Оливер смелый, Оливер то, Оливер се! В какой-то момент я почувствовала, что больше ничего не желаю о нем знать.
   Я тоже, подумала Лесли. Может, он в самом деле бескорыстный и сильный, но меня волновать не должен. Мне нужен совсем другой парень – серьезный во всех отношениях. Такого в Кэмдене, может, вообще нет, хоть симпатичных парней просто тьма.
   К выходным она оправилась от легкого умопомешательства полностью и, ответив Стэнли, который всю неделю упрашивал ее пойти с ним на вечеринку, категоричным «нет», уехала на уик-энд в Кэмден-Таун к снимавшей там квартиру Анджеле Солвер.

   Оливера раздражали становящиеся все более и более настойчивыми приставания Энн. Сейчас, когда все его мысли занимала лишь операция по обольщению первокурсницы, необходимость вновь и вновь стоять у всех на виду в компании Энн его просто бесила. Если бы она была парнем, он давно объяснил бы ей, что не желает ее знать, в более резких и понятных выражениях, в крайнем случае, разок-другой двинул бы по шее. Но Энн была женщиной, а в отношениях с представительницами слабого пола Оливер не мог себе позволить и капли грубости.
   С момента заключения пари прошла почти неделя, а черненькую первокурсницу за все это время он видел лишь дважды – мельком в коридоре одного из зданий отделения искусств и в столовой, когда она проплыла мимо него, как мимо пустого места. Оливер начинал нервничать. Все шло не так, как хотелось бы. Ему и в голову не могло прийти, «что на пути к достижению цели перед ним с самого начала возникнет столько банальных, но непреодолимых препятствий.
   Подойду к ней на вечеринке, решил Оливер, обмозговывая создавшееся положение и приказывая себе не паниковать раньше времени. Даже если она не пьет, в обстановке общего веселья расслабится, пусть не внешне, то хотя бы внутренне. Подойду и сделаю вид, будто мечтаю лишь о ней. Перед комплиментами и восторженными взглядами не устоит даже такая, я в этом почти не сомневаюсь.
   Бриться перед пятничной вечеринкой он, разумеется, не стал – небольшая щетина шла ему, так говорили все девчонки. Но майку выбирал с большей, чем обычно, тщательностью и даже покрутился в нескольких перед зеркалом, решая, какая ему больше к лицу. Остановив выбор на фиолетовом, он пятерней причесал русые волосы, окинул свое отражение последним оценивающим взглядом и, найдя себя вполне ничего, вышел из комнаты.
   Вечеринка проводилась в «Пелт-хаусе». Когда Оливер туда явился, повсюду уже толпился развеселый народ. Оливер принялся искать глазами черненькую – он до сих пор не имел понятия, как ее зовут. Энн, заметив его, мгновенно оставила клеившегося к ней кучерявого типа – может, местного, а может, приехавшего к кому-то приятеля – и решительно направилась в его, Оливера, сторону. Ему ничего не оставалось, как сделать вид, что он ее не заметил, и поспешно смешаться с толпой.
   Полчаса поисков не дали никаких результатов. От напряженного рассматривания девушек у Оливера зарябило в глазах, и он потер их, начиная всерьез беспокоиться. Ему уже казалось, что лица у всех почти одинаковые и что черненьких девчонок в толпе чересчур много, когда откуда-то сзади к нему подошел Куртис.
   – Ее ищешь? – спросил он, улыбаясь невыносимо насмешливой улыбкой.
   – А ты что, помочь мне собрался? – усмехнулся Оливер.
   – С удовольствием бы, но ничего не получится, – сказал Куртис с пугающей уверенностью. – Принцессы нет сегодня на балу. По-видимому, спит, устав за неделю от учебы.
   – Ты уверен? – спросил Оливер.
   Мысли в его голове заработали торопливо и сбивчиво. Если черненькой действительно нет на вечеринке, его планам на сегодняшний вечер не суждено осуществиться.
   – Уверен, – ответил Куртис, и его полные губы опять разъехались в издевательской улыбке. – Мы здесь с самого начала, держим ситуацию под контролем. – Он кивнул в сторону бильярдных столов, и Оливер увидел скалящих зубы Питера и Человека-факела. Эти трое держались теперь вместе, как стая хищников, неотступно следующая за жертвой.
   У Оливера все перевернулось внутри. Не то чтобы его пугала перспектива целый семестр выполнять за этих болванов задания по композиции, да и без домашнего кинотеатра он, само собой, не умер бы. Выводила из себя вероятность оказаться проигравшим. Терпеть поражение было не в его духе.
   – Если хочешь, дам маленький совет, – сказал Куртис, хлопая Оливера ладонью по плечу.
   Тот посмотрел на него настороженно: ждать помощи от неприятеля он не привык.
   – Здесь ее подруга, соседка по комнате. Если познакомишься с ней, сможешь что-нибудь разузнать и о своей черненькой. Хотя бы где она сейчас находится и намерена ли явиться на вечеринку.
   Оливер прищурился и пристальнее взглянул в серо-зеленые глаза приятеля.
   – А почему ты решил мне помочь? Неужели не хочешь, чтобы я проиграл?
   Куртис оглянулся на наблюдающих за ними Питера и Руди, несколько растерянно усмехнулся и пожал плечами.
   – Ты ведь как-никак мой друг, – пробормотал он. – И потом, разве это помощь? Маленькая подсказка, не более того.
   – Как она выглядит? – спросил Оливер подумав, что подсказка Куртиса хоть и маленькая, но весьма ценная.
   – Подруга? – Куртис повернул голову. – А вон она, рыженькая, в полосатой кофте. Кокетничает с длинным носатым типом.
   – Возле стены?
   – Ага. Поторопись, а то она, похоже, исчезнет познавать с приятелем прелести свободной любви. Удачи!
   Куртис еще раз хлопнул Оливера по плечу и зашагал к Питеру и Руди. А Оливер, не теряя времени даром, направился к девушке с золотисто-каштановыми волосами, как раз оставшейся одной, – ее кавалер, ни о чем не подозревая, именно в этот момент поспешил к бочонку с пивом.
   – Привет! – сказал Оливер, радуясь, что ему не пришлось выдумывать, каким образом переключить внимание девушки с носатого на себя.
   – Привет! – Взглянув на него, она чуть расширила глаза, как будто увидела знакомого или человека, о котором многое знала.
   Впрочем, Оливер не удивился бы, если бы услышал, что ей и впрямь что-то о нем известно. В Кэмдене ему перемывали косточки все кому не лень.
   – Я Оливер. Можно тебя на минутку?
   Девица удивленно моргнула, взглянула на наполняющего стаканы носатого и кивнула.
   – Выйдем на улицу? – предложил Оливер. – Здесь слишком шумно.
   Рыженькая еще раз посмотрела на приятеля у бочонка, пожала плечами, безмолвно говоря ему «се ля ви, дружище», опять кивнула. И они с Оливером направились к выходу.
   Она явно решила, что он имеет на нее виды: оживилась, выставила вперед округлую довольно большую грудь. Оливер невольно отметил, что под кофточкой на ней ничего нет, но почему-то не придал этому особого значения.
   – А меня зовут Мириам, – сказала девица, плавным движением руки заправляя за аккуратное ушко рыжую прядь и бросая на Оливера кокетливый взгляд. Они уже брели без определенной цели по освещенной фонарями дорожке.
   – Хорошее имя, – ответил Оливер, раздумывая, как бы без продолжительных разглагольствований заговорить с ней о соседке по комнате.
   – Оливер – тоже ничего. Ты на последнем курсе учишься?
   – Да. Откуда ты знаешь? По-моему, мы незнакомы.
   Мириам рассмеялась, запрокинув голову.
   – Ты – личность в Кэмдене знаменитая. Даже первокурсницам, проведшим тут всего две недели, уже многое о тебе известно.
   И твоей подружке тоже? – спросил Оливер мысленно. Интересно, кто же посвятил вас в мои тайны? И не приправили ли рассказ выдумками?
   – Значит, ты учишься на первом курсе… – протянул он.
   – Да, – бойко ответила Мириам.
   Она была прямой противоположностью соседки. Во всяком случае, на недотрогу никак не тянула, да и на личность незаурядную тоже. Все в ней – внешность, манеры, одежда – отдавало тривиальностью и не вызывало особенных чувств, хотя в целом она была довольно симпатичной, даже соблазнительной.
   – Послушай… – Оливер вдруг решил не морочить ей голову, а сразу перейти к главному. – Твоя подруга… с черными короткими волосами… У нее еще прическа такая… гм… необычная…
   – Лесли? – От удивления и неожиданности у Мириам вытянулось лицо.
   Они остановились у фонаря, и Оливер только сейчас заметил, что щеки его собеседницы сплошь усыпаны забавными бледно-коричневыми веснушками.
   – Ее зовут Лесли? – спросил он, невольно отмечая, что имя независимой девушке с прямым гордым взглядом подходит просто идеально.
   – Да. – Мириам пожала плечами, и ее грудь, не стесненная лифчиком, мягко качнулась.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное