Джулия Тиммон.

Минуя тысячи преград

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

   Джей понимал. И уже знал, что завтра утром как миленький с утра пораньше отправится в аэропорт. Не ради Хьюстона. Ради людей, на благо которых служил. Работа была его второй страстью.
   – Хорошо, – сказал он, чувствуя странный прилив бодрости.
   – Я прилечу чуть позже, – сказал Хьюстон, и лишь по незначительному оттенку, появившемуся в его голосе, Джей понял: Хьюстон рад. – Может, к вечеру или послезавтра утром.
   – Ладно.
   – Опять? – спросил Рипли, едва Джей убрал от уха трубку.
   – Да, – ответил тот. – В Окленде. – Он ухмыльнулся. – Я хотел было отправить туда тебя, но тебе, брат, говорят, не хватает опыта.
   Рипли не обиделся. Он был на четыре года моложе Джея и работал в полиции всего пять лет.
   – Ничего, я еще покажу, на что способен! – заявил он полушутливо.
   – Не сомневаюсь! – Джей смеясь хлопнул напарника по спине. – Ума и упорства тебе не занимать. – Он внезапно посерьезнел. – Признаюсь: я рад, что у меня такой напарник. И… большое спасибо, что поддержал меня сегодня.
   Рипли развел руками.
   – По-моему, я не сделал ничего особенного. Никакого дельного совета не дал.
   – Дельный совет тут и не подберешь, – ответил Джей, поднимаясь. – Главное, выслушать, посочувствовать.
   – Ну, что-что, а это всегда пожалуйста, – проговорил Рипли, тоже вставая.
   – Если бы не ты, не знаю, что со мной было бы.

   До дома Джея довез Рип. Переступать порог своей холостяцкой квартиры впервые в жизни Джею было до ужаса тяжко. Шарлотта навещала его здесь несчетное количество раз, порой даже оставалась ночевать. Ей у него нравилось: просторно, удобно, ничего лишнего. Она бы, правда, «непременно эти голые стены чем-нибудь украсила» – картинами, панно, семейными фотографиями, разумеется в дорогих рамках. Все редкое и обязательно ценное было ее слабостью.
   Они не прожили вместе и месяца. Конечно, не из-за глупых бабушкиных предрассудков. Просто так им было удобнее. Шарлотта работала главным юрисконсультом в крупной инвестиционной компании, добираться до которой от своего дома на Скул-стрит ей было гораздо ближе. Джей же вечно мотался по командировкам, а иногда, если занимался слишком запутанным делом, пропадал в отделении до позднего вечера и даже радовался, что, возвращаясь домой ближе к полуночи, не нарушает сна возлюбленной.
   Они приспособились бы жить и под одной крышей, привыкли бы. Еще вчера, да какое там вчера… Несколько часов назад Джей только об этом и мечтал.
   «Юрист и полицейский! Отличная пара. Мы споемся, помяни мое слово»… Вспомнив эти слова Шарлотты, ее лукавую улыбку, Джей зажмурился, точно от приступа адской боли. Впрочем, адская боль его тоже терзала: в висках стучали уже настоящие кузнечные молоты.
   Надо скорее лечь спать, подумал он, торопливо проходя в спальню.
И ни о чем больше не размышлять, не то моя бедная голова лопнет, как надутый до предела воздушный шар. Может, даже хорошо, что придется опять уехать. Из этого города, подальше от нее, от чертова Кларка… Рана затянется, голова прояснится – тогда спокойно все взвешу и приму решение. Не сейчас. Сейчас нельзя…
   Интересно, почему она на это решилась? – тут же невольно мелькнуло в его мыслях. Прямо перед самой свадьбой? С моим же другом? Из чистого любопытства? Или потому что Кларк ей чем-то сильно приглянулся? Чем? Он тощеват и ростом не вышел. Зато неглуп, смазлив, поэтичен и… богат, черт возьми! Денег у него, точнее у его родителей, куры не клюют. Живет в роскошном особняке, катается на новеньком «лендкрузере». Нет! Деньги тут ни при чем! Не настолько она безнадежна, моя Шарлотта… Моя…
   Он остановился у зеркала в ванной. Глаза у него и впрямь были красные, как у алкоголика. И все лицо. Волосы стояли торчком, складка на переносице углубилась. Его взгляд остановился на сжатых плотнее обычного бескровных губах. Он целовал ими Шарлотту… Повсюду, утопая в любви и страсти… Его внезапно пробрала удушающая злоба. На себя, на свой горемычный вид.
   – Хватит! – рявкнул он, гневно и с укором глядя на собственное отражение. Тебя называют железным, так будь же им! Не превращайся в тряпку, не позволяй разным нелепостям себя сломить!
   Он скинул с себя одежды, быстро принял душ и, убрав фотографию Шарлотты с тумбочки у кровати, лег спать.


   В два часа дня по местному времени детектив Джей Уоддингтон, как обычно гладко выбритый, причесанный, подтянутый и собранный, опрашивал вчерашних заложников наряду с полицейскими Окленда и Сан-Франциско.
   Безумная игра продолжалась. Вооруженные преступники в резиновых масках президентов США и черных одеждах ворвались в Центральный банк Окленда вчера ровно в пять вечера, приказали клиентам – категорично, но в весьма учтивой форме – лечь на пол и вытянуть руки, прошли прямо к управляющему и заставили его открыть сейф. В целом на ограбление они потратили не более четверти часа.
   Странно, что в минуту нападения поблизости не оказалось наряда полиции: американские банки и страховые компании, за исключением самых мелких отделений, все эти дни усиленно охранялись. Грабители, претворяя в жизнь свой сумасшедший план, как будто, помимо исключительных умственных способностей и дерзости, пускали в ход еще и магию. Или иные сверхсилы.
   – Говорите, ими командовал самый высокий? – переспросил Джей.
   – О да! – воскликнула миссис Балджер, прижимая сухонькие руки к груди. – Во всяком случае, мне так показалось. Когда они вошли, он подал остальным сигнал – кивнул. И только после этого они стали нами командовать. Жестко и в то же время… гм… как бы вам сказать… не озлобленно, даже вежливо. Я, конечно, безумно испугалась. Сразу вспомнила ту картину… Ну как ее?.. Со стройненькой рыженькой в главной роли…
   Джей скрепя сердце в третий раз выслушал краткий и сбивчивый пересказ фильма, название которого так и не всплыло в памяти восьмидесятипятилетней Джоанны Балджер, потом многословное описание ее испуга и красочных впечатлений. Он искренне сочувствовал старушке, удивлялся, как после такого потрясения та не угодила если не прямиком в морг, то хотя бы в больницу, но был вынужден ее остановить, когда ей вздумалось рассказать еще и о загадочном сне, «наверняка вещем», который она увидела в прошлую ночь.
   – Дорогая миссис Балджер, – как мог мягко и сердечно произнес он. – Спасибо, что пришли и так подробно все описали. Надеюсь, ваши показания помогут расследованию.
   – Вы еще не знаете, что мне приснилось, – с запалом произнесла старушка.
   – Миссис Балджер! – поспешил опередить ее Джей. – Видите ли, у нас не так много времени. Мы должны побеседовать со всеми, кто был вчера в банке, до вечера, чтобы как можно быстрее продолжить расследование. У нас каждая минута на счету, вы ведь понимаете? – Он серьезно взглянул в ее маленькие водянистые глазки.
   – Да, но… – пробормотала миссис Балджер скрипучим старушечьим голосом.
   – Если мы сочтем нужным, обязательно пригласим вас еще раз, – заверил ее Джей. – Тогда вы и расскажете, что за сон вам приснился, договорились?
   – Хорошо, – послушно, точно ребенок, ответила миссис Балджер.
   Джей поднялся со стула, вышел из-за стола и пожал словоохотливой старушке руку. Может, ей было не с кем общаться, вот она и расщебеталась тут, будто весенняя птаха. Старая впечатлительная женщина. У детей и внуков, чтобы уделять таким, как она, достаточно внимания, обычно не находится времени. Джей все мог понять, но в Калифорнию прилетел не для того, чтобы развлекать несчастных престарелых.
   – Еще раз спасибо, миссис Балджер, – ласково повторил он. – Всего доброго.
   На прощание Балджер толкнула последнюю речь, украв у Джея еще драгоценных минут пять, и наконец удалилась.
   Черт знает что такое! – подумал он, хлебнув из стакана воды и бегло осмотрев бумаги на столе. Топчемся на месте, переливаем из пустого в порожнее! Не нашли ни единой зацепки…
   Дело не двигалось с мертвой точки. Показания очевидцев в точности совпадали с тем, что рассказывали свидетели в Вашингтоне, Сейлеме, остальных городах. Разгадать загадку пытались лучшие детективы, талантливые агенты Бюро, но пока безуспешно.
   Дверь с шумом раскрылась, и на пороге появилась… нога в замшевом зеленом ботинке и джинсовой штанине.
   – А это что еще такое? – пробормотал Джей, перегибаясь через стол и пытаясь увидеть, кто к нему пожаловал.
   – Я опаздываю, поймите же! Меня дети ждут! – донесся до него из коридора звучный женский голос.
   – Все опаздывают, – пробасил какой-то мужчина.
   – Да, но меня-то ждут дети! Целых пять штук! Младшему всего три годика!
   Послышалось шуршание где-то возле самой двери, а буквально через секунду перед Джеем наконец-таки предстала хозяйка ноги и ботинка. Молодая женщина с длинными каштаново-пепельными волосами. Что-то жующая, вероятно шоколадку, остатки которой, обернутые оранжево-серебристой фольгой, красовались у нее в руке.
   – Здрасьте! – воскликнула она с таким видом, будто они с Джеем виделись не в первый и даже не во второй раз. Ее румяное лицо расплылось в улыбке.
   – Добрый день. – Джей кивнул на свободный стул перед столом. – Прошу вас, присаживайтесь.
   – Угу. – Чудачка откусила от шоколадки еще кусочек, бросила на Джея шаловливо-извиняющийся взгляд, спрятала плитку в замшевую сумку, украшенную обилием разноцветных камушков и бусин, опустилась на стул, заправила за уши пряди волос и посмотрела на Джея, выражая всем своим видом: я готова, можно начинать.
   Джей помимо своей воли улыбнулся краешком рта, тоже сел и взял со стола ручку.
   – Представьтесь, пожалуйста.
   – Айлана Пэрис, – произнесла вчерашняя заложница. Ее глаза, на редкость выразительные, как у ребенка, еще не научившегося хитрить и притворяться, возмущенно блеснули. – Очередь не хотела меня пропускать. Но, понимаете, я очень тороплюсь! Могу побеседовать с вами либо сейчас, либо вообще никогда. По крайней мере, не в ближайшие дни, разве только вечером, часиков после восьми.
   – Успокойтесь, мисс Пэрис. – Джей вытянул вперед руку. – Вы уже здесь, я весь внимание. Расскажите все по порядку. Зачем вы пришли вчера в банк и когда поняли, что на него напали грабители.
   Айлана пожала плечами.
   – Поняла, что на банк напали, разумеется, в ту минуту, когда грабители вбежали в зал и приказали всем лечь.
   – А до этой минуты? Вы не слышали никакого шума, не видели вокруг подозрительных личностей?
   – Подозрительных? – Айлана на миг задумалась и покачала головой. – Нет, не видела. В банках и прочих скучных заведениях на меня, знаете ли, находит страшная тоска. Народ вокруг неинтересный, угрюмый. Стоят, что-то в уме подсчитывают, прикидывают, хватит ли им на какую-нибудь ерунду денег. Смотреть больно! Вот я и не смотрю – думаю себе о чем-нибудь более занятном.
   Джей опять улыбнулся. Еще одна болтушка! Только гораздо более молодая и явно не обделенная вниманием. Айлана Пэрис была созданием фантастическим. В ярком свитере в зелено-желто-оранжевую полоску, с переливающимися камушками в волнистых волосах, с румянцем на нежных щеках, она так и сияла здоровьем, бодростью, молодым задором. У нее были умные, внимательные глаза необычного темно-серого цвета, на удивление ясный взгляд, очень белые белки и прямые черные брови.
   Джей поймал себя на том, что слишком откровенно ее изучает, и, деловито кашлянув, перевел взгляд на разложенные перед ним бумаги.
   – Итак, прошу вас, – произнес он, вновь сосредоточиваясь на расследовании и напоминая себе, что рассматривать привлекательных девочек сейчас не время. – Расскажите все с самого начала.
   Айлана вздохнула.
   – Я пришла в банк погасить кредит. Народу было довольно много. Когда грабители вбежали и начали командовать, я только-только отдала деньги и получила… – Она резко замолчала и посмотрела на часы. – Ой, мне пора. Простите…
   – Подождите! – воскликнул Джей. Айлана Пэрис показалась ему хоть и чудаковатой, но отнюдь не глупой. Из нее можно было выудить и что-нибудь полезное. Он не мог так просто ее отпустить. – Расскажите хотя бы самое главное. Сколько их было, как они выглядели, что говорили?
   Айлана решительно поднялась со стула.
   – Я ведь не одна была в банке, – сказала она. – Побеседуйте с другими, пусть они вам все опишут.
   Джей тоже вскочил, быстро приблизился к Айлане и взял ее за запястье.
   – Послушайте: расследование в тупике, мы не имеем понятия, что делать. Преступники пока осторожничают, еще никого не убили, но, кто знает, что им взбредет в голову завтра? Мы должны опросить не просто кого-нибудь из очевидцев, а всех, каждого в отдельности. Это крайне важно, поверьте. Вы обязаны нам помочь. Слышите?
   Айлана наклонила вперед голову.
   – Но меня ждут дети, – сказала она с таким выражением лица, словно речь шла о глобальном климатическом сдвиге, предотвратить который могла только она и именно сейчас, ни минутой позже.
   – Целых пять штук… – пробормотал Джей, качая головой и отпуская руку Айланы. – Да-да, я слышал. Откуда у нее пятеро детей? – подумал он, прикидывая, что Айлане лет двадцать пять, пусть даже двадцать семь, но никак не больше. Впрочем, если начать с пятнадцати-шестнадцати, к двадцати пяти можно обзавестись и целым десятком.
   Айлана улыбнулась.
   – Правильно, пять штук. – Она неожиданно взяла его за руку, ее серые глаза просияли. – А знаете что? Давайте и в самом деле встретимся вечером? Сегодня или завтра, как вам будет удобно.
   Джей задумался. Мысль о встрече с Айланой за пределами казенных стен почему-то ужасно его обрадовала, но сегодняшний, да и завтрашний рабочий день грозил затянуться до неопределенного времени.
   – Я бы с удовольствием, – пробормотал он. – Но, боюсь, освобожусь слишком поздно.
   – В котором часу? – Айлана слегка прищурилась. – Хотя бы примерно…
   – Может, в восемь или даже в девять, – ответил Джей, внутренне напрягаясь от страха, что она может передумать.
   Айлана пожала его руку и отпустила.
   – Вот и замечательно! Давайте запишу вам адрес. Когда освободитесь, тогда и приезжайте.
   Они прошли к столу. Джей достал чистый лист. Айлана взяла ручку и крупным размашистым почерком вывела на белой бумажной поверхности несколько слов.
   – Значит, до вечера. Удачи, детектив Уоддингтон. – Она еще раз улыбнулась и тут же убежала.

   Шарлотта позвонила, когда Джей обменивался мнениями о грабителях с местными полицейскими. За прошедший день, как ни странно, он вспомнил о ней буквально раза два – был слишком занят работой и мыслями об удивительной Айлане Пэрис.
   Голос Шарлотты безжалостно вернул его во вчерашний день. Ему на миг сделалось тошно, но он без труда совладал с собой. Сегодня ему с блеском удавалось быть таким, как обычно – железным детективом, копом со стальными нервами.
   Извинившись перед коллегами, он вышел в коридор.
   – Шарлотта, я очень занят.
   Шарлотта грустно усмехнулась.
   – Как всегда. Еще скажи, что ты не в Вашингтоне.
   – Угадала. Я в Окленде, – сухо произнес Джей.
   – Как далеко, – полушепотом ответила Шарлотта. Она тоже пришла в себя. Больше не пыталась рыдать или истошно кричать. Говорила спокойно, но чуть более утомленно, чем прежде. – Ладно, раз уж ты и в самом деле слишком занят, поговорим в следующий раз. Если же выкроишь для меня минутку-другую…
   Лучше бы она закатила еще одну истерику. Или начала о чем-нибудь его умолять, угрожать в конце концов. Так ему было бы легче. Тогда он просто прекратил бы разговор и с чистой совестью вернулся бы к делам. Ее спокойствие же и искреннее страдание всколыхнули в сердце боль, на которую целый сегодняшний день ему удавалось не обращать внимания.
   – Минутку-другую, конечно, выкрою, – пробормотал он, прислоняясь спиной к стене и закрывая глаза.
   – Поверь, Джей, мне очень плохо, – произнесла Шарлотта изменившимся до неузнаваемости голосом. – Я сегодня даже на работу не пошла. Позвонила Кэрроллу, сказала, что мне нездоровится. Он разрешил не приезжать, велел лечиться… – Она помолчала.
   Джей чувствовал, что должен ей помочь. Что-нибудь сказать, пусть незначительное, неважное. Но не мог найти подходящих слов и не произносил ни звука.
   – Я ужасно перед тобой виновата, – собравшись с силами, продолжила Шарлотта. – Ненавижу себя, не понимаю… Знаю, тебе сейчас невыносимо. Если я в состоянии хоть самую малость облегчить твои страдания… ты только скажи или просто дай знать…
   Могла ли она ослабить его боль? Как? Поцелуями и ласками? Клятвами, обещаниями? Джей провел рукой по лицу и представил себе, что, вернувшись в Вашингтон, опять едет к ней…
   Нет, было слишком рано. Прошло чересчур мало времени. Вчерашняя убийственная картина очень уж отчетливо возникала перед его глазами – как только он позволял себе немного расслабиться, едва давал волю чувствам.
   – Ладно, не отвечай, – подождав, сказала Шарлотта. – Я прекрасно тебя понимаю. За гостей и приготовления к свадьбе не переживай. Я сама все отменю, обзвоню друзей, родственников. Только о том, что произошло, не стану им рассказывать, ладно? – несмело добавила она.
   Джей сжал кулак и ударил по стене. Потом вдруг раскрыл глаза и ясно представил себе румяное лицо Айланы Пэрис. Чистый взгляд, огоньки в глазах… Но меня ждут дети, прозвучало в его ушах. Целых пять штук…
   У нее восхитительный голос, неожиданно подумал он, на миг забывая – умышленно или безотчетно – о Шарлотте и ее душещипательных, слишком уж тяжких речах.
   – Джей? – позвала она. – Ты меня слышишь?
   – Что? – произнес он, возвращаясь в реальность и с трудом шевеля языком.
   – Я спросила, можно я никому не расскажу о том, что произошло? – повторила Шарлотта. – Пусть думают, что у нас стряслось что-то непредвиденное… – Она запнулась. – Неважно, что именно… Ты не против?
   – Не против, – сказал Джей.
   – Ответь на единственный вопрос, – жалобно попросила Шарлотта. – Всего на один – и мы тут же закончим разговор. Ты когда-нибудь… сможешь меня простить?
   Сердце Джея заныло, почти как вчера. Он с удовольствием проявил бы категоричность, сказал бы: прости, ты мне больше не нужна. Наверное, так было бы правильнее. Проститься с прошлым и начать новую жизнь. Но слишком уж много это прошлое для него значило.
   – Пусть не сейчас, через какое-то время, – не дождавшись ответа, тихо и несчастно добавила Шарлотта. – Кстати… Кларк больше никогда сюда не приедет, – добавила она несмело. – Пообещал забыть ко мне дорогу…
   – Только не напоминай мне о Кларке, – процедил сквозь зубы Джей, опять с силой ударяя по стене. – Знать его больше не желаю!
   – Ладно, – покорно согласилась Шарлотта. – Так ты ответишь?
   – Шарлотта, я пока ничего не могу тебе сказать! – воскликнул Джей в отчаянии. – Я должен прийти в себя, все обдумать, разобраться в своих чувствах.
   – Хорошо-хорошо, – успокаивающе ласково произнесла Шарлотта. – Я не тороплю тебя, буду ждать, сколько потребуется. Потому что… – она помолчала, шмыгнула носом, – потому что люблю.
   – Шарлотта…
   – В самом деле люблю! – более громко и решительно повторила Шарлотта. – Может, после вчерашнего мои объяснения и покажутся тебе лживыми, даже смешными. Но я все равно скажу: я вдруг гораздо глубже, чем когда бы то ни было, осознала, насколько сильно тобой дорожу, с каким нетерпением жду той минуты, когда смогу назвать тебя мужем…
   – Умоляю, Шарлотта…
   – Да, я знаю, теперь эта моя мечта может никогда не осуществиться, – горячо и торопливо проговорила Шарлотта, будто боясь, что не успеет высказать всего, что задумала. – Но даже если ты решишь, что нам лучше расстаться, я все равно буду тебя любить, Джей.
   Джей так крепко сжимал в руке трубку, что у него повлажнела ладонь, а пальцы затекли. С ним происходило что-то странное. С одной стороны, волнительные речи Шарлотты ласкали ему слух, усмиряли в сердце боль, с другой же – с каждым мгновением все сильнее действовали на нервы. В какую-то минуту он едва сдержался, чтобы не нажать на кнопку и не прервать связь.
   Чего она добивается? Почему убита горем, если еще вчера вполне сознательно и добровольно забавлялась с Кларком, а о нем, Джее, даже и не думала? Может, ее раскаяние и страдание такая же игра, как вчерашние слезы? Или же и вчера она плакала искренне, а Джей судит ее теперь слишком предвзято?
   От нескончаемых вопросов голова у него пошла кругом. Он нетерпеливо кашлянул. Шарлотта сразу его поняла.
   – Все-все, – произнесла она. – Закругляемся. Тебе пока слишком тяжело слушать мою болтовню. Понимаю. Меня радует одно, – добавила она, понизив голос. – Знаешь что?
   – Что? – хрипловато спросил Джей.
   – Ты не ответил «нет». Значит, мне еще можно на что-то надеяться. Пока.
   Двадцать третий дом на Шестидесятой улице оказался светло-зеленым трехэтажным зданием, расположенным чуть дальше от дороги, чем остальные постройки. Забор вокруг был Джею по грудь. Наверное, его совсем недавно покрасили – на белых блестящих столбиках не чернело ни единой царапины.
   Войдя в калитку, Джей с любопытством рассмотрел клумбы в виде звездочек и ромашек, детскую площадку с горкой, песочницей, качелями и лесенкой из разноцветных деревянных брусьев и прошел к парадной двери.
   Ему открыла маленькая шустрая женщина в белом переднике.
   – Вы мистер Торн? Пришли за Джимми? – спросила она, живо махнув рукой парню, выглянувшему из-за стеклянной двери справа от лестницы.
   – Нет, – ответил Джей, доставая и показывая жетон полицейского. – Я детектив Уоддингтон. Хотел бы побеседовать с Айланой Пэрис по поводу вчерашнего ограбления.
   – Ах с Айланой! – Женщина всплеснула руками и закачала головой. Ее сивые, почти неразличимые на фоне белого лица брови подскочили кверху. – Бедная девочка! Надо ж было оказаться в проклятом банке именно в эту минуту! – Маленькой подвижной рукой она прикоснулась к локтю Джея. – Пожалуйста, сделайте все, что от вас зависит, детектив. Это безобразие должно прекратиться! Люди в ужасе, не знают, чего ждать от завтрашнего дня.
   – Мы стараемся…
   – Энн Дадли, – представилась женщина, широко улыбаясь.
   – Очень приятно.
   – Боб! – крикнула Дадли, повернувшись к стеклянной двери. Из-за нее выглянул тот же парень. – Приготовь-ка для мистера Уоддингтона чашечку чая. Или лучше, кофе? – Она вопросительно посмотрела на Джея.
   От одного упоминания о кофе Джею сделалось тошно. Сегодня, по уши занятый работой, он только им и питался.
   – Чаю, пожалуйста.
   – Это детектив, – с важным видом пояснила Энн Дадли. – Пришел поговорить с Айланой об ограблении банка.
   – А-а, понятно, – заметно посерьезнев, сказал Боб. – Я быстро. – Он скрылся за дверью и торопливо зашагал в глубь просторного белого помещения, по-видимому кухни.
   – Пойдемте! – Энн Дадли указала рукой на лестницу. Они поднялись наверх и зашагали по освещенному желтыми лампами коридору. Многозначительно взглянув на Джея, она приставила к губам палец. – Только, пожалуйста, потише. Половина детей уже спит.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное