Джон Кейз.

Код Бытия

(страница 9 из 41)

скачать книгу бесплатно

   Многие заявляют, что самые дельные мысли приходят к ним во время пробежек, потому что ритмичные движения тела якобы раскрепощают ум, но Ласситер не принадлежал к таким людям. Во время бега он думал о самых примитивных и сиюминутных вещах: куда поставить ногу, не лучше ли снять перчатки, где повернуть и откуда взялась боль в колене. Что это – настоящая травма или игра воображения?
   И в сегодняшнем забеге его мысли крутились вокруг подобных проблем. Он думал о скорости и о том, как далеко до следующей мильной отметки. Он намечал направление, которое позволит с наименьшими потерями обогнать соперников. Он моргал, не позволяя снегу попадать в глаза, вслушивался в напряженное дыхание бегущих рядом людей и восхищался тем, как ему тепло, несмотря на мороз. Его мысли неслись вслед за снегом. Ласситеру даже казалось, что сам он исчез, осталось одно движение.
   Перед финишем он обратил внимание на весело и приветственно вопящих зрителей, выстроившихся по обеим сторонам дороги. Они поддерживали выбивающихся из сил бегунов выкриками «Держишься молодцом!» или «Почти пришел!». Когда Ласситер пересекал финишную черту, световое табло было запорошено снегом, но он все же разглядел свое время – 31:02. «Совсем неплохо», – подумал он. Услышав, как кто-то из организаторов забега выкрикивает: «Мужчины налево, женщины направо!» – он помчался в укрытие следом за коротышкой в красных обтягивающих рейтузах. Вокруг него тяжело дышали люди, лица их раскраснелись, а от плеч и голов поднимался пар. Снег продолжал падать большими невесомыми хлопьями.
   Ласситер был готов поклясться, что во время бега ни о чем не думал. Его разум наконец-то освободился. Но отрывая листок со своим номером и вручая его судье, он с удивлением сообразил, что еще на дистанции принял важное решение. Лавируя между столами, уставленными банками с апельсиновым соком и разнообразной калорийной пищей, он снова прокручивал в голове свое решение. Он возьмет отпуск. Неделю, две, месяц – одним словом, сколько потребуется для того, чтобы выяснить, почему были убиты Кэти и Брэндон и кто за этим стоит. Именно такое решение Ласситер принял во время бега. Оно было окончательным, и можно считать, что он уже в отпуске, просто в его компании об этом пока никто не знает.
   Он вошел в здание школы и обнаружил свою влажную одежду там, где и оставил, – на подоконнике. Одеваясь, Джо покачивал головой, будто удивляясь, как много времени ему понадобилось для принятия столь простого решения. Какой смысл владеть детективным агентством, если его услугами никогда не пользуешься? Если на Уолл-стрит хотят что-то узнать, то обращаются к нему. Так же поступает добрая половина адвокатов с К-стрит в Вашингтоне. Почему же он, Джо Ласситер, бросает близких ему людей – Кэти и Брэндона – на попечение копов?
   Машину запорошило снегом. По возможности счистив его рукавом, Джо влез внутрь. Пока он искал ключи зажигания, стекла совсем запотели, и отопителю потребовалась целая минута, чтобы их осушить.
Когда видимость стала приличной, он двинулся в путь.
   Ветер разошелся вовсю. Светофоры раскачивались как маятники, а дорожные знаки дребезжали под его порывами. Снег бил прямо в фары ровным горизонтальным потоком. Город за серой рекой оставался невидимым, лишь красные маячки на вершине памятника Вашингтону светились недобрым огнем.
   Ласситер сразу направился в свою контору на Фогги-Боттом. Проехав по мосту Четырнадцатой улицы и по Индепенденс-авеню, он свернул на запад. Подача электроэнергии в городе прекратилась, и автомобили, уподобившись слепцам, неуверенно ползли через перекрестки.
   К счастью, в здании имелся свой генератор, и все оборудование работало. Оставив машину в подземном гараже, Джо быстро пошел к лифтам. Даже здесь, глубоко под землей, он слышал завывание ветра и ощущал пронизывающий до костей холод, однако, поднимаясь на девятый этаж, Джо чувствовал, как по спине ползут струйки пота.
   Рядом с его кабинетом находился душ, и Ласситер воспользовался им. Затвердевшие от бега мышцы под воздействием горячих струй расслабились, и он ощутил, как мускулы постепенно освобождаются от молочной кислоты. Поскольку пять раз в неделю Ласситер совершал пробежки вдоль мола, в кабинете в шкафу всегда хранилось несколько комплектов одежды. Хорошенько протерев волосы полотенцем, Джо натянул джинсы и свитер и уселся за стол.
   Первый раз в жизни он чувствовал, что кабинет его раздражает. Книжные полки, панели, литографии… На кого он пытается произвести впечатление? В помещении было множество фотографий в изящных рамках, но ни на одной из них не было Кэти и Брэндона. Зато на всех фото Джо находился в компании известных людей. Ласситер совещается с принцем Бандаром; Ласситер пожимает руку советнику президента по национальной безопасности; Ласситер в вертолете с группой генералов из Объединенного комитета начальников штабов; Ласситер в фешенебельном ресторане…
   Предметом его гордости была шутливая фотография, сделанная в загородном клубе армии и флота. На ней он валял дурака в компании лидера сенатского меньшинства. Сенатор стоял, горделиво выпятив подбородок, – классический плакатный тип для иллюстрации американских моральных ценностей, а Ласситер со зловещей ухмылкой и округлившимися безумными глазами подкрадывался к сенатору, замахиваясь на него клюшкой для гольфа и изображая, по-видимому, Луисвильского убийцу.
   Рядом с этой фотографией висел подарок Джуди – рамка в форме сердца и в ней вырезка из «Вашингтонца» со списком наиболее выдающихся потенциальных женихов округа Колумбия. Ласситер значился в нем под номером 26, что ему иногда льстило, а порой, в зависимости от настроения, – нет.
   Когда-то фотографии казались Джо полезными или по крайней мере забавными. Но теперь он не понимал, зачем все это? Чтобы открыть новые отделения фирмы? Построить еще один дом? Все это – сущая чепуха. Кстати, принц Бандар ему никогда не нравился. Спрашивается, почему портрет этого типа торчит на каминной полке?
   Сняв все снимки и сложив их в углу, Ласситер вернулся к столу и взял чистый лист бумаги. Разделив лист вертикальной линией, он слева начертал КОМПАНИЯ, а справа – РАССЛЕДОВАНИЕ.
   Некоторое время он сидел спокойно, думая, что следует предпринять. Замена самого себя, даже временная, осложнялась тем, что его обязанности в компании не имели определенных границ и были очень широкими. Ласситер делал все, чтобы компания работала, иными словами, он был не только владельцем и управляющим, но и рекламным агентом, «скорой помощью» в случае конфликта, а если требовалось, даже вел некоторые дела. Можно сказать, что он делал все понемногу, а если выразиться точнее, только то, что ему нравилось. «А как поручить кому-то другому то, что вам нравится?» – думал он.
   Под словом КОМПАНИЯ он написал: БЕРГ – ВСЕ ПиС, а еще ниже: РИВКИН – ОСТАЛЬНЫЕ ДЕЛА. Лео и Джуди были людьми честолюбивыми и занимали в фирме одинаковое положение. Если он отдаст предпочтение кому-то одному, другой может уйти. Но в любом случае все дела поровну разделить нельзя, так как имелись чисто административные вопросы: финансы, поиски новых клиентов, связи с общественностью. Ласситер решил взвалить все бремя административных забот на Билла Бохакера. Билл возглавлял нью-йоркское отделение, но дела можно вести и оттуда. Половина доходов компании так или иначе поступала с Уолл-стрит.

   БОХАКЕР – АДМИН. УПР.

   Немного подумав, Джо сделал пометку, призванную напомнить о необходимости пригласить Билла в понедельник в Вашингтон. Если он воспользуется челночным рейсом, то будет здесь к девяти часам. Затем они все четверо встретятся в конференц-зале и обсудят детали.
   Обратившись к компьютеру, он ввел пароль и просмотрел все дела, которые находились в производстве здесь, в Вашингтоне. Лично он был серьезно и напрямую вовлечен лишь в два, но зато за каждым из них стоял очень серьезный клиент. Джо не думал, что могут возникнуть проблемы, но даже если возникнут, он без всякой обиды передаст расследование «Кроллу».
   На левой половине листка появилась еще одна запись:
   А. Ф. Л. Си. Ай. О. (позвонить Ухлайну); АМЕКС (позвонить Рейнольду). Подумав немного и написав еще кое-что, Ласситер встал из-за стола и подошел к окну. Снегопад сменился дождем со снегом, и мостовые покрылись ледяной коркой. Поглазев на развернувшийся поперек Пенсильвания-авеню «линкольн» и послушав, как капли и снежная крупа стучат по стеклу, Джо вернулся к столу.
   Под заголовком «Расследование» было пусто. Смежив веки, он откинулся на спинку кресла и задумался. Что придумать? Что упустил из виду Риордан? Может ли он сделать нечто такое, что еще не сделала полиция? Джо просидел в кресле полчаса, прежде чем написал единственное слово: ФЛАКОН.
   У Джона Доу нашли лишь два предмета: здоровенный нож и крошечную бутылочку. О ноже полиция узнала все, но флакон для них ничего не значил. Риордан дважды анализировал его содержимое и ничего интересного не обнаружил. Но может быть, стоит заняться самим пузырьком? Он выглядит если не дорогим, то, во всяком случае, весьма необычным. Наверное, надо сфотографировать флакон и попросить одного из работников им заняться.
   Затем Джо написал еще два слова. Мотель «Комфорт». Он помнил, что спрашивал Риордана, не звонил ли Джон Доу оттуда кому-нибудь, но ответа детектива припомнить не мог. Скорее всего это означало, что никаких звонков не было, но проверить стоило. «Похоже, дел у меня немного», – глядя на короткий список, подумал Джо.


   Ласситера разбудили телефонный звонок и поток солнечного света, такого яркого, что он был вынужден снова закрыть глаза. Телефон верещал не переставая, а Ласситер, подобно захваченному врасплох дневным светом вампиру, брел через комнату на заплетающихся ногах. Добравшись до телефона, он нащупал трубку и, откашлявшись, пробурчал:
   – Слушаю.
   Человек на другом конце провода немного помолчал, а затем спросил:
   – Ты спишь?
   Это был Риордан.
   – Нет, – машинально соврал Ласситер.
   Когда бы его ни будили по телефону, он, сам не зная почему, утверждал, что не спит. Даже если это было в три утра, Ласситер все равно чувствовал себя виноватым, словно весь мир ожидал, что он должен всегда находиться на боевом посту. Ведь если тот, кто звонит, уже или еще бодрствует, по какому праву спит он?
   – Точно? – не поверил Риордан.
   – Проснулся на все сто. Кстати, который час?
   – Семь ноль-ноль.
   – Подожди минуту.
   Электричество вчера отключилось, и Ласситер совершенно забыл перепрограммировать таймер механизма, управляющего жалюзи на окнах и ставнями на смотрящих в небо световых люках. За окнами он видел деревья, их стволы, ветви, веточки и листья были покрыты искрящимся слоем льда. Свет, отражаясь от ледяной корки, слепил глаза. И кроме этого, комнату заливало сияние солнца. Ласситер протянул руку к выключателю на стене, нажал кнопку и тут же услышал низкое гудение. В комнате постепенно начало темнеть, и он вернулся к телефону.
   – В чем дело?
   – Я отстраняюсь от дела. Во-первых… Нет, а ты точно уверен, что я тебя не разбудил? Иногда я звоню людям…
   – Абсолютно.
   – Значит, ты – ранняя пташка вроде меня.
   – Запеваю с рассветом.
   – Ладно. Начальство этажом ниже считает, что дело успешно завершено. И мне предоставлено право решать.
   – Оно не завершено.
   – Знаю, что ты собираешься сказать, но появилось новое обстоятельство – двойное убийство в Аннанделе, и одна из жертв – коп.
   – Весьма сожалею, но…
   – Отличный парнишка двадцати четырех лет от роду. Недавно в полиции. Остановился у кафетерия перехватить чашку кофе. – Немного помолчав, Риордан продолжил: – У парня двухмесячная дочурка, он идет домой, где его к ужину ждет жена, и – бах! Его убивают, когда он покупает чашку кофе.
   – Ужасно.
   – Ты не услышал и половины. Вторая жертва по национальности тайка. Получила гражданство два дня назад. Временно сидела за кассой в День благодарения. Пять восемьдесят семь в час, и – бам, бам, бам! – получает три пули в лицо. Добро пожаловать в Америку! Счастливого Благодарения! Упокойся с миром.
   – Послушай, Джим, я тебя понимаю, но…
   – И во-вторых, меня пригласили поучаствовать в конференции. Надо готовиться.
   – В конференции?
   – Да. «Протянем руку через океан» или что-то вроде того. Организует Интерпол. В Праге. Ты когда-нибудь бывал в Праге?
   – Да, но очень недолго. О чем пойдет речь?
   – Я составлю компанию паре других подопытных лягушек, русским, кажется. К твоему сведению, я есть не что иное, как типичный американский детектив. Будем толковать о «Работе полиции в условиях демократического общества». У чехов, насколько я знаю, такого давно уже нет. Одним словом, твоей сестрой и племянником временно займется Энди Писарчик. Толковый парнишка. Он подчистит все, что осталось. Запиши его телефон.
   Ласситер хотел возразить: в северной Виргинии Риордан был одним из лучших специалистов по расследованию убийств – но он сразу понял, что спор ни к чему не приведет.
   – Могу я задать тебе пару вопросов?
   – Валяй, – произнес Риордан ни к чему не обязывающим тоном.
   – Во-первых, о Джоне Доу. Ты проверил, звонил ли он кому-нибудь из мотеля, в котором останавливался?
   – Не помню, – после некоторого колебания ответил Риордан. – Сейчас посмотрю. Итак, мотель «Комфорт». Помню, я просил кого-то сделать это. Я как раз готовлю документы для Писарчика. Потерпи немного. – Ласситер слышал, как шуршит бумага. – Ага, вот. Один звонок в Чикаго. Время – менее минуты. Ничего особенного.
   – Кому он звонил?
   – Он… – голос Риордана звучал неуверенно, – позвонил в отель «Амбассадор».
   – И?..
   – Чего, собственно, ты ждешь? Он вышел на коммутатор, и мы не знаем, соединяли его с кем-нибудь или нет. Это не фиксируется. – В голосе Риордана послышались воинственные нотки. – Глубже я не копал. В заведении две сотни номеров. А это всего лишь минутный разговор. Насколько я понял, Доу просто ошибся номером.
   – Как насчет флакона?
   – На нем есть частичные отпечатки пальцев. Все принадлежат Доу. Лаборатория еще раз проверила содержимое, и ответ тот же самый – вода. Следы загрязнения. Больше ничего. К делу бутылка добавляет еще одно большое: «Ну и что?».
   – У тебя есть фотографии флакона. Пришли мне несколько копий.
   – Послушай, – со вздохом промолвил детектив, – я посмотрю, что можно сделать, но после этого – все. Я оставляю дело. Отныне ты разговариваешь только с Писарчиком.
   – Договорились. Но как насчет меблированных комнат во Флориде? Тех, где Гутиеррес получал свои письма. У тебя есть адрес?
   – Где-то валяется, – рассмеялся Риордан и бросил трубку.

   В Чикаго было четыре гостиницы под названием «Амбассадор», но у Ласситера не хватило нахальства спросить Риордана, какой именно «Амбассадор» ему нужен. Позвонив в офис, он направил одного из своих детективов, Тони Харпера, бывшего агента ФБР, в мотель «Комфорт». Ласситер не сомневался, что Тони сумеет получить у регистратора копию нужного счета, хотя это может стоить недешево. И он оказался прав. Через два часа Тони прислал по факсу копию счета и расписки на сотню долларов. На расписке было начертано: «Специальные услуги».
   Счет мотеля включал не только стоимость звонка в регион с кодом 312, но и указывал номер кредитной карты «Виза», по которой Хуан Гутиеррес бронировал себе номер. Ласситер знал, что за двадцать пять баксов он выяснит всю историю «Визы», а за двести – установит по пунктам все до единого платежи, произведенные по этой карте. Да и по другой тоже – насколько он помнил, у Гутиерреса было две карточки, и владел он ими всего пару месяцев. Для сыскных агентств найти вторую карточку при помощи первой не составит никакого труда.
   Подобного рода деятельность считалась не совсем законной, но что делать? Разве, превышая скорость на дороге, мы не преступаем закон? В информационный век вторжение в частную жизнь не более чем эквивалент перехода улицы на красный сигнал светофора. Если вам не везло – вас задерживали, вы платили штраф и без угрызений совести шагали дальше. Ласситер быстро пробежал по файлу компьютера и отыскал номер телефона информационной фирмы во Флориде со скромным названием «Взаимные услуги».
   Фирма торговала информацией, специализируясь на так называемых черных данных. Если вам требовалось получить сведения о банковском счете, номер не указанного в справочнике телефона, перечень платежей по кредитным картам или персональные счета за междугородные телефонные переговоры, то «Взаимные услуги» добывали их быстро и недорого. Как говаривал Лео, они делают это «старым добрым способом – подкупают людей». Ходили слухи, что «Взаимные услуги» имеют своих агентов во всех крупных кредитных агентствах и телефонных компаниях по всей территории Соединенных Штатов. «Ребята нашли себе прекрасную нишу, – говорил Лео. – Они делают только одну вещь, но зато делают ее хорошо».
   Ласситер позвонил во «Взаимные услуги», сообщил номер своего банковского счета и заказал копии всех чеков, оплаченных кредитными картами Гутиерреса за последние три месяца. Он продиктовал им номер карточки и дал согласие на оплату пересылки копий.
   Покончив с этим делом, Джо принялся изучать счет мотеля с указанным там телефонным звонком. Звонок обошелся Гутиерресу в один доллар двадцать пять центов – стандартная плата за минуту междугородных переговоров. Это означало, что разговор как таковой продолжался менее минуты.
   Ласситер начал просчитывать различные варианты. Одна минута или чуть меньше. Это слишком долго для бронирования номера и слишком коротко, чтобы связаться с одним из гостей отеля. Его должны были соединить на коммутаторе, телефон в номере должен был дать несколько звонков. Из этого следует, что тот, кому он звонил, скорее всего отсутствовал. Если, конечно, Джон Доу не приехал в Вашингтон из другого места. Не из Флориды. В таком случае он мог звонить «домой». Большинство отелей с апартаментами имеют в комнатных аппаратах автоответчики, так называемую «звуковую почту», и парень просто выяснял, кто ему звонил.
   Ласситер установил звуковую почту в своем кабинете. Он набрал свой рабочий номер и нажал кнопки кода, чтобы включиться в систему, отметив по часам, сколько времени потребовалось на эту процедуру. Автоответчик выдал два коротких сообщения, на которые ушло девяносто две секунды. Ласситер записал сообщения, стер их с ленты и позвонил снова. Пятьдесят одна секунда.
   Только после этого он набрал номер отеля.
   – «Амбассадор». С кем вас соединить?
   – Я пытаюсь отыскать одного из ваших гостей – Хуана Гутиерреса.
   Он повторил имя и фамилию по буквам.
   – Минуточку. – Последовало долгое ожидание, заполненное дрянной музыкой в трубке. – Прошу прощения, но у нас нет жильцов с таким именем.
   Тщательность в работе была одной из причин, благодаря которой Ласситер стал отличным детективом. Очутившись на первый взгляд в безвыходном положении, он всегда старался найти какой-нибудь обходной путь, поэтому сейчас, вместо того чтобы повесить трубку, Джо продолжил:
   – Это последний номер, который он нам дал. Не могли бы вы проверить еще раз? Я знаю, он был в Чикаго несколько недель назад и останавливался у вас. Возможно, он оставил телефон или адрес, по которому его можно найти? Не могли бы вы это проверить?
   – Вы его друг или…
   – Нет, я адвокат миссис Гутиеррес. Она очень волнуется. – Еще немного дрянной музыки. Ласситер не имел понятия, что сделает, если даже узнает о пребывании Джона Доу в отеле. Не исключено, что там окажутся другие счета, другие телефонные разговоры.
   Музыка замолкла, и на линии снова возникла регистратор.
   – Вы правы. У нас был клиент с таким именем, но он не съехал. Не съехал, если смотреть на вещи формально.
   – Простите, но я не… – прикинулся непонимающим Ласситер.
   – Да, он убыл, не рассчитавшись.
   – То есть сбежал и надул вас? Это совсем на него не…
   – Нет-нет. Я не это хотела сказать. Когда он въезжал, мы прокатали его кредитную карточку. Вы не могли бы назвать свое имя?
   – Конечно, могу. Майкл Армитейдж. «Хиллман, Армитейдж и Маклин», Нью-Йорк.
   – И вы адвокат миссис Гутиеррес?
   – Да, я ее юрист.
   – Проблема в том, что мистер Гутиеррес превысил кредит, полагающийся ему по «Визе». Нам хотелось бы обсудить с ним эту проблему, но мы не можем его найти.
   – Понимаю.
   – Так что часть счета пока не оплачена.
   – Полагаю, мы снимем этот вопрос. Но как долго мистер Гутиеррес был вашим гостем? – Затянувшаяся пауза свидетельствовала, что Джо переступил опасную черту и задал лишний вопрос.
   – Думаю, вам лучше поговорить с управляющим. Я попрошу его позвонить вам…
   – Не надо. Все о’кей! Мне так или иначе надо бежать. Огромное спасибо. – Джо бросил трубку.
   Ласситеру потребовалось пять минут, чтобы уложить в дорожную сумку тренировочный костюм и сменное белье. Выйдя из дома, он осторожно пробрался по хрустящему снегу к машине с дорожной сумкой в одной руке и чашкой дымящегося кофе в другой.
   На противоположном берегу реки в Джорджтауне рядом с мостом К-стрит стояла маленькая типография под названием «Кинко копиз». Туда и направлялся Ласситер. Он доехал до Росслина, развернулся и пересек Потомак по мосту М-стрит. Оставив машину на парковке возле винного магазина, он дошагал до «Кинко». Через десять минут он вышел из типографии с пачкой визитных карточек. На прекрасном чуть сероватом картоне было напечатано:

   Виктор Оливер, Виц. – През.
   Мебель Гутиеррес.
   2113,52-я ст. Ю.-3.
   Майами, Флор. 33134
   305—234—2421

   Он не имел понятия, есть ли в Майами такая улица, а на ней номер 2113, но почтовый индекс и телефон соответствовали действительности. Они принадлежали службе безопасности, где принимались сообщения от любого лица любому сотруднику, причем без лишних вопросов. Конечно, если кто-то сообразит напрямую позвонить в службу безопасности и спросить Виктора Оливера, контрразведке потребуется куча времени, чтобы установить, кто прячется за этим именем.
   Улететь в уик-энд без предварительного бронирования места оказалось делом нелегким. В аэропорту Нэшнл одна взлетно-посадочная полоса была закрыта, и даже в Далласе полеты задерживались из-за обледенения. Тем не менее в три часа дня Ласситер оказался в кресле 2Б салона первого класса в самолете компании «Северо-западные линии», направляющемся в Чикаго. Полеты первым классом, кроме длительных путешествий, он считал пустой тратой денег, но на сей раз других вариантов не было. Соседнее место заняла кареглазая блондинка с декольте, явно не соответствующим столь прохладной погоде. Она источала мощный аромат духов, а обращаясь к Ласситеру, каждый раз наваливалась на него, хватая за локоть. Кроваво-красные ногти красавицы были дюймовой длины.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное