Джон Кейз.

Код Бытия

(страница 4 из 41)

скачать книгу бесплатно

   Многие сомневались в необходимости этого предприятия. При таком пожаре выжить не мог никто. Избежавшие пламени все равно задохнулись бы в дыму. Тем не менее всегда оставалась надежда – весьма ничтожная, – что кто-то укрылся в ванной и, не утратив присутствия духа, заткнул мокрыми полотенцами щель под дверью. Пожары непредсказуемы. Порой они специально ищут свои жертвы, иногда позволяют людям спастись. Имея дело с огнем, ни в чем нельзя быть уверенным.
   Младший из двух пожарных, перегнувшись через подоконник, проверил ломом прочность пола. Решив, что покрытие достаточно надежно, он влез в окно, оставив партнера на площадке подъемника.
   Пожарный нашел именно то, что искал. Взрослого человека. И крошечного ребенка. Они лежали в кроватях или, вернее, в том, что раньше было кроватями. Матрасы со свисающими обрывками обгорелой ткани сгорели практически до пружин. Постельное белье растворилось в пламени, и пепел впитался в тела жертв. Рядом с головкой ребенка лежала пара стеклянных глаз – все, что осталось от мягкой игрушки. В сыне и матери все еще можно было распознать человеческие существа, что являлось большой «удачей». Если бы пожарные машины прибыли на несколько минут позже, а пожарный гидрант оказался чуть дальше от дома, на месте пожарища остались бы дым и кости. Ничего более.

   В обязанности заместителя шефа полиции входило информирование ближайших родственников пострадавших. И сейчас это предстояло сделать незамедлительно. Когда горит дом ценой четыреста тысяч долларов в таком привилегированном пригороде, как Коббз-Кроссинг, и в нем гибнут люди, это сенсация, а сенсации распространяются мгновенно. Хотя пожар разразился уже после того, как ночной выпуск «Пост» поступил в продажу, в утренних радио– и теленовостях о нем обязательно сообщат. Поэтому заместитель, выяснив по телефону, что дом принадлежит некой Кэтлин Энн Ласситер, проживающей (или, вернее, проживавшей) там со своим маленьким сыном, стал звонить ее ближайшим родственникам. Согласно страховке, таковым оказался брат Кэтлин – Джозеф Ласситер, владеющий домом в Маклине.
   И смотревший в данный момент интереснейший сон. Во сне Джо Ласситер стоял на берегу Потомака, чуть выше водопадов Грейт-Фоллз, и забрасывал спиннинг на большеротого окуня. Он сделал ловкое движение, леска описала дугу – бросок, о котором можно только мечтать, – и блесна погрузилась точно в намеченном месте. Едва она успела уйти под воду, рыба клюнула, и Джо начал водить ее, поднимая удилище к небу.
   Но где-то зазвонил телефон. Черт возьми! Достаточно скверно, что эти штуки звонят во время концерта в Кеннеди-центре или в решающий момент бейсбольной встречи на стадионе Камден-Ярдз, – но такое! Что за кретин догадался притащить сотовый телефон на рыбалку? Какой смысл ловить рыбу, если с тобой это чертово изобретение?
   Джо ровно повел удилище вправо, сматывая катушку свободной рукой.
Но где-то рядом внезапно раздался его собственный голос:
   – Привет. Это Джо Ласситер. Сейчас я не могу подойти к телефону, скажите, кто вы, оставьте свой номер, и я перезвоню.
   Река, спиннинг, рыба и катушка… растворились. Он проснулся и, лежа с закрытыми глазами, стал ждать, что скажет телефон. Но тот, кто звонил, повесил трубку. «Размышляет», – подумал Джо, зарываясь поглубже в подушку.
   Он хотел вернуться обратно в свой сон, но ничего не вышло. Река исчезла, рыба уплыла, и из всего сна он отчетливо помнил лишь негодование, охватившее его после телефонного звонка. Призрачный телефон. Телефон в его доме.
   И в следующий момент Джо снова услышал звонок. На этот раз он поднял трубку.
   – Что?!
   Голос собеседника звучал негромко, профессионально спокойно, рассудительно и весьма официально. Но в словах, льющихся из трубки, не было никакого смысла. Истинное содержание услышанного дошло до Джо Ласситера, только когда он, уже сидя в машине, гнал в направлении Фэрфакса. Произошел пожар. Идентификация пока не проведена, но обнаруженные тела…
   «Нет, – думал Джо, – нет!»
   …тела соответствуют тому…
   Соответствуют? Тому?
   …что нам известно об обитателях дома. Вашей сестре…
   Кэтлин.
   …и ее сыну…
   Брэндон. Маленький Брэндон.
   Дорога шла вдоль Потомака недалеко от того места, где он во сне ловил рыбу. За рекой, за шпилями Джорджтаунского университета, небо начинало светлеть.
   Они умерли. Хотя этот тип выразился иначе. «Имеются два смертельных случая» – вот его слова. Джо Ласситер так стиснул зубы, что заболели челюсти. Кэти. И это случилось теперь, когда после стольких лет жизни в дерьме Кэти по-настоящему была счастлива. Угомонилась. Утешилась! Вопреки всем предсказаниям из нее получилась отличная мать, а сам мальчишка…
   Перед его глазами появилась веселая рожица Брэндона, и он отвернулся, чтобы прогнать видение. Опустив окно, он подставил лицо струям холодного воздуха. В Росслине, напротив Кеннеди-центра, он свернул на 66-е шоссе. В обратную сторону, в направлении города, шло уже довольно много машин.
   «Каким образом мог сгореть этот дом?» – размышлял Ласситер. Он был новым, и все в нем – камин, электропроводка, трехступенчатая отопительная система – было самое совершенное. Он лично проверил оба этажа. Повсюду стояли дымовые датчики и детекторы угарного газа. Кэти даже купила огнетушители! Она делала все, чтобы обеспечить безопасность своего ребенка.
   Ласситер понимал, что думать следует не о доме, а о сестре, но подсознательно превращал трагедию в абстракцию, размышляя как следователь, а не как брат. Наверное, это была попытка уйти от действительности, но в глубине души Джо действительно не мог поверить, что сестра мертва. Слова о смерти не более чем слова, они не делали гибель Кэти реальной. Он не верил, что ее дом сгорел, а если дом не сгорел, как она могла погибнуть? Как мог умереть Брэндон?
   Почему они не выскочили на улицу? Говоривший по телефону субъект сообщил ему очень мало, а Джо хотел знать как можно больше. Он хотел знать все. Ласситер вдавил в пол педаль акселератора, хотя понимал, что это просто глупо. «Два смертельных случая». Как бы он ни спешил, сестру не вернуть.

   Он собирался поехать в морг, расположенный в здании администрации графства, и вдруг неожиданно для себя обнаружил, что свернул на улицу, ведущую к дому Кэти. В нескольких кварталах от Коббз-Кроссинг Ласситер почувствовал едкий запах. Потянуло дымом, и сердце Джо упало. В глубине души он еще цеплялся за едва теплившуюся надежду. Может быть, это все же ошибка – не тот адрес или другая Кэти Ласситер.
   Теперь последняя искорка угасла. Увидев сигнальные огни пожарных машин, он подкатил к краю тротуара, выключил мотор и оставшийся путь проделал пешком.
   Джо знал, что в соответствии с установленным порядком полиция проведет тщательное расследование причин пожара. Это делается всегда, но не для того, чтобы удовлетворить чье-нибудь любопытство или извлечь полезный урок из трагедии. Ответ на вопрос – почему произошло возгорание? – влечет за собой серьезные юридические и финансовые последствия. Сигарета? Неисправный нагреватель? Разрушения в каминной трубе?
   От определения виновного зависит, кто и сколько будет платить. В силу этого причины пожаров расследуются очень серьезно.
   Перед домом стояло много машин. Одна с опознавательными знаками полиции, две тоже полицейские, но без всяких знаков, если не считать проблесковых маячков на крышах, два пожарных грузовика и бежевая легковушка, которая могла принадлежать страховому агенту. Впрочем, с тем же успехом она могла принадлежать и кому-то другому. Полицейский в униформе скатывал катушку желтой ленты, конец которой был прикреплен к столбу в дальнем конце подъездной аллеи. На ленте, повторяясь снова и снова, виднелись слова:

   ПОЛИЦЕЙСКАЯ ЧЕРТА – НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ!

   Висевший в воздухе смрад – смесь древесного дыма и вони сгоревшей пластмассы – был почти непереносим. Но хуже всего оказался вид самого дома. Это был настоящий удар под дых. Перед Джо стоял мертвый остов, и страшный смысл слов, услышанных ночью по телефону, наконец-то дошел до него. Два смертельных случая. Его сестра умерла; его племянник умер. Дом еще дымился, возвышаясь на искалеченной, засыпанной обугленным деревом и закопченным металлом лужайке. Оконные проемы с выбитыми стеклами смотрели в мир глазами мертвеца. Джо отвернулся и подошел к полицейскому, отвязывающему ленту от столба.
   – Что здесь произошло?
   Молодой, рыжеволосый и голубоглазый коп, взглянув на Ласситера с видом завзятого остряка, произнес, пожимая плечами:
   – Пожар случился.
   Ласситеру мучительно захотелось вмазать с размаху по гладкой физиономии, но, глубоко вздохнув, он сдержался и спросил:
   – Как это произошло?
   Коп посмотрел на Джо так, словно старался запомнить его лицо. Немного помолчав, он все же кивнул в сторону пожарных машин и сказал:
   – Они говорят – поджог.
   Ласситер снова ощутил себя так, словно на его глаза надели шоры. Он ожидал чего угодно, но не этого. Сигарета? Да. Кэти продолжала курить, правда, не в присутствии ребенка. Отопитель? Да… Впрочем, это не мог быть отопитель… Не в таком доме и не с такой отопительной системой. Значит, удар молнии или короткое замыкание в каком-нибудь мелком приборе…
   – Что?
   Юный страж порядка еще раз внимательно посмотрел на навязчивого прохожего:
   – А, собственно, кто вы такой?
   Ласситер понимал, что ведет себя подозрительно. Какая-то часть рассудка говорила ему, что парнишка прав, задавая подобный вопрос, – поджигатели часто возвращаются на пожарища. А другая кричала о том, что ему давно, уже при виде полицейских машин, следовало обо всем догадаться. Если подозревается поджог, то пожарище сразу становится местом преступления. И если имеются жертвы, открывается дело об убийстве.
   – Кому понадобилось поджигать дом Кэти? – неожиданно закричал он.


   – Эй, Джо, а вы-то что здесь делаете?
   В голосе звучала веселая издевка, и, услышав его, Ласситер обернулся.
   – Джимми Риордан, – представился говорящий.
   – Я помню.
   – Итак, что вы здесь делаете?
   Детектив повторил вопрос не для того, чтобы удовлетворить любопытство, а, скорее, ради своих коллег – трех мужчин и женщины, стоящих за его спиной. Эти четверо взирали на Ласситера без подозрения, но выжидающе.
   – Это дом моей сестры.
   Улыбка исчезла с лица Риордана. Он потянул себя за мочку правого уха и покачал головой. После довольно продолжительной паузы он сказал:
   – Боже мой, Джо. Простите. Я не знал.

   Он сидел напротив детектива в кабинке, выгороженной в зале полицейского управления, и ждал, когда Риордан закончит телефонный разговор. Сегодняшнее свидание было зеркальным отражением их последней встречи, когда Риордан сидел в его собственном офисе, чувствуя себя крайне неловко. Коп приоделся, как полагал Ласситер, в свой самый лучший костюм в тонкую полоску. Видавшая виды пара была мала ему по меньшей мере на размер.
   «Мне осталось тянуть еще год, – говорил тогда Риордан, навалившись на стол, – после чего я вне игры. И что мне тогда делать? Целый день протирать задницу? Нет, это не для меня. Вот я и подумал, может быть, уже сейчас пора подыскивать себе дело? Хочу прощупать водичку, узнать, на что можно рассчитывать. Решил, почему бы не начать с самых классных заведений? А там с самого верха? Поэтому я здесь и говорю с вами».
   Подобные собеседования Ласситер проводил по нескольку раз в неделю. Его клиентами были копы, сотрудники ФБР, Военной разведки и Лэнгли. Все они искали работу в соответствии со своей квалификацией и обращение в частную детективную фирму считали вполне логичным. Из безликой массы многочисленных претендентов Риордан обратил на себя внимание тем, что, уходя, произнес замечательную фразу: «Похоже, дело не клеится. Что ж, буду продолжать писать сценарий для кино».
   Вот это было уже интересно. Умеющие писать копы встречались реже, чем снежные барсы, а «Ласситер ассошиэйтс» постоянно требовались дознаватели, способные составить отчет, который не стыдно было бы направить клиентам, в основном адвокатам и биржевым маклерам. Именно поэтому в компании трудилось так много бывших журналистов. Если Риордан действительно неплохо владеет пером, то для него, возможно, найдется местечко.
   – Это твой зад, а не мой! – орал Риордан в трубку.
   Откровенная ярость в голосе полицейского вернула Ласситера к действительности. Детектив бросил трубку и пожал плечами.
   – Прошу прощения.
   После этого, перерыв стопку бумаг на своем столе, он нашел нужный документ и перебросил его поближе к Джо.
   – Это явный поджог. Многочисленные места возгорания. Пепел бикфордова шнура. Целых девять ярдов.
   Ласситер просмотрел предварительный доклад пожарного управления, к которому прилагался грубо начертанный план дома. В семи местах, включая обе спальни, стоял значок «X». Ласситер знал, что обычные пожары носят иной характер, – они начинаются в одной точке. Он вопросительно посмотрел на Риордана.
   – Есть еще кое-что, – бросил коп, барабаня пальцами по столу. – Был включен газ, и не только в плите, но и в цокольном этаже тоже. Поработали и с системой отопления. В управлении говорят, что еще пять минут, и дом стартовал бы в космос. Не осталось бы ничего. Буквально ничего.
   – Итак, вы заявляете… – мрачно начал Ласситер.
   – Я заявляю, что сработано топорно. Это откровенный поджог, но поджигателю было плевать, узнают об этом или нет. И кроме того, он явно перестарался. Действовал, как… – На широкой физиономии детектива появилось выражение недоумения. – Даже не знаю, с чем сравнивать. Это что-то вроде тактики «выжженной земли». Похоже, они хотели, чтобы, кроме пепла, не осталось ничего.
   Ласситер склонился к нему, облокотившись о стол. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут же передумал. Его лицо исказилось болью. Покачав головой, Риордан заметил:
   – Мне не следовало все это рассказывать. Но я забыл, что вы не будете вести дело. Вы ведь ближайший родственник.
   – Да, конечно, – произнес Джо, как бы не придавая словам детектива большого значения. – Вы просто хотели сказать, что кто-то пытался уничтожить нечто такое, что находилось в доме. Какие-то улики. И вы желаете услышать от меня, что это могло быть, не так ли? Моя сестра…
   Риордан остановил его взмахом руки.
   – Думаю, сейчас самое время наведаться в морг для опознания. Чтобы начинать разговор о вашей сестре, надо убедиться, что это действительно она.
   Когда мужчины подходили к дверям, зазвонил телефон. После секундного колебания Риордан вернулся и схватил трубку.
   – Что? – переспросил он, поводя плечами. На противоположном конце провода что-то сказали, и полицейский покосился на Ласситера. – Боже мой, – произнес он. – Хорошо, хорошо.
   Выйдя из дверей полицейского управления, Риордан извлек из нагрудного кармана рубашки пачку сигарет и закурил.
   – О чем это они?
   Риордан не слышал. Выпустив струйку дыма, он переспросил:
   – Что?
   – Что вам сообщили по телефону?
   Детектив покачал головой, как бы говоря: «Ничего особенного».

   Уже через десять минут машина остановилась у тротуара перед зданием администрации графства. Ласситер отстегнул ремень безопасности и открыл дверцу, но Риордан остановил его.
   – Послушайте, Джо, – смущенно начал он, – я должен с вами поговорить. – Откашлявшись, детектив продолжил: – Вы согласны с тем, что хирург не должен оперировать своего ребенка?
   – Не понял.
   – Врач не должен оперировать собственного ребенка, адвокат – защищать в суде самого себя, а вам… следует предоставить расследование пожара мне.
   – Я приму это к сведению.
   Риордан шлепнул ладонями по рулю и недовольно буркнул:
   – Похоже, я разговариваю со стенкой, но… – Бросив взгляд на часы, он невесело усмехнулся. – Мне приходилось сталкиваться с этим раньше. Бывшие копы, шпики, армейские следователи – одним словом, парни с огромным опытом. Они постоянно встревают в следствие, в котором лично заинтересованы, после чего начинается полный бардак. В результате мы имеем вагон страданий и просра… простите, проваленное дело. – Ласситер ничего не ответил, и детектив, тяжело вздохнув, продолжил: – Я попрошу, чтобы сюда пригнали вашу машину. После опознания отправляйтесь домой. Я позвоню вам позже.

   Джо Ласситер пребывал в странном призрачном состоянии. Ему казалось, что он совершает поступки, как бы находясь вне своего тела, которое превратилось в наблюдающую камеру. Это выглядело примерно так: вот я нахожусь здесь, вот я направляюсь в морг для опознания тела сестры. Джо наблюдал со стороны за тем, как входит в здание и следует в комнату ожидания – умиротворяющее помещение с морскими пейзажами на стенах. Теперь он говорит с женщиной в белом халате, к ее груди приколота карточка с именем:

   Бизли

   Женщина находит его фамилию в большой зеленой тетради учета и ведет в холодильник, где в похожих на гробы ящиках, задвинутых в стены, хранят тела.
   Даже опознав Кэти и Брэндона, Джо ничего не почувствовал. Казалось, он руководит марионеткой по имени Джо Ласситер, а подлинный Джо Ласситер наблюдает за ней со стороны.
   Светлые волосы его сестры исчезли, оголив покрытый коркой обожженный череп. Губы были полуоткрыты, а голубые глаза безотрывно смотрели на лампу дневного света. Брови и ресницы сгорели, и это придавало лицу пустой, глуповатый вид. Брэндон выглядел еще хуже. Его кожа почернела и покрылась пузырями.
   Джо и раньше доводилось видеть мертвецов; Кэти и Брэндон выглядели точно так же. Сестра и племянник напоминали безжизненные куклы, создавалось впечатление, что живыми они никогда не были. Женщина в белом халате – Бизли – держалась сдержанно и сурово, чтобы, как ему показалось, не оказаться во власти эмоций, если посетитель от горя впадет в неистовство. Но марионетка Джо Ласситер просто кивнула и спокойным голосом подтвердила личность погибших. Женщина облегченно вздохнула и записала что-то на бланке. Несмотря на гул холодильных установок, Ласситер ясно слышал скрип мягкого кончика ее фломастера. Он не читая поставил подпись и вышел из холодильника.
   В коридоре Бизли заботливо прикоснулась ладонью к его руке. Джо даже показалось, что он не почувствовал прикосновения, а лишь догадался о нем.
   – Не желаете присесть? – спросила она. – Может быть, принести вам стакан воды?
   – Спасибо. Я в полном порядке и хочу поговорить с патологоанатомом.
   – Не знаю, – протянула Бизли встревоженно, – это не…
   – Том – мой друг, – успокоил ее Джо.
   – Тогда позвоним ему. – Женщина подняла телефонную трубку. – Он может сейчас заниматься вскры… может быть занят.
   В комнате ожидания пара напуганных ребятишек-латиноамериканцев, прижавшись друг к другу, сидели на обтянутой винилом кушетке, рядом с ними стоял полицейский. Коп словно опасался, что как только детишек вызовут, они улетят сквозь потолок. Ласситер тупо разглядывал морской пейзаж на стене – унылое изображение штормового побережья.
   Внезапно за его спиной певучий голос произнес:
   – Хорошо.
   Обернувшись, Джо увидел, как Бизли кладет трубку на рычаг.
   – Если вы пройдете по коридору до конца… – начала она.
   – Я знаю дорогу.

   Вначале Том Труонг поднял глаза, а затем встал из-за стола.
   – Чо! – сказал он, протягивая приятелю руку, от которой попахивало формалином. Казалось, патологоанатом хмурится и улыбается одновременно. – Что я сделать для тебя? Ты вести дело?
   Их знакомство состоялось при довольно курьезных обстоятельствах. Несколько лет назад они играли в одной футбольной команде, именовавшейся «Те, кому за тридцать». Это продолжалось до тех пор, пока Ласситер не повредил колено. Несмотря на хрупкое телосложение, Труонг оказался яростным защитником, косившим противника подобно древнеримской боевой колеснице с кривыми ножами на колесах. О своей профессиональной деятельности они заговорили только на второй год знакомства. Это случилось в забегаловке под названием «Уитни» за кувшином чемпионского пива. Позже Ласситер несколько раз приглашал Труонга в качестве судебного медика и эксперта. Одаренный и очень дотошный патологоанатом, несмотря на плохое знание английского, был прекрасным свидетелем, и присяжные его любили.
   – Нет, я здесь не из-за расследования, – сказал Джо. – Из-за сестры. Она лежит в морге вместе с моим племянником.
   Труонг либо не понял, либо подумал, что это шутка.
   – Что ты говоришь, Чо? – спросил он с озорным видом. – Ты меня шутить?
   – Нет. Посмотри дело о поджоге.
   Радостная улыбка исчезла с лица Труонга.
   – Лас-си-тер, – прошептал он себе под нос. – О, Чо, я сожалеть. Я очень сожалеть.
   – Ты уже провел вскрытие?
   Патологоанатом печально кивнул:
   – Чимми просить меня поспешить. Потому что поджог. – Он вздохнул. – Твоя сестра. И маленький мальчик. – Его глаза превратились в узкие щелочки. – Что же. Не пожар их убивать.
   Ласситер автоматически кивнул. Затем до него дошел смысл слов приятеля.
   – Что?!
   Большая голова Труонга качнулась на тонкой шейке.
   – Нет частица дыма в легких. Нет окись углерода в крови. Уже это сказать нам, что жертвы умереть до пожар. И не только это. Дополнительные свидетельства. Ты видеть тела?
   – Да. Я их опознал, поэтому я здесь.
   – Нет. Ты видеть тела? Или только лица?
   – Лица.
   – Ты смотреть на тела и видеть, что кожа покрывать… вроде маленький порезы. Это бывать с человеками в огне. Обычно – потому, что кожа лопаться! Жидкость тела расширяться от жары, а кожа не расширяться и лопаться. Но твоя сестра – иметь не типичный порезы на руках, не такие, как на кожа. Такие раны бывать при защите. Я видеть это и продолжить осмотр. Я видеть, знаешь что? Твоя сестра иметь колотый рана в грудь. Причина смерти – аортальный клапан. Разрезан. Мальчик… – Труонг перегнулся через стол. – Его горло разрезать вот так. От уха до уха. – Патологоанатом рухнул обратно в кресло. Его руки взлетели вверх, а затем опустились, как опавшие листья. Соединив ладони, он сказал: – Чо. В маленький мальчик совсем нет крови. Они умереть, может быть, час – потом пожар.
   Ласситер молча смотрел на него.
   – А как парень? Муж?
   – Какой парень?
   – Я слышать, – произнес Труонг. – Третье лицо быть в доме твой сестра. Он вышел в окно. Раз твой сестра так умереть, я думать, что, может быть… – Он пожал плечами.
   – Где этот человек?
   – В ожоговой палата.
   – Какая больница?
   – Может быть, Фэр-Оке, – вновь пожал плечами Труонг. – Может, Фэрфакс.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное