Джо Листик.

Сексуальный переворот в Оушн-Сити

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

Мельком глянув на сидящую по соседству Нэнси, он сперва отвел взгляд, но потом, сообразив, что спасательный круг находится совсем рядом, незаметно наклонился к девушке.

– Задержи Лео… Любым способом! – быстро прошептал мэр и тут же выпрямился.

– В городе есть несколько подходящих мест… – продолжил он как ни в чем не бывало.

Нэнси, которая сейчас меньше всего ожидала получить от шефа сверхважное поручение, едва заметно кивнула и, встав со стула, последовала за Глюкманом.

– Есть подходящие места, – повторил у нее за спиной Николс, и Нэнси показалось, что его голос заметно повеселел.


Выйдя в приемную, девушка закрыла за собой дверь и, не зная, что предпринять, прислонилась к ней спиной.

– Любым способом… – со вздохом прошептала она, лихорадочно соображая, какой способ предпочтительнее.

Судя по всему, у нее в распоряжении оставалось минуты три, не больше. Нэнси приблизилась к своему рабочему столу и рассеянно взглянула на стопку папок. Рядом с папками она с удивлением обнаружила брелок мэра с ключами от кабинета. Взяв ключи, Нэнси взглянула на дубовую дверь, что-то прикинув в уме. На ее лице появилась хитрая улыбка.

Быстро подойдя к двери, она почти бесшумно закрыла замок на два оборота. Решив часть проблемы, девушка спрятала ключи в ящик стола и, схватив одну из папок, быстро вышла в коридор.

Ей удалось перехватить Глюкмана недалеко от туалета, когда он возвращался в кабинет мэра вместе со своим геркулесом. Перед этим Нэнси едва успела заглянуть в папку и обнаружила в ней разнообразный статистический материал о развитии гостиничного бизнеса в Оушн-сити за последние пять лет.

«Дело – дрянь!» – мелькнуло у нее в голове, но отступать, похоже, было уже поздно.

Она с ходу начала атаку, оглушив изумленного Глюкмана всевозможными сведениями о гостиницах и гостиничном бизнесе в городе.

Похлопывая по своей папке, Нэнси рассказала ему о том, сколько новых гостиниц и мотелей было введено в строй за последние годы и как в связи с этим увеличилось число отдыхающих. Девушка тут же привела примеры того, как владельцы гостиниц помогают городу решать общие проблемы, главными из которых она назвала качество обслуживания и создание привлекательного имиджа Оушн-сити в глазах приезжих.

Нэнси врала и врала упоенно, поскольку могла позволить себе подобное удовольствие крайне редко. Она путала названия, цифры, даты, но ее напор и желание во что бы то ни стало задержать Лео, в конце концов, сделали свое дело: Глюкман сперва замедлил шаг, а затем и вовсе остановился, пытаясь хоть что-то понять из всего того, что ему наговорила эта молоденькая смазливая секретарша.

Спутник Глюкмана дипломатично отошел в сторону и с видом полнейшего безразличия уставился в окно.

– Господин Глюкман, мэру важно знать ваше мнение по этому вопросу. Он просил переговорить при первой же возможности, – подытожила Нэнси и в ее голосе Лео почудилась тихая мольба.

– Если это так срочно, – он пожал плечами.

Нэнси не нужно было повторять.

– Благодарю вас, – и она кивнула на приоткрытую дверь одного из пустующих кабинетов.

Глава 6

После двух с лишним часов ожидания в машине, припаркованной неподалеку от мэрии, Дьячкофф потерял остатки терпения и стал бунтовать.

– Какого дьявола! Сколько можно здесь торчать?! – начал было он на повышенных тонах.

– Сколько нужно! – резко оборвал его Камакин и подкрутил свой бинокль. – Глядишь, скоро узнаем, как подобраться к этому недотроге, – пояснил он своему нетерпеливому приятелю, вглядываясь в освещенные окна верхнего этажа мэрии.

Кроме этих нескольких окон, за которыми проходила какая-то встреча или заседание и где сейчас находился объект их пристального внимания, ничто более не указывало на присутствие людей в старом двухэтажном здании из темного кирпича.

Час назад Камакин, на всякий случай, обошел мэрию вокруг и убедился в правильности своих наблюдений.

Что касается Чемпиона, то его заметный силуэт все время маячил в окне по соседству с тем помещением, где сидел чертов Глюкман. Конечно, с помощью бинокля Камакин мог видеть лишь малую часть всего происходящего в мэрии, но Макса вполне устраивало, что телохранитель Левы постоянно находился в поле его зрения.

Неожиданно Камакин приподнялся с сидения, вплотную прижав бинокль к ветровому стеклу.

– Лева вышел из офиса, – прошептал он.

– Зачем? – бестактно поинтересовался Эдик.

– Почем я знаю? – огрызнулся Макс. – Может, захотел пос…ать…

Камакин опустил бинокль и открыл дверцу машины.

– Пошли, – скомандовал он. – Попробуем рассмотреть этого кабана поближе.

Дьячкофф без особой охоты вылез из автомобиля и, чертыхаясь, поплелся за Камакиным.


Вопреки тайным надеждам Эдика, Глюкман таки остался в мэрии и лишь сменил один кабинет на другой. Они с Максом догадались об этом, заметив, как на втором этаже зажглась еще одна пара окон.

Камакину, неожиданно потерявшему из виду не только Глюкмана, но и Чемпиона, тут же захотелось узнать, что произошло.

Как назло, интересующие его окна были скрыты ветвями высокой смоковницы, которая росла метрах в шести от стены здания. Камакин раздумывал не больше минуты, а затем, оставив Эдика внизу, начал осторожно взбираться на дерево.

Конечно, Макс допускал, что его или приятеля могут случайно увидеть с улицы посторонние люди. Тем более, что вокруг мэрии, кроме нескольких деревьев и кустов, росла лишь невысокая живая изгородь. Но в этот вечерний час деловой квартал города был пуст, а редкие автомобили, появившись на дороге, быстро исчезали за поворотом.

Добравшись, наконец, до нужной ветви, Макс осторожно раздвинул листву и заглянул в освещенное окно.

Первым, что бросилось ему в глаза, была задница Глюкмана со спущенными брюками. Лева лежал на письменном столе в недвусмысленной позе, держа в объятиях хорошенькую девушку. Рядом на полу валялись какие-то бумаги, на которых стоял кассетный магнитофон.

Насладившись зрелищем и резонно предположив, что Чемпион ждет босса где-то за дверью, Камакин стал спускаться.

– Эй, что он там делает? – громко спросил Эдик, когда Макс еще только начал сползать с дерева.

– Заткнись! – бросил через плечо Камакин и ускорил спуск.

Когда он спрыгнул на землю, Дьячкофф продолжил расспросы:

– Думаешь, мы сможем его взять?

– Вряд ли. Сейчас он слишком занят… – уклончиво ответил Камакин. Ему совсем не хотелось рассказывать о том, что он увидел наверху, так как это неизбежно спровоцировало бы напарника на массу глупых вопросов.

Макс едва задумался над тем, что делать дальше, когда Дьячкофф боковым зрением заметил неясную тень, мелькнувшую неподалеку рядом с углом здания.

– Эй, там кто-то прется! – предупредил он, на всякий случай, Камакина.

Макс отреагировал немедля.

– Атас!!! – он схватил Эдика за руку и потащил к большому, аккуратно подстриженному кусту, что рос в десяти шагах прямо под окнами офиса, в котором с начала вечера торчал Глюкман.

Добравшись до куста, они затаились, гадая, были ли обнаружены. Но, судя по тому, как вел себя странный незнакомец, появившийся поблизости минутой позже, им не о чем было волноваться.

Это был невысокий худой человек в джинсах и легкой курточке. Из-за плохого освещения Макс не смог разобрать его возраст. Кроме того, Камакина сбила с толку идиотская раскраска физиономии незнакомца, который, вероятно, решил поиграть в индейцев.

Мужчина вел себя неуверенно и все время с опаской оглядывался по сторонам, изредка посматривая вверх на освещенные окна.

– Кажись, парень охотится за скальпами, – предположил Макс.

– Шутишь? – вздрогнул Эдик.

Камакин скептически посмотрел на лысину приятеля:

– С тобой он потеряет уйму времени…

– Пусть только попробует! – угрожающе зашипел Дьячкофф.

Между тем, незнакомец вытащил из-под курточки небольшой баллон, похожий на автомобильный огнетушитель. Он открыл на своей железке какой-то клапан, и из нее тут же вырвалась густая струя светлого газа.

– Дымовая шашка, – авторитетно пояснил Камакин. – Детские штучки…

Незнакомец размахнулся и, не долго думая, швырнул баллон прямо в одно из светящихся окон.


В кабинете Нэнси удалось удержать внимание Лео на бумагах лишь на пять минут. Когда она положила перед ним очередную копию, Глюкман повернулся к девушке и внимательно посмотрел ей в глаза.

– Что это? – спросил он.

– Точно не знаю, – смутилась Нэнси. – Кажется, здесь интересный цифровой материал.

Глюкман вновь повернулся к столу и быстро просмотрел копию.

– Какая мура! – заметил он и одним движением смел на пол все разложенные на нем бумаги. – Детка, тебе не надоело копаться в этом дерьме?!

Лео поднялся из-за стола и подошел к канцелярскому шкафу, на котором стоял кассетный магнитофон.

– Вообще-то, надоело, – неуверенно согласилась Нэнси. – Но чем мы тогда займемся? – в ее голосе не было и капли фальши.

Повертев в руках магнитофон, Лео включил его на приличную громкость. В нем оказалась кассета с ритмичной латиноамериканской музыкой. Глюкман поставил магнитофон на пол и, приблизившись к девушке, обнял ее за талию.

– Ты когда-нибудь каталась на катере по штормящему океану? – поинтересовался он и, прежде чем девушка успела ответить, привлек к себе и нежно поцеловал.

Что такое прогулка по штормящему океану, Нэнси узнала позднее, когда Лео под музыку занялся с ней любовью прямо на письменном столе. Он оказался весьма искушенным партнером, и секретарша уже нисколько не жалела о потерянном вечере.

Через некоторое время к латиноамериканским ритмам вдруг стали примешиваться еще чьи-то крики и непонятный стук. Но Глюкман умело управлял своим катером и тут же успокоил Нэнси, шепнув, что это резвятся чайки.


Когда Патси Фонтенбло в очередной раз не ощутила поддержки со стороны невесть куда запропастившегося Глюкмана, ее натиск ослаб, и количество доводов против проекта мэра несколько уменьшилось.

Вдова, нервно теребя пушистую шерсть болонки, с раздражением наблюдала за тем, как Николс и Гловер нагло пытаются склонить Маккейна на свою сторону. Хотя генерал отчаянно упрямился и пока не поддавался на уговоры, Фонтенбло опасалась, что хитрость и коварство мэра в конце концов сделают свое дело. Она с неприязнью смотрела на Николса, который, стоя за столом перед своим дурацким вентилятором, в очередной раз призывал поддержать затею с дворцом.

– Итак, – мэр драматически повысил голос. – Если вы проголосуете за «Новую экзотику», город получит многообещающее предприятие. Ваше «нет» означает топтание на месте и потерю доверия у избирателей! Неужели нужны еще какие-то доводы?!

Буквально в ту же секунду произошло нечто странное: одно из окон жалобно зазвенело разбитым стеклом и в кабинет, как ракета, влетел достаточно крупный дымящийся предмет.

Сэнди Николс, мирно дремавший в кресле, первым из присутствовавших ощутил на себе пагубное воздействие этой штуковины: она попала ему в голову и затем, отскочив, закатилась под кресло баронессы.

Сэнди тут же проснулся, и ошалело замотал ушибленной башкой.

– Какого дьявола?… – Так ведь можно и убить! – возмутился отпрыск мэра, но его слова утонули в жутком крике Патси Фонтенбло.

Вонючий желтый газ в считанные мгновения окутал вдову и ее собачку полупрозрачным облаком, что привело женщину в состояние панического ужаса.

– Что за шутки?!! – негодующе воскликнул мэр, но при этом ни на шаг не сдвинулся с места. Он хорошо видел, что из металлической штуковины, которая на деле оказалась баллоном, продолжает бить плотная газовая струя.

Фонтенбло удивительно быстро сообразила, что помощи ей ждать неоткуда и, спасаясь от непонятной напасти, ловко пнула баллон под ноги Маккейну. Реакция генерала была молниеносной: с воплем «Ложись!!!» он бросился на пол, зажмурив глаза и закрыв голову руками.

Изо всех присутствующих его примеру последовали лишь перепуганная вдова и Сэнди Николс: Фонтенбло послушно распласталась на полу, уткнув лицо в мягкую шерсть своей болонки, а Николс-младший не придумал ничего лучшего, нежели плюхнуться под соседнее кресло.

Что касается журналиста и беременной невестки мэра, то они было метнулись к двери, но внезапно налетели на непреодолимую преграду.

– Это западня!!! – рыдала, задыхаясь в ужасной вони, Стэйси Николс. – Кто-то запер дверь снаружи…

Все дальнейшие события были скоротечны и несли на себе печать паники. Желтый отвратительно пахнущий газ быстро заполнил все пространство кабинета, не давая находящимся в нем людям возможности нормально дышать. Отчаянный лай собаки лишь дополнял картину общей неразберихи.

– Не бойтесь, это не бомба! – храбрился Николс. Стоя перед мощным вентилятором, он чувствовал себя гораздо лучше, чем кто-либо другой в кабинете.

– Тогда вышвырните эту гадость в окно! – визгливо потребовала Фонтенбло. – Мы можем задохнуться!

Она резво вскочила с пола и теперь стояла с собакой в руках, закрыв ладонью нос и слезящиеся глаза.

– Сэнди, возьми баллон! – нехотя приказал Николс сыну, хотя из-за желтой пелены уже плохо видел, кто и где находится.

Николс-младший только начал выползать из-под своего кресла, когда услышал властный окрик Маккейна.

– Лучше его не трогать! – генерал сел на корточки и сильно закашлялся в дыму.

Сэнди покорно вернулся на исходные позиции под креслом.

– В чем дело, Джордж?! – отозвался из тумана Гловер. Несмотря на критическую ситуацию, его голос звучал достаточно бодро.

– Вьетнамский опыт, – с трудом прохрипел Маккейн.

Тягостную паузу прервал Джонсон.

– Но, генерал, это не Индокитай… – устало напомнил он, поддерживая под руку Стэйси Николс. Та едва держалась на ногах.

– Мое дело предупредить! – раздраженно рявкнул Маккейн. – Мэр, на вашем месте, я бы немедленно вызвал саперов, – добавил он, подумав. Маккейн еще не знал, что Гловер, блуждая в тумане, случайно разбил телефон.

Что касается мобилок, то все присутствующие по требованию мэра еще до начала заседания оставили свои трубки в приемной.

Бесплодные переговоры возмутили Стэйси.

– Но мы не можем бездействовать! – вдруг закричала она и принялась отчаянно колотить в запертую дверь.


Камакин и Дьячкофф сидели за своим кустом и, притихнув, наблюдали за развитием событий. После того, как странный незнакомец бросил дымовую шашку и затем быстро исчез, прошло не более пяти минут. За это время помещение на втором этаже затянуло плотной желтой пеленой, и оттуда слышались крики и собачье тявканье. Все происходящее крайне нервировало Эдика.

– Сматываемся, пока не поздно! – уговаривал он Макса, затравленно оглядываясь по сторонам.

– Охренел?! – у Камакина были совершенно иные планы. – Как раз сейчас может возникнуть подходящий момент!..

Эдик не успел узнать, что еще придумал Макс, поскольку из разбитого окна мэрии неожиданно вылетел дымящийся сюрприз и, кувыркнувшись в воздухе, шлепнулся прямо у ног Камакина.

Газ почти моментально окутал приятелей плотным вонючим облаком, на время скрыв их друг от друга.

– Боже, опять этот проклятый баллон, – застонал Дьячкофф. – Они там совсем поехали! – Эдик попытался закрыть лицо руками, но это абсолютно не помогло.

Что касается Камакина, то он вообще едва не потерял сознание.

– Какая вонища!!! – еле прохрипел он, вдохнув в очередной раз изрядную порцию отвратительного газа.

Дьячкофф попытался было встать, но Камакин сквозь дым увидел в разбитом окне чей-то силуэт и тут же дернул приятеля за футболку:

– Сиди… Не хватало, чтобы нас засекли рядом с этим дерьмом!!!

Эдик покорно затих, но смог продержаться не больше минуты.

– Макс… мне плохо… я задыхаюсь! – он явно просил пощады.

– По-твоему, я дышу горным воздухом?! – злобно зашипел Камакин. Похоже, и он был на пределе. – Ладно, глянь на дорогу, – наконец смилостивился он и потянулся за злосчастным баллоном.

До живой изгороди было не меньше десяти метров, и это расстояние Эдик преодолел в два прыжка. Высунувшись по пояс из-за укрытия, он быстро осмотрелся. К счастью, улица была пуста. Дьячкофф тут же подал негромкую команду Камакину, чтобы тот бросал баллон, но полуотравленный Макс замешкался.

Эдик вновь обернулся к дороге и вдруг заметил, как из-за поворота на большой скорости выскочил автомобиль. Яркий свет фар красного «Корвета» на время ослепил Эдика, и тот не сразу догадался спрятаться за изгородь. Дьячкофф пригнулся, лишь когда машина почти поравнялась с ним и была уже довольно близко.

Из-за дымовой завесы Макс не видел ни Эдика, ни автомобиля. Встав на колено, он размахнулся и что есть силы метнул баллон в сторону дороги.

Вонючая комета стремительно пролетела над приятелем и, встретив на своем пути достойную цель, обрушилась на голову ничего не подозревающего владельца авто – крепкого молодого мужчины с мексиканской внешностью. Хотя удар баллона в висок был весьма силен, он все же не смог сразу отключить сознание случайной жертвы, и некоторое время автомобиль еще ехал по прямой.

Однако то, что не сделал металлический корпус баллона, быстро довершило его содержимое: желтый газ моментально заполнил салон машины и, попав в легкие мужчины, вызвал у того головокружение и приступ сильнейшего кашля.

Владелец «Корвета» до последнего жал на педаль газа, наивно рассчитывая добраться до конечного пункта своего путешествия. Но в этот вечер судьба и обстоятельства были против него: вскоре автомобиль, беспомощно вильнув в сторону, съехал на обочину и, перескочив через невысокий бордюр, врезался в бетонный столб.

Дьячкофф вернулся к Камакину в тот самый момент, когда «Корвет» таранил столб. Услышав гулкий удар и скрежет металла, приятели переглянулись.

– Что это грохануло? – насторожился Макс.

– Понятия не имею, – честно признался Эдик. – Но у меня нехорошее предчувствие…

Пронзительную полицейскую сирену они услышали минутой позже, уже находясь рядом со своей машиной. Приятели стремительно нырнули внутрь «Шевроле» и, запустив двигатель, дали деру.

Глава 7

Нэнси опять почудились шум и женские крики.

– Лео, – попыталась она остановить Глюкмана. – Там стучат!

Но Лео уже слишком глубоко вошел в роль.

– Киска, это раскаты грома!.. Шторм усиливается, – он был уверен, что сможет удержать девушку на борту своей посудины.

– Да нет же! – Нэнси с трудом столкнула его в сторону. – Там действительно стучат!!!

Она соскочила со стола, выключила музыку и постаралась как можно быстрее привести себя в порядок. Глюкман тоже натянул брюки и с кислой миной пошел к двери. Приоткрыв ее, он высунулся в коридор.

– В чем дело, Джонни? – спросил он у Колхейна, пытающегося закрыть лицо носовым платком.

– Черт его знает, – откликнулся тот. – У мэра дверь ходуном ходит и оттуда несет, как из сортира!

В подтверждение этих слов со стороны кабинета Николса раздался громкий стук и накатилась волна отвратительной вони. В тот же момент из-за спины Глюкмана выскочила Нэнси и стремглав бросилась туда, откуда слышался шум.


– Мэр не забыл про спецэффекты! – зло заметил Маккейн, когда они с Фонтенбло вышли в коридор и немного отдышались. Вдова еще крепче прижала болонку к груди.

– Боже, у меня до сих пор кружится голова, – пожаловалась она и поцеловала лохматую мордочку собаки. – Крошка, я так за тебя переживала!

Остальные участники заседания тоже имели неважный вид и, очутившись в относительно безопасном месте, пытались поскорее прийти в себя после недавнего происшествия.

Мэр вышел из кабинета последним, и Нэнси тут же закрыла за ним дверь.

– Что здесь произошло? – спросила она, стараясь дышать как можно реже.

– Какие-то болваны подбросили дымовую шашку, – вяло откликнулся Николс. – Мы чуть не задохнулись!

– Ужасный мир! – на всякий случай посетовала Нэнси, но мэр уже ее не слушал.

Заметив, что кто-то из членов Совета направился к лестнице, он с завидной резвостью бросился на перехват.

– Стойте! – крикнул мэр, забегая вперед. – Случившееся лишний раз доказывает, что мы на верном пути. Вспомните о бомбах, брошенных в пастора Кинга!

– И что вы предлагаете? – нервно откликнулась вдова, которой не терпелось поскорее выбраться на улицу.

– Голосуйте за проект! – прямо заявил Николс. – Скажите «да» – и, клянусь, завтра вы проснетесь другими людьми!

То, что произошло в следующую минуту, не смогло бы привидеться мэру даже в самом фантастическом сне: Патси Фонтенбло, ошалевшая от дурных запахов и излишней патетики Николса, взяла на себя роль его ангела-спасителя.

– Если наше спокойствие зависит лишь от этого, я голосую «за»! – торжественно заявила она и высоко подняла руку.

Присутствующие не сразу поняли, что произошло, но затем Гловер, а чуть позже и Лео Глюкман, тоже медленно подняли руки.

Дольше всех колебался Маккейн. Приняв, наконец, решение, он состроил идиотскую гримасу и тоже проголосовал за проект мэра.

– Феноменально… – пробормотал Николс, еще не до конца поверив в случившееся.

– Надеюсь, теперь я свободна? – саркастически вопросила Фонтенбло и, не дожидаясь ответа, устремилась к лестнице.

Вслед за ней исчезли Гловер и Глюкман с охранником. Остальные участники заседания, похоже, уже забыли о недавней газовой атаке и принялись живо обсуждать результаты голосования.

– Невероятно, – бубнил ошеломленный Джонсон, записывая что-то в свой блокнот. – Даже Глюкман не устоял!

Находившаяся рядом Нэнси не без гордости заметила:

– Приятно, когда в победе есть и твоя заслуга!

Сэнди и Стэйси бросились обнимать Николса-старшего, который в конце концов осознал значимость происшедшего и теперь радовался, как ребенок.

– Грандиозно, па! – твердил Сэнди. – Мы победили!

Собравшийся было уйти Маккейн неожиданно вернулся с лестницы.

– Послушайте, Николс, – у него был очень мрачный вид. – Не пойму, какого черта я голосовал за этот идиотский план, но на вашем месте я давно бы отремонтировал кондиционеры… – отставной генерал повернулся, чтобы идти, но потом вспомнил что-то еще. – Да… и пожарная сигнализация у вас хреновая! – отрубил он и решительно направился к выходу.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное