Джо Листик.

Сексуальный переворот в Оушн-Сити

(страница 3 из 18)

скачать книгу бесплатно

– Плевать, что ты ему скажешь, – в голосе мэра зазвенела сталь. – Но учти, если тебя увидят на этой вечеринке… – он сделал выразительную паузу. – Надеюсь, ясно?

– Яснее некуда, – мрачно согласился Сэнди.

– Вот и прекрасно! – Николс-старший похлопал сына по плечу. – Пусть они узнают силу нашего клана.

Мэр не уточнил, кому именно и для чего необходимо демонстрировать силу семейства Николсов. Вместо этого он широко улыбнулся Стэйси и, посчитав свою короткую миссию выполненной, исчез за дверью.

Сэнди выглянул в окно и проводил отцовский «Линкольн» печальным взглядом. Убедившись, что они вновь одни, Стэйси принялась уточнять возникшие вопросы.

– Он говорил о поддержке… Мы что, должны помолиться за успех проекта?

Сэнди ответил не сразу, все еще переживая неожиданное крушение собственных планов.

– Отец хочет, чтобы мы присутствовали на этом заседании, – со вздохом пояснил он. – ; Там будут обсуждать план по дворцу, значит, у нас верный шанс заночевать в мэрии, – добавил Сэнди с невеселой ухмылкой.

– Что-о?! – не поверила Стэйси.

– Ничего не поделаешь, – снова вздохнул Сэнди. – От этого проекта зависит его карьера.

– Какая карьера? Ты же собирался удрать к Роллингсу? – Стэйси показалось, что муж хитрит.

– Я передумал: отец для меня важнее.

– Узнаю мужчину из клана Николсов, – в голосе Стэйси теперь слышалась насмешка. – Вы всегда отступаете, когда пахнет паленым!

– Дорогая, ты не права… – Сэнди, наконец, сообразил, что жена еще больше, чем он сам, не хочет идти на заседание Совета.

– Зато ты прав, – указательный палец Стэйси уперся в грудь мужа. – И потому целый день торчишь перед своим идиотским ящиком. Если, конечно, не гуляешь где попало с дружками! А твой отец…

Но Сэнди перебил:

– Не тронь отца!

– Вы похожи, как две капли воды! – Стэйси прищурила свои красивые серые глаза и сейчас больше всего напоминала злую дикую кошку.

– Похожи?! – тут же возмутился Сэнди.

– Невероятно! – подтвердила Стэйси. – Только он вместо ящика предпочитает бассейн, и не удивлюсь, если однажды у твоего папочки вырастут ласты. Как у тюленя! – она бережно взялась за живот и молитвенно закатила глаза. – Хвала Господу, у меня будет девочка.


Прозрачная вода сверкала на солнце и пузырилась. В бассейне ее было вполне достаточно, чтобы взрослый человек, отрешившись от суетного бытия, мог вновь почувствовать себя ребенком. Дэвид Николс сейчас как раз и был таким дитятей: он плавал, нырял, кувыркался под водой и, чем дольше это продолжалось, тем меньше ему хотелось расставаться с прохладной и дружелюбной стихией.

Жена Николса, Ханна, сидела в шезлонге у края бассейна под огромным разноцветным зонтом. Эта стройная голубоглазая блондинка в ярко-красном бикини терпеливо наблюдала за невинными шалостями мужа, изредка поглядывая на свои миниатюрные наручные часики. Большие, слегка прищуренные глаза на строгом, с высокими скулами лице выдавали в ней женщину недюжинной воли.

Хотя жене мэра уже давно исполнилось сорок, мало кто догадывался о ее дивном сексуальном темпераменте, который с годами, похоже, лишь набирал силу.

Когда время купания истекло, миссис Николс подняла руку и мэр быстро, в три гребка, подплыл к поручням и вылез из воды. Взяв полотенце, он принялся неторопливо вытирать свое большое и крепкое тело.

– Милый, ты не забыл про газон? – мелодичный голос жены вывел Николса из состояния блаженной отрешенности.

– Газон?… – недоуменно переспросил он. – Ты можешь думать об этом сегодня, когда решается моя судьба?!

Заметив, что жена улыбнулась, он изменил тон:

– Вот увидишь, скоро об «Экзотике» заговорят по всей Калифорнии!

– А Совет? – улыбка исчезла с лица миссис Николс. – Ты уверен, что они поддержат проект?

– Надеюсь на это. А вообще… – Николс бросил полотенце на спинку пустого шезлонга. – Разве с этими умниками будешь хоть в чем-то уверен?!

– По крайней мере, Гловер на твоей стороне.

Николс с сомнением посмотрел на жену:

– Боюсь, Дэнни погоды не сделает. Один Маккейн со своими идиотскими вопросами чего стоит!

– А Лео?…

Услышав о Глюкмане, Николс нахмурился.

– По-моему, этот парень только и думает, как провалить проект, – вздохнул он. – Черт побери, но ведь еще есть Фонтенбло, которая пока не поддержала ни одного моего предложения!

– Странно, что эта гусыня до сих пор в Совете.

– Ее последний муж всегда щедро жертвовал в городскую казну, – Николс накинул на плечи легкий купальный халат. – Хочешь – не хочешь, с этим надо считаться, – он замолчал, прикидывая что-то в уме, а потом невесело подытожил:

– И все-таки этот русский беспокоит меня больше других.

Николс хотел сказать о противнике еще какие-то малосимпатичные слова, но, случайно взглянув на красивые ноги жены, неожиданно переменил тему.

– Кстати, в чем ты собираешься идти?…

Вопрос не застал миссис Николс врасплох.

– С этим проблем не будет: я остаюсь дома.

– Ты с ума сошла?! – не сдержавшись, выпалил мэр.

– Напротив, – спокойно возразила Ханна. – Забыл взгляды вдовушки Фонтенбло на июльском балу?

– Когда тебя выбрали королевой? – вспомнил Николс. – И как же она смотрела?

– Так, словно я украла венец у Статуи Свободы и влезла на ее пьедестал!

– Ерунда! – отмахнулся мэр. – Тебе показалось.

Миссис Николс загадочно улыбнулась:

– Дорогой, ты плохо знаешь женщин…

– Черт тебя дернул идти на бал! – вспылил Николс.

– Кажется, в тот раз я поддалась на твои уговоры…

– Вот как?! – мэр явно не ожидал подобного упрека.

– Дэйв, – мягко сказала Ханна. – Не стоит повторять ошибку.

– Но я настроился! Я уже мысленно усадил тебя у окна, чтобы лучше видеть лицо. – Николс все еще не мог поверить, что на поле боя не будет главного союзника.

– Не делай из этого трагедию, – Ханна Николс была явно практичнее мужа. – У окна может сесть Сэнди. Он будет на заседании?

– Конечно, – мрачно обронил мэр. – Стэйси тоже придет…

– Превосходно! Члены вашего мудрого Совета оценят ее поступок, – миссис Николс поднялась из шезлонга и подошла к мужу. – Дорогой, ты так напряжен, – прошептала она, прижимаясь к супругу.

– О чем ты? – удивился мэр, отвлекаясь от размышлений о вариантах предстоящей битвы в Совете.

– Да так… – пожала плечами Ханна и, обняв мужа за шею, обезоружила страстным поцелуем.

Когда несколькими минутами позже Николс на руках внес жену в спальню и затем бережно опустил на супружеское ложе, Ханна услышала, как он тихо пробормотал:

– Надеюсь, это не отразится на моей готовности сражаться…

Она не дала ему возможности развить мысль, подарив еще один поцелуй любви.


Джерри Джонсон осторожно высвободился из объятий своей ненасытной подруги и взглянул на браслет с часами.

– Шесть сорок?… – Черт! – Джонсон пулей вылетел из постели и, схватив со стула халат, ринулся в ванную.

– В чем дело, милый? – вопрос любовницы настиг его в двух шагах от цели, когда он уже собирался закрыть за собой дверь.

– Забыла, где я должен быть вечером? – Джонсон заскочил в ванную и забрался под душ.

Через пару секунд он уже вертелся под упругими водяными струями, подставляя им то худощавое улыбчивое лицо, то свои крепкие, хорошо развитые плечи, грудь или светловолосую голову.

– Боже… Заседание в мэрии, – с трудом вспомнила девушка.

Джерри говорил ей что-то об этом заседании, правда, еще до того, как они легли в кровать. А это, если верить часам, было целую вечность назад. Верджи вздохнула и, подложив руки под голову, уставилась в потолок спальни.

«Похоже, вечер придется провести в одиночестве…», – с тоской подумала она, разглядывая на потолке едва заметную царапину. Вёрджи О'Брайен уже успела привыкнуть к беспокойной жизни любовника, который в свои двадцать восемь сумел стать одним из ведущих журналистов «Оушн-сити ньюз» – самой читаемой городской газеты. Они с Джерри встречались больше года, и Вёрджи, которая была немного младше, высоко ценила его неоспоримые достоинства: приятную внешность и поистине неиссякаемый мужской потенциал.

До знакомства с Джонсоном эта темноглазая пышногрудая парикмахерша успела расстаться с двумя другими представителями сильного пола, которые при более близком знакомстве в ее спальне оказались не так сильны, как того хотелось Вёрджи. Когда Джонсон выскользнул из ванной, на ходу вытирая полотенцем мокрую голову, Вёрджи все еще лежала в постели.

– Это будет заметка?

– Нет, целая статья, – Джонсон швырнул полотенце под кровать. – О том, как мэр Николс сел в лужу!

– Ты обожаешь сгущать краски, – заметила девушка, с удовлетворением разглядывая ладную фигуру любовника.

– Ничуть, – Джонсон быстро натянул на себя легкие свободные брюки. – Наш мэр решил соорудить в Оушн-сити восточный дворец!

Вёрджи от удивления села в кровати.

– Он рехнулся?! В городе полно проблем! – округлившиеся карие глаза, вздернутый носик и пухлые алые губки лучше всяких слов выражали возмущение девушки по поводу сомнительных планов мэра.

– Возможно, но для Николса это задача номер один. Ему даже пришлось помириться с моим редактором, – добавил он, застегивая на груди свежую сорочку.

– Мэр посмотрел арабский фильм? – предположила Вёрджи.

– Нет. Просто полгода назад они с женой купили тур по Средиземноморью. Говорят, Николс облазил все тамошние достопримечательности…

Стоя перед зеркалом, Джонсон расчесал короткие слегка вьющиеся волосы на пробор и затем быстро повязал галстук.

– Без пяти семь, – напомнила девушка.

– Если опоздаю, Николс живьем съест! – Джонсон рванул к ведущей на крыльцо двери и вскоре с улицы донесся рев его новенького джипа.

– Завернутая в простыню Вёрджи высунулась из окна своего небольшого уютного дома.

– Имей ввиду, это всего лишь тайм-аут! – крикнула она вслед стремительно удаляющейся машине.

Глава 5

Когда утомленное дневным сиянием солнце ушло за горизонт, заседание Городского Совета Оушн-сити только начало набирать обороты. Собравшиеся по традиции в кабинете мэра члены Совета, а также приглашенные, среди которых были сын Николса с беременной женой и журналист ведущей местной газеты, внимательно слушали пространный доклад мэра по поводу строительства нового центра развлечений.

– Людям надоели стандартные курорты, – вещал Николс и в его голосе слышалась патетика. – Сейчас они с трудом отличат неделю, проведенную во Флориде, от семи дней, которые потратят на отдых здесь, в Южной Калифорнии: те же отели, тот же песок на пляжах, не говоря уже о закусочных «Макдональдс», – всего-то и разницы, что в названии океана!

План Николса был пугающе амбициозен. Он намеревался построить в Оушн-сити восточный дворец, наподобие тех, что видел несколько месяцев назад в Турции. Впоследствии мэр хотел превратить это экстравагантное сооружение в центр развлечений с барами, дискотеками и игровыми залами.

Проект Николса, получивший название «Новая экзотика», мог осуществиться лишь при поддержке солидных инвесторов, но без одобрения Совета, который решал вопросы планирования и субсидировал средства из городской казны, он был обречен. Памятуя об этом, мэр постарался подготовиться к заседанию как можно основательнее.

Помимо получасового видеофильма о великолепии султанских дворцов, Николс предложил вниманию собравшихся множество фотографий и обильный статистический материал о перспективах развития курортного бизнеса в мире, что, по его мнению, должно было оказать на членов Совета решающее воздействие.

– «Новая экзотика» изменит облик нашего города, придаст ему шарм и неповторимость, – убеждал присутствующих Николс. – Пройдет совсем немного времени, и нашему опыту последуют другие, – он мечтательно прикрыл веки. – Я уже сейчас вижу вереницу паломников, которым не терпится узнать секрет процветания Оушн-сити…

Теперь даже непосвященному стало бы ясно, что мэр оседлал любимого конька и готов выложить членам Совета все, что знает по данному вопросу.

Нэнси Шерер, которая тоже присутствовала на заседании и должна была фиксировать на бумаге выступления его участников, наблюдала за докладом из-за огромного письменного стола шефа, с грустью думая о потерянном вечере. Из двух десятков штатных сотрудников мэрии лишь ей одной (мэр не в счет) пришлось задержаться здесь после окончания рабочего дня, хотя Нэнси с большим удовольствием провела бы это время дома или у приятельницы.

Помимо изрядно опротивевшей темы заседания, Нэнси угнетала сильная духота, которая, как догадывалась девушка, была следствием неуемной любви мэра к театральным трюкам. Еще утром Николс притащил в кабинет мощный вентилятор и незадолго до начала заседания зачем-то отключил не только его, но и всю систему кондиционирования здания. Очень скоро в небольшом помещении с плотно закрытыми окнами стало довольно душно, а участники заседания, которые ничего не знали о странных приготовлениях мэра, начали нервно поглядывать в сторону выключенного вентилятора.

Со своего места Нэнси были хорошо видны все присутствующие, расположившиеся в креслах напротив письменного стола. Каждого из них она видела не в первый раз и, пожалуй, могла бы сказать, кто чего стоит.

Сын и невестка мэра сидели у окна с безразличными физиономиями. Огромный живот Стэйси лишний раз напомнил секретарше об извечной женской обязанности, которая радует и одновременно пугает.

Рядом с четой Николсов-младших, вытянув ноги, развалился в кресле Дэнни Гловер, невысокий пожилой мужчина с длинными седеющими волосами и подвижным худым лицом, на котором выделялись зеленовато-серые, чуть навыкате, глаза и острый хрящеватый нос.

Гловер, в недавнем прошлом удачливый нью-йоркский банкир, был приятелем мэра, и тот возлагал на него сегодня особые надежды. Экс-банкир был одет в коричневый костюм-тройку и, судя по выступившей на морщинистом лбу испарине, с трудом переносил духоту.

Одетая в светло-бежевый, с иголочки, брючный костюм, Патси Фонтенбло, как всегда, сидела особняком, выдвинув свое кресло вперед, ближе к столу Николса. Сорокалетняя вдова, кичащаяся тем, что ее последний муж был в родстве с кем-то из Бурбонов, держала на коленях белую лохматую болонку, с которой, похоже, не расставалась даже в постели. Фонтенбло была немного выше метра шестидесяти и, судя по сухой угловатой фигуре, тщательно следила за своим весом. Идеально уложенные черные до плеч волосы почти полностью закрывали лоб. Из-под аккуратной челки на окружающих подозрительно глядела пара темных колючих глаз, которые, как и узкие бескровные губы, несколько портили природную красоту баронессы.

В продолжение всего выступления мэра на бледном лице Фонтенбло играла надменная улыбка. Эта странная усмешка лучше всяких слов подтверждала намерение вдовы провалить затею Николса.

За спиной Фонтенбло сидели ее союзники: отставной бригадный генерал Джордж Маккейн и Лео Глюкман, владелец местной прокатной фирмы.

Маккейну, как и Глюкману, было около пятидесяти. Обветренное волевое лицо старого вояки оживляли небольшие подвижные глазки под густыми темными бровями. Не единожды переломанный в битвах и сражениях нос упрямо смотрел куда-то в сторону, отчего генерал смахивал на угрюмого разбойника времен колонизации Запада. Стрижка ежиком и отлично сшитый бордовый костюм несколько сглаживали впечатление, и все же не настолько, чтобы непосвященный мог признать в Маккейне члена муниципалитета.

Выйдя в отставку после насыщенной военными приключениями карьеры, он купил в Оушн-сити дом и, женившись, зажил жизнью человека, сполна отдавшего свой долг обществу. Нэнси слегка недолюбливала Маккейна за резкие и не всегда вежливые замечания, которые тот обычно делал на заседаниях Совета. Вместе с тем, ее восхищала отменная осанка отставного генерала, позволявшая безошибочно выделить его в толпе.

Только о Глюкмане Нэнси пока не могла высказать своего мнения.

«При случае, с этим русским следовало бы познакомиться получше», – подумала девушка, разглядывая его красивое задумчивое лицо.

Нэнси знала, что Николс терпеть не может Лео и с подозрением относится к его постоянному спутнику, по слухам, достаточно известному в прошлом боксеру. Но секретаршу эти мелочи не интересовали.

Гораздо больше ее интриговало то, что Глюкману, опять же по слухам, удалось переспать едва ли не со всем женским населением города. Нэнси подозревала, что даже Линн Томпсон, ее лучшая подруга, угодила в любовные сети старого ловеласа. Помимо прочего, она также знала, что, несмотря на свой относительно скромный бизнес, Глюкман владеет великолепным домом с чудесным садом по соседству.

Джерри Джонсон был последним из присутствующих, кто попал в поле зрения секретарши. Джерри сидел к ней боком, и девушка хорошо видела его четкий профиль с прямым изящным носом, небольшим ртом и твердым, с заметной ямочкой, подбородком.

Только сейчас Нэнси с удивлением обнаружила, что вместо привычного репортерского диктофона Джонсон держит в руках блокнот и карандаш. Девушка не знала, что Джерри в спешке забыл сумку с диктофоном и фотокамерой у любовницы и теперь мысленно проклинает свою несобранность.

Завершив скрытый осмотр присутствующих, Нэнси сосредоточила внимание на Николсе, который продолжал важно расхаживать перед столом, обрушивая на головы слушателей все новые и новые доводы в пользу ценности своего проекта.

– Западной цивилизации катастрофически не хватает восточной роскоши и восточной небрежности в отношении времени. К примеру, ваши арабские партнеры могут спокойно опоздать на деловую встречу и после этого, в обычных условиях вы, вероятно, устроили бы им суд Линча… Однако умерьте свой пыл, – Николс достал из кармана платок и вытер им взмокшее лицо. – Деловые свидания на Востоке часто назначают у стен какого-нибудь величественного сооружения, вроде султанского дворца или турецких бань. В таких местах дыхание времени буквально очаровывает, так что вы вообще быстро забываете, зачем туда пришли.

Внезапно мэр остановился и обвел небольшую аудиторию изучающим взглядом. Только после этого он заговорил вновь.

– Один мудрец сказал своему султану, который не решался войти в холодную воду: «Мой повелитель, сделай первый шаг и увидишь, что за этим последует», – голос Николса дрожал от пафоса, и мэр на секунду умолк.

– Призываю вас сделать этот нелегкий шаг, и свежий ветер перемен ворвется в наши душные покои!

Сделав особый акцент на последней фразе, мэр подошел к столу, и картинным жестом нажал кнопку включения вентилятора. В ту же секунду мощный воздушный поток, рожденный вращающимися лопастями, ударил ему в лицо, заставив быстро затрепетать пряди волос на голове. Все присутствующие облегченно вздохнули.


В этот вечер Экклстоун решил воздержаться от ранее запланированной газификации бездомного щенка, которого ему посчастливилось отловить накануне, и сосредоточил внимание на подготовке акции возмездия.

Ключевым элементом приготовлений являлась заправка небольшого металлического баллона концентрированной газовой смесью.

Когда баллон был заправлен, изобретатель занялся своей внешностью. С помощью зеленого грима он нанес на лицо несколько полос: по три косых – на щеки и две горизонтальные – на лоб. Поскольку все эти манипуляции проводились перед зеркалом, очень скоро Экклстоун заметил, что его физиономия стала трудно узнаваемой и теперь больше смахивает на ритуальную индейскую маску.

Быстро сменив давно не стираный халат на легкую курточку и прихватив газовый баллон, он направился во двор, где стоял пикап.

Солнце давно зашло, и на черном южном небе ярко сияли звездные россыпи.

– Ну что ж, господа, – зловеще улыбнулся Экклстоун. – Надеюсь, мой газ вас слегка отрезвит…

Он скрипнул дверцей и забрался в машину. Еще через минуту его пикап, громыхнув на ухабе старым кузовом, выехал на улицу и быстро скрылся из виду.


Как и предполагал Николс, обсуждение «Новой экзотики» получилось нервным и трудным. Оппозиция в лице Глюкмана и Фонтенбло настойчиво гнула свою линию, утверждая, что строительство центра развлечений не только разорит городскую казну, но и на долгие годы отпугнет от Оушн-сити крупных инвесторов.

– Думаете, ваша экзотика способна принести прибыль?! – издевался Глюкман, подзадориваемый одобрительными репликами баронессы. – С этим бредовым проектом мы станем посмешищем в глазах всего штата!

Лео Глюкман говорил на вполне приличном английском, который лишь едва выдавал его российское прошлое.

Николс посмотрел на покрасневшее от гнева лицо Глюкмана и понял, что судьба милого его сердцу дворца развлечений находится в руках этого человека.

– Мы рассчитываем на окупаемость проекта в течение трех лет, – произнес он как можно убедительнее.

– Сказки для сопливых детишек! – похоже Глюкман уже сделал свой выбор и теперь, как мог, пытался высмеять планы мэра.

– Деньги нужны городу уже сейчас! – откликнулся со своего места Маккейн.

– Но, господа, ни один проект не может окупиться в три дня! – запальчиво возразил Гловер. – Однажды в Нью-Йорке…

Ему не дали договорить.

– Это вам не Нью-Йорк! – язвительно заметил Глюкман. – Здесь другие порядки, старина.

Услышав фамильярность, Гловер стушевался и умолк.

– Вы еще ничего не сказали о выборе участка под строительство! – отозвалась Фонтенбло, которая надеялась загнать мэра в тупик многочисленными вопросами.

Николс собрался ответить баронессе, но заметил, что Глюкман вдруг поднялся со своего места и направился к выходу.

– Выйду на пару минут, – пояснил он Николсу и скрылся за дверью.

– Отличный вопрос, баронесса, – по инерции произнес мэр, хотя в данный момент все его мысли бурным потоком устремились в совершенно ином направлении: с быстротой компьютера Николс пытался просчитать варианты нейтрализации опасного противника, который на несколько минут выбыл из игры и вот-вот должен был вернуться назад. Как назло, в голову не приходило ничего стоящего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное