Джо Листик.

Сексуальный переворот в Оушн-Сити

(страница 1 из 18)

скачать книгу бесплатно

Алке



Хотя на карте Соединенных Штатов есть несколько городов с названием Оушн-сити, калифорнийский О.-с. – плод авторского воображения. Все персонажи этой книги также вымышлены и их сходство с реальными лицами, живыми или уже умершими, случайно.


Кошка явно нервничала. Она металась по небольшой проволочной клетке и жалобно мяукала, словно призывая на помощь. Эта серая в темную полоску кошка, кажется, всем своим существом ощущала надвигающуюся катастрофу и, если бы могла мыслить, то, наверное, сочла бы этот влажный и душный вечер в старом калифорнийском сарае последним в своей кошачьей жизни. Но мозг животного был слишком мал для умозаключений, и серая кошка бегала по клетке, повинуясь лишь природным инстинктам, которые вовсю трезвонили об опасности.

Клетка с кошкой стояла на навесной полке в углу полутемного захламленного помещения рядом с двумя другими клетками размером поменьше, в которых копошились рыжие морские свинки. В отличие от полосатой соседки, свинки вели себя спокойно и с аппетитом уплетали кукурузные зерна, щедро насыпанные в кормушки.

Когда дверь помещения открылась и на пороге появился невысокий худощавый человек в очках и не очень чистом халате, кошка перестала мяукать, замерев в напряженном ожидании. Человек подошел к клетке и, заметив, что кошка смотрит на него, не сводя глаз, улыбнулся.

– Волнуешься, детка? – он склонился над клеткой.

Бледное, плохо выбритое лицо с длинным тонким носом и большими удивленными глазами за стеклами очков, острый упрямый подбородок, взлохмаченная, поредевшая с годами шевелюра – вот, пожалуй, и все, что сейчас видела перед собой полосатая пленница.

Неожиданно кошка мяукнула, показав мелкие острые зубы.

– Знаю, ты мне не веришь, – голос человека в очках был почти ласковым. – А ведь когда-нибудь тебя назовут самой знаменитой киской планеты, – сообщил он и тут же добавил: – Благодаря мне, между прочим!

Заманчивое обещание не произвело на кошку впечатления. Она по-прежнему была начеку и неотрывно смотрела в стекла очков говорящего своими круглыми настороженными глазками.

– Правда, перед триумфом придется поискать деньжат, – тяжело вздохнул очкастый. – Без них мне не получить патент…

Вспомнив о финансовых проблемах, человек нервно передернул плечами, затем достал из кармана носовой платок и громко высморкался. Кошка опять мяукнула.

– Только не напоминай о банкирах! Ладно? – он спрятал платок в карман. – Этим мерзавцам нужны гарантии…

Кошка снова раскрыла пасть, и на этот раз ее тихое «мяу» заставило человека вздрогнуть.

– Что? Университеты?! Черта с два!!! – взвизгнул он и стал взволнованно расхаживать перед клеткой. – Тамошние умники просто обожают греть лапы у чужого камина, – пояснил очкастый то ли кошке, то ли самому себе и, понизив голос, добавил: – В любом случае, до получения патента – о газе никакого трепа.

Последняя фраза, кажется, произвела на кошку впечатление, и она наконец умолкла.

Человек словно ожидал этого момента: он быстро подскочил к клетке, осторожно снял ее с полки и направился к двери.

В соседнем помещении, которое было более светлым и просторным, очкастый извлек кошку из заточения и, держа за загривок, придирчиво осмотрел.

Только после этого животное было заключено внутрь миниатюрной газовой камеры, похожей на стеклянный куб с герметично закрывающейся передней дверцей.

Газовая камера стояла на большом лабораторном столе рядом с пультом управления и через коллектор соединялась с дюжиной баллонов различных цветов и размеров, выстроившихся вдоль стены на специальных подставках. Кроме баллонов, у стен размещалась разнообразная измерительная аппаратура, работу которой анализировал портативный компьютер.

Убедившись, что дверца камеры надежно заперта, человек мельком глянул на коллектор с желтой газовой смесью и перешел к пульту управления. Там, среди множества разноцветных мигающих лампочек, его сейчас интересовал лишь индикатор готовности газовой смеси. Смесь была в норме, и человек сдержанно улыбнулся.

– Ты сделаешь это, Барни, – подбодрил он самого себя и вдруг вспомнил, что кошке внутри камеры, наверное, тоже нужна поддержка.

– Зажмурься, если страшно, – посоветовал очкастый пленнице. – А я за тебя сосчитаю до двадцати.

Но кошка проигнорировала совет. Вместо того чтобы зажмуриться, она повернула голову и взглядом проследила за действиями очкастого. Кошка успела заметить, как тот протянул руку к коллектору и повернул кран. Мгновением позже в камеру ворвалась желтая газовая струя, и видимость стала быстро ухудшаться.

В детстве серую кошку не учили задерживать дыхание, но даже если бы и учили, это вряд ли бы сейчас ей помогло. Находясь внутри стеклянного куба, кошка была обречена дышать желтым, отвратительно пахнущим газом. И она дышала им, бессмысленно вращая головой и уже не замечая того, с каким напряженным вниманием следит за ней через прозрачную стенку человек в очках…

Глава 1

Для встречи они выбрали итальянский ресторан в Ривер-сайде. Чумак приехал первым, и Камакин, заметив его за столиком у окна, сразу понял, что долгожданный час пробил: они с Дьяком, наконец, получат работу!

В своем безупречном светло-сером костюме и галстуке с бриллиантовой заколкой полный благообразный Чумак напоминал стареющего сенатора. На его фоне Дьячкофф в джинсах и Камакин в поношенном клетчатом пиджаке и китайских кроссовках выглядели плебеями.

Макс и раньше помогал Чумаку улаживать кое-какие деликатные дела, и тот всегда высоко ценил эти услуги. Временами у Камакина даже возникало подозрение, что Чумак считает его едва ли не самым крутым парнем к востоку от Миссисипи. И хотя сам Макс оценивал себя гораздо скромнее, ему льстило, что толстяк видит в нем нового Аль Кашне.

На этот раз Камакин изменил привычке и приехал с напарником. Он не был уверен, что поступает правильно, однако обстоятельства оказались сильнее.

Из огромного ресторанного окна Чикаго был виден, как на ладони, но город никого не интересовал: Дьячкофф сосредоточенно уничтожал внушительную порцию спагетти под грибным соусом, а Камакин с Чумаком толковали о деле. Разумеется, по-русски, для полной ясности.

Для начала Чумак подробно рассказал о своем бывшем компаньоне, некоем Леве Кликмане, с которым они года полтора спекулировали дизельным топливом по всей Пенсильвании.

С этим парнем, по словам Чумака, ему удалось сколотить приличный капиталец, прежде чем подлый Кликман тайно перевел куда-то все их деньги и затем дал деру.

На поиски беглеца была потрачена уйма времени и средств, но того и след простыл. С тех пор прошло несколько лет.

– Между прочим, этот ублюдок еще жив, и теперь я знаю, где его нора. Кстати, Леву там уже зовут Глюкманом! – авторитетно подытожил Чумак, и его пухлая ладонь с огромным золотым перстнем на безымянном пальце звучно хлопнула по столу.

Хлопок заставил Эдика вздрогнуть и, взглянув на Камакина, он неохотно отложил вилку в сторону.

– Где его нашли? – Макс спросил об этом так, будто речь шла о старом башмаке.

– Есть в Калифорнии райское местечко, – осклабился толстяк. – У Левчика отличный дом, доходный бизнес… Говорят, эта сволочь даже умудрилась пролезть в тамошний Городской Совет, – добавил он с нескрываемой обидой.

Камакин промолчал, но и так было ясно, что Кликман-Глюкман на Западе не бедствует.

Чумак порылся в кармане пиджака и выудил небольшое фото.

– Полюбуйся, – процедил он, передавая карточку Камакину.

Тот мельком глянул на фото немолодого холеного господина с черными, заметно поседевшими на висках волосами и дымящейся кофейной чашкой в руке, и тут же сунул его напарнику.

Дьячкофф отреагировал не сразу.

– Когда сделали фотку? – небрежно спросил он, пытаясь копировать интонации Макса.

– Неделю назад, ковбой, – буркнул Чумак. – Видишь, кофе еще не остыл.

И хотя последнее замечание было явной издевкой, Дьячкофф важно кивнул своей круглой лысеющей головой.

– Послушай, Боря, – отозвался Камакин, когда Чумак объяснил им суть предстоящего дела. – Этот парень увел у тебя около трехсот тысяч… С какой стати мы будем требовать с него пол-лимона?

Ладонь Чумака опять бесцеремонно грохнула по столу.

– А мои переживания, по-твоему, ничего не стоят?! – совершенно искренне возмутился он. – И потом, мне нужно заплатить вам за работу.

Довод был разумным, и Камакин кивнул:

– Чудесно. И сколько нам перепадет?

– Джентльмены, – помедлив, откликнулся Чумак. – Полагаю, пятидесяти тысяч на двоих будет достаточно.

– Шансы возрастут, если добавишь еще полсотни, – тотчас оживился Камакин. Макс откровенно блефовал, но игра стоила свеч.

Чумак ответил не сразу.

– О'кей, – шумно вздохнул он. – Сто кусков и ни цента больше… Да, и не вздумайте шутить с моими деньжатами, – вдруг встрепенулся толстяк. – В случае чего, из-под земли достану!

Угроза прозвучала не слишком убедительно, но Макс на всякий случай бросил:

– Не беспокойся, это не наш профиль.

Помимо вознаграждения, Камакина интересовала и воспитательная сторона проблемы.

– Эту падаль надо обязательно тащить сюда, или хочешь, чтобы мы просто взорвали Глюкмана в каком-нибудь подходящем месте? – он еще раз лениво глянул на фото чумаковского дружка. – Кстати, его можно было бы сбросить с небоскреба…

К удивлению Макса, дельные предложения не встретили поддержки.

– Это перебор! – заупрямился Чумак. – Просто пугните слизняка как следует, – поразмыслив, посоветовал он.

Неожиданно в разговор встрял Дьячкофф.

– Эй, а если он не захочет отдать бабки, а возьмет, да и попрется в полицию? – он озабоченно наморщил лоб, часто хлопая при этом своими по-девичьи длинными ресницами.

Чумак явно не ожидал от него подобного коварства и насупился, подозревая подвох.

– Знаешь, ковбой, Кликман с пеленок презирал честный бизнес и никогда не полезет к фараонам, – наконец веско заметил он. – Что касается второго варианта…

– Боря, эта крыса еще приползет к тебе на коленях! – рявкнул Камакин, метнув в сторону напарника испепеляющий взгляд.

Чумак сразу повеселел:

– Отлично Макс, мне всегда нравился твой стиль…

Он не успел закончить, потому что опять включился Дьячкофф.

– У этого Левы есть охрана?

– Какой-то отставной боксеришка, – неохотно признался Чумак.

– Так я и знал, – пробормотал Эдик и многозначительно посмотрел на Камакина.

Толстяк по-своему истолковал этот взгляд.

– Если вас что-то не устраивает– на упитанном лице клиента появился нездоровый румянец.

На этот раз его перебил Камакин.

– Не обращай внимания! – с ухмылкой заметил он, одновременно пытаясь нащупать под столом ногу приятеля. – Дьячкофф без подначки шагу не сделает.

Макс намеренно подчеркнул несуразное двойное «ф» в конце фамилии напарника и затем что есть силы надавил тому на туфель.

Дьячкофф, мигом почувствовав драматизм момента, вымученно улыбнулся, и это окончательно сбило Чумака с толку.

– О'кей, – растерянно промямлил он. – Я было подумал, вы отваливаете.

– Можешь на нас рассчитывать, – поспешно заверил Макс, несколько ослабив подстольное давление на Эдика. Тот мигом высвободил ногу и вскочил со стула.

– Схожу в сортир, – пояснил он и торопливо заковылял к выходу из зала.

Чумак проводил его невысокую плотную фигуру внимательным взглядом.

– Где ты нашел этого бабуина?

Макс, услышав вопрос, ничуть не смутился.

– В Восточном Бронксе… – он ловко подцепил вилкой длиннющую макаронину. – Между прочим, отчаянный парень, – добавил Камакин, словно невзначай.

– Отчаянный?!

– Эдик только с виду такой, – Макс вдруг наклонился к столу и перешел на шепот. – Слыхал о брайтонской мясорубке?

– Ограбление банка с двойным убийством? – с трудом припомнил Чумак.

– Его работа, – шепот Камакина стал зловещим.

Чумак неестественно округлил глаза:

– Но там орудовал высоченный громила!!!

– Пластическая операция, – хмыкнул Макс.

Услышанная новость произвела на толстяка впечатление и, прежде чем продолжить разговор, он залпом осушил стопку «Столичной».

– Думаешь, парень не подведет?

– Через недельку получишь свои бабки обратно! – в голосе Камакина не было и тени сомнения.


Макс дал волю гневу уже на улице, когда они, распрощавшись с Чумаком, вышли к набережной.

– Кретин! Кто так разговаривает с клиентами?! – гремел он, сжимая кулаки.

– Какого черта лезть под пули?!!!

– Не прикидывайся идиотом: Чумак отвалит каждому по пятьдесят кусков!

– Подумаешь, – презрительно фыркнул Дьячкофф. – Их едва хватит на шмотки и приличную тачку. Между прочим, у меня есть и другие расход, – добавил он, провожая взглядом двух симпатичных девиц в спортивном «Додже».

Последнее замечание взорвало у Камакина остатки терпения: он резко остановился и крепко ухватил Эдика за футболку.

– Послушай, недоумок, – зашипел Макс. – Сегодня утром у нас даже не было денег на жратву!

Выпустив футболку, он криво усмехнулся:

– Если бы толстяк знал, что имеет дело с бывшим сутенером…

– У каждого свое хобби, – скромно заметил Дьячкофф.

– Не мешало бы сменить! – голос Камакина звучал уже не так зло. – И вообще, парень, если хочешь работать со мной, советую молчать, когда я веду переговоры… Да, и не ляпни, что мы – родственники! Не то я точно останусь без работы.

– В конце концов, я же не сказал «нет», – пожал плечами Дьячкофф.

Если бы Эдик Дьячкофф и проболтался относительно своего родства с Максом, ему бы все равно не поверили: рядом с высоким светловолосым симпатягой Камакиным лысый приземистый Эдик с круглой, почти комичной физиономией смотрелся неважно. И хотя им обоим было под тридцать, Дьячкофф в любую погоду выглядел на все тридцать пять.

Когда они сели в такси, чтобы ехать в аэропорт, Дьячкофф припомнил еще одну деталь недавней встречи.

– Ты заметил, Чумак все время называл меня ковбоем?

– Угу, – вяло согласился Макс. – Но потом Боря нашел слово поточнее! – он все еще сердился на приятеля и не имел ни малейшего желания болтать с ним о пустяках.

Глава 2

Калифорния встретила русских ослепительным солнцем и нежным океанским бризом. Камакин прямо в аэропорту взял напрокат новехонький «Шевроле» и, уточнив по дорожной карте маршрут, они отправились в путь.

По сведениям Чумака, Лева (он же Лео) Кликман-Глюкман обосновался в Оушн-сити, курортном городке, расположенном немного севернее Лос-Анджелеса. Камакин достаточно быстро выбрался на нужное шоссе, и многорядный автомобильный поток мгновенно поглотил их зеленый «Шеви».

Выехав за город, Макс успевал не только вести машину, но и с любопытством разглядывал окружающую местность: холмы с изумрудной травой на фоне красивых гор, высоченные пальмы с пучками длинных листьев на вершинах, бесконечно голубой океан.

Время от времени по сторонам дороги появлялись небольшие апельсиновые рощи, в тени которых прятались дорогие виллы.

Дьячкофф тоже впервые в жизни попал в Золотой Штат, но его, в отличие от приятеля, пальмы и виллы не вдохновляли. Эдик пристально пялился в окно, пытаясь разглядеть в проносящихся мимо автомобилях хорошеньких женщин, которых, как он слышал, в Калифорнии было больше, чем во всех остальных штатах Америки, вместе взятых.

Красоток в авто и впрямь хватало, но, как назло, рядом с ними чаще всего торчали загорелые и мускулистые спутники.

– Когда-нибудь и я совью здесь гнездышко! – не выдержав, поделился сокровенным Макс.

– К тому времени я, наверно, возглавлю Верховный Суд Штатов, – мрачно съязвил Дьячкофф.

Замечание задело Камакина.

– Сомневаешься? – процедил он.

– Не твой уровень, – безжалостно отрезал Эдик. Фраза прозвучала, как приговор, а это уже было чересчур.

– Парень, ты меня плохо знаешь, – внушительно произнес Макс. – Когда надо, я иду до конца! – Он умолк, надеясь, что теперь уж Дьячкофф точно заткнется и больше не посмеет ему перечить. Но ошибся.

– Ты говоришь, как мой дед, – в голосе Эдика не было иронии, и это сразу сбило Камакина с толку.

– Да?… А кем был твой дедушка? – вдруг заинтересовался он.

– Редкостным трепачом: дед сам удивлялся, когда случайно говорил правду! – невозмутимо пояснил Дьячкофф и снова отвернулся к окну, тайно торжествуя победу. Уязвленный Макс молча прикусил губу.


Оушн-сити и впрямь оказался райским уголком: отличные океанские пляжи, первоклассные отели и прочие штучки, которыми обычно славятся курортные города, манили к себе, обещая негу и наслаждения.

Макс сразу обратил внимание на толпы отдыхающих, слоняющихся вдоль набережной и по улицам со всевозможными магазинами и увеселительными заведениями.

Понимая, что им с Эдиком, вероятно, придется на некоторое время задержаться в городе, Камакин решил найти подходящее пристанище. Впрочем, очень скоро приятели убедились, что большинство местных отелей им не по карману и на деньги, которые Чумак ассигновал на накладные расходы, в лучшем случае можно снять лишь номер в дешевой пригородной гостинице.

Их курятник носил экзотическое название «Девять пальм» и представлял собой невзрачное двухэтажное здание с автостоянкой и парой цветочных клумб по соседству.

Хозяин отеля Чарли Дьюк, загорелый пятидесятилетний крепыш с наглыми голубыми глазами и татуировкой морского пехотинца на плече, по акценту сразу же распознал в новых постояльцах чехов и, не моргнув, содрал с них три сотни за несколько дней вперед, после чего повел показывать апартаменты.

– «Девять пальм» – знаменитый отель, – важно заметил Дьюк, направляясь через небольшой темноватый холл к лестнице на второй этаж.

– И чем же он знаменит? – хмуро поинтересовался Камакин, который мысленно оплакивал потерю значительной части ассигнованной суммы.

В глазах вдовца мелькнул лукавый огонек:

– Во время съемок «Рокки» моя гостиница дважды попала в кадр!

Но восторженных восклицаний не последовало.

– Что-то не припомню там ваших деревьев, – недовольно буркнул Дьячкофф.

Бывший морской пехотинец явно действовал ему на нервы.

– Вот как?… Очень жаль! – откликнулся Дьюк, поднимаясь по лестнице. – Наверное, кадры вырезали при монтаже.

– А почему «Девять пальм»? – вдруг вспомнил Камакин. – Я вроде насчитал только семь.

– Две на прошлой неделе сломал тайфун, – голос Дьюка заметно помрачнел. – Я уже заказал новую вывеску.

– Здесь бывают ураганы? – полюбопытствовал Дьячкофф.

– Да… И цунами тоже. Просто в рекламных проспектах об этом не пишут. – Дьюк упомянул о гигантских волнах с таким спокойствием, словно речь шла о летнем дождике. – Кроме того, многие плохо переносят качку, – добавил он, зевнув.

– Во время морских прогулок? – в голосе Камакина еще теплилась надежда.

– Нет, при подземных толчках!

Последняя новость произвела на компаньонов удручающее впечатление: Камакин сразу же замедлил шаг, а Дьячкофф буквально застыл на лестнице с поднятой ногой.

– Постойте, – неуверенно начал он. – Так здесь еще и трясет?!

– Разумеется. Хотя толчки не так уж часты, – подтвердил Дьюк.

Владелец «Пальм» собирался что-то добавить про свое заведение, но его перебил Камакин.

– Черт возьми!.. Тогда какого хрена сюда лезут жирные коты?!

Что ни говори, а шикарные виллы все еще будоражили его воображение. Но, похоже, Дьюк в этот день был способен ответить на любой вопрос.

– А где же еще они увидят всю эту…ерунду?! – хозяин гостиницы сделал ударение на последнем слове, и Эдику показалось, что он произнес его с гордостью.


Доставшийся приятелям номер был напрочь лишен уюта и отличался спартанской простотой: небольшая комната со встроенным шкафом, двумя кроватями и телевизором на тумбочке, а также крошечный туалет и ванная. На полу лежал ядовито-зеленый ковер с многочисленными пятнами от пролитого кофе.

Когда они вошли в комнату, Дьячкофф сразу же бросился к окну. Камакин и Дьюк остались у двери.

– Отличный номер… низкие цены, – отрешенно бубнил Дьюк, стараясь не смотреть в сторону пятен на полу.

– По-вашему, это вид на океан?! – негодующе воскликнул Эдик. – Да отсюда, кроме двух дурацких пальм, ничего не разглядеть!

– До урагана была видна и третья, – печально уточнил Дьюк. – Что касается океана… Попробуйте высунуться в окно. Кстати, с этой стороны здания у меня клумба, – непонятно зачем добавил он.

Лицо Эдика исказила плаксивая гримаса.

– Ненавижу цветы!.. – простонал он.

Камакин быстро сообразил, что Эдик, того и гляди, закатит истерику и, поскольку это не входило в его планы, принял единственно верное решение.

– О'кей, мы еще успеем полюбоваться на океан… – негромко пообещал он и стал выпроваживать Дьюка за дверь.

Как раз в этот момент из-за стены донеслась громкая ругань.

– Что за фокусы! – мигом насторожился Дьячкофф. – Вы говорили, в номерах отличная звукоизоляция!

Дьюк буквально расцвел в улыбке:

– Это скауты из Аризоны, – дружелюбно объяснил он. – Сейчас я их успокою!

Когда приятели остались одни, Макс тут же набросился на Эдика:

– Не валяй дурака! Можно подумать, мы приехали сюда загорать!

– Эти обдиралы совсем обнаглели: в «Рэдисоне» я и то платил меньше! – Эдик уставился на приятеля с нескрываемым вызовом.

– В «Рэдисоне»?… – недоверчиво протянул Макс. – Не припомню за тобой таких взлетов.

– Не важно, – буркнул Дьячкофф, умолкая. Максу иногда удавалось отбить у него охоту открывать рот.

Но Камакин и не собирался тратить время на болтовню. Глянув на часы, он отметил про себя, что дело идет к обеду.

– Пора бы глянуть на Леву, – Камакин хитро подмигнул Эдику и направился к двери. Дьячкофф молча побрел за ним.


Первым делом они отправились в контору принадлежащей Глюкману фирмы по прокату пляжного инвентаря, чьи отделения имелись почти на всех городских пляжах. Однако Левы в конторе не оказалось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное