Джек Битси.

Глубокий шрам

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

 //-- * * * --// 
   С тех пор, как Кристин начала работать в конторе, прошел год. За это время она многому научилась и в совершенстве овладела техникой делопроизводства. Молодая женщина была довольна работой: теперь она зарабатывала в три раза больше, чем полгода назад, и не сомневалась, что по мере увеличения ее делового опыта будет расти и жалованье. Деньги давали ей независимость. Жизнь в родительском доме уже не была для нее столь тягостной. Она платила за себя, и в отношении семьи к ней появилось уважение. Кристин сознавала, что всеми этими переменами она обязана Селдену, но, несмотря на благодарность за оказанную помощь, не могла забыть унижения той ночи в «Доме на холме», куда пришла по его приказанию. Она страстно ждала часа мести.
   Молодая женщина предвкушала момент, когда она сможет встретиться со своим начальником на равных и рассчитаться за годы страданий и травли, которые она пережила с Клемом. Селден разрушил ее счастье, унизил ее как женщину и лишь по своей прихоти сделал ее независимой. Чувство одиночества, притупившееся в период напряженной работы, теперь, когда у нее появилось свободное время, вновь обострилось. У Кристин не было друзей, она сознательно отгородилась от жителей поселка, которые искали сближения с ней, чтобы иметь своего человека в конторе. Селдена она уважала за его деловые качества, но он не мог быть ее другом.
   С наступлением весны необъяснимая тоска стала томить Кристин еще чаще. Однажды она мечтательно смотрела в окно конторы на холмы, начавшие покрываться свежей, молодой зеленью. Незаметно в контору вошел Селден. Он проницательно взглянул на нее и опустился в кресло.
   – Потянуло на свободу? – спросил он. Казалось, он читал ее мысли. Кристин утвердительно кивнула.
   Селден откинулся в кресле и положил ногу на стол.
   – Мне кажется, вы вполне окрепли.
   – Да? – спросила она.
   – Вы получили все, что я мог вам дать. Теперь у вас достаточно сил, чтобы быть независимой, – спокойно заявил он.
   – Вы убеждены в этом?
   – Да. Вы можете самостоятельно работать в любой угольной конторе. Нет оснований задерживать вас в Айвенго дольше, чем вы сами того захотите, – уверенно сказал Селден.
   Кристин сосредоточенно чертила кружки на бумаге. Селден внимательно за ней наблюдал.
   – Вы полагаете, что для нас наступило время свести счеты? – спокойно спросила она, не поднимая глаз.
   – Я не хотел этого сказать, но вы можете истолковать мои слова, как вам будет угодно.
   – Мне кажется, теперь вы можете предъявить свой счет за услуги, – сказала Кристин. – Мы договорились, что вы сделаете это после того, как убедитесь в моей самостоятельности.
   – Счета нет, – спокойно ответил Селден. – Я положился на вашу честность в этой игре.
   Кристин покачала головой.
   – Мое желание быть честной по отношению к вам стало минимальным после всего, что я пережила.
Я вас предупреждала об этом.
   – Я не принял тогда во внимание ваше предупреждение. Мне кажется, – добавил он, – вас стесняет здесь обстановка?
   – Да. Привычка меня связывает, и я предпочла бы обсуждать этот вопрос в другом месте.
   – Где же?
   – Я могу прийти к вам домой, но не сегодня. Может быть, завтра или на днях.
   Смелость ее предложения проистекала из сознания своей независимости.
   – Как вам угодно, – согласился Селден.


   Над Айвенго внезапно разразилась катастрофа. За минуту до нее поселок жил мирной жлзнью, радуясь чистому апрельскому небу, весне и пробудившейся природе. И вдруг все сердца сжались от ужаса. Надежды и отчаяние сосредоточились у входа в шахту, откуда уже доносились крики о помощи. Смерть и горе витали над каждым домом в поселке. Люди не знали причины несчастья, но считали ответственным за него Селдена.
   Рабочие машинного отделения, возбужденные аварией, обвиняли в случившемся Селдена. Этого оказалось достаточно, чтобы ненависть, таившаяся много лет, вырвалась наружу. Оставшееся в живых население поселка жаждало мести за длинные ряды бесформенных тел, лежавших во временном морге. Жизнь управляющего была в опасности. Его охраняли три мрачных парня с тупыми лицами и карабинами в руках.
   Мэллори Кент, начальник отдела охраны и безопасности Континентальной угольной компании, немедленно прибыл в Айвенго, как только известие о катастрофе достигло главной конторы в Бирмингеме.
   Компания защищала своего управляющего, оправдывая его действия. Она делала это не из убеждения в правоте Селдена, но по прямому расчету. Признание его вины означало необходимость выплаты компенсации семьям погибших. И поскольку Компания не желала платить, она защищала Селдена, даже не спросив его, считает ли он себя виновным.
   К Селдену был приставлен вооруженный человек, следовавший за ним по пятам во время работ по восстановлению шахт. Без охраны карабинеров его жизнь продолжалась бы недолго. Ночью, когда Селден Сидел без сна в своем доме и ломал себе голову над разгадкой причин несчастья, мерные шаги часового под окнами давали знать управляющему, что Компания заботится о его безопасности. Обычное душевное равновесие и спокойствие покинули Селдена. В эти бессонные ночи он терзался сомнениями и угрызениями совести. Но так было только в ночном одиночестве. По утрам он снова становился управляющим и с прежним спокойствием твердой рукой управлял шахтой. Затаив свою ненависть, Айвенго вынужден был повиноваться.
   Селден хотел присутствовать на массовых похоронах жертв взрыва, но Кент решительно воспротивился его намерению.
   – Лучше этого не делать, Джерри, – твердо сказал он. – Вы знаете, что они обвиняют во взрыве вас. Пока вам удается держать рабочих в руках, но не стоит чересчур возбуждать их злобу. С мужчинами мы еще могли бы справиться, но там будут женщины, а если они впадут в истерику, то нельзя предвидеть, чем все окончится. У нас нет достаточного количества вооруженных людей, чтобы встретиться с разъяренной толпой, и вполне вероятно, что нам не удастся вас спасти.
   – Я не боюсь, – спокойно ответил Селден.
   – Я понимаю ваше состояние, Джерри. Вы хотите встретиться с ними, но именно этого делать нельзя. Толпа может разорвать вас на куски.
   Селден пожал плечами.
   – Хорошо, – согласился он. – По-моему, я должен присутствовать на похоронах и показать, что не боюсь и не прячусь.
   – Мы знаем, что вы не прячетесь, но они поймут иначе. У большинства из них погибли близкие люди. Они легко могут потерять голову, и тогда может случиться непоправимое. Мы не сможем вас спасти.
   Селден на похороны не пошел.
 //-- * * * --// 
   На кладбище ровными рядами были выставлены гробы с изуродованными телами шахтеров. Бледные, жалкие цветы, выросшие на склонах ближайших холмов, покрывали трупы. Отсутствие Селдена было замечено. Из уст в уста пробежал глухой ропот возмущения. Над свежей братской могилой звучали проклятия и угрозы управляющему.
   После похорон жизнь Айвенго быстро вошла в обычную колею. Горе и отчаяние затаились в домах осиротевших семей. Катастрофа перестала быть общей бедой поселка. Оставшиеся в живых рабочие готовились к спуску в шахту, где заканчивались восстановительные работы. Они не забыли о погибших товарищах, но с обычным для углекопов фатализмом гнали от себя страх и мысли о смерти.
   Однако ненависть к Селдену только усилилась и достигла наивысшей точки в тот момент, когда он рассказывал на судебном следствии о событиях рокового дня. Управляющий говорил бесстрастно, не делая ни малейшей попытки приукрасить свои действия. Айвенго оценил его ответы как проявление наглости и равнодушия к несчастью, обрушившемуся на поселок.
   Селден явился на допрос под усиленной охраной. Шахтеры безмолвно расступались перед ним, когда он медленно проходил сквозь их ряды к месту свидетелей. В глазах людей горели ненависть и злоба.
   Селден поклонился Николсону, генеральному директору конторы в Бирмингеме, и следователю Стерлингу, обменялся взглядами с Мэллори Кентом, который дружески смотрел на него, и занял свидетельское кресло.
   В его глазах мелькнуло удивление при виде сидящей за отдельным столиком стенографистки.
   Это была Кристин Беннет. Селден почти не видел Кристин после катастрофы: она редко бывала в конторе, занятая работой по оказанию помощи семьям погибших. Селден недоумевал: неужели и она на стороне тех, кто его обвиняет. Он вопросительно взглянул на следователя, который в это время шептался с двумя мужчинами, сидящими рядом с ним. Одного из них, главного правительственного инспектора Чемпена, Селден знал. Вторым был Генри Черри – представитель Федерального угольного бюро.
   Селден внутренне сжался перед первым допросом. Ему предстояла пытка на глазах ненавидевших его шахтеров, но он знал, что должен пройти через это испытание. Страшным усилием воли он заставил успокоиться свои измученные нервы, и теперь с невозмутимым видом дожидался, пока чиновники перестанут шептаться.
   Кристин тайком за ним наблюдала. Она не догадывалась, что он считает себя виновным. Суровые черты осунувшегося лица управляющего ничего ей не говорили. Молодая женщина была слишком уверена в том, что хорошо знает Селдена. Впервые после катастрофы Кристин снова стала размышлять над их отношениями. Они так и не закончили разговор, начатый в конторе, и теперь Кристин обдумывала последние события, отыскивая в них предлог для того, чтобы освободиться от Селдена.
   Наконец, Стерлинг приступил к допросу. Сначала его вопросы не интересовали рабочих – они касались Селдена, его происхождения, технического образования и продолжительности службы в Компании.
   – Бывали ли вы на вышке в рабочее время? – спросил Стерлинг.
   Рабочие зашевелились и придвинулись к решетке, отделявшей от них место следствия.
   – Нет. Обычно я посылал вместо себя старшего надсмотрщика шахт.
   – В таком случае чем было вызвано ваше присутствие на вышке в день взрыва?
   – У команды верхней площадки были трудности с вращающимся сбрасывателем, и я пошел узнать, в чем дело.
   – Вращающимся сбрасывателем вы называете машину, которая освобождает от угля вагонетки, выходящие из шахты?
   – Да, сэр. Это сбрасыватель нового типа. К нему подается состав вагонеток. Специальными клещами машина захватывает колеса вагонетки и останавливает колею, по которой они движутся. Затем сбрасыватель переворачивает вагонетки, выгребает из них уголь и подает его на нижний конвейер. Преимущество такого сбрасывателя состоит в том, что вся работа выполняется механизмами.
   – Вы сказали, что у команды были затруднения. В чем они заключались? Не употребляйте технических выражений – я не эксперт по угольному делу.
   – Рабочие не могли высвободить клеши из колес последней вагонетки и опустить обратно в шахту порожние вагонетки.
   – Это наклонная шахта?
   – Да, сэр. Кроме того, колеи идут на верхнюю площадку под углом двенадцать градусов.
   – Продолжайте.
   – Я приказал рабочим отрезать пустые вагонетки от подъемного троса. Мне пришлось заняться исправлением рычага, регулирующего работу клещей, но поломка оказалась слишком серьезной. Тогда я приказал Гарри Хазлиту подложить кусок рельса под последнюю вагонетку, чтобы состав вагонеток не скатился в шахту, и отключить неисправный рычаг.
   Вмешался главный правительственный инспектор.
   – Разрешите задать вопрос – это весьма важно. Приняв, таким образом, все меры предосторожности, проследили ли вы за тем, как рабочий выполнил ваше распоряжение? Рабочие часто бывают неисполнительны.
   – Нет, – ответил Селден.
   Инспектор продолжал:
   – У вас, несомненно, есть доказательства того, что вы распорядились принять меры предосторожности, – и, обращаясь к следователю, он добавил: – Необходимо вызвать в качестве свидетеля этого рабочего – Гарри Хазлита, кажется? – он вопросительно посмотрел на Селдена.
   Из толпы рабочих послышались возгласы:
   – Гарри убит!
   – Ищите его на том свете!
   – Гарри Хазлита убило вырвавшееся из шахты пламя, – ответил Селден.
   – Итак, у вас нет доказательств, подтверждающих ваши слова? – спросил следователь.
   Получив разрешение следователя, снова вмешался правительственный инспектор:
   – Уверены ли вы, что рабочие выполнили ваше приказание?
   Селден колебался – он много раз задавал себе этот вопрос.
   – Я не уверен, что он сделал так, как ему было приказано, – дрогнувшим голосом ответил он.
   Главный инспектор настаивал.
   – Подумайте хорошенько! Я хотел бы получить точный ответ на свой вопрос. Вы приказали рабочему подложить кусок рельса так, чтобы он остановил состав вагонеток, если бы они начали спускаться в шахту. Но раз у вас нет доказательств, то не могли бы вы присягнуть в том, что Гарри Хазлит выполнил ваше приказание?
   – Нет, не могу. Я был слишком раздражен в тот момент и не проверил, что он сделал.
   Следователь Стерлинг посмотрел на инспектора, тот недовольно взглянул на Селдена и пожал плечами.
   – Что случилось потом? – спросил следователь. У Селдена пересохло во рту. Он чувствовал на себе тяжелый ненавидящий взгляд толпы. У него сейчас было одно желание – поскорее покончить с этой пыткой. Мэллори Кент встал и подал ему стакан воды.
   – Успокойтесь, Джерри, ваши дела не так уж плохи, – дружески шепнул он.
   Селден выпил воды и благодарно взглянул на Кента, затем спокойно продолжал:
   – Я постараюсь все рассказать как можно яснее. Сразу же после того, как я приказал Хазлиту подложить кусок рельса, колеса вагонетки неожиданно начали вертеться, и, прежде чем я успел сообразить, в чем дело, все десять вагонеток сорвались и исчезли в шахте.
   Шахтеры снова заволновались. Подозрения оправдывались: раздражение и небрежность управляющего стали причиной гибели их товарищей. Ненависть рабочих выразилась в глухих проклятиях и угрозах. Вооруженная охрана Компании молча выступила вперед и выстроилась вдоль решетки, отделявшей рабочих от следственной комиссии. Угрожающе щелкнули затворы.
   – Дальше, – приказал следователь.
   – Мгновение спустя из шахты вырвалось пламя, охватившее всех, кто стоял у колеи. Вентилятор остановился…
   Селден не закончил фразу.
   – Получили ли вы телесные повреждения? – прервал его следователь.
   – Я был немного обожжен. Остальные пострадали более серьезно.
   – Сгорели живьем! – раздался из толпы рабочих истерический женский возглас.
   – Большинство их погибло, – упавшим голосом закончил Селден.
   Следователь, переглянувшись с правительственным инспектором, попытался придать допросу другую направленность:
   – Вы сами руководили спасательными работами? Селден наклонил голову, подтверждая его слова.
   – Да. Я делал все, что мог, пока не прибыла помощь. Мне пришлось поставить новый вентилятор, работающий на газолине, так как большинство моторов было испорчено. Через пять минут он начал действовать, но оказался недостаточно мощным, чтобы откачать из шахты газ.
   – Спустились ли вы в шахту сразу после взрыва?
   – Да, после того, как привезли кислородные маски. Спуститься без них мы не могли.
   – Что, по вашему мнению, явилось причиной взрыва?
   – Сорвавшийся состав вагонеток поднял огромное количество мелкой угольной пыли в центральном забое. Упав с высоты двух тысяч четырехсот футов, он с ходу ударил по электрическому проводу. Посыпались искры, попавшие в угольную пыль, и газ воспламенился. Все рабочие, находившиеся в шахте, погибли.
   – Значит, если бы состав не сорвался, взрыва бы не было?
   – Конечно, нет, – уверенно ответил Селден. Толпа углекопов, слушавшая его, затаив дыхание, дружно вздохнула. У рабочих не оставалось сомнений – убийцей был Селден. Он сам с холодным спокойствием признал свою вину, отвечая на последний вопрос.
   Мрачные лица углекопов потемнели. Не было ни одного рабочего, у которого не сжались бы в тот момент кулаки и не напряглись бы мускулы – столь яростным было их желание расправиться с этим человеком, который спокойно сидел в кресле и так цинично рассказывал о гибели сотен людей. Напряжение несколько спало после того, как перед следователем появились следующие свидетели – двое рабочих. Закончив допрос, комиссия удалилась.
   Вдогонку следователю, которого бережно вел под руку Генеральный директор Компании, полетели насмешки и издевательства. Рабочие не сомневались в результатах следствия: они знали, что Компания найдет способы защитить свои интересы.
   Толпа медленно расходилась, проклиная Селдена.
   – Мы хотели бы как можно скорее получить стенографический отчет допроса. Когда вы сможете его подготовить? – обратился Кент к Кристин.
   Она перелистала исписанные страницы.
   – Завтра утром отчет будет готов.
   – Так скоро? – Кент поднял брови. – Если вы успеете закончить к завтрашнему дню, это очень облегчит нам работу.
   На следующее утро все было именно так, как предвидели шахтеры. Сидя за письменным столом Селдена, следователь просматривал подготовленную Кристин стенограмму допроса. Генеральный директор Компании дружески предложил ему сигару. Следователь, с удовольствием затянувшись дорогой гаванной, взглянул на правительственного инспектора.
   – Мне кажется, мы можем представить это как несчастный случай, который нельзя было предвидеть, – предложил он.
   – Без преступления со стороны управляющего, – добавил инспектор. – Он утверждал, что принял все меры предосторожности. Показаний против него не было.
   Следователь наклонился к столу и начал писать свое заключение. Пока он писал, Генеральный директор Компании и Кент читали через его плечо. К тому времени, когда он закончил, их лица выражали полное удовлетворение.
   Кент, держа в руках написанный Кристин отчет, подошел к ней.
   – Отличная работа, – сказал он.
   – Благодарю вас, – ответила молодая женщина.
   – Очень даже неплохая работа. Я был удивлен, найдя здесь такую прекрасную стенографистку.
   – Это моя специальность, – улыбнулась Кристин.
   – Стенографистка, знакомая с угольным делом?
   – Да.
   Кент задумался.
   – Что бы вы сказали, если бы я предложил вам место в Бирмингеме? Там бы вы могли сделать неплохую карьеру.
   Кристин покачала головой.
   – Благодарю вас, но я не могу сейчас покинуть Айвенго. Здесь живут мои родные, и они…
   – Понимаю, – сказал Кент. – Но если вы когда-либо захотите устроиться в Бирмингеме, я уверен, что найду для вас работу.
   – Это обещание?
   – Да. Обещание, на которое вы всегда можете рассчитывать.
   – Благодарю вас. Со временем я им воспользуюсь.


   Кристин, вспоминая свое первое посещение дома управляющего, страстно желала вычеркнуть его из памяти. Тогда все преимущества были на стороне Селдена. В ту ночь она ощущала себя жалкой, беспомощной игрушкой в его руках, вынужденной принять все продиктованные им условия. Теперь она была самостоятельной – он сам это сказал. Кент подтвердил его слова, предложив ей работу в Бирмингеме.
   Кристин хотела показать Селдену, что она использовала его как орудие своего освобождения из-под его же власти. Пусть узнает, что она больше не благоговеет перед его силой, что он переоценил ее покорность. Селден может управлять Айвенго, но никогда больше не посмеет вмешиваться в ее жизнь. Кристин думала, что, когда он услышит все это, его самолюбие и гордость будут глубоко задеты. Одна только мысль о возможности свести с ним счеты доставляла ей радость и вознаграждала за годы страданий и унижений.
   Молодая женщина напрасно ждала Селдена в конторе, с волнением отрывая глаза от работы всякий раз, когда слышались чьи-то стремительные шаги. Дни проходили, а он не появлялся. Поселок тоже знал об его отсутствии и говорил, что управляющий боится мести. Вскоре в Айвенго распространилась поразившая всех новость: Селден подал в отставку. На вопрос Кристин, действительно ли это так, Барфилд, заменявший Селдена в его отсутствие, ответил:
   – Да, это верно. Мистер Селден подал в отставку, еще когда старик был здесь. Тот не хотел ее принимать, но мистер Селден решительно заявил о своем отъезде. Господин управляющий не сказал, куда он собирается уехать и чем заниматься. Старик приказал мне выполнять обязанности мистера Селдена до тех пор, пока он не убедит его вернуться или не назначит нового управляющего.
   Поселок злорадствовал.
   – Удирает, – с презрением говорили жители Айвенго.
   – Селден достаточно умен, и знает, что его здесь ждет, если он останется.
   Так думал поселок, но Кристин знала, что он ошибается. Селден был достаточно смелым человеком, чтобы не бояться поселка. Причина его решения, видимо, лежала гораздо глубже.
   Наутро Барфилд принес важную новость:
   – Селден уезжает завтра утром. Управляющим назначили меня, – говорил он, радостно возбужденный служебным повышением. – Мистер Селден прислал мне записку; он не хочет, чтобы его беспокоили.
   Мысли Кристин приняли новое направление. Ей казалось, что действия Селдена каким-то образом связаны с ней. За день до аварии он сказал ей, чтобы она приготовилась, но не сказал, к чему. Накопившееся озлобление против Селдена заставляло Кристин видеть все в искаженном виде. Ей казалось, что у него был заранее готов план, и катастрофа только ускорила его действия. Несомненно, он хотел потребовать, чтобы она его сопровождала – это и была плата за оказанную ей помощь. Кристин возмущала уверенность, с которой он рассчитывал на нее, даже не спросив ее согласия.
   Она не сомневалась, что Селден вызовет ее к себе и объявит о своем решении. Но время шло, а приглашения из «Дома на холме» все еще не было. Нетерпение Кристин достигло предела. Наконец, однажды вечером она не выдержала и, сказав матери, что идет в контору, пошла к Селдену. По дороге к его дому Кристин переполняло радостное чувство независимости. Ее шаги были упруги, движения гибки и раскованны – она почти танцевала. У ворот дома молодая женщина не колебалась ни минуты. Длинное здание было ярко освещено, но плотные шторы на окнах спущены. Кристин решительно положила руку на ручку калитки. Выступившая из темноты мрачная фигура преградила ей дорогу – Кристин догадалась, что предмет, который этот человек держал в руках, был карабин.
   – Назад! – последовал окрик. – Вход запрещен!
   – Я хочу видеть мистера Селдена.
   Кристин узнала одного из охранников, неотлучно сопровождавших Селдена после катастрофы. Часовой приблизился к калитке, пытаясь разглядеть посетительницу.
   – После наступления темноты приказано никого сюда не пускать, – повторил он.
   Кристин нетерпеливо рванула калитку.
   – Глупости! Я секретарь мистера Селдена. Мне необходимо его видеть.
   – Приказ… – начал было часовой, но Кристин открыла калитку и быстро прошла мимо него.
   – Я вам сказала: мне необходимо, – бросила она через плечо, ускоряя шаги. – У меня нет времени на споры.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное