Сергей Дышев.

Воры в законе и авторитеты

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

И тут появились два обходительных человека – Надырь и Ашот. Они напомнили вдове о неких общих знакомых, а затем предложили Ларисе Германовне помощь – спрятать на время наиболее ценные полотна. А там вымогатели и сами отстанут. В этой ситуации вдове только и оставалось, что согласиться.

Чеченцы все же нагрянули. Они забрали оставшиеся полотна и ценности и предупредили, что прикончат несчастную женщину, если она попробует обратиться в милицию.

Прошло время, и вдова захотела вернуть полотна мужа. Но ее благодетелей и след простыл. Только тогда женщина поняла, что стала жертвой тонко разыгранного обмана.

Расследовать это дело сотрудники московского РУОПа взялись лишь спустя пять лет. Выяснилось, что Надырь Мурадян – известный авторитет преступного сообщества. Картины не принесли ему счастья. В 1993 году его убили в Армении в ходе передела сфер влияния. Говорят, он пострадал за неуемную жадность. Его друг Ашот жив, здоров и даже преуспевает. Он прекрасно знает английский язык и специализируется на продаже краденого антиквариата и произведений искусства за рубеж. Ашот поддерживает связи с главарями российской оргпреступности, живущими за границей. У него шикарная вилла в Америке, но чаще он бывает в Швейцарии, где держит солидные вклады на банковских счетах.

Грузинская организованная преступная группировка

Эта группировка не является национально обособленной, в ее бандах – представители всех национальностей. ОПГ специализируется на кражах, угонах автомобилей, разбоях, захватах заложников. Держит под контролем несколько коммерческих банков, рынков, ресторанов, скупает недвижимость. Около 50 грузинских воров в законе постоянно проживают в Москве.

Дагестанская организованная преступная группировка

Члены из этой группировки специализируются на разбоях, грабежах, вымогательстве, приобретении и сбыте оружия, контроле за проституцией. Держат также под контролем ряд банков, гостиниц, ресторанов, приобретают столичную недвижимость.

Чеченская организованная преступная группировка

Чеченская проблема в столице возникла, когда в эпоху Горбачева открылись шлюзы «исторической правды» о малых и больших народах, появилось младое племя коммерсантов, всевозможных дельцов и благообразных мошенников. Хлынули в эти шлюзы и чеченцы, жестко и бесцеремонно потеснив славян в криминальном разделе сфер, которые сулили огромные барыши. Сыновья гор, генетически предрасположенные к вечной войне и выживанию и, в отличие от славян, считающие кровнородственные связи священными, отличались жесткой дисциплиной, беспрекословным подчинением старшему клана. Старшего выбирают сами, не обязательно старшего по возрасту, – как правило, самого дерзкого, умного, дальновидного. Один из оперативников, специалист по чеченским преступным формированиям, вспоминал слова подвыпившего криминального лидера: «Русским – Россию, чеченам – деньги!»

Обосновавшийся в Москве чеченец по всем нравственным, религиозным, этническим нормам должен был помогать людям своего тейпа (расширенное понятие семьи).

Такая сплоченность, взаимовыручка характерны, пожалуй, еще только для евреев. Шестиюродный племянник троюродного брата жены, робко стоящий на ковре и мнущий папаху или модную шляпу, вправе рассчитывать на помощь и покровительство, потому что приехал к своему, и отказать – значит нарушить вековые традиции, кровно обидеть добрую половину родственников. В свою очередь, и племянник должен был по требованию старшего выполнить любое поручение, даже если оно попахивало статьей Уголовного кодекса.

В 80-е годы во главе криминальной «чеченской общины» стоял Николай Сулейманов по кличке Хоза (по-чеченски – Воробей), иногда его называли и Руслан. Славяне еще раскачивались, создавая «бригады», и потому были быстро вытеснены чеченцами. Они не церемонились, применяли самые жесткие и беспощадные приемы, не останавливаясь перед физическим уничтожением конкурентов. Каждый чеченец расценивал Москву как враждебную территорию; в случае необходимости Хоза мог в течение часа собрать «под ружье» до 300 боевиков и поставить «на уши» любую группировку. Никто в Москве в те времена не обладал такой сплоченностью, мобильностью и силой. Они избрали свою специализацию: угоны машин, рэкет, похищения с целью выкупа, кражи в гостиницах.

Чтобы расправиться с конкурентами, коварные чеченцы проделывали такие вещи, которые даже в уголовном мире считались непозволительными. В декабре 1993 года в районе Коптевских бань местная и чеченская банды договорились о «стрелке». Но вместо сынов гор на условленное место прикатили сотрудники РУОПа. С ходу началась перестрелка, были потери со стороны милиции и со стороны бандитов. Затем пошли аресты. Обескровленная группировка уже не представляла былой опасности.

Ни один бизнесмен не мог гарантированно считать себя огражденным от «наездов» чеченцев. Аппетиты бандитов росли быстрее, чем доходы подопечных предпринимателей. У рэкетиров «с понятием» считалось неразумным душить до смерти «курочку, которая несет золотые яйца». Но чеченцам не было дела до российского бизнеса. Им нужны были деньги: все и сразу. В начале 90-х годов директору российско-шведского предприятия в очередной раз вкатили совершенно астрономическую сумму в 2,5 миллиарда рублей – это по тем-то временам! Закатываясь в истерическом смехе и плача, он пытался разъяснить, что сумма не то что нереальна, она даже теоретически невозможна. Но чеченцы в теории разбирались плохо. Они были практиками. И привезли несчастного директора СП в подмосковный лес. Там его, как Буратино из сказки, повесили на дерево и, применив все степени устрашения, вытряхнули обещание. Отпустили, одобрительно потрепав по щеке. Очутившись в городе, коммерсант не стал собирать деньги по друзьям и знакомым – из такой кабалы он никогда бы не вылез, даже если б собрал требуемую сумму. Перекрестившись и оглянувшись, руководитель СП помчался в РУОП. Там его выслушали, пожурили, что не обратился раньше, и обещали помочь. Оперативники провели операцию, и вымогатели, ничего толком не успев сообразить, уже лежали на земле в наручниках с расставленными на ширину плеч ногами. Хоза, как всегда, тоже участвовал в операции и тоже попался. Так восторжествовала справедливость. Бандиты получили аж по четыре года тюрьмы!

Без твердой руки главаря банда стала сыпаться, в конце концов определились несколько новых лидеров, каждый из которых возглавил свою группировку: брат Хозы – Гелани Ахмадов, братья Таларовы, Геннадий Аркелов, Султан Даудов. И еще одну группировку возглавил человек по имени Ричард – штатный сотрудник комитета безопасности Дудаева. Весьма странной эта работа «по совместительству» казалась только непосвященному. С развалом СССР в руководящей верхушке криминальной «чеченской общины» все больше появляется лиц из политических кругов Чечни. Полным ходом идет курс на отделение от России. Во главе Парламента России чеченец – Руслан Хасбулатов. С Дудаевым они конфликтуют, одна из причин – они представители конкурирующих тейпов. В самой Чечне назревает кризис дудаевского режима. Чтобы спасти его, «лучшие умы» проворачивают мошенническую «операцию века». И, возможно, еще не один миллиард рублей перекочевал бы на заграничные счета, если б не случайность. Недалеко от Петровки, 38, где расположено ГУВД г. Москвы, в тихом дворике загружали автофургон. Малоизвестная коммерческая фирма арендовала здесь помещение. Грузчики деловито таскали в машину тяжелые мешки. По неосторожности одного из них мешок упал, тесемочки не выдержали, и на дорогу высыпались пачки с крупными купюрами. Сознательные граждане, увидевшие эту благодать, поторопились сообщить в милицию. Стражи правопорядка проявили оперативность и задержали «мешочников». Но это были только цветочки. Дело по чеченским авизо потрясло Россию. Схема жульничества была проста до идиотизма. Некая фирма переводила в банк под какой-нибудь контракт по платежным документам безналичные деньги. Контракт, что называется, был «от фонаря» – на поставку семян, закупку помидоров, консервов, пельменей и любой другой сельхозпродукции. Эта сумма зачислялась на счет коммерческой фирмы, потом обналичивалась и снималась или конвертировалась. Деньги утекали в зарубежные банки на счета фирм-«однодневок». Есть все основания полагать, что масштабная операция с фальшивыми банковскими документами была разработана спецслужбами дядюшки Джо. Россия, как бывало и прежде, содержала своих недругов. Гигантские суммы, по масштабам сравнимые с российскими зарубежными займами, кормили дудаевский режим, шли на содержание боевиков, покупку оружия, другие цели – только не на нужды чеченского народа.

Кризис в дудаевской Ичкерии продолжал назревать. В республике закрывались школы, больницы, фабрики. Людям не выплачивали зарплаты. Начался голод. В этой ситуации война была неизбежна.

У московских же чеченцев были свои проблемы, и начавшаяся война их мало волновала – они занимались «делом». Впрочем, существовала и ротация: не проявившие себя в криминальном бизнесе, проштрафившиеся направлялись в горы, на их места в столицу приходили обстрелянные собратья и те, кто лишился своего дела в Чечне.

Вернулся после двух (вместо четырех) лет отсидки и Николай Сулейманов. Но былого лидера встретили прохладно: все уже поделили, «вакансий» не было. Хоза поехал в Грозный, подружился с Русланом Лабазановым, но и тот не помог найти ему теплое местечко. С началом войны Сулейманов поспешил в Москву. Там было все же уютней.

Он всегда отличался напористостью, сильной волей. Крепкий орешек. Вспыльчивость, импульсивность иной раз подводили его: он делал поспешные поступки, а потом уже обдумывал их. Обожал лично принимать участие во всех разборках. Однажды ему проломили череп пивной кружкой, когда он первым ринулся в атаку на конкурентов. Остыв, он становился другим человеком и, кстати, умело проворачивал хитроумные комбинации.

До тюрьмы и после отсидки Хоза владел станцией техобслуживания автомобилей. Это дело всегда приносило ему исправный доход, тем более специализировалась станция исключительно на иномарках. Всех клиентов Сулейманов любил принимать сам. В задушевном разговоре он выведывал у человека род его занятий, источник доходов. В начале 90-х иномарками, как известно, владели люди не бедные. Они-то и интересовали Хозу и его бойцов, а затем клиенты «неожиданно» становились жертвами рэкета.

Постепенно Сулейманов стал возвращать утраченные позиции, возглавил южнопортовую команду, которая занималась перепродажей автомобилей.

В преступную чеченскую этническую общину входят, кроме южнопортовой, еще две бригады: «центральная», во главе которой Лечи Исмаилов, контролирует около 300 коммерческих фирм, гостиничную проституцию и рынки на ее территории. «Останкинскую» группировку возглавляет Махмуд по кличке Большой. Она держит под контролем торговлю продуктами, компьютерами, мебелью.

Хоза жил неплохо. Но всегда чувствовал приближение опасности. Вроде все шло путем, техобслуживание «Мерседесов» приносило хороший доход, его люди верили ему и беспрекословно выполняли предначертанные им планы. Тем не менее Сулейманов решил уехать. Москва – неспокойное место, для постоянного жительства лучше выбрать добропорядочную Европу. Он выправил себе загранпаспорт, съездил в Германию, купил там дом. Но обжиться в нем не успел. Вскоре по приезде его расстреляли. Милиция безуспешно пыталась найти убийц, пытались взять след наемного убийцы и люди Хозы. Нашли или нет – неизвестно. Поэтому о причинах убийства можно говорить только предположительно: передел сфер влияния между «славянами» и «кавказцами», конкурентная борьба на рынке продажи автомобилей. Возможно, убрали и свои чеченцы.

Так совпало, и, видимо, не случайно, что с крушением хасбулатовского парламента и уходом спикера с политической сцены славянские группировки взяли реванш. Они сполна отомстили за свои былые поражения. Ослабили положение чеченской общины и затянувшаяся война в Чечне, и кардинальные меры, предпринятые правоохранительными органами против кавказских криминальных элементов. В течение 1995 года было ликвидировано около двадцати чеченских преступных группировок общей численностью до ста человек.

После окончания войны с федеральными войсками в 1996 году и завоевания фактического суверенитета многие чеченцы, оставив свою маленькую республику, вернулись в большие российские города. И славянские ОПГ, и чеченские гораздо быстрей нашли «консенсус», вернее, возобновили давнишние связи. Без них не обходились сколь-нибудь серьезные сходки лидеров преступного мира. Дальневосточный вор в законе Джем считал чеченцев своими друзьями, их поддерживала солнцевская ОПГ. Панславянские идеи все реже мучают русских бандитов. Криминал объединяется под знаменем интернационализма.

Но чеченцы всегда помнят, что они чеченцы, мусульмане, и живут по своим законам. Опыт боевого содружества с афганскими моджахедами, которые воевали против российских войск, принес и другие плоды – прямые связи в наркобизнесе. Планы опиумной экспансии моджахедов в России встретили поддержку. Чеченцы – практики, им гораздо ближе были перспективы быстрого обогащения. Наркотическое зелье проросло среди россиян. Рынок наркотиков нуждается во все более крупных поставках. То, что в 90-е ввозили к нам в своих животах нигерийцы и прочие выходцы из Африки – было жалкой кучкой.

Земляки-чеченцы, живущие в Средней Азии, активно включились в наркобизнес: они обеспечивали безопасность производства. Сырье доставляли афганцы. Его везли в лаборатории, укрытые в глухих горных районах Киргизии. Синтезировали героин русские, субсидировали весь процесс киргизы. Именно в тех лабораториях впервые освоили ныне широко известный способ переработки уксусной кислоты в уксусный ангидрид, который используется для получения героина.

В России наркорынок давно оккупировали азербайджанцы. Параллельно с пищевыми продуктами они успешно торговали отравой. Так продолжалось до 1996 года. А затем чеченцы «предложили» им потесниться на рынке и уступить торговлю наркотиками. Памятная встреча произошла за рубежом – в иранском городе Энзели. Чеченцы предложили за «лицензию» смешную сумму в 10 тысяч долларов. Азербайджанцы приняли, выдержав, что называется, хорошую мину при плохой игре. Им не хотелось воевать и погибать. Понимали, что единоверцы не остановятся ни перед чем. Да и ни одна кавказская группировка не отважится противостоять бригадам боевиков, вернувшихся с войны. К тому же на стороне чеченцев выступили бы и некоторые славянские ОПГ, те же солнцевские ребята. Дальнейшее развитие событий, учитывая прозрачность границ, гибнущую экономику и фантастических размеров коррупцию, известно. Пути распространения наркотиков пролегли из Киргизии – в Сибирь и на Дальний Восток. А из Афганистана, Таджикистана, в европейскую часть России, затем в Восточную и Западную Европу.

В Афганистане караваны с оружием, наркотиками расстреливали с вертолетов, «гасили» бомбовыми ударами, ставили на пути засады десантников и спецназа.

Какая сила может остановить сейчас наркотрафик, «караваны» с наркотиками – караваны смерти? Вопрос вопросов…

Хроника преступлений

Только факты

1993 год

В Москве к уголовной ответственности привлечены почти две тысячи кавказцев. Среди них – 662 грузина, 651 азербайджанец, 258 дагестанцев. Зарегистрировано 1404 умышленных убийства. Раскрыто менее половины.

В августе в офисе МП «Водолей» на Большой Якиманке чеченскими боевиками расстрелян из автоматов Амирам Квантришвили и самарский вор в законе Федя Бешеный, один из лидеров казанской группировки.


1994 год

4 апреля на Осеннем бульваре у своей квартиры был убит директор фирмы «Варус-видео» Томаз Топадзе и племянник, работавший у него, – Георгий Ильнадзе. Стреляли из пистолета Макарова с глушителем.

5 апреля у Краснопресненских бань тремя выстрелами в голову, грудь и шею был смертельно ранен 47-летний председатель Фонда социальной защиты спортсменов имени Льва Яшина Отари Квантришвили. Стрельба велась из чердачного окна дома напротив из малокалиберной винтовки.

В 1966 году Квантришвили был осужден Московским городским судом на девять лет лишения свободы за изнасилование. Однако, отсидев менее четырех лет, он с диагнозом «вялотекущая шизофрения» был переведен из лагеря в Люблинскую психиатрическую больницу общего режима. Квантришвили имел звание мастера спорта СССР международного класса по греко-римской борьбе. С 1981 года – тренер Московского городского совета «Динамо». В середине 80-х Квантришвили занялся бизнесом. Считается, что он «брал под защиту» московских предпринимателей – за 10 % от их доходов. А к началу 90-х годов Квантришвили контролировал весь игорный бизнес Москвы и имел долю от деятельности ряда банков и коммерческих структур. Помимо этого он являлся соучредителем ассоциации «XXI век». В феврале 1994 года создал партию «Спортсмены России».

Следствие неопровержимо установило причастность к убийству представителей так называемых «ореховской» и «медведковской» банд. Участниками этих бандитских группировок с 1990 г. было совершено более 60 убийств и других особо тяжких преступлений.

В августе 2005 года Московский городской суд вынес приговор 11 членам «орехово-медведковской» группировки, орудовавшей в Москве в начале 90-х годов. Подсудимые, на счету которых 18 убийств и другие тяжкие преступления, были приговорены к срокам заключения от четырех до 24 лет. Самый большой срок (24 года в колонии строгого режима) получил один из главарей «медведковской» банды Олег Пылев. В 2006 году Мосгорсуд приговорил к 22 годам лишения свободы второго лидера «медведковской» преступной группировки брата Олега Пылева – Андрея, известного также под кличкой «Карлик».

В начале 2008 года завершился процесс над «боевым крылом» «ореховской» преступной группировки. Она состояла из самых законспирированных киллеров, среди которых были выходцы из спецслужб. Один из них – Алексей Шерстобитов (он же – Алексей Кузьмин) по кличке Леша Солдат и признал себя виновным в убийстве Отари Квантришвили. В качестве оружия он использовал малокалиберную винтовку немецкого производства «Аншутц», которую усовершенствовал, приспособив пластмассовый приклад от духового ружья.

На следственном эксперименте киллеру было велено подняться на чердак, откуда открывался вид на вход в Краснопресненские бани. По его словам, цель ему обозначили просто: «Выйдут несколько кавказцев. Стрелять нужно будет в самого крупного». Выстрелив три раза, Леша Солдат хотел застрелить и шедшего рядом с Квантришвили Мамиашвили, но пожалел его, увидев, как тот бросился на помощь раненому другу. О том, кто был его жертвой, Шерстобитов узнал из выпусков новостей. После этого он прятался несколько месяцев – боялся, что с ним расправятся заказчики. На допросах в МУРе киллер заявил, что ни о чем не жалеет, поскольку все его жертвы были недостойны жить.


12 апреля на своей квартире на Ломоносовском проспекте вместе с женой и маленьким ребенком был убит вор в законе Автандил Чиквадзе (Квежо).

19 апреля вечером в подъезде своего дома на улице Гарибальди был ранен 66-летний вор в законе Гайк Геворкян (Гога Ереванский). Чудом уцелел после контрольного выстрела в голову – пуля пробила щеку.

20 апреля на улице Яблочкова убит пятью выстрелами из пистолета Макарова 36-летний администратор фирмы «Профит» Маманешвили.

23 апреля тяжело ранен один из старейших грузинских авторитетов Авил.

Вор в законе Джамал Микеладзе (Арсен) убит киллерами в Тбилиси. Пропал без вести один из наставников Отари Квантришвили грузинский вор Гиви Берадзе (Гиви Резаный). В Зеленограде в своей машине убиты выстрелами в голову грузинский вор Пипия (Гога) и его брат.

Грузинским криминальным группировкам объявлена война.


7 июля 1994 года в Курске неизвестными лицами был похищен Борис Щербаков, 1971 года рождения, безработный. Стало известно, что его привезли в Москву и под угрозой оружия и физической расправы потребовали 500 тысяч долларов США. Помимо этого у Щербакова забрали два его автомобиля – «Мазду-626» и джип «Шевроле». Через неделю этой же бандой в аэропорту Быково была похищена жительница Курска Елена Фомушкина, 1964 года рождения. Она приехала по вызову Щербакова для того, чтобы собрать и передать деньги похитителям за его освобождение. 22 июля сотрудники РУОПа города Москвы под руководством Гарника Восканяна после комплекса оперативно-розыскных мер обнаружили квартиру, где удерживался заложник. В 16.30 в 3-м Крутицком переулке появились бойцы СОБРа. Ворвавшись в квартиру, они освободили Щербакова и задержали преступников. Ими оказались представители армянской преступной группировки Вадим Карапетян, Роберт Хачатрян, Арамаис Тимонян, Андроник Маркарян, Станислав Айвазян и Георгий Погосов. Были установлены и соучастники похищения – Артур Саркисов и Заза Тумасов. Их взяли в тот же день в Курске, при освобождении Елены Фомушкиной, которую бандиты сопровождали до этого города и держали в заложницах.


В июле 1994 года оперативники московского РУОПа получили информацию о том, что в Красногорском районе Московской области в поселке Опалиха в квартире семидесятилетней пенсионерки хранится огнестрельное оружие, принадлежащее членам одной из армянских ОПГ. 1 августа была проведена операция, в результате которой обнаружили и изъяли три автомата «АКС», два автоматных магазина, магазин к пистолету Макарова, цинк с патронами в количестве более 1000 штук.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное