Дэвид Геммел.

Царь Каменных Врат

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

   До того дня, как умерла его дочь. Она выбежала поглядеть на всадников, и жеребец ударил ее копытом. Галанд бросился к ней, подхватил ее на руки. Всадник спешился.
   – Мертвая? – спросил он.
   Галанд, утратив дар речи, только кивнул.
   – Не повезло тебе. Теперь твой налог увеличится.
   Тогда кинжал Галанда вонзился всаднику в сердце. А потом он выхватил из ножен меч убитого и бросился на второго наездника. Конь шарахнулся, всадник свалился наземь, и Галанд убил его ударом в горло. Еще четверо развернули коней и помчались к нему. Галанд вышел навстречу вороному жеребцу, убившему его дочь, и обеими руками рубанул его по шее. Потом сшиб другого солдата с коня, вскочил в седло и ускакал на север.
   Он отыскал в Вагрии своего брата, который работал там каменщиком.
   …Голос Парсаля вторгся в его мысли, вернув к настоящему.
   – Что ты говоришь?
   – Говорю, что никогда еще не подчинялся надиру.
   – Я тебя понимаю. Кровь стынет, как подумаешь. Но ведь он хочет того же, что и мы.
   – Того ли? – прошептал Парсаль.
   – Что ты хочешь сказать?
   – Все они, генералы, одним миром мазаны. Война для них что игра – плевать они хотели на остальное.
   – Я люблю их не больше, чем ты. Но наши-то из «Дракона», а это посильней благородной крови. Я не могу этого объяснить. Нас разделяет бездна, но они умрут за меня, и я за них.
   – Надеюсь, что ты прав.
   – В жизни мало вещей, в которых я уверен, – и это одна из них.
   Его слова не убедили Парсаля, но он промолчал, глядя на двух воинов, шагающих впереди.
   – А что будет, когда мы убьем Цеску? – спросил он вдруг.
   – А ты как думаешь?
   – Сам не знаю. Я хотел сказать – что мы будем делать тогда?
   Галанд пожал плечами.
   – Спроси меня об этом, когда он ляжет мертвым у моих ног.
   – Сдается мне, что ничего мы этим не изменим.
   – Может, и так, но я хоть получу, что мне причитается.
   – А ты не думал о том, что и сам можешь умереть?
   – Нет. А ты думал?
   – Еще как!
   – Тебя никто не неволит идти с нами.
   – Скажешь тоже! Я всегда подражал тебе. Не могу же я бросить тебя одного с надиром. А почему тот, другой, носит маску?
   – Наверное, лицо попорчено. Он сражался на арене.
   – Ну и что тут такого? Экое тщеславие!
   – Ты сейчас всеми недоволен, как я погляжу, – усмехнулся Галанд.
   – Я просто высказываю свои мысли. Вон те двое тоже странная парочка. – Парсаль кивнул на Муху и Белдера.
   – А эти-то тебе чем не угодили? Ты их совсем не знаешь.
   – Старик, похоже, хват.
   – Ну а молодой?
   – Он, сдается мне, и через туман дорогу не пробьет.
   – Ну уж женщин-то ты, полагаю, судить не станешь?
   – Нет, – улыбнулся Парсаль. – Их не за что судить.
Тебе которая больше глянется?
   Галанд потряс головой и хмыкнул:
   – Уволь, братец.
   – А мне черненькая, – не смутился Парсаль.
   На ночлег они остановились в неглубокой пещере. Рения ела мало, а потом ушла одна поглядеть на звезды. Тенака пошел за ней, и они сели рядом, завернувшись в его плащ.
   Он рассказывал ей об Иллэ, о Вентрии и о том, как красива пустыня. Говоря, он гладил ей руки и спину и целовал ее волосы.
   – Не могу сказать, люблю я тебя или нет, – сказал он вдруг.
   – Тогда не говори, – улыбнулась она.
   – Тебя это не обидит?
   Она покачала головой и поцеловала его, обняв за шею.
   «Экий ты дурень, Тенака-хан, – подумала она. – Милый влюбленный дурачок!»


   Чернокожий дрался азартно. Двух разбойников он уже свалил – оставалось пятеро. Он взмахнул цепью на железной рукоятке и захлестнул посох, которым размахивал высокий разбойник. Грабитель накренился вперед и попал под сокрушительный удар левой, сбивший его на землю.
   Двое оставшихся побросали дубинки и выхватили из-за пояса кинжалы. Еще двое на мгновение скрылись в лесу и вернулись с луками.
   Дело принимало серьезный оборот. Чернокожий пока еще никого не убил, но теперь все могло измениться. Он бросил свой кистень и достал из-за голенищ метательные ножи.
   – Вам что, жизнь не дорога? – спросил он звучным басом.
   – Думаю, что очень даже дорога, – раздался слева чей-то голос, и он обернулся. На опушке стояли двое мужчин – они целили в разбойников из луков.
   – Вовремя, – усмехнулся чернокожий. – Они убили мою лошадь.
   Тенака осторожно ослабил тетиву и вышел вперед.
   – В жизни всякое случается, – сказал он черному и велел разбойникам: – Уберите-ка оружие. Бой окончен.
   – Охота была руки марать, – пробурчал вожак, осматривая павших.
   – Да живы они, живы. – Чернокожий убрал ножи и подобрал кистень.
   Из леса донесся вопль. Вожак вскочил на ноги.
   Из-за деревьев вышли Галанд, Парсаль и Белдер.
   – Вы были правы, генерал, – сказал Галанд. – Там затаились еще двое.
   – Вы убили их? – спросил Тенака.
   – Нет. Дали по башке, и все тут.
   – Ну, каких еще пакостей от вас ожидать? – Тенака повернулся к вожаку.
   – Может, еще слово с меня возьмешь?
   – А стоит оно чего-нибудь, твое слово?
   – Как когда.
   – Не трудись. Поступай, как тебе угодно. Но при следующей встрече вы все распрощаетесь с жизнью – вот тебе мое слово.
   – Слово варвара, – сплюнул вожак.
   – Вот-вот, – усмехнулся Тенака и вместе с Ананаисом вернулся в лес.
   Валтайя уже развела огонь и разговаривала с Мухой. Рения с кинжалом в руке подошла к Тенаке, и он улыбнулся ей. Вскоре в лагерь вернулись все, кроме Галанда: он остался присмотреть за разбойниками.
   Последним пришел чернокожий с двумя седельными сумами, перекинутыми через широкое плечо. Высокий и могучий, он был одет в облегающий камзол из голубого шелка и подбитый овчиной плащ. Валтайя никогда еще не видела таких людей, хотя и слышала рассказы о темнокожих, живущих далеко на востоке.
   – Привет вам, друзья, – сказал он, скидывая свою поклажу. – Будьте благословенны!
   – Поешь с нами? – предложил Тенака.
   – Благодарю, но у меня – свои припасы.
   – Куда путь держишь? – спросил Ананаис.
   Чернокожий достал из сумки два яблока и вытер их о камзол.
   – Я путешествую по вашей прекрасной стране без определенной цели.
   – Откуда ты? – спросила Валтайя.
   – Издалека, госпожа, – моя земля лежит за много тысяч лиг к востоку от Вентрии.
   – Ты совершаешь паломничество? – спросил Муха.
   – Можно и так сказать. Есть у меня одно дело – вот исполню его и вернусь домой, к своим.
   – Как тебя зовут? – спросил Тенака.
   – Боюсь, вам трудно будет произнести мое имя. Но один из разбойников окрестил меня по-своему, и мне понравилось. Можете называть меня Басурманом.
   – А я – Тенака-хан. – И Тенака представил чернокожему остальных.
   Ананаис протянул руку. Басурман пожал ее, и взгляды их встретились. Тенака посмотрел на них – оба высокие, могучие, с гордой осанкой. Точно два призовых быка, приглядывающихся один к другому.
   – Хорош ты в своей маске, – сказал Басурман.
   – Да. В ней я точно твой брат, чернокожий. – И оба добродушно хохотнули.
   – Ну так и будем братьями, Ананаис!
   Из лесу вышел Галанд.
   – Они ушли на север и вряд ли вернутся, – доложил он.
   – Хорошо! Все потрудились на славу.
   Галанд сел рядом с братом. Рения подала знак Тенаке, и они вдвоем отошли от костра.
   – В чем дело? – спросил он.
   – Этот чернокожий вооружен до зубов. За голенищами он носит два ножа, в лесу оставил меч и два лука. Под трупом его коня лежит сломанный топор. Он один стоит целой армии.
   – Так что же?
   – Случайной ли была наша встреча?
   – Думаешь, он нас выслеживал?
   – Не знаю. Но он убийца, я это чувствую. Его паломничество как-то связано со смертью. И Ананаису он тоже не понравился.
   – Не тревожься, – мягко сказал он.
   – Я не надирка, Тенака, и не так слепо верю в судьбу.
   – Это все, что тебя беспокоит?
   – Нет. Взять хотя бы этих двух братьев: они нас не любят. Между нами нет настоящей близости – мы все чужие, нас свел вместе случай.
   – Эти братья – сильные мужчины и хорошие воины. Уж в этом я знаю толк. Знаю я и то, что они относятся ко мне с подозрением, но тут уж ничего не могу поделать. Со мной так всегда было. Однако у нас общая цель, и со временем они приучатся доверять мне. Муха и Белдер? Не знаю, но вреда они нам не причинят. Что до Басурмана – если он охотится за мной, я убью его.
   – Если сумеешь.
   – Верно. Если сумею, – улыбнулся он.
   – Тебя послушать – так все очень просто, а я думаю иначе.
   – Ты все принимаешь слишком близко к сердцу. То ли дело надиры: они справляются с трудностями по мере их возникновения и ни о чем не беспокоятся.
   – Никогда не прощу тебе, если ты позволишь убить себя.
   – Тогда стереги меня, Рения. Я доверяю твоему чутью – это чистая правда. И насчет Басурмана ты права. Он убийца и, возможно, выслеживал нас. Любопытно посмотреть, что он теперь предпримет.
   – Попросит, чтобы мы взяли его с собой.
   – Да, но это само собой разумеется. Он чужой в нашей стране и один раз уже подвергся нападению.
   – Лучше будет, если мы ему откажем. Мы и так уже слишком заметны с твоим громадным другом под черной маской. Не хватало только чернокожего в голубых шелках.
   – Да уж. Боги – если они существуют – любят порой подшутить.
   – Мне совсем не смешно, – сказала Рения.

   Тенака очнулся от крепкого сна, широко раскрыв глаза, и страх коснулся его холодной рукой. Он встал. Луна светила ненатурально ярко, словно волшебный фонарь, и ветви деревьев раскачивались с шорохом, хотя никакого ветра не было.
   Тенака посмотрел вокруг – все его спутники спали. Он опустил глаза – и остолбенел: его тело лежало на земле, завернутое в его одеяла. Тенаку пробрала дрожь.
   Что это – смерть?
   Из всех жестоких шуток, которые могла бы сыграть судьба…
   Легкое дуновение, похожее на воспоминание о вчерашнем ветре, заставило его обернуться. На краю леса стояли шестеро в черных доспехах, с черными мечами в руках. Образовав полукруг, они двинулись к Тенаке. Он потянулся за своим мечом, но рука прошла сквозь рукоять, как сквозь туман.
   – Ты обречен, – сказал безликий голос. – Дух Хаоса зовет тебя.
   – Кто вы? – спросил Тенака и устыдился дрожи в своем голосе.
   Черные рыцари ответили ему издевательским смехом.
   – Мы – твоя смерть.
   Тенака попятился.
   – Ты не сможешь убежать. Даже с места не сдвинешься, – сказал голос.
   Тенака застыл как вкопанный. Ноги не слушались его, а рыцари подходили все ближе.
   Внезапно его охватил покой, и рыцари остановили свое медленное движение. Тенака оглянулся – рядом с ним стояли шестеро воинов в серебряных доспехах и белых плащах.
   – Сюда, псы мрака! – сказал один из них.
   – Мы придем, – ответил черный рыцарь. – Но не по твоему зову. – И черные один за другим отступили в лес.
   Тенака, растерянный и испуганный, медленно обернулся, и серебряный воин опустил руку ему на плечо.
   – Усни теперь. Исток защитит тебя.
   И тьма укрыла Тенаку словно одеяло.

   Утром шестого дня они вышли из леса на широкую равнину, простирающуюся от Скултика до Скодийских гор. Далеко на юге стоял город Карнак, и его белые шпили едва маячили на зеленом горизонте. Кое-где еще белел снег, но первая трава уже тянулась к солнцу.
   Тенака, заметив дым, вскинул руку.
   – Это не трава горит, – сказал Ананаис, заслоняя глаза от яркого солнца.
   – Горит деревня, – заявил Галанд. – По нынешним временам дело обычное.
   – Неладно живется на вашей земле. – Басурман сложил свою котомку и седельные сумки. К котомке были привязаны окованный медью щит из дубленой буйволиной кожи, лук из рога антилопы и колчан телячьей кожи.
   – Твоего снаряжения достало бы на целый взвод «Дракона», – проворчал Ананаис.
   – Оно мне дорого как память, – ухмыльнулся Басурман.
   – Лучше нам в эту деревню не соваться, – сказал Муха. Его длинные волосы слиплись от пота – сказывался недостаток закалки. Он присел рядом с поклажей Басурмана.
   Ветер переменился и принес стук лошадиных копыт.
   – Всем рассредоточиться и залечь, – скомандовал Тенака, и все упали ничком в траву.
   На пригорке показалась женщина – она бежала из последних сил, и золотистые волосы развевались у нее за спиной. На ней были зеленая шерстяная юбка и бурая шаль. На руках она держала отчаянно вопившего ребенка.
   То и дело она в ужасе оглядывалась назад. За ней гнались конные, и до леса было еще очень далеко, но она все бежала и бежала – прямо на укрывшегося в траве Тенаку.
   Ананаис выругался и встал. Женщина с визгом свернула влево – в объятия Басурмана.
   Солдаты осадили лошадей. Их командир спешился. Бронзовые доспехи сверкали на солнце, поверх лат развевался дельнохский красный плащ.
   – Спасибо за помощь, – сказал он, – хотя мы обошлись бы и без нее.
   Женщина затихла и в отчаянии приникла головой к широкой груди Басурмана.
   Тенака улыбнулся. Двенадцать солдат, одиннадцать из них – в седлах. Деваться некуда – придется отдать им женщину.
   Но тут стрела вонзилась в шею ближнего всадника, и он свалился с седла. Тенака ошеломленно раскрыл глаза. Вторая стрела попала другому солдату в грудь – конь взвился на дыбы, всадник рухнул на землю. Быстро выхватив меч, Тенака вогнал его в спину обернувшегося к солдатам офицера.
   Басурман оттолкнул от себя женщину, припал на колено и достал из-за голенищ ножи. Бросок – и еще двое солдат погибли, так и не успев унять своих лошадей. Тенака бросился вперед, вскочил в опустевшее седло и схватил поводья. Семеро солдат схватились за оружие, и двое напали на Басурмана. Тенака вихрем налетел на оставшихся пятерых. Одна лошадь упала, остальные с бешеным ржанием взмыли на дыбы. Меч Тенаки опустился, и еще одна стрела, просвистев мимо, вонзилась солдату в левый глаз.
   Басурман выхватил из ножен короткий меч, упал и снова вскочил на ноги, когда оба всадника пронеслись мимо. Со всего размаху он вогнал клинок в бок одному из нападавших. Тот с воплем повалился наземь, а Басурман вскочил на его коня, выбил из седла второго и тут же, вслед за ним соскочив на землю, одним ударом сломал ему шею.
   Рения отшвырнула лук и, сжимая в руке кинжал, бросилась к Тенаке, который вместе с Ананаисом бился против уцелевших солдат. Она вскочила на лошадь позади всадника и всадила ему кинжал между лопаток. Вскрикнув, он попытался обернуться, но Рения ударила его пониже уха. Шея хрустнула, и он свалился с коня.
   Последние двое солдат повернули коней и поскакали обратно за пригорок. Но дорогу им заступили Парсаль и Галанд. Мгновение – и все было кончено.
   – Ну и ну, – с широкой ухмылкой сказал Парсаль. – Ради такого стоило вернуться.
   – Нам чертовски повезло – вот что я тебе скажу, – буркнул в ответ Галанд. Вытерев меч о траву, он взял обоих коней под уздцы и повел к остальным.
   Тенака, скрывая гнев, крикнул Басурману:
   – Ты здорово дерешься!
   – Поупражняться никогда не мешает.
   – Хотел бы я знать, кто пустил ту стрелу? – вскричал Ананаис.
   – Чего уж там – сделанного не воротишь, – сказал Тенака. – Теперь нам лучше убраться отсюда. Предлагаю вернуться в лес и дождаться ночи. У нас теперь есть лошади, и мы быстро наверстаем упущенное.
   – Нет! – закричала женщина с ребенком. – Мои родные. Мои друзья. Их убивают там, позади.
   Тенака положил руки ей на плечи.
   – Послушай меня. На мой взгляд, эти солдаты входили в полусотню – значит в твоей деревне орудуют около сорока человек. Их слишком много – мы ничем не сможем помочь.
   – Мы могли бы попытаться, – сказала Рения.
   – Молчать! – гаркнул Тенака. Рения изумленно раскрыла рот, однако умолкла. – Оставайся с нами, – Тенака повернулся к женщине, – завтра мы пойдем в твою деревню и сделаем все, что сможем.
   – Завтра будет поздно!
   – Думаю, мы так и так уже опоздали.
   Женщина отшатнулась.
   – Чего еще ждать от надира? – проговорила она сквозь слезы. – Но ведь среди вас есть и дренаи – пожалуйста, помогите мне!
   – Если мы умрем, это ничему не поможет, – сказал Муха. – Пойдем с нами. Ты ведь спаслась – значит спаслись и другие. И как бы там ни было, деваться тебе все равно некуда. Пойдем, я посажу тебя на лошадь.
   Все сели по коням и поехали к лесу. Позади кружило слетевшееся на добычу воронье.
   Ночью Тенака позвал Рению, и они отошли от лагеря. За весь день они не обменялись ни единым словом.
   Тенака, холодный и отчужденный, отвел ее на залитую лунным светом поляну.
   – Это ты пустила стрелу! Никогда больше так не делай без моего приказа.
   – Да кто ты такой, чтобы мне приказывать?
   – Я Тенака-хан, женщина! Попробуй еще раз пойти мне наперекор – и я тебя прогоню.
   – Они убили бы и женщину, и ребенка.
   – Да. Но из-за тебя мы могли погибнуть все. Чего бы ты этим достигла?
   – Но мы ведь не погибли. И ее спасли.
   – Нам повезло. Бывает, что удача помогает солдату, но полагаться на нее нельзя. Это не просьба, Рения, это приказ: никогда больше так не делай!
   – Я буду делать, что захочу!
   Тенака залепил ей пощечину. Она рухнула наземь, но тут же вскочила, сверкая глазами и скрючив пальцы, как когти. В руке Тенаки блеснул нож.
   – Ты способен убить меня? – прошептала она.
   – Не задумываясь!
   – А я тебя так любила! Больше жизни. Больше всего на свете.
   – Будешь ты меня слушаться или нет?
   – О да, Тенака-хан. Я буду тебя слушаться. До самой Скодии – а там я избавлю тебя от своего общества. – Она повернулась и пошла к лагерю.
   Тенака спрятал кинжал в ножны и опустился на камень.
   – Снова один, Тани? – спросил, выходя из-за деревьев, Ананаис.
   – Я не хочу ни с кем разговаривать.
   – Ты был суров с ней – и правильно. Но зашел чуть дальше, чем следовало, – ты ведь не убил бы ее на самом-то деле.
   – Нет, не убил бы.
   – И все-таки ты ее побаиваешься?
   – Я уже сказал, что не хочу разговаривать.
   – Но ведь это я, Ананаис, твой урод, который хорошо тебя знает. Не хуже кого другого. Ты думаешь, если нам грозит смерть, то для любви уже нет места? Не будь глупцом и наслаждайся тем, что имеешь.
   – Не могу, – покачал головой Тенака. – Когда я пришел сюда, в мыслях у меня был один Цеска. А теперь я все больше думаю… ты знаешь, о чем.
   – Как не знать. Но куда девались твои надирские устои? Пусть завтрашний день сам заботится о себе.
   – Я надир только наполовину.
   – Ступай поговори с ней.
   – Нет. Лучше уж так.
   Ананаис встал и сладко потянулся.
   – Пойду-ка сосну немного.
   Он вернулся в лагерь, где Рения с несчастным видом сидела у костра, и присел рядом с ней.
   – Странно обстоит дело с некоторыми мужчинами, – сказал он. – В делах или на войне они гиганты и такие умники, что дальше некуда. А в любви точно дети. Женщины – дело иное: они видят ребенка, который спрятан в мужчине.
   – Он чуть не убил меня, – прошептала Рения.
   – И ты в это веришь?
   – А ты?
   – Рения, он любит тебя – и никогда не причинил бы тебе зла.
   – Тогда зачем? Зачем он так сказал?
   – Чтобы ты поверила. Чтобы возненавидела его и ушла.
   – Значит, он своего добился.
   – Очень жаль. И между нами… тебе не следовало пускать ту стрелу.
   – Знаю! – отрезала она. – Нет нужды говорить мне об этом. Но я не могла допустить, чтобы они убили ребенка.
   – Да. Я и сам бы не смог. – Ананаис взглянул поверх костра в ту сторону, где спала женщина. Черный Басурман сидел, прислонясь к дереву, и держал ребенка на руках. Дитя ухватило его пухлой ручонкой за палец, а Басурман что-то тихо и ласково говорил ему.
   – Он умеет обращаться с детьми, правда? – сказал Ананаис.
   – Да. И с оружием тоже.
   – Он настоящая загадка. Но я слежу за ним.
   Рения взглянула в ярко-голубые глаза под черной маской.
   – Ты мне нравишься, Ананаис. По-настоящему.
   – Любишь меня, люби и моих друзей. – Ананаис кивнул на высокую фигуру Тенаки-хана, идущего к месту ночлега.
   Она потрясла головой и снова уставилась в огонь.
   – Очень жаль, – снова сказал Ананаис.

   Они въехали в деревню через два часа после рассвета. Галанд сходил на разведку и доложил, что солдаты уходят на юг, к далеким шпилям Карнака. Деревня выгорела дотла, из обугленных развалин поднимались столбы черного дыма. Мертвые тела валялись повсюду, а за околицей стояли десять крестов, на которых были распяты деревенские старейшины. Прежде чем прибить к перекладинам, их подвергали бичеванию, а после переломали им ноги, чтобы тела обмякли и воздух не проникал в легкие.
   – Мы превратились в варваров, – прошептал Муха, отвернув коня. Белдер молча кивнул и тоже поскакал в зеленые луга за деревней.
   Тенака спешился на площади, где лежало больше всего трупов – около тридцати женщин и детей.
   – В этом нет никакого смысла, – повернулся он к Ананаису. – Кто же теперь будет работать на полях? Если такое творится по всей империи…
   – Творится, – хмуро сказал Галанд.
   Женщина с ребенком накинула на голову шаль и закрыла глаза. Басурман, подъехав к ней, взял у нее поводья.
   – Мы подождем вас за деревней, – бросил он.
   Валтайя и Рения последовали за ним.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное