Деннис Лихэйн.

Дай мне руку, Тьма

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Что? – спросил я.

– У вас простата в порядке?

– Недавно проверялся, мистер Константине.

Он наклонился ко мне.

– Вам повезло, мой юный друг. Дважды повезло. Мужчина без здоровой простаты… – Он положил руки на стол. – …Это мужчина без секретов, мужчина без достоинства. Эти доктора, Иисусе, укладывают тебя на живот и лезут в тебя своими дьявольскими приспособлениям, тычут в вас чем-то острым, раздирают вас, они…

– Какой ужас, – посочувствовала Энджи.

Ее слова несколько охладили его пыл. Он кивнул:

– Ужас – не то слово. – Он внезапно взглянул на нее, как если бы только что увидел. – А вы, детка, слишком изысканны для таких разговоров. – Он поцеловал ей руку, я едва удержал удивленный возглас. – Я хорошо знаю вашего дедушку, Анджела. Очень хорошо.

Энджи улыбнулась:

– Он гордится знакомством с вами, мистер Константине.

– Я непременно похвастаюсь ему, что имел удовольствие познакомиться с его прелестной внучкой. – Он взглянул на меня, и его игривость приугасла. – А вы, мистер Кензи, не спускайте глаз с этой женщины. Позаботьтесь, чтобы ей не угрожала никакая опасность.

– Эта женщина может и сама за себя постоять, – суховато возразила Энджи.

Глаза Толстого Фредди, вновь потемнев, остановились на мне, словно он никак не мог разглядеть, что именно находится перед ним.

– Наши друзья присоединятся к нам через минуту, – проговорил он.

Когда Фредди отодвинулся, чтобы налить себе очередную чашку кофе, я услышал, как один из телохранителей у входной двери сказал: «Проходите, мистер Рауз». В глазах Энджи мелькнула паника, когда вошли Джек Рауз и Кевин Херлихи.

Джек Рауз держал Саути, Чарльзтаун и участок между Сейвин-Хилл и рекой Непонсет в Дорчестере. Он был худощав, но жилист, серые, с металлическим отливом, глаза, густые, коротко стриженные волосы. Ничего устрашающего, для устрашения у него был Кевин.

Я знал Кевина с шестилетнего возраста, и все, что наполняло его мозг и сосуды, было лишено человечности. Он избегал смотреть на Пайна, якобы игнорируя его присутствие, хотя в глубине души мечтал быть похожим на него. Пайн излучал спокойствие и собранность, а Кевин – ходячий оголенный провод, он мог разрядить обойму в человека только потому, что подобная мысль пришла ему в голову. Для Пайна убийство было работой, такой же, как любая другая. Для Кевина – единственно любимым занятием, он мог заниматься этим и бесплатно, исключительно из любви к процессу.

Пожав Фредди руку, он уселся рядом со мной и ткнул сигарету в мою чашку кофе. Затем запустил пятерню в свои всклоченные волосы и изучающее уставился на меня.

– Джек, Кевин, вы знакомы с мистером Кензи и мисс Дженнаро, не так ли?

– Конечно, старые друзья, – сказал Джек, усаживаясь рядом с Энджи. – Жили по соседству, как и Кевин. – Рауз снял синий пиджак и повесил его на спинку стула. – Правда, Кевин?

Кевин промолчал, он был слишком поглощен созерцанием моей скромной особы.

Слово взял Толстяк Фредди:

– Вот и славно.

Роговски сказал, что вы его друзья и у вас есть проблема, с которой я могу помочь. Так тому и быть. Но так как все вы земляки, я спросил Джека, желает ли он присутствовать при этом. Понимаете, что я имею в виду?

Мы оба кивнули.

Кевин зажег очередную сигарету и выпустил дым прямо на меня.

Фредди положил руку на стол.

– Отлично! Итак, мистер Кензи, в чем ваша проблема.

– Нас наняла клиентка, – сказал я, – которая…

– Как твой кофе, Джек? – спросил Фредди. – Достаточно сливок?

– Все хорошо, мистер Константине. Очень хорошо.

– …которая, – повторил я, – предполагает, что вызывает раздражение у одного из людей Джека.

– Людей? – изумленно поднял брови Фредди. – Мы мелкие предприниматели, мистер Кензи. У нас есть служащие, но их обязанности прекращаются с получением чека. – Он вновь взглянул на Джека. – Люди? – Они оба рассмеялись.

Энджи вздохнула.

Кевин продолжать меня обкуривать.

Я чувствовал усталость. Остатки Буббиной водки все еще терзали мой мозг, поэтому не было ни малейшего желания разыгрывать комедию с этими тупыми психопатами, насмотревшимися «Крестного отца» и вообразившими себя респектабельными бизнесменами. Но, напомнил себе я, Фредди очень влиятельный психопат, который при желании может поужинать моей селезенкой завтра же.

– Мистер Константине, один из… коллег мистера Рауза выразил недовольство в адрес нашей клиентки и высказал определенные угрозы…

– Угрозы? – спросил Фредди. – Угрозы?

– Угрозы? – переспросил Джек, улыбаясь Фредди.

– Угрозы, – сказала Энджи. – Наша клиентка, к несчастью, беседовала с подругой вашего коллеги, которая заявила, что знает о его преступной деятельности, включая… Как бы это сказать? – Она встретилась глазами с Фредди. – Манипуляции с некогда живой плотью.

Понадобилась целая минута, чтобы Фредди переварил услышанное. Маленькие глазки сузились. Он откинул свою колодоподобную голову и раскатисто захохотал, этот звук рикошетил об стены и вылетал на улицу. Джек, похоже, был смущен. Кевин же выглядел посрамленным, хотя это было его обычное состояние.

– Пайн, – сказал Фредди. – Ты слышал?

Пайн не подал виду, что вообще что-то слышал. По нему трудно было определить, дышит ли он. Он сидел неподвижно, одновременно глядя и не глядя в нашу сторону.

– Манипуляции с некогда живой плотью, – повторил Фредди, тяжело дыша. Он взглянул на Джека и понял: шутка до него еще не дошла. – Черт возьми, Джек, иди поищи свои мозги, а?

Джек начал моргать, а Кевин сделал движение вперед, и голова Пайна слегка повернулась в его сторону. Фредди же сделал вид, что ничего не заметил.

Он вытер уголки рта льняной салфеткой и слегка кивнул в сторону Энджи.

– Погодите, я расскажу об этом в клубе. Клянусь. Вы хоть и носите фамилию отца, но вы истинная Патризо. Вне всякого сомнения.

– Патризо? – спросил Джек.

– Да, – сказал Фредди. – Это внучка мистера Патризо. Ты не знал?

Джек не знал. Похоже, это задело его.

– Дай сигарету, – сказал он Кевину.

Кевин наклонился через стол, зажег ему сигарету, при этом его локоть оказался в миллиметре от моих глаз.

– Мистер Константине, – сказала Энджи, – наша клиентка опасается, что список объектов, которых ваш коллега желает ликвидировать, может оказаться слишком длинным.

Фредди поднял мясистую руку.

– О чем мы, собственно, говорим?

– Наша клиентка уверена, что навлекла на себя гнев мистера Херлихи.

– Что? – спросил Джек.

– Объясните, – сказал Фредди. – Покороче.

Не называя имени Дайандры, мы изложили суть дела.

– Выходит, – сказал Фредди, – какая-то там потаскушка Кевина рассказала этому психиатру некую небылицу о – я правильно понял? – каком-то трупе, а Кевин погорячился, позвонил ей и немного пошумел? – Он покачал головой. – Кевин, не хочешь ли ты рассказать мне об этом?

Кевин посмотрел на Джека.

– Кевин, – повторил Фредди.

Кевин повернул голову.

– У тебя есть подружка?

Голос Кевина напоминал хруст стекла, попавшего под колеса.

– Нет, мистер Константине.

Фредди посмотрел на Джека, и оба расхохотались. Кевин напоминал монахиню, пойманную при покупке порнографии.

Фредди повернулся к нам.

– Разыгрываете нас? – И засмеялся еще громче. – При всем уважении к Кевину, женщины – не по его части, надеюсь, вы меня понимаете.

– Мистер Константине, – сказала Энджи, – войдите, пожалуйста, в наше положение – мы отнюдь не выдумали все это.

Фредди доверительно похлопал ее по руке:

– Анджела, я этого и не говорил. Но вас подставили. Какие-то невероятные требования и угрозы со стороны Кевина, и все из-за его мифической знакомой? Подумайте сами.

– И ради этого я оставил игру в карты? – сказал Джек. – Ради этой чуши? – Он фыркнул и начал вставать.

– Сядь, – приказал Фредди.

Джек застыл в воздухе в полуприседе. Фредди взглянул на Кевина:

– Сядь, Джек.

Джек сел.

Фредди улыбнулся:

– Так мы решили вашу проблему?

Я полез во внутренний карман пиджака за фотографией Джейсона Уоррена, рука Кевина нырнула в его пиджак. Джек откинулся на стуле, Пайн неуловимо шевельнулся. Фредди не сводил глаз с моей руки. Очень медленно я извлек фотографию и положил ее на стол.

– На днях наша клиентка получила это по почте.

Бровь Фредди изогнулась дугой.

– Что это?

– Мы расценили это, – сказала Энджи, – как послание Кевина с целью уведомления, что он знает ее слабое место. Теперь мы допускаем, что это не так, но, признаться, мы в замешательстве.

Джек кивнул Кевину, и его рука выползла из пиджака.

Фредди взглянул на фото Джейсона Уоррена и отхлебнул кофе.

– Этот парень – сын вашей клиентки?

– Не мой же, – сказал я.

Фредди тяжело посмотрел на меня:

– Да кто ты такой, щенок, что позволяешь себе такой тон? – Неужели эти глаза несколько минут назад светились теплом? Сейчас от них пробирал мороз по коже.

У меня во рту появилось ощущение, что я проглотил клубок шерсти.

Кевин посмеивался.

Не отрывая от меня взгляда, Фредди полез в складки своего пиджака и извлек оттуда блокнот в кожаном переплете. Открыл, перелистал несколько страниц, наконец нашел нужную.

– Патрик Кензи, – прочитал он. – Тридцать три года. Родители умерли. Сестра Эрин Марголис, тридцать шесть лет, живет в Сиэтле, штат Вашингтон. В прошлом году заработал сорок восемь тысяч долларов в качестве напарника мисс Дженнаро. Семь лет разведен. Бывшая жена отбыла в неизвестном направлении. – Он улыбнулся мне. – Но мы работаем над этим, можете мне верить. – Он перевернул страницу и поджал толстые губы. – В прошлом году вы хладнокровно застрелили сутенера. Это случилось в надземном переходе через пути. – Он подмигнул мне. – Да, Кензи, мы знаем о вас все. Будете убивать в следующий раз, не оставляйте свидетелей. – Он вновь заглянул в блокнот. – Где мы остановились? Да, вот. Любимый цвет – синий. Любимое пиво – «Девушка Сан-Паули», любимая еда – мексиканская. Он искоса взглянул на нас. – Продолжать?

– Потрясающе, – оценила Энджи.

– Анджела Дженнаро. Недавно разошлась с Филиппом Димасси. Отец умер, мать, Антония, живет со вторым мужем во Флэгстаффе, штат Аризона. Как и ее партнер Кензи, замешана в прошлогоднем убийстве сутенера. С недавнего времени снимает квартиру на первом этаже по Хауз-стрит, на задней двери слабый замок. – Он захлопнул блокнот. – Ну и на кой черт нам посылать кому-то фотографию?

Мой внутренний голос молил меня сохранять благоразумие. Я откашлялся.

– Просто невероятно.

– Чертовски верно, так и есть, – сказал Джек Рауз.

– Мы не посылаем фотографии, мистер Кензи, – сказал Фредди. – Наши послания более конкретны.

Джек и Фредди смотрели на нас с циничной хитринкой в глазах, а Кевин Херлихи расплылся в глупейшей улыбке шириной с каньон.

– Значит, у моей задней двери слабый замок? – негромко спросила Энджи.

Фредди пожал плечами:

– Так мне доложили.

Рука Джека Рауза потянулась к засаленной твидовой кепке на голове, он приподнял ее, глядя в сторону Энджи.

Она улыбнулась, глядя то на меня, то на Фредди. И только тот, кто знал ее долгое время, мог определить степень ее ярости. Она принадлежала к категории людей, чей гнев мог быть обуздан только путем снижения физической активности. Судя по застывшей позе, она уже минут пять как благополучно миновала весьма опасный внутренний риф.

– Фредди, – сказала она таким тоном, что тот часто-часто заморгал. – Вы подчиняетесь клану Имбрулья в Нью-Йорке, я не ошибаюсь?

Фредди едва заметно вздрогнул.

Пайн сделал такое движение, будто хочет размять ноги.

– А клан Имбрулья, – продолжила Энджи, – отчитывается перед кланом Молиак, который, в свою очередь, по-прежнему считается нижестоящим по отношению к клану Патризо. Верно?

Фредди сосредоточенно что-то соображал, левая рука Джека застыла на полпути между столом и чашкой кофе, рядом со мной напряженно сопел Кевин.

– И вы – я имею право на этот вопрос – посылаете человека найти слабину в охранной системе квартиры единственной внучки мистера Патризо? – Она покровительственно коснулась его руки. – Как думаете, он сочтет такие действия уважительными по отношению к себе или нет?

Фредди проблеял:

– Анджела…

– Спасибо, что уделили нам время.

– Приятно было повидаться, ребята. – Я вознамерился пойти на выход.

Стул под Кевином зловеще скрежетнул, когда тот вскочил и преградил мне путь.

– Сядь, черт тебя побери, – сказал Фредди.

– Разве не слышал? – повторил я. – Сядь, черт тебя побери.

Кевин оскалился, отер губы рукой.

Краем глаза я увидел, что Пайн снова закинул ногу на ногу.

– Кевин, – негромко позвал Джек Рауз.

На лице Кевина отразилась застарелая и мучительная классовая ненависть и махровый психоз. Умственное развитие этого ублюдка природы остановилось где-то между первым и вторым классом средней школы. А еще это лицо выражало жажду убийства.

– Анджела, – сказал Фредди, – мистер Кензи. Давайте разберемся.

– Кевин, – уже с нажимом повторил Джек Рауз.

Кевин положил руку мне на плечо. Ощущение, прямо скажем, не из приятных. Затем он кивнул, будто отвечая на какой-то непроизнесенный вопрос, и отступил.

– Анджела, не могли бы мы…

– Всего хорошего, Фредди.

* * *

Мы дошли до машины, которую оставили на Коммершиал-стрит, на расстоянии одного квартала от дома Дайандры Уоррен, и Энджи сказала:

– Мне еще надо кое-что сделать, поэтому я вернусь домой на такси.

– Увер ен а?

Женщина, только что вышедшая с мафиозной сходки, посмотрела на меня так, что мне не захотелось вступать с ней в пререкания.

– А ты что собираешься делать?

– Думаю поговорить с Дайандрой. Возможно, узнаю что-нибудь еще об этой Мойре Кензи.

– Я тебе нужна?

– Справлюсь.

– Я ему верю.

– Кевину?

Она кивнула.

– Я тоже. Ему незачем лгать.

Энджи всмотрелась в Льюис-Уорф, единственный огонек горел в квартире Дайандры Уоррен.

– Но если это не Кевин, то кто послал это фото?

– Никакой зацепки.

– Хреновые мы сыщики, да?

– Разберемся, – успокоил ее я. – Мы привычные.

Я бросил взгляд в начало Принс-стрит и увидел двоих парней, явно направляющихся к нам. Один низкорослый, худой, крепко сбитый, на голове засаленная кепка. Другой был высок, худощав и, вероятно, хихикал, когда убивал людей. Они и остановились у золоченого «мицубиси-диамант», в двух шагах от нас. Открывая Джеку пассажирскую дверцу, Кевин смотрел прямо на нас.

«Этот парень, – подсказал мне внутренний голос, – очень не любит вас обоих».

Повернув голову, я увидел Пайна, сидящего на капоте моей машины. Он легко взмахнул рукой, и я еле успел подхватить свой бумажник.

Кевин обошел машину спереди, все еще глядя на нас, затем влез в нее, и они двинулись вверх по Коммершиал, затем вокруг Уотерфронт-парка и исчезли на повороте Атлантик-Эйв.

– Мисс Дженнаро. – Пайн с поклоном вручил ей кошелек.– Это был прекрасный спектакль. Браво.

– Благодарю.

– Но не стоит повторять его дважды.

– Вы уверены?

– Абсолютно. Это было бы неразумно.

Она кивнула.

– Этот парень, – Пайн посмотрел в ту сторону, куда уехал «диамант», потом на меня, – спит и видит, как попортить тебе жизнь.

– Пусть спит, – как можно более небрежно ответил я.

Пайн аккуратно, без единого резкого движения слез с машины, будто стек с нее.

– Когда-то он точно так же смотрел на меня. Если бы взглядом можно было заводить двигатель, он бы непременно завелся. – Он передернул плечами. – Но я – это я.

– Мы привыкли к Кевину. Еще в детском саду горшки рядом стояли, – сказала Энджи.

Пайн неопределенно мотнул головой.

– Тогда и надо было его придавить. – Он прошел между нами, и я ощутил ледяной холод в груди. – Доброй ночи.

Он пересек Коммершиал и стал подниматься вверх по Принс-стрит.

Становилось прохладно, ветер усилился. Энджи поежилась.

– Не нравится мне это дело, Патрик.

– Мне тоже. Совсем не нравится.

5

Мы сидели на кухне у Дайандры Уоррен, белый фарообразный светильник был единственным источником света в темной квартире, на полу лежали неуклюжие тени от мебели. Огоньки соседних домов заглядывали в окна, но внутрь не проникали, на противоположной стороне гавани огни Чарльзтауна расчертили черное небо на желтые квадраты.

Стояла теплая ночь, но у Дайандры было холодно. Она поставила передо мной вторую бутылку светлого «Бруклина», села и начала задумчиво крутить в пальцах бокал с вином.

– Вы верите этим мафиози? – спросил Эрик.

Я кивнул. Я только что рассказывал им о встрече у Толстяка Фредди, опустив лишь связь Энджи с Винсентом Патризо.

– Они мало что выиграли бы от лжи, – сказал я.

– Это преступники, ложь – их вторая натура.

Я отхлебнул пива.

– Согласен, но все-таки лгут либо от страха, либо для самозащиты. У этих ребят нет причин бояться меня. Я для них никто. Если они угрожали вам, Дайандра, а я выступал от вашего имени, их ответ был бы следующим: «Да, мы угрожали ей. Из чего вытекает – не суйте нос, иначе и вас прикончим. Точка».

– Но они не сказали этого. – Она кивнула как бы сама себе.

– Нет. Добавьте к этому, что Кевин не относится к числу мужчин, у которых есть постоянные девушки. Но гораздо важнее другое…

– Но… – начал Эрик.

Я не дал ему договорить и посмотрел на Дайандру.

– Мне следовало спросить у вас еще при первой встрече, но мне никогда не приходило в голову, что это может быть обман. У парня, который звонил и выдавал себя за Кевина, было что-то странное с голосом?

– Странное? Что именно?

– Подумайте.

– Мне кажется, голос был низкий и сиплый.

– Вы уверены?

Она отпила из бокала, затем кивнула:

– Да.

– Тогда это был не Кевин.

– Как вы?..

– Ему в детстве сделали операцию на горле, с тех пор голос так и не смог развиться, он у него тонкий и ломкий, как у подростка.

– Тогда это действительно звонил не он.

Эрик устало помассировал лицо.

– А кто звонил?

– И зачем? – спросила Дайандра.

Я поднял руки.

– Не знаю, пока не знаю. Есть ли у вас враги?

Дайандра покачала головой.

– Как вы определяете, что такое враги? – спросил Эрик.

– Враги, – сказал я, – это люди, которые звонят вам в четыре утра и угрожают, либо посылают фотографию вашего ребенка без всяких разъяснений, либо просто желают вам смерти. Пожалуй, так.

Эрик подумал, затем отрицательно покачал головой.

– Вы уверены?

Он поморщился:

– Полагаю, у меня есть профессиональные конкуренты и клеветники, которые не согласны со мной…

– В каком смысле?

Эрик кисло улыбнулся:

– Патрик, вы слушали мои лекции. Знаете, что я не согласен со многими экспертами в моей области, равно как и они не согласны со мной. Но сомневаюсь, что все они жаждут физической расправы надо мной. Кроме того, мои враги преследовали бы меня, а не Дайандру и ее сына.

– Возможно. Однако никогда нельзя знать… – Я взглянул на Дайандру. – Вы упоминали, что в прошлом боялись своих пациентов. Некоторые из них недавно освободились из больниц и тюрем. Кто может затаить на вас злобу?

– Обычно меня ставят в известность. – Наши взгляды встретились, в ее глазах я прочел замешательство и страх, глубокий, затаенный страх.

– Не было ли у вас в недавнем прошлом пациентов, у которых мог быть мотив, а главное, возможность осуществить свой замысел?

На минуту она задумалась, но в конце концов покачала головой:

– Нет.

– Мне нужно переговорить с вашим бывшим мужем.

– Стэном? Зачем? Не вижу смысла.

– Мне нужно исключить возможность этого следа. Простите за прямоту, но только дурак не думал бы об этом.

– Я не настолько глупа, мистер Кензи. Но поверьте, Стэн не имеет никакого отношения к моей жизни и не имел на протяжении последних двух десятилетий.

– Я должен знать все о тех, кто присутствовал в вашей жизни, доктор Уоррен, особенно о тех, с кем у вас не самые лучшие отношения.

– Патрик, это уже называется вторжением в частную жизнь, ты переходишь границы…

Я чертыхнулся.

– Я, пожалуй, пойду.

– Как это пойдешь, куда, а как же мы?

– Знаешь что, Эрик, плевал я на твою частную жизнь, а также на частную жизнь доктора Уоррен. Ты втянул меня в это и прекрасно знаешь, как я работаю. Не нравится мне это дело. Очень не нравится, поэтому я пытаюсь найти какие-то зацепки, которые помогут уберечь доктора и ее сына от опасности. Чтобы выполнить эту задачу, мне нужно знать все о вашей жизни. Все. Если вас это не устраивает, мне делать нечего.

– Неужели ты оставишь женщину в беде? – спросил Эрик.

– Запросто.

Дайандра не удержалась от колкости:

– Вы всегда такой грубый?

На долю секунды в моей памяти всплыла картина: падающая на раскаленный цемент Дженна Энджелайн, изрешеченная пулями, мое лицо и одежда залиты ее кровью. Умерла чудным летним утром, а всего в нескольких дюймах от нее стоял я собственной персоной.

– Однажды, – сказал я, – по моей вине погиб человек. Потому что я опоздал. Всего на шаг. Потому что не знал всех деталей. Я не хочу, чтобы это повторилось снова.

На шее у нее чуть заметно подрагивала голубоватая жилка. Она обхватила шею руками.

– Вы думаете, мне что-то всерьез угрожает?

Я обреченно вздохнул:

– Не знаю. Но вам угрожали. Прислали фото сына. Кто-то хочет причинить вам большие неприятности и разрушить вашу жизнь. Я хочу выяснить, кто это, и остановить его. Для этого вы меня и наняли. Можете позвонить Тимпсону и устроить нашу с ним встречу, скажем, завтра?

Она пожала плечами:

– Думаю, да.

– Хорошо. Мне также нужно описание Мойры Кензи, все, что вы вспомните о ней, не важно, сколь незначительным это покажется.

С минуту Дайандра сидела с закрытыми глазами, восстанавливая в памяти облик своей злополучной гостьи. Я раскрыл блокнот и приготовил ручку.

– На ней были джинсы и черная водолазка, сверху красная фланелевая рубашка. – Дайандра открыла глаза. – Красивые светло-русые волосы, слегка растрепанные, и она курила как паровоз. Выглядела по-настоящему испуганной.

– Рост?

– Где-то сто семьдесят.

– Вес?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное