Денис Чекалов.

Между двух войн

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

8

Комендант Линден был маленького роста, с лисьим лицом и холодными, пустыми глазами, какие бывают у рыбы, слишком долго пролежавшей на лотке у торговца.

Офицер остановился в дверях, обмениваясь приветствиями со своими знакомыми.

– Джоэл, как и я, воевал в Лернее, – произнес я. – Получил три награды. Потом местные власти предложили ему должность коменданта, и он остался.

– Не захотелось снимать мундира?

– Скорее, наоборот. Джоэл не был полевым командиром; он занимался тактическим планированием.

– Так вы, эльфы, называете разведку?

– Скорее, военную контрразведку. В мирные времена таких должностей у нас нет – всем ведает Высокий Совет. Вот он – говорить буду я. Привет, Джоэл! Как у тебя дела.

– Доброго дня в Золотом лесу, – отвечал Линден, подходя к нам. – Так здесь принято здороваться. Не думал, что встречу тебя здесь, Майкл, в этой глуши.

– Это Франсуаза, моя помощница… Мы заказали по кленовому соку и собираемся выпить еще. Кстати, с тебя причитается, Джо, поэтому платишь за всех.

– С меня? – Линден выглядел озадаченным.

– А ты как думал. Разъезжаешь здесь на вороном коне, войсками командуешь – а как понадобилось послать кого-то, чтобы подыхать со скуки на чертовом собрании, так выбрали меня.

Я постучал костяшками пальцев по пустой кружке, давая знак бармену, что пора повторить.

Несмотря на присутствие представителя власти, трактирщик не стал второй раз рисковать своим горлом, и вскоре я смог пригубить вторую порцию.

– Значит, ты будешь ходить в парадном мундире, делать настоящее дело – а мне выпало обниматься с ордой вшивых скотоводов, да обсуждать, почему редька не удалась. Нет, Джоэл, сегодня ты платишь.

На лице Линдена промелькнула неясная улыбка – так на глубине озера можно увидеть тень от вильнувшей рыбы.

– Значит, я плачу. Впрочем, Майкл, ты тоже сделал сегодня немало…

Пауза, которую он выдержал, была почти незаметной.

– …Дел. И мне как раз надо поговорить об этом с констеблем Уотертауном. Он не пришел в восторг от грязевого купания. А вот и он… Простите меня. Попробую все загладить.

Он отошел от стойки; массивная фигура Уотертауна уже высилась в дальней части зала, как памятник человеческому самодовольству.

– Кто из них выше? – спросила Франсуаз, провожая Линдена взглядом.

Девушка успела раздобыть соломинку, и теперь потягивала кленовый сок через нее.

– Никто. Вечное соперничество между армией и полицией. К тому же, Джоэл эльф, а ты сама видела, как сильно здесь любят приезжих.

– То есть они друг друга терпеть не могут?

– Уотертаун? Пожалуй, он недолюбливает коменданта. А Линден – эльф.

– И что это значит?

– У эльфов не бывает ни друзей, ни врагов… Равно как и чувств, которые могут быть с этим связаны.

Франсуаз посмотрела на меня с интересом.

– Здорово, – сказала она.

Девушка вынула соломинку и облизала ее.

– Знаешь, Майкл. Наверно, я стану тебя хвалить.

Твое настроение улучшится, и ты не будешь увиливать от нашего договора.

– А я заслужил конфетку?

– Конечно. Возьмем твоего приятеля, Линдена. Держу пари, он все штанишки описал – так ему хотелось посидеть на этом Совете Ленд-Мордов.

– Но он не имеет на это права. Он служит городу, как комендант, поэтому не может представлять здесь Страну Эльфов.

– В точку, щеночек. И вот, мальчуган Линди сидит и весь исходит слюной, что его рожа не засверкает на таком торжестве. Само собой, начинает ненавидеть тебя.

Франсуаз пожала плечами. Мне стало интересно – бывает так у всех девушек, или только у Френки это движение выходит таким сексуальным.

Раньше я не обращал внимания.

– Мол, явился, черти откуда, и прям в Совет. Тебе не с руки с Линди ссориться, а все ведь к тому идет. Тогда ты приходишь и переворачиваешь все с ног на голову – получается, что это тебе достались одни объедки. И он купился. У бедняжки от радости даже фонарики в мозгу загорелись. К Уотертауну полетел, точно к невесте в первую брачную ночь.

Правда, разговор двух офицеров, развернувшийся вдали от нас, мало походил на встречу влюбленных.

Уотертаун что-то энергично доказывал, да так при этом размахивал кулаками, что еще немного – и принялся бы, как гвоздь, заколачивать в пол Линдена, бывшего чуть ли не вдвое ниже него.

Франсуаз проследила за моим взглядом.

– Вот-вот. Какой же ты у меня коварный. Теперь эти двое поругаются. Первое, за что получит на орехи твой Джоэл – он чертов эльф и пусть не устанавливает здесь свои порядки. Комендант примется защищать родную страну – и минут через десять будет готов с тобой целоваться, как с братом-эльфом, встретившимся ему среди тупого местного быдла.

– Френки, – восхищенно произнес я. – Какая же ты умная. Сделала пересадку мозга?

– Майкл, ты умеешь нахамить девушке.

Демонесса сказала это таким тоном, словно произнесла еще один комплимент.

– Но не думай, что я от тебя так просто отстану.

9

К вечеру начало холодать; мы вышли из переполненного трактира, и улица встретила нас нежными ароматами роз.

Девушка зябко поежилась; ее изящные пальцы обхватили красиво очерченные плечи, и, окажись поблизости фотограф из порнографического журнала – он тут же начал бы щелкать камерой.

– Холодно? – заботливо спросил я.

– Немного.

– Брось. Мне отлично известно, что ты притворяешься. Как-то на моих глазах ты проплыла три сотни футов подо льдом, и воду тебе, само собой, никто не подогревал.

Френки посмотрела на меня с бешенством, которое плохо вязалось с образом робкой, озябшей девушки.

– Не напоминай мне об этом, Майкл. Я была права – следовало тогда нырять. Кто же мог знать, что там есть эта чертовая тропа.

– Я знал, Френки.

Я снял с себя парадный эльфийский камзол, и набросил его на плечи красавицы.

Девушка мечтательно потянулась.

– Иногда ты ведешь себя, как принц из сказки… Но стоит мне зазеваться, как я оказываюсь перед кучей навоза с лопатой в руках, а ты скачешь себе в закат на белом коне.

– Такова судьба всех Золушек, Френки. Думаешь, принц женился на Синдерелле из-за того, что пару раз проскакал с ней по танцевальному залу? Нет, фея-крестная рассказала ему, как хорошо Золка умеет чистить кастрюли.

– Но почему в сказке об этом не сказано?

– Сказки пишут для Золушек, ежевичка. А сочиняют их принцы.


– Странный все-таки этот человек, Линден, – заметила Франсуаз.

Засыпающий город оставался позади; Золотой лес принял нас под шелестящие своды.

– Почему? – спросил я.

– Он боевой офицер. Ты сам сказал, что его трижды награждали. Но вот он здоровается с нами, говорит, удаляется – а такое ощущение, что никто к стойке и не подходил. Будто его просто не было.

– Наверное, все из-за его подготовки. Он бывший контрразведчик, привык выглядеть незаметным…

Мне не хотелось говорить о Линдене.

Девушка пожала плечами, и только теперь я заметил, что обнимаю ее за талию.

Ни дать, ни взять, пара юных влюбленных, которой после трех месяцев усилий удалось наконец понять, куда надевают презерватив.

Да, флиртовать с такой девушкой опасно – и я дал себе слово, что немедленно положу этому конец.

– Будем спать вместе? – деловито осведомилась Франсуаз.

Ее прямота меня покоробила.

Еще больше меня возмутило слово «Разумеется», которое я изловил на лету, скомкал и выбросил через плечо.

– Даже не знаю, что тебе и ответить, – промолвил я. – Разве все так должно происходить? Где же ухаживания, полная луна, томления влюбленных?

– Зачем нам полная луна. Я демон, ты эльф, мы же не оборотни. А что по части томлений и ухаживаний – оставим их для неудачников.


– Знаешь, клубничка, – произнес я. – Мне следует написать докладную записку в Даркмур.

– Это элитная школа, где ты учился?

– Да; нам преподавали разные дисциплины, но ни один курс не был посвящен тому, как отделаться от сексуальных домогательств.

Франсуаз засмеялась, глубоким горловым смехом.

– Когда мы приедем, я тебя научу, щеночек. Надеюсь, кровать в усадьбе достаточно широкая?

– Единственная кровать, на которую ты ляжешь, сучка – это больничная койка. И тебе долго не придется с нее вставать.

Благонамеренный читатель, наверное, сочтет, что именно я произнес эти слова.

Не стану спорить – в точности такого отпора заслуживала Франсуаз за свои грубые, можно даже сказать, недостойные домогательства.

Однако, к стыду своему, должен признать, что честь вымолвить сию достойную речь выпала молодому парню, который преградил нам дорогу.

– Чего? – не поняла Френки.

– Я сказал, – голос незнакомца понизился – но не от смущения, а в попытке прозвучать более внушительно. – Нечего делать в нашем Лесу эльфийским шлюхам. И тем более заходить в трактир.

– В трактир? – удивилась девушка.

Я почесал нос.

– Видишь ли, шоколадка. Я как-то забыл тебя предупредить. Здесь не принято, чтобы женщина появлялась в злачных местах.

– Место бабы на кухне! – проревел парень.

Видимо, он был еще очень юн – гораздо моложе, чем делали его загар, мускулы и вечерние сумерки.

Голос его еще не установился, и он сам вздрогнул от рева, который только что изрыгнул.

– Девка должна носить юбку, вести дом и слушаться мужа!

Из-за стволов деревьев вышло еще пятеро парней. Я решил, что не стоит спрашивать, какого они мнения придерживаются на тему взаимоотношения полов.

– Кто это? – негромко спросила Франсуаз.

– Не обращай внимания. Просто молодежная банда, расистского толка. Называют себя «очистителями». Видишь у них татуировку в виде черепа? Сейчас им просто не с кем подраться… Расслабься. Они же на меня не нападают.

– Что же до тебя, эльф, – обратился заводила ко мне. – Можешь убираться, подобру-поздорову. Нам плевать, чем вы там у себя занимаетесь.

– Все вы, небось, под каблуком у своих шлюшек! – крикнул кто-то сзади.

– Точно! Так что ты уж и так достаточно наказан. Проваливай. А сучке этой мы сейчас преподадим… пару уроков.

Достойные молодые люди захохотали, не оставляя ни малейших сомнений в своих грязных намерениях – даже у такого благовоспитанного человека, как я.

– Мне ужасно стыдно оказаться в одной компании с Джоэлом и Уотертауном, – негромко пробормотал я. – Но не могу не сказать. Мы в этом возрасте не были такими.

– Да, – подтвердила девушка. – Иначе не дожили бы до совершеннолетия.

– Друзья мои, – я добродушно обратился к собравшимся. – Все это недоразумение. Подумайте сами. Ну как можно отправлять на кухню такую девушку? Представьте, что она там приготовит. Вот вы стали бы такое есть?

Я обратился к их заводиле.

– Какая подлость, – прошептала Франсуаз. – Я умею фехтовать, стрелять, петь, составлять корпоративные контракты. Единственное, чему я не училась – так это готовить. И ты будешь всегда тыкать меня в это носом?

– Мы ее научим, – мрачно пообещал парень. – По-своему.

– Ладно, скворец, – Франсуаз решительно вышла вперед. – Ты мне надоел. Пошел прочь, пока еще можешь.

Юное дарование попыталось кое-что возразить, но Френки не из тех, кто любит длительные дискуссии. Она ухватила собеседника за нос двумя пальцами и резко выломала сей орган на сторону.

Прежде, чем парнишка успел поблагодарить девушку за это благодеяние, она с громким хрустом вернула ему нос на место.

Молодой человек схватился за лицо, тщетно пытаясь определить – в какой раз ему было больнее, в первый или во второй.

– Кто-нибудь еще хочет? – спросила девушка.

– Шлюха! – закричал кто-то из собравшихся, и тут же поспешил спрятаться за спины остальных.

Парень, которому только что вправили нос, поднял глаза. Он был сыном грубого фермера и привык к боли – но не от женщины.

– Ведьма, – прохрипел он. – Сейчас ты получишь у меня, ведьма.

10

Чувственные губы Франсуаз изогнулись в недоумении.

Будучи демонессой, она не может быть колдуньей; с тем же успехом можно единорога обозвать минотавром.

Однако обладателю сломанного носа новая идея, очевидно, понравилась. Он обернулся к своим сотоварищам и взмахнул кулаками.

Все они вдруг начали скандировать:

– Ведьма! Ведьма! Ведьма!

– Мне это не нравится, Френки, – пробормотал я.

– Еще бы, – огрызнулась девушка. – Слушайте вы, недоумки. Если через минуту вы не провалитесь все под землю – ваши папаши уже никогда не станут дедушками.

– Чертова колдунья! – кричали они. – Покажи ей, Келес!

Так, без сомнения, звали заводилу.

– Френки, – заметил я. – Ты слишком сложно сформулировала. Но постой…

Я отступил назад и приложил пальцы к вискам.

Мне надо было вспомнить.

– Слишком сложно? – огрызнулась девушка. – Сейчас поясню.

Демонесса сделала шаг вперед, и оказалась прямо перед заводилой. Затем красавица положила ему руки на плечи.

Инстинкта самосохранения в мужчинах меньше, чем в женщинах – ему мешает гордыня. Однако любой парень, оказавшись в подобной ситуации, автоматически дает стрекача – если, конечно, не надел с утра свинцовых трусов.

Однако Келес ничего не замечал. Перед ним стояла красотка, выше его на голову, однако парень не только не смотрел на нее, но даже обернулся к своим спутникам, продолжая кричать.

Колено Франсуаз врезалось ему между ног.

Удар не был настолько силен, чтобы повредить крикуну его шары, однако Френки его явно не пощадила.

Келес остался стоять, даже не пошевельнувшись.

– Проклятая чародейка! – проревел он.

Франсуаз озадаченно повернулась ко мне.

– Майкл, – спросила она. – Я что-то пропустила? Или теперь парни хранят яйца дома, в холодильнике?

– Френки, – негромко произнес я. – Беги со всех ног.

И в этот момент я понял, что могу по уши в нее влюбиться.

Излюбленное развлечение Франсуаз – гладиаторские бои, причем вовсе не в роли зрительницы.

Я отлично знал, что она может шутя распотрошить всех деревенских драчунов, даже если они сбегутся со всей округи. И ей даже не потребуется для этого оружия.

Келес и его дружки явно напрашивались на неприятности, а Френки не из тех, кто откажет в такой любезности.

И тем не менее.

Девушка развернулась и ринулась бежать с такой скоростью, что за ней вряд ли угнался бы верховой грифон.

– Ведьма! – неслось по лесной тропе.

Франсуаз пронеслась мимо меня туда, где в предзакатных сумерках темнели городские ворота. Я повернулся, чтобы последовать за ней.

Я не боялся подставлять спину Келесу и его сподвижникам. Я знал – опасность грозит нам не с этой стороны.

Но было поздно.

Франсуаз сделала еще шаг и упала, распластавшись по земле. Я остановился перед ее телом, опустив руки и зная, что ничем не смогу ей помочь.


Серый туман начал подниматься из изумрудной травы. Он был таким вязким, что чувствовалось – дотронься до него рукой, и он прилипнет к пальцам.

Франсуаз попробовала встать на ноги.

Каждый мускул ее прекрасного тела напрягся. В глазах сверкнула яростная решимость.

– Что же ты не помогаешь своей шлюшке, эльф? – закричал Келес.

Ему хотелось, чтобы его голос звучал издевательски.

Парень мешал мне сосредоточиться, поэтому я врезал ему в челюсть. Очевидно, древняя магия Леса не давала защиты против не-ведьм.

Он кувыркнулся так весело, словно мы с ним репетировали этот номер, как минимум, месяц.

– Эй! – воскликнул он, приземлившись о корень дерева. – Дерись по-честному!

Что непорядочного было в прямом хуке, он так и не объяснил. Наверное, то, что ударили именно его.

В любом случае, Келес не вскочил на ноги и не попытался показать мне, как следует вести честный поединок. На всякий случай парень остался лежать.

Я ожидал, что товарищи придут на помощь своему заводиле. Но тут новое событие отвлекло их внимание – да они и сами не очень-то стремились в бой.

Три силуэта выступили из хлопьев тумана.

Их нечеткие очертания дрожали, как утренняя дымка. Я не мог понять, были ли то настоящие облачения, закрывавшие фигуры и лица троих неизвестных – или ядовитое марево, исходившее от земли, набросило им на плечи свою завесу.

– Вот они! – торжествующе закричал Келес – хотя позицию, в которой он в тот момент находился, никто не смог бы назвать победной. – Духи нашего Леса! Они защищают нас от ведьм и их мерзкого колдовства.

Франсуаз медленно поднялась на ноги. На лице красавицы играло бешенство.

– Вы сильно пожалеете об этом, все трое, – процедила она сквозь стиснутые зубы.

– Ведьма, – прошептали хранители леса. – Ведьма.

Было невозможно определить, кто из троих произнес эти слова; казалось, они говорили одновременно.

Франсуаз нанесла сокрушительный удар по одной из неясных фигур. Такой хук мог вышибить дух из крепкого бычка. Но рука девушки прошла сквозь туман, не причинив никакого вреда призрачной твари.

– Их нельзя убить, – засмеялся Келес. – Они всемогущи.

Вязкий туман стал подниматься все выше. Он обхватил руки девушки, обвился вокруг ее стройных обнаженных ног.

Франсуаз попыталась дернуться, но смертельные объятия марева крепко держали ее.

– Как мы поступим с ведьмой, братья мои? – спросил один из призраков.

– Распилим ее, распилим ее, – раздались голоса в ответ.

– Они всегда пилят, – радостно пояснил Келес. – Это он просто так их спросил, для порядка.

Сверкающая двуручная пила появилась в руках главного хранителя. Холодный свет луны играл на крупных зубцах.

Франсуаз дернулась еще раз; нити тумана дрогнули, но лишь затем, чтобы крепче впиться в руки и ноги девушки.

– Давайте перевернем ее, – провогласил главный хранитель. – Ибо люди пилят деревья стоящими; мы же поступаем с ними наоборот.

– Первые поселенцы не знали, что лес волшебный, – сказал Келес. – Они рубили золотых гигантов. Духи до сих пор этого не простили.

Призрак повел в воздухе рукой.

Нити тумана зашевелились, словно были живыми. Впрочем, кто знает? Они заставили Франсуаз опрокинуться на спину, и поддерживали ее тело в нескольких футах над землей.

– Кто будет пилить? – вопросил главный из духов.

– Я, – поспешно ответил один из его спутников.

– Ты пилил в прошлый раз, – возразил другой.

– Они постоянно… – начал молодой человек.

– Келес, – произнес я. – Разве я просил лекцию по истории?

Я подал ему ладонь; он встал, и я врезал ему снова. Это дало моему новому другу хороший стимул помолчать.

Духи не обернулись.

Сделав один шаг, я оказался рядом с ними. Мое тело прошло сквозь расплывчатые фигуры, и я оказался рядом с распростертой в воздухе демонессой.

Я взял ее за руку.

Призрачные тела хранителей содрогнулись, подхваченные ветром. Длинная пила рассыпалась на тысячи сверкающих осколков, которые растаяли в прохладной ночи.

– Мерзкая ведьма, – прошептал главных из духов. – Не дает распилить себя.

В то же мгновение с неба ударили молнии.

Они были яркими, как само воплощение света. Первая поразила Келеса; остальные обрушились на его товарищей.

Серый туман исчез; я помог Франсуаз встать на ноги.

Моя спутница осмотрела дорогу. Призраки исчезли, словно никогда и не существовали, иначе, чем в нашем воображении.

– Они мертвы? – спросила девушка, указывая на Келеса и его парней.

– Нет, – отвечал я. – Просто наказаны. За то, что посмели играть с древним колдовством.

Только сейчас я понял, что все еще держу Франсуаз в объятиях. Наши глаза встретились, и мы поспешно отстранились друг от друга.

– Это глупо, – пробормотал я. – Мы не должны шарахаться в стороны, как пара пятиклашек.

Франсуаз хмыкнула.

– Ты хочешь сказать, что мы уже давно стали любовниками, – сказала она. – Это так, но то, что случилось сейчас, было гораздо больше, чем секс…

Девушка встряхнула волосами.

– К гномам глупые мысли. Кстати, Майкл – а что здесь, собственно, произошло?

Я присел на толстый, выступающий из земли корень.

– Древнее колдовство. Его сила основана на разделении – отсюда и пила. А вовсе не потому, что первые поселенцы рубили здесь деревья.

Девушке не хватало места, и я подвинулся.

– Когда я взял тебя за руку, мы объединились. И это разрушило колдовство. Отсюда и чувство неловкости, которое мы испытали – и ты, и я не любим эмоциональное сближение.

Франсуаз присела рядом со мной.

– Гном побери, – пробормотала она. – Я ведь должна была вспомнить. Могла и сама справиться. Если бы сообразила сразу – пооткручивала бы им головы.

– Оставь, – отмахнулся я. – Нас обучали этому в Даркмуре, элитной школе для эльфов. Тебе-то откуда было знать.

– Тебя послушать, так я и читать не умею. Майкл, у меня ученая степень юриста.

Могу поклясться, что не смеялся.

Я даже не улыбнулся.

Девушка наградила меня бешеным взглядом.

– Хватит гоготать, Майкл. Что ты нашел в этом смешного?

Я оглядел ее с головы до ног – начиная от роскошных каштановых волос и заканчивая черными кожаными сапожками.

– Френки. Спроси у человека – как не может выглядеть доктор права, и он опишет тебя.

Демонесса окрысилась.

– К твоему сведению, я была лучшей в потоке. Каждый демон должен получить юридическую степень, прежде чем покинуть Преисподнюю. Как иначе заключать сделку на душу? Люди ведь так и норовят обмануть.

На красивом лице Франсуаз появилось гордое выражение.

– Мне все говорили, что в большом городе я смогу разботатеть, открыв практику. Но пока мне нравится здесь.

Девушка перевела взгляд на меня, и ее самодовольная улыбка исчезла.

– Когда мы вернемся в усадьбу, – сказала она. – Придется поучить тебя вежливости. Только срежу пару бамбуковых палок.

Эта тема могла получить весьма интересное продолжение, но шум шагов, раздавшийся на дороге, заставил нас обоих подняться на ноги.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное