Дарья Калинина.

Зонтик для дельфина

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Почему? – поинтересовалась Мариша. – Вы к нему тоже были привязаны?

– Да, в общем, да. Но главное, видите ли, в том, что Галя приехала в наш дельфинарий не в очень хорошем состоянии, – помявшись, сказала Антонина. – Некоторое время она была даже в карантине. Сначала мы решили, что ее состояние – это следствие переезда. Но время шло, а дельфин все еще не мог прийти в норму. И знаете, сколько я за ней ни наблюдала, я так и не поняла, чем она болела. Разумеется, ей сильно нездоровилось, это было видно и неспециалисту. Но даже с помощью анализов я не сумела точно диагностировать ее заболевание.

Некоторое время Антонина помолчала, а потом продолжила:

– Хотя мне сдается, что Лена понимала больше моего о том, чем вызвано такое состояние ее дельфина. Только держала она при этом язык за зубами. Поэтому мне пришлось ограничиться курсом поддерживающей терапии для Гали. Витамины, препараты, стимулирующие иммунные процессы. Ничего серьезного я так и не решилась прописать дельфину. К счастью, со временем она пошла на поправку сама. Но потом где-то через месяц ее прихватило снова. Правда, на этот раз она поправилась быстрей. Но что бы там ни говорила Лена о том, что раньше с Галей такого не случалось, я уверена, что это не так.

– Что вы говорите! – воскликнула Инна.

– Да, да, – покивала головой Антонина. – У Гали на коже были следы множественных инъекций. Просто так никто не станет колоть здоровое животное. Значит, Галя перенесла какое-то заболевание. И, возможно, не одно, и не один раз. И еще крохотный шрам под левым плавником. Я как-то спросила у Лены, что это за след.

– И что она ответила?

– Сказала, что там было небольшое уплотнение. Но дело не в этом.

– А в чем?

– Лена почему-то страшно смутилась, когда я спросила у нее о происхождении шрама у ее дельфина. И конечно – следы от инъекций. Лена не могла не знать, что ее дельфин в свое время много болел.

– Но почему же Лена не рассказала вам об этом?

– Возможно, она опасалась, что в этом случае больного дельфина не возьмут в труппу. Или я допускаю, что она и сама могла точно ничего не знать о прошлом Гали.

– Как это?

– Ну, достался ей больной дельфин, она принялась его выхаживать. Ну а прежний хозяин ей не рассказал при продаже, что дельфин болен. Вот, собственно говоря, и все. Простите, но у меня на сегодня много пациентов. В том числе и тяжелых.

– Спасибо вам большое, – поблагодарила ее Инна, верно поняв намек. – И можно задать вам последний вопрос?

– Задавайте, – кивнула Антонина, нетерпеливо посмотрев на часы.

– Вы были знакомы с охранником Толей? – спросила Инна.

– Надо же! – искренне удивилась Антонина. – Почему вы вдруг решили меня спросить именно об этом парне?

– А что, вы его совершенно не знали? – почуяв добычу, невинно спросила Инна.

– Знала, – кивнула Антонина. – А вам уже успели доложить? Ну, люди! Ладно уж, раз вы все равно знаете, то да, признаю, я была его подругой.

Мы с ним тесно общались в течение года. И это я пристроила его работать охранником. Честно говоря, не стоило мне этого делать. Ведь я видела, что парень он совершенно несерьезный. И в любую минуту может меня подвести. Но тогда я была в него влюблена и носилась с идеей, что из каждого человека может выйти толк. Но, честно говоря, если из дерьма и сделать розу, то пахнуть розой она все равно никогда не будет. Так и с Толей. После того как он вернулся из армии, он бездельничал целых два года. Его мать лечила у меня свою пуделиху. Я бывала у них в доме. И парень мне приглянулся. Семья у него совершенно безумная. Вечно гостит куча каких-то сомнительных родственников из провинции с самогоном. Живут родные Толи от зарплаты к зарплате и даже не делают попыток как-то улучшить свою жизнь. Ну я и подумала, что парня нужно выручать из этой атмосферы, пока он окончательно не увяз в ней.

– И выручили? – поинтересовалась Мариша.

– Взяла его к себе домой, одела, обула, оплатила ему курсы охранников, пристроила на работу, и за все мое добро он заплатил мне черной неблагодарностью. Завел себе роман с какой-то девчонкой. Дескать, она живет возле дельфинария. Ему от нее до работы добираться удобней, чем от меня. Я сама-то живу на проспекте Стачек. Добираться оттуда до дельфинария и в самом деле неудобно. Сначала на маршрутке, которые никогда не ходят или переполнены, потом почти сорок минут трястись на метро. Пересадки, шум, возня. Но возмутило меня даже не это. Ну, решил ты жить с другой, так и живи, бог с тобой. Но ведь Толик меня же еще и упрекнул при расставании.

– Ты не купила мне машину, так чего же теперь от меня хочешь? – ехидно поинтересовался парень у своей бывшей любовницы.

От негодования у Антонины даже в глазах потемнело.

– И откуда же мне было взять тебе денег на машину? – выдавила она из себя, обретя дар речи.

– А я не знаю! – нагло заявил ей Толик. – Ты же ездишь на машине! А я, по-твоему, должен по полтора часа только в один конец до работы тратить? Нет уж! Или ты мне даришь машину, или я ухожу жить к Олесе.

– Ну и катись! – разозлилась Антонина. – Я, между прочим, на свою «пятерку» почти два года копила! А ты все готовенькое получить хочешь! Мало я тебе хорошего сделала! Выходит, теперь я тебе еще и машину купить должна? Да что ты за мужик после этого, если даже на машину себе заработать не умеешь и у женщины ее клянчишь!

– Кто как умеет, тот так и живет, – цинично ответил ей Толик, который понял, что машина ему от Антонины не светит, и переехал жить к Олесе.

– И вы его простили? – поинтересовалась Инна.

– Да что там прощать! – воскликнула Антонина. – Испорченный парень оказался. Я даже на Олесю не злилась, что она у меня парня отбила. Только легкое злорадство испытывала. А к Толику вообще ничего, кроме отвращения, больше не питала. Когда сталкивались нос к носу, здоровалась. Но старалась видеться с ним поменьше. И уж конечно, ни в какие разговоры не вступала. Кстати говоря, он через некоторое время снова ко мне запросился. От Олеси-то ему до работы близко было, конечно. Только одного он не учел: денег она ему давать совсем не могла. Она же медсестрой работает, так что зарплата у нее чистые слезы. Самой бы к кому-нибудь пристроиться, а не то чтобы еще и мужика содержать.

– И вы его не приняли?

– Вот еще! – фыркнула Антонина. – Я после Толика сразу себе другого мужчину нашла. Совсем другого. И щедрый, и образованный, и поддержку от него можно получить, если понадобится, – и моральную, и финансовую. Так что к Толику я и не думала возвращаться. Он, когда это понял, разозлился. И заявил, что скоро он и сам сумеет себе заработать. И что я еще пожалею, что к нему не вернулась.

– А вы можете дать адрес родителей Толика? – спросила Инна.

– Конечно, – кивнула Антонина и полезла в большую замшевую сумку за записной книжкой.

Книжка, как и следовало ожидать, нашлась на самом дне. И пока Антонина ее искала, на столе выросла целая куча полезных вещей, появившихся из сумки Антонины. Тут были упаковки одноразовых шприцев, бинты, пластырь, женская косметика, ключи от машины на брелке, какие-то бумажки, рецепты, страховой полис, кошелек, зеркальце и еще много мелочей. Внимание подруг привлек к себе один конверт. Выглядел он таким свежим, словно попал в сумку совсем недавно. Почерк, которым был написан адрес, показался Марише знакомым. Поэтому, воспользовавшись тем, что Антонина окончательно зарылась в свою сумку, Мариша протянула руку и стащила письмо со стола.

Инна только рот открыла. Но в это время Антонина начала диктовать адрес и домашний телефон Толика. И Инна так ничего и не успела сказать. А потом Антонина быстро сгребла все свои вещи обратно в сумку и, не глядя, захлопнула ее. Затем она решительно поднялась и сказала:

– Все! Простите, но у меня прием!

Девушки быстро попрощались и покинули кабинет ветеринара.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Ты зачем стащила у нее конверт? – набросилась на Маришу Инна. – Это некрасиво, в конце-то концов!

– Ты ничего не понимаешь! – возмутилась в ответ Мариша. – Произошло убийство. А это письмо, – и она потрясла в воздухе конвертом, – от Ленки!

– Чего? – опешила Инна. – Она же убита!

– Ну, так и письмо она написала не сегодня, – ответила Мариша. – Судя по штемпелю, оно отправлено еще три дня назад. А сегодня только пришло к Антонине.

– И что ей пишет Ленка? – заинтересовалась Инна.

– Вот видишь! – торжествующе воскликнула Мариша. – Тебе уже интересно! А еще меня ругала за некрасивый поступок!

– Я же не знала, что письмо от Ленки, – отбивалась Инна. – А как ты сразу узнала, от кого оно? По почерку?

Мариша хмыкнула.

– Почерк и в самом деле знакомый, – ответила она. – Но знаешь, я Ленкин почерк уже бог знает сколько лет не видела. Так что главное – это обратный адрес. Его я хорошо запомнила, когда была у Ленки в гостях.

Инна подняла брови, демонстрируя некоторое недоумение.

– Не думала, что ты помнишь номер дома и квартиры всех своих знакомых, в том числе и этой Лены, – произнесла она.

– А как, по-твоему, я сегодня добралась к ней домой? По наитию?

– Ну, – замялась Инна. – Зрительная память у тебя и в самом деле хорошо развита. Могла дорогу и запомнить. Но чтобы номер дома и квартиры?

– Кстати, что ты думаешь по поводу того, что Ленка, оказывается, вовсе не была хозяйкой той квартиры, где она жила? – спросила Мариша.

– Не знаю, – пожала плечами Инна. – Тебе видней. Ты же говорила, что это та самая квартира, где жила Ленка, когда вы учились в школе.

– Бог с тобой! – воскликнула Мариша. – Ты же видела эти дома! Они все на одно лицо. И квартиры в них все одинаковые. А в школе я у Ленки дома была всего пару раз. Где уж тут запомнить номер ее квартиры.

– Тогда почему…

– Почему, почему! – разозлилась Мариша. – Ну перепутала! С кем не бывает? Ленка привела меня к себе в гости, ни словом не обмолвившись, что живет теперь в другой квартире. Я по сторонам огляделась, вроде бы комнаты те же самые. Мебель та же. Обои только другие. Ну и решила, что они просто ремонт сделали. А выходит, Ленка жила совсем в другой квартире. И она даже не была ее собственностью.

– А кто такая эта Аглая? – задумалась Инна. – Может быть, подруга Ленки? Часто люди снимают жилье у своих знакомых или даже дальней родни. Надо бы нам найти владелицу квартиры.

– Найдем, – успокоила ее Мариша. – Адрес знаем, так чего не найти. Но вообще мы не о том говорим. Тебе разве не интересно, что Ленка в своем посмертном письме пишет Антонине?

– Интересно, – закивала головой Инна. – Даже жутко.

– Так чего ты меня пытаешь?

– Что? Ничего я тебя не пытаю. Ладно, шут с ним, с адресом. Давай читать само письмо, – сказала Инна, от волнения переминаясь с ноги на ногу.

Девушки вскрыли еще не распечатанный конверт и, близко склонив головы, принялись читать. Письмо было довольно коротким.

«Дорогая Тоня, – писала Ленка, – может быть, когда ты получишь это письмо, тебе покажется странным, что я его написала. А может быть, и нет. Отправляю его на тот случай, если со мной действительно что-то случится. Не думай, что я сошла с ума. Может быть, мне все только кажется. Если так, то мы с тобой вместе посмеемся над моими опасениями. Но если дело обстоит так, как я думаю, то ты смеяться над этим письмом точно не станешь. Так вышло, что в Питере ты единственный человек, которому я могу целиком доверять. Ты хорошая женщина и понимаешь в животных. Поэтому я прошу тебя позаботиться о моей Гале. Сделай так, чтобы она попала в хорошие руки. То есть к человеку, которому ты полностью доверяешь и, главное, подчеркиваю, которого знаешь не первый год. Очень тебя прошу, не продавай ее малознакомым людям, какими бы симпатичными они тебе ни показались и каким бы заманчивыми ни выглядели их предложения. Надеюсь, ты не откажешь мне в моей последней просьбе. Лена».

Прочитав письмо, подруги переглянулись.

– Очень интересно, – протянула Инна. – Выходит, Ленка предчувствовала, что с ней случится. И даже попыталась позаботиться о своем дельфине.

– Но, видимо, она не рассчитывала, что дельфина похитят, – сказала Мариша. – Как думаешь, а почему Антонина не рассказала нам об этом письме?

– Она могла и не понять, что оно от Ленки, – ответила Инна. – Если ты помнишь, оно было не распечатано.

– Да, точно, – ответила Мариша. – Отдадим его Антонине?

– Зачем? – пожала плечами Инна. – В письме Ленка просит Антонину позаботиться о ее дельфине. Но дельфина уже похитили. Так что просьба неосуществима.

– Ну и куда сейчас в таком случае?

– Давай сначала наведаемся к родственникам Толика, – предложила Инна. – А потом вернемся в дельфинарий. Наверное, милиция уже оттуда ушла. А мне бы хотелось побеседовать там еще кое с кем.

Мариша ничего против предложенного плана не имела. Свободного времени у нее был целый вагон и маленькая тележка. Любимый муж, как всегда, порхал где-то в небе. На этот раз между Казахстаном и Питером. Он был капитаном воздушного лайнера, свою работу любил и, несмотря на все просьбы Мариши побольше времени уделять не своим самолетам, а ей лично, продолжал жить так, как считал нужным. Через год после замужества Мариша откровенно заскучала. И если бы не ее способность влипать в истории, случающиеся в ее жизни или жизни ее знакомых, их брак давно бы распался. А так все были довольны. Смайл улетал в рейс, а Мариша впутывалась в очередное приключение.

У Инны, несмотря на то что ее муж с завидной регулярностью являлся вечером домой и к тому же имелся ребенок, свободного времени также было предостаточно. Все заботы по хозяйству взяла на себя няня Степки Анна Семеновна. Сначала Инна пыталась нанять ей в помощь кухарку и горничную, но все приглашенные в дом девушки и женщины встречали самую жесткую критику няни и бесславно изгонялись из дома.

– Сплошные неряхи и воровки! – ворчала Анна Семеновна. – Где вы их, Инна, только умудряетесь находить? Ведь должны быть порядочные женщины, которые не мечтают увести хозяйского мужа, не тянут, что плохо лежит, и убирают хотя бы раз в неделю пыль под кроватями. Но в ваш дом такие и не заглядывают!

Наконец после десяти с лишним попыток до Инны дошло, что Анна Семеновна просто не хочет никаких помощников. Она желает иметь хозяйскую семью в своем полном распоряжении и никаких соперниц не потерпит. Анна Семеновна была одинокой женщиной, всю свою жизнь проработавшей в детском доме и так и не пожелавшей создать свою собственную семью. «Мои воспитанники и есть моя семья», – говорила она. Итог такой самоотверженности был печальным. В середине девяностых детский дом, где работала Анна Семеновна, закрыли, а ее отправили на пенсию. Сначала Анна Семеновна расстроилась, она очень скучала по своим питомцам. Потом решила, что не грех на старости лет и отдохнуть немного. А потом затосковала в четырех стенах до такой степени, что заболела.

Пока она валялась в кровати и глотала таблетки, которые ей не помогали, в руки пожилой женщине попалась газета с объявлениями. Среди многочисленных «куплю» и «продам» Анна Семеновна увидела объявление о том, что маленькой девочке требуется няня. Так Анна Семеновна переквалифицировалась в частную няню. Девочку тоже звали Аней. И платили ее родители частной няне совсем неплохо. Потом Анечка выросла, и няня ей больше не потребовалась. Пришлось Анне Семеновне искать новое место. На этот раз она обратилась в солидное агентство, которое и подыскало ей дом Бритого, где как раз сходила с ума среди подгузников, рожков и ползунков бедная Инна.

Для всех появление в доме Анны Семеновны было равносильно чуду. Инна поняла, что ее поездка на казенном транспорте в сумасшедший дом откладывается на неопределенное время. Бритый смог спать, не накрываясь тремя подушками и не затыкая уши ватой. А маленький Степка из крикливого и тощего ребенка превратился в весело гукающего розового малыша, а потом и бойко топающего по квартире проказника. Теперь это был вполне самостоятельный мальчик, воспитанный и даже временами слушающийся маму. Но тем не менее все серьезные мероприятия, как-то: еда и принятие ванны – он по-прежнему предпочитал проводить в обществе няни, а вовсе не Инны. Таким образом, Инна могла вести практически тот же образ жизни, который вела до появления у них в семье маленького ребенка. То есть шляться по магазинам, встречаться с подругами и влипать в неприятности.

– И угораздило меня поддаться на твои уговоры и потащить Степку сегодня в дельфинарий, – с досадой произнесла Инна, когда они с Маришей уже почти доехали до места. – Знала же, что стоит тебе куда-то поехать, жди кошмарной истории.

Мариша миролюбиво покосилась на Инну и заметила ей в ответ:

– Ты, милая моя, просто голодная, вот и ворчишь. Диета, на которую ты села вместе со мной, плохо сказывается на твоем характере. А в истории ты влипаешь ничуть не реже меня. Так что ты напраслину на меня не гони.

Инна надулась. Но что возразить подруге, не нашлась. Оба заявления Мариши были более чем справедливы. Осознав этот факт, Инна перестала дуться на подругу и сказала:

– Ладно, ты победила, давай сначала перекусим в кафе, а потом пойдем общаться с родными Толика.

– Заметь, это не я предложила! – радостно воскликнула Мариша. – Значит, с нашей яблочно-кефирной диетой покончено?

– Будем считать, что мы ее отложили до окончания расследования, – ответила Инна, чувствуя, как при мысли о сочном, в меру поджаренном куске свежей вырезки с острым соусом и с ожерельем из ломтиков свежих красных помидоров у нее во рту скапливается слюна, а в голове появляются дельные мысли.

Мариша больше ничего не стала говорить. Но так резко вывернула руль, уйдя прямо из второй полосы под носом у обалдевшего водителя маршрутки к тротуару, где на доме висела вывеска кафе-ресторана «Звезда шерифа», что все стало ясно и без слов. В зад «Газели» немедленно уперлась белая «девятка», водитель которой тоже не привык, чтобы парковались прямо с середины дороги. «Газель» и «девятку» разделяло расстояние не толще конского волоска. Не обратив внимания на проклятия, которые неслись им вслед, подруги быстро выскочили из машины и юркнули в ресторан. На их счастье, тут было несколько свободных столиков. И не успели они плюхнуться за один из них, как к девушкам тут же подскочил официант.

– Добрый день, вот меню, – сообщил он, пытаясь вручить девушкам две папки.

– Не надо, – махнула рукой Мариша. – Дайте мяса.

– Мяса? – слегка опешил официант. – Какого мяса?

– Только не говорите мне, что у вас вегетарианская кухня, – умоляюще закатила глаза Мариша. – Я просто умру.

– Да, мяса, – замямлил официант. – Конечно. У нас большой выбор.

– Вот и тащите! – распорядилась Мариша.

– Но какого? – жалобно простонал парень. – Хотя бы назовите сорт. Телятина, свинина, баранина?

– Мне жареный свиной эскалоп с картошкой фри и свежими овощами! – выпалила Мариша. – И моей подруге то же самое. И уберите ваше меню. Не хочу я его смотреть. Мы с подругой вообще сидим на диете! Так что не искушайте!

– Ну да, конечно, – покорно согласился с ней совсем обалдевший официант. – А пить вы будете?

– Молодой человек! – возмутилась Мариша. – Почему же мы не будем пить? Вы что, считаете, если девушка сидит на диете, то ей уже и пить нельзя? Несите мне сок.

– А мне вина, – пискнула Инна. – Красного. И захватите бокал побольше.

Официант кротко кивнул и помчался выполнять заказ. Неизвестно, что он сказал поварам, но мясо подругам приготовили молниеносно. Не успели они еще и глазом моргнуть, как перед ними дымилась и источала аромат замечательная еда.

– Да! – удовлетворенно выдохнула Мариша, запуская нож и вилку в свой кусок. – Это тебе не морковка с вареной капустой.

Инна ничего не ответила. Ей было некогда. Она в упоении жевала. Не успели подруги оглянуться, как с их едой было покончено. В некотором недоумении Мариша сначала посмотрела в свою тарелку, потом перевела взгляд на тарелку Инны, которая совершенно не нуждалась в мытье, так старательно подруга подобрала с нее последние крошки и капли подливки.

– Неужели уже все кончилось? – расстроилась Мариша.

– Можно заказать еще, – предложила Инна, жадно дожевывая корочку белого хлебца.

Мариша мысленно подсчитала, сколько же калорий они с Инной сожрали всего за несколько минут на двоих, и содрогнулась.

– Нет уж! – решительно сказала она. – Пора и за дело!

Пока Инна допивала вино, Мариша позвала официанта и расплатилась, оставив щедрые чаевые и не поскупившись на лестный отзыв о самом ресторане и обслуживании. Мариша, только что слопавшая большую тарелку вкусной еды, кардинально отличалась от Мариши голодной. Оставив официанта в полном недоумении, подруги вышли на улицу и сыто зажмурились. Весеннее солнышко пригревало.

– Сейчас бы подремать чуток, – лениво пробормотала Инна.

– Вот найдем убийцу Ленки и ее дельфина, тогда и выспимся, – ответила Мариша.

Инна только вздохнула. Стряхнув с себя сытое оцепенение, подруги направились через дорогу, где и находился дом, в котором жили родные Толи. Это была типичная «хрущевка» с грязным, давно не метенным подъездом и лестницей, которая уже и забыла, когда по ней в последний раз елозили влажной тряпкой. Поднявшись на третий этаж, подруги позвонили в нужную им квартиру.

– Хто там? – спросил зычный женский голос.

– Мы бы хотели поговорить с Толей, – сказала Мариша. – Он дома?

– Нет ево! – радостно сообщили им, и дверь распахнулась.

На пороге стояла упитанная краснощекая бабенка лет сорока – сорока пяти. Более чем пышный бюст дамы был затянут в слишком тесный для него лифчик и выпирал из него, словно перебродившее тесто из кастрюли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное