Дарья Калинина.

Золото фамильного склепа

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

Вчера, когда Лилька входила в дом, машины во дворе не было. Это она сейчас точно вспомнила. Вчера, проходя мимо пустующего места под старым кленом, она еще подумала, что ей придется подождать Юру.

А сейчас Лильку словно окатило ледяной водой. Вся ярость испарилась. И Лилька молча уставилась на стоящую перед ней машину. Может быть, оптический обман зрения? Лилька протянула руку и потрогала прохладный бок машины. Нет, никакого обмана зрения. Машина стоит, а вот ее хозяина нет.

– И что же это получается? – пробормотала Лилька. – Юра… то есть Сеня, приезжал ночью, но наверх к себе не поднялся? Или все же поднялся, заметил меня в квартире и смылся, опасаясь скандала? Нет, чушь какая-то! Откуда он мог знать, что я приехала на разборки? И потом, я ведь глаз не сомкнула, дожидаясь, когда он явится. Я бы услышала, если бы он приходил!

Некоторое время Лилька еще таращилась на машину. А потом помчалась обратно. Наверх. К квартире Семена Семеновича. Ее преследовала мысль, что неверный жених каким-то образом просочился мимо нее и сейчас заперся у себя в гнездышке. Нет, в квартире у Семена Семеновича было пусто и тихо. Лилька обежала ее всю и убедилась, что хозяин домой не возвращался.

– Так куда же он делся, если его машина стоит у подъезда? Пошел ночевать к кому-то из соседей?

Это было глупо. Так ничего и не поняв, Лилька повернулась назад и поплелась к дверям. Но там ее уже поджидал неприятный сюрприз в лице двух крепких молодых людей в милицейской форме, которые стояли в дверях и вопросительно смотрели на Лильку.

– Ваши документы? – наконец произнес один из них.

А второй добавил:

– И сразу же объясните, по какому праву вы находитесь в этой квартире?

Разумеется, Лилька предъявила свои документы. Но ее рассказ о том, что она приехала в гости к своему жениху, вызвал лишь скептические улыбки на лицах милиционеров.

– Нам точно известно, что в этой квартире проживает уважаемый человек, счастливый супруг и отец троих детей. Никаких холостых мужчин в этой квартире не проживало уже много лет.

Старухи растрепали! И ментов они вызвали! Эта мысль промелькнула в голове у Лильки. И, выходя из квартиры в сопровождении двух милиционеров, она убедилась, что была права. Ехидные бабульки высунулись из своей квартиры и провожали ее торжествующими взглядами. Еще бы! Они проявили бдительность! Задержали мошенницу, воровку или даже еще чего похуже. И теперь их так и распирало от гордости и желания поскорей поделиться ошеломительной новостью с остальными обитателями дома.

Глава 3

О том, что ей собираются предъявить обвинение в убийстве злополучного Семена Семеновича, перепуганная Лилька узнала уже в отделении. Оказалось, что в квартире пропавшего директора магазина обнаружены следы крови, которые Лилька вчера в темноте и не заметила. А не заметив, дотронулась до влажных пятен, испачкав в крови одежду и руки.

Такие же следы крови были обнаружены в машине Семена Семеновича, которая стояла у него под окнами без всякой сигнализации и не запертая.

В машине тоже было достаточно Лилькиных отпечатков. Да и как им там не быть, если Лилька каждый вечер встречалась с Семеном Семеновичем (он же холостой жених Юра) и каталась с ним по городу на его «Мерседесе».

Откуда взялась у дома пропавшего директора магазина его машина, у следователя было самое четкое представление. Лилька ночью вывезла труп умерщвленного ею жениха, а потом вернула машину и сама вернулась в квартиру любовника.

– Зачем? – только и смогла вымолвить Лилька. – Зачем мне было туда возвращаться?

– Преступников всегда тянет на место преступления, – невозмутимо ответствовал следователь. – И кроме того… в квартире было чем поживиться.

Одним словом, следователь принял Лильку за убийцу, мародерку и крайне асоциальную личность. Одного Лилька не могла взять в толк, почему следствие так резко, с места и в карьер, приняло версию о смерти Семена Семеновича?

– Разве он не мог просто куда-то уехать? – задала она следователю вопрос.

– Вам лучше знать!

– Я не знаю, я всего лишь предполагаю, что он мог уехать к жене и детям, на дачу, к друзьям. Да мало ли куда еще! Сейчас же лето!

Но Лилька и сама понимала, что ее предположения звучат как-то глупо. Куда бы отправился этот Семен Семенович без вещей, машины и водительских прав? А права обнаружились в бардачке самой машины. Что вызвало новый прилив энтузиазма у Лилькиного следователя. Он явно нацелился раскрутить это дело, как говорится, по горячим следам. Тем более что и подозреваемая у него уже имелась.

Дело было за малым – найти труп пропавшего директора магазина и… И дело можно было считать раскрытым.

– Убийство из ревности! – потирая руки и поглядывая на Лильку, бормотал следователь. – Широко распространенное явление.

– Я не убивала!

– Все так говорят, красавица.

– Но я правда не убивала!

– И это я уже слышал. Как говорил Станиславский: «Не верю!»

Лилька заходилась от бессильной злости и скрежетала зубами. А следователь улыбался, очень довольный ходом дела. Он явно уже предвкушал грядущие лавры за раскрытие преступления.

Следователь Горшков становился героем. Его начальство в лице полковника Измаилова воспылало рвением сделать их отделение примерно-показательным. Это намерение было тоже не бескорыстным, а являлось следствием проводимого по городу соревнования между районными отделениями.

Победитель получал денежный приз, всеобщее признание и две недели внеочередного оплачиваемого отпуска для сотрудников. В разгар лета все сотрудники, и Горшков в том числе, рвались в лидеры из последних сил. И вот теперь у Горшкова все должно получиться! Он вычислил убийцу!

В эту версию Горшков поверил и сам. Да так основательно, что отпускать Лильку не собирался, несмотря на появление в отделении ее отца, вызванного им адвоката и двух подруг подозреваемой, которые клялись и божились, что Лилька никогда бы не стала убивать Семена Семеновича, поскольку его вина перед ней была не так уж велика.

– Они еще не успели стать любовниками! – твердила одна из девиц – высокая и рыжая. – Понимаете? Лильке не за что было ненавидеть Семена Семеновича.

– Моя дочь всегда имела твердые моральные принципы! Я сам их ей внушал! С детства!

– Лилька не стала бы никого убивать, – печалилась вторая подружка – пухленькая и беленькая.

– Вы прекрасно понимаете, что вам нечего предъявить моей клиентке, – талдычил адвокат. – Незаконное проникновение в чужую квартиру – это не повод для задержания. Ведь никакого взлома не было. Дверь квартиры была открыта. Любой мог зайти, чтобы проверить, все ли там в порядке.

Вся эта компания ужасно надоела Горшкову. А между тем время шло. Труп пропавшего директора не находился, несмотря на то что люди Горшкова с собаками прочесали весь лесопарк от его северной границы до южной и обратно. Вскоре нужно было предъявлять задержанной обвинение или отпускать ее домой.

– А как его предъявишь, – бормотал Горшков, отлучаясь покурить из своего кабинета в курилку, – если трупа нету и в помине?

Как говорится, нету тела – нету дела. Эту простую рифму Горшков выучил чуть ли не с пеленок. И отлично понимал, что вскоре ему придется расстаться с подозреваемой, а вместе с ней расстаться и с мечтой о внеочередном отпуске. Думать так было горько. Невыносимо горько. Но Горшков по жизни был оптимистом. И не терял веры в то, что все еще может образоваться.

– Пусть у нас пока что трупа и нет, но где-то он есть. Это факт. И значит, рано или поздно его могут найти. А поэтому девчонку хоть и отпускаем, но глаз с нее не сводим. И продолжаем искать в ее направлении. Опросим соседей, поговорим с другими жильцами дома. Может быть, кто-то что-то и видел. Просто надо этого человека найти и допросить.


Таким образом, к утру следующего дня Лилька была отпущена на свободу. Ее встречал отец, адвокат и Кира с Лесей, которые чувствовали себя причастными к ее беде и ни за что не хотели оставить Лильку наедине с ее проблемами. И хотя все они торжествовали, что подруга оказалась на свободе, но в душе всех точил один и тот же червячок.

И Лилька первой озвучила эту мысль:

– Они меня отпустили, но зуб даю, они с меня не слезут. Будут искать Сеню. И как только найдут труп или свидетелей, которые подтвердят, что этот труп был, меня снова сцапают. И вряд ли я отделаюсь всего сутками задержания.

Лилька была права. И все снова приуныли. А потом Леся сказала:

– Что же, в таком случае нам тоже надо искать.

– Кого искать?

– Ну, этого Семена – пропавшего директора магазина.

– А где его искать?

– Не знаю.

– Вот именно, – тяжко вздохнула Лилька. – И никто не знает!

Но Леся не унималась.

– Это пока мы не знаем, где искать твоего бывшего жениха, – произнесла она. – Но если мы постараемся, то узнаем. Человек он заметный.

– Шутка ли! Директор магазина.

– Вот и побываем у него в магазине. Узнаем там, что и как. Поговорим со знакомыми, с которыми Семен Семенович чаще всего общался. Что-нибудь от них да и узнаем.

– А если его в самом деле убили, как вбил себе в голову Горшков, то мы запросто можем узнать, кто твоего Семена убил! – подхватила Кира. – Кто и за что!

– Так уж и запросто!

– Да. У нас все получится. Потому что… Потому что ты, Лилька, этого не делала! И значит, правда на нашей стороне, а не на стороне Горшкова.

Лилька хотела что-то возразить. Но быстро передумала и молча кивнула.

– Похоже, у меня просто нет другого выхода.

Кира с Лесей переглянулись. И Кира воскликнула:

– Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!

А Леся прибавила:

– И с чего начнем?


Начать решили с самого простого – с посещения ювелирного магазина, которым заведовал пропавший Семен Семенович.

– Может быть, у них там недостача какая. Или другое происшествие, – размышляла Кира. – Тогда исчезновение директора очень даже легко объяснимо.

Но оказалось, что в ювелирном магазине «Золотая цепь» нет ни малейшего намека на неприятности. Сплошная тишь и благодать. Вдоль до блеска начищенных прилавков стояли вымуштрованные продавщицы в безукоризненных белых блузках с завязанными пышными темно-зелеными бантами у горла. И в юбках такого же цвета.

Вообще, все в этом магазине было очень стильно и гармонично. Одежда продавщиц сочеталась с зеленым бархатом портьер на окнах и зеленым же бархатом прилавков.

– Вы хотели что-нибудь особенное? – обратилась одна из продавщиц к Кире, которая первой подошла к витринам.

– М-да, – пробормотала Кира. – Особенное. Подарок.

– Для мужчины, для женщины?

– Для мужчины.

– Для отца, мужа, любовника?

Последнее слово было произнесено нежно и многозначительно. Видимо, любовники тут ценились.

– М-м-м… Для мужа.

Никакого мужа у Киры пока что не было. Но с другой стороны, что могло помешать ему в скором времени появиться? А у Киры уже и подарок для него будет готов. Как говорится, готовь сани летом. И Кира решительно кивнула:

– Да, для мужа.

Продавщица слегка поскучнела и направилась куда-то в сторону.

– Для любимого мужа, – утешила ее Кира вдогонку.

Продавщица снова повеселела и направилась уже в другую сторону.

– Какое золото предпочитаете? Белое, красное или зеленое?

– Простое желтое золото.

– Очень хорошо. Вот тут, пожалуйста! – прощебетала продавщица. – Перстни, кольца, зажимы для галстуков, запонки. А цепи и браслеты у нас в другой секции.

Кира сделала вид, что разглядывает изделия. В принципе, выбор был неплох. И цены в пределах разумного. Однако все эти изделия были, как бы сказать, невысокого качества. Обычная машинная штамповка. Может быть, с брильянтами вещи будут поинтересней?

Они оказались интересней. Но и цены тут кусались, уже не две или три тысячи за колечко. А двадцать или тридцать. Однако Кира мужественно изучила весь ассортимент товаров. Больше всего ей приглянулся перстень, где вместо камня был вставлен настоящий природный самородок. Оправа была сделана из белого золота. И ярко-желтый самородок неправильной формы контрастировал с ней.

– Очень красиво, – одобрила Кира.

– Берите, не пожалеете, – оживилась продавщица. – Уникальная вещь. Ведь второго такого кусочка самородного золота вы уже никогда и нигде не найдете.

Продавщица была права. Вот только цена на самородки была слишком высока.

– А как же вы хотели? Фирме-производителю чудом удалось получить лицензию на изготовление и продажу таких изделий. Она – единственная в городе. Выпускает изделия очень ограниченным тиражом. И вообще, все это может быть в любую минуту прикрыто.

– Почему?

– Обычно государство не одобряет никакой самодеятельности в золотопромышленной отрасли. В том числе и самородков на производстве. Ведь в промышленном производстве их состав и качество практически невозможно контролировать. У каждого самородка свой состав, который отличается от состава своего «собрата». Для каждого своей пробы не подберешь. Да и слишком дорого проверять каждый.

– Значит, в этих самородках может быть девяносто девять процентов золота, а может быть и меньше десяти?

– Ну, золотом такого низкого качества мы не торгуем. Но разброс от пятидесяти до семидесяти процентов вполне возможен.

Так, перстень с самородками пока что отложим. Кира любила четко представлять себе, что покупает. А тут полная неразбериха. И все же до чего привлекательно выглядят эти самородные кусочки золота! Правильно сказала продавщица, в каждом из них своя история. И во всех есть что-то дикое, первобытное и потому безумно сексуальное и притягательное. Такое золото носили в те времена, когда толком еще не умели его обрабатывать. И люди тогда не стеснялись своих природных инстинктов. Хотели любить, хватали первую же приглянувшуюся им самку, отбивали ее у других самцов. И ожерелье из кусочков необработанного золота позвякивало на могучей груди в такт мощным движениям торса победившего самца.

– Вам нравится?

– Очень, – выдохнула Кира.

Возможно, она все-таки купила бы приглянувшиеся ей самородки. Пусть и не перстень для будущего мужа, а серьги для самой себя, или колечко, или вон ту подвеску. Возможно. Но внезапно Кира ощутила, как ее кто-то трогает за руку.

– Не увлекайся, – многозначительно пробормотала Леся. – Помни, зачем мы сюда пришли!

– Да, – спохватилась Кира.

И, посмотрев на продавщицу, спросила:

– Скажите, а Семен Семенович на месте?

Продавщица слегка смутилась.

– Директор слегка приболел, – пробормотала она. – Сейчас его нет. Если он вам нужен, зайдите на днях.

– Приболел? Это он сам вам так сказал?

Глаза у продавщицы забегали. Врать ей не хотелось, но и правды она сказать тоже не могла. Ясно. Ей было велено молчать о том, что директор пропал. Но жажда посплетничать у каждого человека буквально в крови. До поры до времени она спит, словно вирус. Но стоит дать толчок, как эта жажда вырывается из-под контроля. И все! Пиши пропало.

– А зачем вам нужен наш Семен Семенович? – осторожно спросила продавщица, глядя на Киру с таким любопытством, что той сразу же стало ясно, вирус вот-вот может активизироваться.

– Понимаете, он обещал вон той девушке, что женится на ней. Уже и день свадьбы назначили. И вдруг взял и исчез.

Глаза продавщицы изумленно округлились.

– Вообще-то, – наклонившись к Кире, жарко зашептала она, – наш Семен Семенович давно и прочно женат.

– Ну да?! И вы знаете его жену?

– Несколько раз она появлялась у нас.

– Красивая?!

Это не удержалась от вопроса Лилька. Глаза девушки светились неугасимой ревностью. Кира только досадливо цыкнула на подружку. Нашла кого ревновать! Да этот Сеня небось при всяком удобном случае бросался на каждую юбку.

– Не знаю, я ее лично никогда не видела, – уклончиво ответила продавщица и оценивающе посмотрела на Лильку. – А вы в самом деле собирались за Семена Семеновича замуж?

– Собиралась.

– Хм…

– Собиралась, да не собралась. А теперь он и вовсе пропал.

Глаза продавщицы снова блеснули.

– Вы уже знаете? Да? Вы уже знаете, что он пропал?

– Знаем.

Продавщица сделала знак, чтобы девушки подошли к ней поближе. И, делая вид, будто бы что-то показывает им, начала рассказывать:

– Нам просто не разрешают говорить, что директор пропал. Ну, чтобы паники не было. И вообще, может быть, он вот-вот появится.

– Вы так думаете?

– Всего-то один день прошел. Ну что могло случиться? Взрослый самостоятельный человек. С чего вдруг такая суета вокруг его исчезновения? Милиция к нам в магазин приезжала. С Гулей нашей уединились у нее в кабинете и спрашивали, что да где. Куда, мол, директор делся? А она откуда знает? Семен Семенович перед ней не отчитывался.

– А кто это Гуля?

– Гуля? Это наш старший менеджер. В отсутствие директора она у нас за главную. Вообще-то ее не Гуля зовут, а Гульнара Ахматовна…

– И что ваша Гуля сказала милиции?

– Ну что она могла им сказать? Наверное, загулял где-то наш директор. Еще слишком мало времени, чтобы делать какие-то выводы. И вообще, на мой взгляд, трепыхаться нечего.

Лилька считала иначе. Но ведь это она провела почти сутки за решеткой, а не продавщица. А та продолжала болтать:

– Потом милиция в зал вышла. С продавщицами начали разговаривать.

– О чем?

– Да все о том же. Не замечал ли кто за директором странностей в последнее время? Не опасался ли он кого? Не было ли у директора проблем, о которых бы он проговорился кому-то из персонала. Ну, знаете, как это бывает. Кто-то из девочек мог услышать что-то такое случайно. А потом припомнить.

– И что? Припомнили?

– Не-а. Все дружненько так ответили, что у Семена Семеновича был полный порядок по всем направлениям. И в семье все складно. И на работе. И вообще. Так что ментам у нас ничего не обломилось. Уехали не солоно хлебавши.

– А что было потом?

– Когда милиция уехала, Гуля вышла в зал, собрала нас всех и велела держать язык на замке. Мол, толком еще ничего не известно. А паника поднимется, нам же отвечать придется.

– Перед кем отвечать?

– Да перед Семеном Семеновичем. Вдруг загулял мужчина. Бывает же такое!

Бывать-то бывает, но вот только настораживали кровавые пятна у него в квартире и в машине.

– А какие у него в семье отношения были?

Этот вопрос снова задала Лилька, никак не желающая угомониться.

– Любил он свою жену?

– Любил, наверное. Да и чего ее не любить? Она у него покладистая.

– Покладистая?

– А вы как думали? Семен Семенович у нас известный ходок! А жена дома сидела в обществе свекрови, трех детей растила. Не очень-то веселая жизнь.

– Директор всегда до самого закрытия в магазине находился?

– Конечно! Лично все опечатывал, закрывал и сдавал ночному сторожу магазин. А после этого сразу же на свидание отправлялся с очередной пассией. Бывало, они его уже и в магазине дожидались. Домой раньше одиннадцати вечера не появлялся.

– А открывал магазин тоже он?

– Да.

– И в тот последний день?

– Конечно.

– А когда Семен Семенович пропал, кто же магазин открыл?

– Гуле пришлось. У нее запасной комплект ключей имеется на всякий пожарный случай.

Одним словом, тайна исчезновения Семена Семеновича так и оставалась окутанной туманом.

– Ой! – внезапно вздрогнула продавщица. – Гуля вышла!

Подруги подняли головы и увидели, что в зале появилась высокая темноволосая женщина лет сорока – сорока пяти. Ее стройная фигура была затянута в пиджак того же темно-зеленого цвета, что и у продавщиц. Это была форма, но начальственный вариант.

– Красивая, – заметила Кира. – А у нее с директором тоже что-то было?

– Не-ет, – протянула продавщица. – Не думаю.

– Почему? Он – бабник. Она – красавица.

– Именно потому, что он бабник. Гуля и ее семья откуда-то с Кавказа к нам приехали. Мусульмане они. И нравы у них в семье очень строгие. Гуля ни за что не стала бы встречаться с мужчиной просто так, развлечения ради.

– А как бы стала?

– Если бы замуж ее позвал. Пусть и второй, и третьей женой. Но замуж. Так сказать, официально. Через мечеть или как у них там такие дела делаются.

Кира внимательнее присмотрелась к Гуле. Выглядела женщина очень эффектно. Многие южные женщины стареют раньше времени. Но это скорей из-за отсутствия желания или времени позаботиться о себе. Или в связи с невозможностью это сделать. А Гуля зарабатывала прилично. И могла тратить на себя ровно столько денег, сколько ей было нужно для поддержания красоты и молодости.

– А она замужем?

– Нет.

– Странно. Такая красивая видная женщина, и не замужем. Почему?

Продавщица снова склонилась к прилавку и жарко зашептала:

– Говорят, что был у нашей Гули в молодости жених. Любила она его, страшное дело. А он…

Девушка не договорила и замолчала. А подруги наперебой начали строить догадки:

– Умер?

– Изменил?

– Женился на другой?

– Нет же! – поморщилась продавщица с досадой. – Дайте вы договорить! Не умер он и не изменил ей.

– А что же?

– Он… Тут другое. Он в тюрьму попал!

– Ой!

– Да! – азартно блеснув глазами, кивнула продавщица. – Да еще по какой-то серьезной статье! На двадцать лет угодил. Родители Гуле сразу сказали, забудь про него. И других женихов ей приводить принялись.

– И что?

– Так до сих пор и водят, – хмыкнула продавщица. – Гуля у нас разборчивая. У одного ноги кривые, говорит, у другого рост маленький. Третий зарабатывает мало. Четвертый слишком воображает о себе много. Пятый… Одним словом, недостатки у каждого человека имеются. А Гуля идеал хочет.

В это время Кира краем глаза увидела, что к ним приближается сама Гуля. Так и есть! Сюда идет!

– Татьяна!

– Да, Гульнара Ахматовна?! – встрепенулась продавщица.

– Ты чем-то занята?

– У меня покупатели. Я их обслуживаю.

Гульнара Ахматовна кивнула, показывая, что одобряет. Но далеко отходить не стала. В таких условиях продолжать занимательный разговор было решительно невозможно. И подруги быстренько смотались, сопровождаемые проницательным и недоверчивым взглядом начальницы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное