Дарья Калинина.

В погоне за бурным сексом

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ах! И ты молчала!

– Я забыла.

– Такие вещи нельзя забывать! Не сказать лучшей подруге о начавшейся распродаже! – убивалась Кира. – Я тебе этого не прощу!

– Кира, я собиралась, честное слово!

– Не верю!

– Кира! Не злись! Тебе нравятся эти тапочки, которые на тебе?

– Шутишь? Да они просто чудо! Мягкие, ходишь, словно босиком. Ноге приятно. И вид прикольный.

– Бери их себе! Дарю.

Некоторое время Кира молчала, осмысливая размер щедрости подруги. Но потом на ее лицо вновь набежала туча.

– Ага, мне даришь одну пару. А сама сколько купила?

Леся попыталась спрятать глаза, но получилось только хуже.

– Сколько? – допытывалась у нее Кира. – Пять пар? Нет? Больше? Шесть? Тоже нет? Семь? Нет?! Леся, ты меня убиваешь! Неужели десять?

– Двенадцать, – прошептала Леся, чувствуя себя последней негодяйкой.

Кира замолчала, не в силах осмыслить силу нанесенного подругой предательского удара. Этим молчанием воспользовался эксперт. Он уже некоторое время тщетно вслушивался в разговор двух подруг. Но затем, отчаявшись уловить в нем хоть какой-то смысл для расследования, перебил:

– Дорогие девушки, вам интересно выслушать меня насчет преступника или вы продолжите обсуждать проблему с обувью?

– Конечно, нам интересно вас слушать!

– Так вот, злоумышленник долго отирался возле дома. Должно быть, ждал, когда пострадавший уснет.

– Или просто подслушивал.

– Возможно, – согласился эксперт. – Но, так или иначе, он провел около дома около часа. Думаю, есть шанс, что его могли увидеть и запомнить.

Этот вывод заставил ментов двинуться в сторону конюшни, разбудить тамошнего сторожа, который дремал в обнимку с пустой винной бутылкой, и растрясти того.

– Какая баба? – щуря осоловевшие со сна глаза, бормотал пожилой дядька. – Не было тут никакой бабы. Аньку звал, Верку звал, Ленке, хотя она и шалава, тоже позвонил. Так все словно сговорились. Дружно так выступили. Не можем, критические дни. Вот стервы! Никакой любви от них не дождешься. Пришлось вот бутылку взять. Не одному же дежурство коротать.

– Видим, как вы дежурили! – фыркнул один из оперов. – Вы хоть знаете, что мужа вашей хозяйки этой ночью тяжело ранили!

– А она сама пропала! – добавил второй.

– Как пропала? – распахнул глаза сторож. – Куда пропала? Завтра же зарплата! Да какое завтра! Сегодня уже должны были заплатить. И куда она пропала?

– Пока не знаем.

– Это что же – я цельный месяц тут задарма горбатился? – продолжал убиваться сторож. – Ну нет! Не выйдет! Надо ее найти!

– Очень дельное замечание. И вы знаете, где именно? Где она проживает?

– Да тут и проживает. Домик у нее за конюшней. Там они с мужем и живут.

– Там никого нет. Где еще она может быть?

– Так у мужа!

– Он в больнице. При смерти.

– Ой, горе какое! – схватился за голову сторож. – И с этого зарплату не поимеешь. Помирает он, видите ли! Ясное дело, не до моей зарплаты ему.

Ой, беда! Вот что с простыми людьми эти олигархи делают!

– Нам бы насчет вашей хозяйки, – напомнил ему тот же оперативник.

– Так у мужа она должна быть. В городе. Там у него квартирка.

Подруги радостно переглянулись. Пьяница сторож попал в десятку. Точно! У Димы в городе есть квартира-студия. В красивом новом доме на улице Королева. Конечно, жуткие пустыри, но у подруг машина. А на машине они туда в два счета доберутся. К тому же у девушек было явное преимущество перед милицией. Подруги знали точный Димин адрес, а вот менты – нет. И пока они его узнают, могло пройти много времени.

И, отойдя в сторону, подружки принялись шушукаться.

– Поедем к Диме домой. Спорю, что Манька там прячется. Больше негде.

– Да, она там. Но зачем нам-то с тобой туда ехать?

– Поговорим с ней. Если это она Димку убила, то пусть идет к ментам и кается. А в бега пускаться нечего. Все равно найдут.

– Глупо. Не пойдет.

– Пойдет, как миленькая! – рыкнула Кира. – А то, ишь, хитренькая! Приезжай, Кира! Спасай меня! А про то, что менты на тебя или меня подумать могут, у нее в голове не зашевелилось!

– Ну да, они могут заподозрить нас, – признала неприятную правду Леся.

– Могут! Да они нас уже заподозрили!

– Ой! – испугалась Леся. – Неужели?

– А то ты не видела, какими глазами на нас их старший смотрит? Это остальные там про какую-то дылду с тридцать девятым размером судачить могут. А этот – тертый калач. Мигом на нас с тобой нацелился.

– Почему?

– Да потому, что мы с тобой уже тут, готовенькие и тепленькие. А эту дылду или дылдона еще поискать надо. Да и неизвестно, существует ли такая дама на самом деле или это вообще мужик. Ты же слышала, что сказал эксперт. Никакой ясности в этом вопросе.

– Надо спросить у Мани. Она должна знать, кто тут еще был ночью.

– Вот именно! Найдем ее и спросим!

И с этим решением подруги попытались улизнуть из лап милиции. Им это удалось с превеликим трудом. Старший оперуполномоченный никак не хотел расставаться с подругами. И вовсе не потому, что так прикипел к ним душой и сердцем. Вовсе нет. Кира угадала верно. Он видел в подругах двух верных подозреваемых. И отпускать их не торопился.

– Вот наши адреса, – втолковывала мужику Кира. – Вот телефоны. Вот паспорта! Вы не можете задержать нас только за то, что мы оказали раненому первую помощь.

– Вы мне мои права не объясняйте. Я их лучше вашего знаю!

– Вы можете задержать нас только на три часа. Но это время давно прошло! Мы тут с вами куда больше прокантовались. Теперь либо предъявляйте нам обвинение, либо отпускайте.

Судя по лицу, оперуполномоченный ужасно хотел оставить подруг в своем распоряжении. Но в их пользу говорило то, что они дождались врачей. И в конце концов менты приняли решение: если бы подруги хотели смыться, то могли это сделать. Времени у них было достаточно. А раз дождались врачей, а потом и милицию, следовательно, руки у них чистые, а помыслы и того чище.

– Ладно, езжайте, – снизошел оперативник. – Но из города ни ногой! В любой момент могу вас вызвать для дачи свидетельских показаний.

– Да мы уже рассказали вам все, что знали.

– Мало ли. Вдруг еще чего-нибудь вспомните.

– Вспомним, вам позвоним первому.

И с этим лживым заявлением подруги оставили старшего лейтенанта в тяжелых раздумьях, правильно ли он поступил, отпустив подружек. А они, не теряя даром драгоценного времени, помчались на улицу Королева. Нужный им дом они отыскали сразу же. А вот дальше началась какая-то ерунда. Вместо Мани из двери квартиры появилась заспанная круглая физиономия какой-то девахи.

– Не-а, – помотала она головой. – Димки тут уже неделю не было.

– А ты кто такая?

– Сеструха я его! Троюродная. Из Таганрога приехала. Поступать.

Куда поступать, когда на днях в городе ожидалась осень и все вступительные экзамены давно закончены, подруги даже не спросили. У девицы на лбу аршинными буквами была написана вся ее дальнейшая судьба. Троюродный Димка очухается, встанет с больничной койки и выставит сестрицу с занимаемой ею площади. И куда деться дурехе? Назад в Таганрог не поедет. Стыдно. Пойдет работать. А так как платят всюду мало, а работать без специальности приходится много, то и пойдет эта девушка в массажистки. Тем более что фактура у нее для этой работы самая подходящая. Белая и сдобная. Глаза голубые, а попа большая.

– А Маши тут не было?

– Не-а, – снова зевнула девица. – Ни разу даже не появилась. Родственница тоже мне! Валька – и та лучше нее ко мне относится!

– А Валька – это кто?

– Ой, будто бы вы не знаете, что они с Димкой уже почти два года хороводятся!

Подруги не знали. И тем больший был шок для Леси, потому что два года назад Дима был еще ее Димой. То есть она сама так считала. Но теперь-то выясняется, что у него была какая-то Валька.

– Кто она хоть такая?

– Нормальная девчонка. Веселая. Прикинута не слабо, – простодушно выложила всю информацию сестрица. – Родители у нее шибко богатые. Не то что наша с Димкой родня. Вот он молодец, квартиру себе отдельную построил. Да и то ведь не просто так. Кредит в банке огромный взял. Еще его внукам выплачивать за эту квартирку предстоит!

– И часто эта Валька тут появлялась?

– Один раз была. С Димкой они заехали. На ее тачке. И меня покататься взяли. Классная тачка. Вся красная! Несется, словно пламя по сушняку. И на боку огонь нарисован.

– А марка?

– Чего?

– Что за машина? «Опель» или «Мерседес»?

– Не знаю. Димка говорил – японка.

– «Мазда» или «Хонда»?

– Вот это самое! – обрадовалась девица.

– Что?

– «Хонда» у нее.

– Значит, красная «Хонда» с аэрографией в виде языков пламени на боку? Так?

– В виде чего? – вытаращила глаза девица.

С этой особой все было ясно. Она уже выложила подругам все, что знала. И они отправились дальше. Куда? У Киры были наполеоновские планы. Но, как у всякого стратега, у нее имелась ахиллесова пята. И этой пятой у Киры была ее слабосильная подруга.

– Поехали домой! – взмолилась Леся, едва они вышли на улицу. – Уже рассвело, а я еще не спала!

– Не ври! Когда я к тебе приехала, ты была в пижаме.

– Только надела. Даже еще не прилегла. Честно! А теперь с ног валюсь от усталости.

И что было делать Кире? Тащить за собой полусонную Лесю, которая все равно ничего не соображала? И нужно Кире такое ярмо себе на шею вешать? Нет, не нужно. К тому же едва Леся заговорила о том, как было бы хорошо устроиться в постели и чуточку подремать, как и саму Киру качнуло ко сну.

– Ладно, – вздохнула она. – Едем по домам. Искать девицу на красной «Хонде» будем, когда выспимся чуток.

Дома Кира поставила машину под окно. И пошла проводить подругу до квартиры. Леся едва переставляла ноги. К тому же они у нее заплетались и путались. Так что Кирина поддержка оказалась весьма кстати.

Уже поднимаясь по лестнице, подруги услышали странный шорох. И не успели насторожиться, как им навстречу выскочил огромный пятнистый рыжий кот. Из разинутой пасти несся оглушительный вой, так что подруги даже шарахнулись к стенам. Следом за котом мчалась огромная тетка, крича не менее оглушительно:

– Стой, паршивец! Стой, кому сказала!

Увлекшись погоней за рыжим «паршивцем», тетка едва не сшибла с ног подруг. И, не обращая на них внимания, помчалась дальше, прыгая через две ступеньки. При ее росте, весе и габаритах зрелище было неслабое. А лестничные ступени дрожали так, что казалось, еще немного – и они обвалятся.

– Ну и чудовище! – произнесла Кира, когда кот и его хозяйка промчались мимо.

– Ага.

Леся и сама не знала, кого имеет в виду ее подруга. Кота? Тетку? Или их обоих? Но в любом случае Леся была целиком и полностью согласна. Девушки поднялись на Лесин этаж. И с некоторым удивлением обозрели скопление вещей под Лесиной дверью. Тут находились два огромных чемодана на колесиках, вместительная дорожная сумка и еще одна сумка чуточку поменьше, но в которую опять же вполне мог поместиться пятилетний ребенок или ротвейлер.

Кроме того, с краю стояла большая переноска. Крепкие прутья были изящно переплетены. Внутри лежала розовая шелковая подушечка и стояла автоматическая поилка. В переноске подруги увидели несколько погрызенных игрушечных съедобных белых мышек и одну серую, уже наполовину съеденную.

– Не знаю, как у тебя, а у меня в связи с этими вещичками возникают какие-то дурные предчувствия, – произнесла Леся, обозрев всю эту картину целиком.

– Угу. Спорим, в этой переноске сидел тот рыжий котяра, который только что удрал.

– Да.

– Но почему его клетка стоит возле твоей двери?

– И еще все эти вещи.

– Знаешь, мне это тоже совсем не нравится.

Леся ответить не успела. Потому что снизу послышались тяжелые шаги. И вскоре перед взглядом изумленных подруг возникла та самая здоровенная бабища, прижимающая к груди рыжего кота. Он вырывался, царапался и кусался. Так, что даже сильные руки хозяйки не могли с ним толком справиться. Женщина с облегчением сунула кота в переноску и захлопнула за ним дверку.

– Вот паразит! – с чувством произнесла она, выпрямляясь. – А умный до чего! Представляете, научился открывать дверцу и удирать. Пока из Екатеринбурга ехали, раз десять удрал. По всем полустанкам его ловила. Один раз чуть на поезд из-за него не опоздали. Пришлось полкилометра за составом мчаться. Хорошо еще, что на том перегоне пути чинили. Состав еле-еле полз, а потом и вовсе остановился.

Подруги выслушали это молча, подавленно глядя на женщину. А из той, напротив, жизнерадостность так и била. Буквально ключом.

– Ну, чего скисли?! – воскликнула она, весело глядя на подруг. – Вы ведь из этой квартиры? Ну так давайте знакомиться! Кто из вас Олеся?

– Я! – нерешительно ответила Леся, все еще не представляя, что нужно этой громогласной женщине и ее коту от нее, бедной.

– Племяшка! – просияла тетка и кинулась обнимать Лесю.

Под грудой ее телес маленькая пухленькая Леся буквально исчезла. Кира даже испугалась, что навсегда. Но незнакомая тетка все же умерила порыв своих чувств. И отпустила Лесю. Теперь она со слезами на глазах рассматривала девушку, бесцеремонно поворачивая ту вправо-влево.

– Племянница ты моя дорогая! – восклицала она то и дело. – Худенькая-то до чего! Оно и немудрено. Мать твоя бессовестная в свою Финляндию смоталась. За тобой и не смотрит! Куда это годится?

– Это, – промямлила Леся, решительно ничего не понимая. – Это самое… А вы кто?

– Ну ты даешь, племянничка! – изумилась и вроде бы даже обиделась женщина. – Я же твоя родная тетя! Тетя Дульсинея Екатеринбургская! Красиво звучит?

Леся пошатнулась. Дульсинея! Да еще Екатеринбургская. Очуметь!

– Но если так тебе длинно, то зови меня сокращенно – тетя Дуля.

Это было уже лучше и больше похоже на правду, но Леся все равно решительно ничего не понимала.

– А что тут понимать? Тетя я твоя! Единственная и родная. Сестра твоей матери.

Леся пребывала в полном ауте. Тетя? Откуда? Не было никогда слышно ни о какой тете. И вдруг такая напасть! С чего бы это?

– А вы уверены? – осторожно уточнила девушка. – Уверены, что вы – моя тетя?

– Конечно! Адресок-то вот он!

И тетка помахала в воздухе какой-то бумажкой.

– Знала бы ты, скольких трудов мне стоило его разыскать! А теперь я тут! Приехала! Ну, девочка, обними свою тетку!

Леся обняла жирные телеса своей тети без всякого восторга. Она уже предвидела кучу неудобств и проблем, которые последуют за этим неожиданным визитом. И, как всегда, оказалась права.

Глава третья

Первым делом тетка оккупировала Лесину ванную комнату, где Леся и сама хотела бы провести хотя бы полчасика. Так нет же! Вместо этого ей пришлось устраивать рыжего кота, которого звали вовсе не Паршивец, хотя именно эту кличку он и заслуживал за свой вредоносный характер, а Золотце. Что у него было общего с драгоценным металлом, Леся так и не поняла. Разве что цвет?

Но это самое Золотце, пока Леся извлекала его из переноски, умудрился здорово цапнуть ее за руку. А потом удрал по гардинам на самый верх, стряхнул со шкафа чудную вазочку, изувечил Лесину королевскую бегонию, которую она растила уже пятый год и которая наконец приобрела действительно королевские размеры. А потом сиганул вниз и забился под диван.

– Ну и сиди там! – злобно произнесла Леся, посасывая раненую руку.

Второй виток неприятностей начался после того, как Леся позвонила матери в городок Турку и сообщила о визите тети Дули – Дульсинеи из Екатеринбурга. В глубине души Леся надеялась, что мать сейчас опровергнет факт наличия у нее родной сестры. И самозванку можно будет изгнать из дома. Сначала все к тому и шло.

– Гони ее немедленно! – зашипела Лесина мама, едва услышав про сестру Дульсинею. – Немедленно! Ты меня поняла?

– Но как? Она уже приехала. У нее чемоданы. И кот.

– И кота с собой приволокла! – ахнула мама. – Гони паршивца!

– Так ты его знаешь? – осенило Лесю. – То есть ее знаешь?

– Еще бы мне ее не знать!

– Она в самом деле твоя сестра?

– Да.

Ужас! Кошмарный ужас! Этот громогласный монстр в самом деле ее родная тетка.

– А почему ты мне никогда про нее не рассказывала? – спросила Леся у матери.

– А зачем?

Это было вполне в духе ее мамочки, поэтому Леся даже не удивилась. Она просто восприняла как должное факт, что у нее, оказывается, все эти годы была тетка. В Екатеринбурге. А теперь она с этой теткой познакомилась. Зато Лесина мама проявила странное любопытство:

– Скажи, она все такая же жирная корова? Или хоть немного похудела?

– Ну, я не знаю. Но сдается мне, что нет.

– Так я и думала, – удовлетворенно произнесла Лесина мама. – Отлично!

– Она может остаться?

– Разумеется, нет! Скажи ей, что я категорически против!

– Мама, а не могла бы ты сама ей об этом сказать? – взмолилась Леся.

– Нет!

– Почему?

– Мы не разговариваем!

– И давно?

– Уже тридцать лет.

– Так вы в ссоре? – догадалась Леся.

– Верно.

– А в чем причина?

– Она в присутствии твоего отца обвинила меня в том, что я вешу на пять килограммов больше нее.

– И?…

– Что?

– И что было дальше?

– Естественно, мы с ней поругались.

– И с тех пор не разговаривали? – озарило Лесю.

– Ну да!

– Тридцать лет?

– Да! Тридцать не разговаривали и еще столько же не будем. Так что общаться тебе придется с ней самой. Я не смогу.

Пораженная Леся положила трубку. Разговор с матерью как-то не внес в ее душу успокоения. И даже совсем напротив. С этого момента ей стало совершенно ясно, что ее дорогая мама ей не подмога. И общаться с теткой придется лично ей – Лесе. Нельзя сказать, что она пришла от этого в восторг. К тому же царапины, оставленные проклятым Золотцем на ее руках, воспалились и начали зудеть. Надо было бы их промыть, но в ванной комнате плескалась тетка. При этом она еще и распевала оперные арии, что только ухудшило и без того скверное настроение девушки.

Кое-как сполоснувшись в кухне под струей воды, Леся отправилась на боковую.

– Вот моя кроватка! – счастливым голосом пробормотала она. – Как хорошо! Черт!

Последнее восклицание относилось к Золотцу, который тоже устроился вздремнуть и выбрал для этих целей именно Лесину кровать.

– Пошла прочь, скотина! – прошипела Леся, ничуть не заботясь, что перед ней кот и самец к тому же.

Золотце зашипел в ответ, протестуя. Он явно не привык, чтобы к нему обращались в таком тоне. И возмущению его не было предела. Особенно он разозлился, когда Леся, не слишком церемонясь, схватила жирного котяру за шкирку и, осторожно поддерживая под толстую попу, пересадила его на кресло.

– Тут тебе тоже будет удобно!

И что вы думаете? Золотце поблагодарил ее и, свернувшись калачиком, задремал? Ничего подобного! Злобная животина взметнулась под потолок. И с диким воем стала носиться по стенам, потолку и шкафам, роняя все, что только можно было уронить.

– Что тут у вас происходит?!

С этим воплем в спальню ворвалась Дульсинея с намотанным на голове тюрбаном. В нем Леся опознала свое лучшее махровое полотенце. Розовенькое, оно было украшено нежнейшей вышивкой и стоило такую астрономическую сумму, что Леся сама долго не могла поверить, что все же купила его. По этой причине полотенце было совершенно новое. Леся даже сама еще ни разу не решилась его использовать. А тетка решилась! И халат взяла! Ее, Лесин, халат! Махровый! Розовый! В тон полотенцу! Тоже очень и очень дорогой!

– Кто обидел мое Золотце? – разорялась тем временем тетя Дуля. – Кто посмел расстроить крошку? Кто этот жестокий человек?

Кот говорить не умел. Но Леся готова была поклясться, что если бы умел, то заложил бы ее по полной программе. Он по натуре был скандалист, ябеда и гадина. И хотя животных Леся любила, но этого негодника возненавидела лютой ненавистью. И, кажется, взаимно.

Тетя Дуля наконец поймала кота. И прижала к своей необъятной груди. Золотце выпустил когти и впился ими в грудь хозяйки. А на груди-то был халат Леси! Дорогой и махровый. И Золотце запутался в густой махре своими кривыми когтями.

– А-ай! – взвыла тетка Дуля, когда до нее достали когти ее Золотца.

Кот от ее крика еще больше испугался, задергался и… В общем, когда его удалось снять с тети Дули, то халат смело можно было выбрасывать на помойку. Или в крайнем случае использовать вместо мохнатой швабры.

– Я куплю тебе новый халатик, – пообещала тетя Дульсинея. – И прости мое Золотце. Обычно он ведет себя вполне прилично. Наверное, это долгая дорога его утомила. Сейчас я его посажу в клетку и мы с тобой получим передышку.

Уладив эту проблему, тетка с племянницей дружно смазали йодом глубокие царапины, оставленные Золотцем. И неожиданно почувствовали друг к другу нечто вроде симпатии. Во всяком случае, Леся почувствовала. Тетка была толстой, не слишком умной, обожала своего вредного кота и свалилась ей словно снег на голову, но при этом… Ведь зачем-то же она приехала?

– Тетя, а вы просто погостить или по делу приехали?

Но на этот простой вопрос тетка ответа Лесе не дала.

– Иди спать! – велела она племяннице вместо этого. – Всю ночь с подружкой где-то по танцулькам прошлялись, теперь вся бледная. И с ног валишься.

Леся хотела объяснить, что они вовсе даже не на танцах были, а в отделении милиции. Но передумала. К чему волновать и без того беспокойную родственницу. Да и тетка неожиданно вновь завопила:

– Спать, я сказала! Марш!

И Леся послушно промаршировала к своей кровати. Золотце был уже надежно упрятан обратно в переноску. И Леся беспрепятственно смогла нырнуть в свою постель, свернуться поуютней и наконец забыться от всех тревог и волнений, выпавших на ее долю.


Проснулась она от одуряющего запаха чего-то сдобного с ванилью, сахаром и орехами. Некоторое время Леся лежала и прислушивалась к своим ощущениям. Вроде бы во сне ей привиделось, что она гуляет по кондитерской фабрике. Точнее, не гуляет, а работает там дегустатором. И все так потрясающе нечеловечески вкусно! Так не является ли этот волшебный запах продолжением ее не менее волшебного сна?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное