Дарья Калинина.

Свинья в апельсинах

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

– А ее адрес? – спросила Мариша. – Нам нужен адрес!

Карл еще немного подумал и назвал адрес.

– Впрочем, насчет номера дома я не вполне уверен, – предупредил он подруг. – Я был у Кэт всего несколько раз. И обычно уже слегка выпив. Но вы легко найдете ее дом и без номера. Он там на улице только один желтый. А живет Кэт на втором этаже. У нее окна выходят на улицу. И есть балкончик. Она там своих попугаев держит. Улица совсем тихая и…

– Попугаев? – хором перебили его подруги. – Каких?

– Серенькие такие у нее живут попугаи, с красными щечками и желтыми хохолками, – охотно ответил Карл.

Мариша вопросительно посмотрела на Юлю, но та отрицательно покачала головой. Дохлый попугай в их квартире был совсем другого окраса.

– Эти попугаи – подарок Антона, – немного смущенно произнес Карл и тут же поспешно добавил: – Но это было уже очень давно. Года три назад. Во всяком случае, еще до того, как Антон уехал в Россию и познакомился там с Юлей.

И он кинул в сторону Юльки виноватый взгляд, как будто бы это он был мужем Юли и подарил Кэт этих дурацких птиц.

Переставшая рыдать от услышанных новостей Юля в ответ только рукой махнула. Почему-то наличие у Антона постоянной любовницы, с которой он встречался в течение многих лет, выбило почву у нее из-под ног. Сам Антон рассказывал Юле, что до встречи с ней в его жизни было полно мелких романов, но ни одного серьезного чувства, которое бы стоило того, чтобы о нем рассказать своей супруге. И сейчас Юлька сосредоточенно думала о том, что же еще скрыл от нее дорогой муженек, если многолетняя связь с женщиной не показалась ему достойной темой для откровенного разговора с супругой.

– Ну поехали, – поторопила подругу Мариша. – Нечего раскисать!

– Нужно сначала позвонить этой Кэт, – пробормотала Юля. – Вдруг ее нет дома. Чего зря мотаться?

– С улицы позвоним, – сказала Мариша. – У меня карточка есть.

Девушки попрощались с Карлом и покинули его в самом взволнованном состоянии духа. Юльку тревожила предстоящая встреча с любовницей своего мужа. А Маришу смущал тот факт, что Антон, по словам его друга, оказывается, был вовсе не таким мягкотелым тюфяком, каким она себе его вообразила.

– Надо же, – бормотала Мариша себе под нос, – дебри Амазонки. Скажите на милость! А на вид сущий валенок. Надо же так обмануться в человеке!

Выйдя на улицу, подруги первым делом нашли телефон-автомат и позвонили по выуженному у Карла номеру. Трубку там сняли. Вступать в переговоры с Кэт по телефону подруги не собирались. Они удостоверились, что она дома, и на этом успокоились.

Добравшись на очередном такси до улицы, на которой жила Кэт, подруги остановили машину возле первого же желтого дома, который им попался на глаза. К сожалению, Карл забыл уточнить, какую степень желтизны он имел в виду. К тому же уже стемнело, и перед подругами встала новая задача, потому что на улице было целых три желтых дома. Два из них были с легким оттенком желтизны, поэтому они посчитали их второстепенными и направились к откровенно желтому фасаду неподалеку.

– Карл сказал, что Кэт живет на втором этаже, – сказала Юля, остановившись перед домофоном. – Количество рядов кнопочек на этой штуке соответствует количеству этажей в доме.

Нам с тобой нужны кнопочки второго этажа.

– И что с ними?

– Тут только одно женское имя, – сказала Юля. – Госпожа Марта Эрфольг. Может быть, это не она? И посмотри, тут на втором этаже есть три балкончика, но ни на одном из них нет клетки с попугаями.

– Уже темно, она могла их забрать в дом, – сказала Мариша.

– Зачем такая морока? – удивилась Юля. – Сейчас на свежем воздухе по ночам жарче, чем в домах. Попугаям ведь должна нравиться жара.

– Все равно звони, – пожала плечами Мариша. – Вон ее машина стоит.

– Где? – заинтересовалась Юля, медля нажать на кнопочку селекторной связи.

– Вон, видишь черный «Опель», – сказала Мариша. – И царапина на правой передней дверце. Думаю, что это именно та машина, которую видела твоя ненормальная соседка. И еще я думаю, что это именно та машина, в которую сел Антон, и она явно принадлежит особе, которая живет в этом доме. Поэтому – звони!

– Почему я? – удивилась Юля. – Нет, я не могу. Мариша, пойми наконец, это же неэтично.

– Что неэтичного? – удивилась Мариша. – Прийти сюда тебе не казалось неэтичным, а звонить бывшей любовнице своего мужа ты уже отказываешься. Знаешь что, не валяй дурочку! И не нужно задирать голову и снова говорить ерунду про этих проклятых попугаев, которых нет на балконе! Если сама отказываешься, я позвоню. Мне-то все равно.

Но подруги не успели всласть подискутировать на эту тему, потому что дверь дома открылась и из него вышел пожилой мужчина. Вернее сказать, не вышел, а выскочил. И не оглядываясь устремился прочь. Воспользовавшись его рассеянностью, подруги проскользнули внутрь и оказались перед еще одной дверью, снабженной замком и уже без всякого намека на домофон.

– Очень предусмотрительный народ эти немцы, – пробормотала Мариша. – Мало ли кто там с улицы заглянет. А ключ от этой двери есть только у жильцов.

Но, к удивлению подруг, вторая дверь оказалась открытой. Должно быть, тот мужчина, который так спешил покинуть дом, неплотно ее прикрыл, и замок не захлопнулся. Подруги поднялись на второй этаж и позвонили в нужную дверь.

– Ее нет дома! – предположила Юля.

– Мы же ей звонили! – возразила Мариша.

– Может быть, она за это время успела смыться, – ответила Юля.

– Если ты предпочитаешь и дальше оставаться соломенной вдовой, то я тоже не горю желанием видеть эту Кэт, – сердито ответила Мариша. – Можем и уехать!

Тут Мариша слегка покривила душой. Ей ужасно любопытно было взглянуть на любовницу Антона, с которой он встречался столько времени и на которой все же не женился. Она позвонила еще раз, потом еще. И наконец за дверью послышались шаги, и дверь открылась. На пороге стояла блондинка с удивительно свежим цветом лица. На вид ей было лет двадцать пять. Волосы у нее были светлые и пушистые. Фигура тоже не подкачала. И она действительно была похожа на породистую белую кошечку. Очень изящную, немного капризную и с полным сознанием собственных достоинств. Но сейчас общее впечатление портили покрасневшие и опухшие глаза. Вдобавок она еще и шмыгала носом.

– Вы из ветеринарной лечебницы? – спросила она у подруг дрожащим от слез голосом. – Проходите, но боюсь, что ваши услуги уже не понадобятся.

– А что случилось? – поинтересовалась Мариша у девушки.

– С самого утра они чувствовали себя неважно, – ответила Кэт. – Сидели такие непривычно тихие. Но я не придала этому значения. Мне нужно было на работу. И я ушла, успокоив себя тем, что они еще просто толком не проснулись. А когда вернулась с работы, то сразу поняла, что дело плохо. Они за целый день не притронулись к корму. И самочка уже лежала на полу клетки. А перед вашим приездом и самец свалился со своей жердочки.

– О господи! – вздохнула Мариша, начиная догадываться, что к чему.

Кэт провела подруг в удивительно светлую гостиную, где все предметы были или белого, или светло-бежевого цвета. На полу лежал белоснежный ковер, который подруги деликатно обошли стороной. На столике возле открытого окна стояла клетка, в которой лежали два попугая.

– Они еще живы? – с надеждой в голосе спросила Кэт у подруг. – Вы же врачи! Кстати, а у вас с собой есть лекарства для оказания им первой помощи?

– Лекарства в машине, сначала проведем осмотр, – не растерялась Мариша.

– Хорошо, – в отчаянии согласилась Кэт. – Только сделайте что-нибудь! И скорей!

Мариша, порадовавшись в душе, что зареванная Кэт не заинтересовалась отсутствием форменной одежды ветеринарного врача, открыла клетку и достала одну из птичек. Подув ей на клювик, Мариша молча покачала головой. Повторив ту же операцию со вторым попугаем, она сказала:

– К сожалению, медицина тут бессильна. Ваши попугаи мертвы.

– Боже мой! – разрыдалась Кэт. – Они погибли! Боже, как это символично!

– Что вы имеете в виду? – удивилась Мариша.

Но Кэт так убивалась по своим попугаям, что подругам пришлось отвести ее в ванную, заставить умыться, потом они дали ей выпить стакан холодной воды и усадили Кэт в кухне, чтобы ее не расстраивал вид погибших любимцев.

– Дело в том, что этих попугаев мне подарил один мой друг, – всхлипнув, сказала Кэт. – Очень близкий друг. Вы меня понимаете?

Подруги дружно покивали головами.

– Так вот, эти попугаи – память о нем, – сказала Кэт.

– Память? – переспросила у нее Мариша. – О вашем друге? Он что, умер?

– Нет, – покачала головой Кэт. – То есть не знаю.

– Как это не знаете? – навострили уши подруги.

– Если вам и в самом деле интересно, то я могу рассказать все по порядку, – вздохнув и высморкавшись, произнесла Кэт. – Честно говоря, мне сейчас необходимо выговориться. Не могу больше носить эту боль в себе. Мой психоаналитик сейчас в отпуске. Но я с ним созвонилась, и он сказал, что я должна поговорить с какими-нибудь незнакомыми людьми о том, что меня гнетет. Он даже советовал мне куда-нибудь поехать на поезде, чтобы иметь таких собеседников. Но я лучше все расскажу вам.

– Это действительно будет лучше, – энергично подтвердила ее слова Мариша. – Зачем тратиться на поездку, если мы вас охотно выслушаем. И вообще, мы уже тут, а билет на поезд еще купить нужно.

Кэт несколько удивленно посмотрела на Маришу, и та быстренько заткнулась, придав своему лицу внимательное и сочувствующее выражение.

– Так вот, – с тяжелым вздохом начала рассказывать Кэт, – Антон подарил мне этих попугаев еще три года назад. Он тогда как раз вернулся из одной из своих командировок и подарил мне этих птичек. Сказал, что все время думал обо мне. И решил, что попугаи будут хорошим подарком. Я тогда была так счастлива! Потом мы все время, когда Антон находился в Берлине, были вместе. Целых три года. А затем произошел этот дурацкий случай, когда он застал у меня дома коллегу по работе. Мы всего лишь обсуждали деловой проект, но Антон почему-то страшно разозлился.

И Кэт пожала плечами.

– А я еще добавила масла в огонь, – продолжила она, – сказав Антону, что он сам проводит много времени в своих командировках. Он и в самом деле часто отсутствовал – по месяцу или даже по два. Ну и Антон бросил ключи от этой квартиры, которые я ему сама же и дала еще в начале нашего знакомства, и ушел. Я ему звонила, но он не брал трубку. А потом уехал в командировку в Россию, и, когда вернулся, я от наших общих друзей узнала, что он женился. Уверена, что он сделал это мне назло.

– Поэтому вы сказали, что попугаи были для вас памятью о вашем друге? – спросила Мариша.

– Нет, – покачала головой Кэт. – Со своей женой Антон все равно рано или поздно развелся бы. Я в этом уверена.

– Почему? – не удержалась от вопроса Юля.

Кэт слегка вздрогнула, а потом с вызовом посмотрела на Юлю.

– Потому что любил он меня! И потому что та женщина была для него всего лишь способом наказать меня, – сказала она.

– Вы уверены? – ласково спросила у нее Мариша, успев за это время щипнуть Юльку, чтобы та не лезла в беседу со своим русским акцентом.

Сама Мариша благодаря браку с австрийцем говорила по-немецки почти без акцента. Во всяком уж случае без русского акцента.

– Да, уверена, – повернулась к Марише Кэт и решительно кивнула. – Антон обязательно вернулся бы ко мне. Вообще-то он и вернулся, но потом… потом снова пропал!

И Кэт растерянно замолчала.

– Он вернулся к жене? – деликатно спросила у нее Мариша.

– Нет, нет! – запротестовала Кэт. – Вовсе нет! Он просто пропал! А теперь еще и его попугаи сдохли! Это так символично! Вдруг и с бедным Антоном тоже что-то случилось?!

И она снова заплакала.

– Милая, ну с чего вы взяли, что с ним что-то случилось? – мягко спросила у нее Мариша. – Вы же говорите, что он и раньше часто уезжал в командировки. Наверное, уехал в очередную.

– Нет, – покачала головой Кэт. – Сейчас я вам все расскажу, как было. И вы сами поймете, что он ни в какую командировку не уезжал.

И Кэт приступила к рассказу. Юля слушала, сцепив зубы и сжав кулаки от негодования. Оказалось, что примерно неделю назад или чуть больше Антон появился на работе у Кэт во время ее обеденного перерыва и пригласил свою бывшую любовницу вместе пообедать.

– Наши фирмы находятся рядом, – пояснила Кэт. – Мы с Антоном и познакомились, когда обедали в одном ресторанчике. Он первым обратил на меня внимание. Мы немного тогда поболтали, а потом я его не видела почти месяц. И конечно, когда он снова пришел обедать, я спросила, где он был. И все ли у него в порядке. А он… Он тогда и принес мне этих попугаев и сказал, что был в командировке и там все время думал обо мне!

И Кэт снова начала всхлипывать. Видимо, она, несмотря на свою внешность, по натуре была девушкой сентиментальной.

– И главное, – всхлипнула Кэт, – сначала Антон вовсе мне не понравился. Я имею в виду внешне. Он был ниже меня ростом. И вообще… Мне просто нравилось с ним разговаривать. А потом неожиданно, когда он снова уехал, я обнаружила, что места себе не нахожу. И поняла, что полюбила. И, когда он вернулся, я рассказала ему о своих чувствах. А он в ответ признался, что полюбил меня с первого взгляда, но не осмеливался признаться. И мы были с ним так счастливы до той глупой ссоры!

Мариша покивала головой.

– Но вы говорите, что Антон неделю назад снова появился в вашей жизни, – напомнила она Кэт.

– Да, – кивнула та. – Мы с ним встретились и пообедали в том же ресторане, где когда-то познакомились. А потом на работу уже не пошли и остаток дня провели вместе. Бродили по городу. Мне показалось, что Антон чем-то расстроен. И я решила, что это из-за его жены.

– И что это за особа? – спросила Мариша.

– Не знаю, никогда ее не видела, – ответила Кэт. – Антон хотел показать мне их свадебные фотографии, но я поняла, что это будет для меня слишком тяжким испытанием. И отказалась. Да и зачем? Я убедилась: Антон понял, какую совершил ошибку, женившись на другой женщине. Но теперь не знает, как мне в этом признаться.

Юля едва сдерживалась, чтобы не зашипеть от ярости. Вот, оказывается, как проводил свое время Антон, пока она со спокойной душой думала, что он вкалывает на работе! По городу он со своей кошкой шлялся! Скотина и кобель он после этого! Нет, не кобель, а котяра шатучий! Но у Юли хватило здравого смысла, чтобы не высказывать свои мысли вслух. Она даже постаралась отвернуться, чтобы не выдать себя Кэт изменившимся выражением лица.

– И в последующие за этим дни мы встречались с Антоном каждый день, – добила ее Кэт.

Юля стиснула челюсти так, что раздался треск в ее недавно имплантированном и очень дорогом зубе. Треск, а также воспоминание о том, во сколько ей этот зуб обошелся, Юлю несколько отрезвили. И она смогла слушать Кэт дальше уже значительно спокойней. Во всяком случае без скрежета зубовного.

– Я понемногу начала убеждаться, что Антон вовсе не рвется домой, – сказала Кэт. – Его туда не тянуло. Понимаете, о чем я? Такие вещи мы, женщины, чувствуем. Но тем не менее он туда шел. И наконец в прошлую пятницу он мне признался, что больше не может выносить такой жизни. Но что обидеть свою жену он тоже не в силах. Она же не виновата, что он любит другую женщину. То есть меня. И он сказал, что мы с ним просто уедем. А потом, когда все уляжется, вернемся. И он разведется со своей женой и женится на мне.

У Юли даже челюсть отвисла. Она, конечно, подозревала, что Антон вовсе не так идеален, как кажется. Но чтобы задумать такую подлость! Уехать с любовницей и бросить законную жену, оставить пребывать в неизвестности, да еще в чужой стране! Немного охлаждала пыл Юли та мысль, что муж-то исчез, а вот его любовница никуда не делась. Сидит и льет слезы по сдохшим попугаям, потому что это, видите ли, память об Антоне. Что-то не была ее соперница похожа на счастливую в любви женщину.

– Так мы договорились, – продолжила свой рассказ Кэт. – У Антона как раз наметилась командировка. Он сказал, что мы с ним вместе вылетим в Брюссель. Что он уже забронировал для нас два билета на самолет. Как раз на этот злосчастный понедельник.

– А разговор был в пятницу? – уточнила у нее Мариша.

– Ну да, – кивнула Кэт. – В прошлую пятницу. Антон сказал, что выходные он проведет с женой. Так сказать, прощальный подарок. А в понедельник вечером после работы мы с ним вместе улетим. Он должен был только заехать домой, забрать вещи, потом заехать за мной, а потом в аэропорт. Но я подумала, что жена может в конце концов хватиться Антона. И если его машина будет стоять в аэропорту, то она может найти его быстрей. А мне этого не хотелось. Поэтому тайком от Антона я решила встретить его на своей машине.

– И вам это удалось? – спросила Мариша.

– В общем да, – нерешительно кивнула Кэт. – Антон сел в мою машину. Но никаких вещей при нем не было. Он сказал, что вещи – это не главное. Что мы из Брюсселя полетим в такую жаркую страну, где можно обойтись минимумом одежды. И что все необходимое он уже сложил в сумку, которая стоит у одного его знакомого дома. Нужно только заехать к этому знакомому и забрать сумку.

– И что?

– Мы заехали к этому знакомому, Антон вошел в дом и обратно не вышел, – тихо ответила Кэт. – Я ждала его почти целый час. Потом пошла искать. Обошла весь дом, но ни в одной квартире про Антона ничего не слышали. И тогда я поняла, что Антон ушел через заднюю дверь этого дома. Она выходила на соседнюю улицу. Антон воспользовался этим проходом для того, чтобы скрыться.

– От вас?

– Не думаю, – покачала головой Кэт. – Я же вам еще не рассказала про негритянку, которая уселась к нам в машину. Когда мы стояли на светофоре и Антон только-только сел ко мне в машину.

– И что эта негритянка?

– Она сразу же начала что-то говорить Антону.

– Что именно?

– Не знаю, – ответила Кэт. – Я не понимала языка, на котором они говорили. Но негритянка явно была очень возмущена. Она размахивала руками и один раз даже попыталась ударить Антона. И если бы он не успел перехватить ее руку, она бы влепила ему пощечину.

– А откуда взялась негритянка? – спросила Мариша.

– Из такси, – ответила Кэт. – Во всяком случае, когда я остановила свою машину на перекрестке, то рядом с нами остановилось такси. Вот из него и появилась эта негритянка.

– А как она выглядела? – спросила Мариша.

– Она была молодая, – ответила Кэт. – Вот и все, что я могу сказать про нее. Не уверена, что смогла бы ее опознать. Африканцы для меня почти все на одно лицо. Но вообще-то эта девица была даже хорошенькой.

– А что Антон сказал по поводу вторжения в вашу машину этой негритянки? – спросила Мариша у Кэт.

– Он сказал, что это любовница его друга, – пожала плечами Кэт. – Того самого, у которого Антон оставил свою сумку с вещами. И что негритянка беременна от этого друга. Они, мол, познакомились, когда этот друг был в ее стране. И вот теперь негритянка приехала в Берлин, случайно увидела Антона, узнав, должно быть, по фотографии, которую показывал ей этот друг, и требует отвезти ее к своему любовнику.

– А когда вы разыскивали Антона в том доме, где жил его друг, негритянка была с вами?

– Нет, – помотала головой Кэт. – Она вылезла из машины, едва Антон скрылся в подъезде. И отправилась куда-то по улице. Я не стала ее задерживать. Мне она не понравилась. Вульгарная особа. Совершенно дикая. На меня смотрела, словно я вообще какое-то ничтожество. А сама вся в амулетах, в безумных каких-то косичках, босая и в шортах. На вид ей лет девятнадцать. Но кто их знает, этих негритянок, может быть, ей не было и пятнадцати. Тогда у друга Антона могли возникнуть неприятности. И я понимаю Антона, который предпочел удрать, чем выдать друга.

Тут Кэт замолчала.

– То есть поняла бы, – поправилась она, – если бы Антон мне перезвонил или как-то иначе связался со мной. Но увы! С того злополучного понедельника я его ни разу не видела и не слышала. На работе сказали, что он дома. Болеет. А вчера я снова позвонила ему на работу и узнала, что жена разыскивает его с помощью полиции. И дома Антона тоже нет с понедельника. Жена звонила во вторник в офис и все наврала о болезни мужа. А на самом деле она его не видела с понедельника, с шести часов вечера. То есть с того момента, когда он ушел из дома и сел в мою машину.

– И что, ваш друг так с тех пор никак и не проявился? – спросила Мариша. Кэт покачала головой, и глаза ее наполнились слезами, быстро снова покраснели, придав ей полное сходство с кошкой-альбиносом.

– Но может быть, вам следовало бы поискать вашего Антона среди его друзей? – спросила Мариша.

– Я искала! – прорыдала Кэт. – Обзвонила всех, кого знала. Даже попыталась до этого противного Вольфа добраться. Но он тоже исчез. Дома его не было.

– Что за Вольф? – делано удивилась Мариша.

– У Антона привычка, он всем своим друзьям дает прозвища, – всхлипнула Кэт. – Вот меня, к примеру, он звал Кэт – кошечка. Я и в самом деле похожа на кошечку. Сама это знаю. Так что у Антона была способность давать меткие прозвища. Этот Вольф и в самом деле был похож на волка. Не знаю, какой-то он был поджарый и в глазах такое настороженное выражение, как у дикого зверя.

– А что сказали соседи Вольфа? – спросила Мариша.

– У него нет соседей! – глухо ответила Кэт. – Во всяком случае, таких соседей, с которыми бы он общался. Вольф живет на озере в уединенном домике. Я один раз ездила туда вместе с Антоном. И теперь добралась туда сама. У меня хорошая память. Так вот Вольфа не оказалось дома. И похоже, что его нет уже не первый день. И мало того, в его доме царил жуткий беспорядок. Нет, не просто беспорядок, там все было разгромлено. Все вещи были разломаны на части. Одежда распорота, крупа и сахар рассыпаны по полу. В общем все, что можно было разломать, превратилось в щепки. Не знаю, но меня это зрелище так напугало, что я бросилась бежать, а потом в панике даже поцарапала машину. Обычно я вожу очень аккуратно, но тут я не на шутку разволновалась, потому что не заметила перевернутый мусорный бак и поцарапала об него дверцу своего «Опеля». В общем-то это и не страшно. Она и раньше была уже немного поцарапана. Но все неприятности как-то сложились вместе. И просто вывели меня из равновесия.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное