Дарья Калинина.

Свинья в апельсинах

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

После ухода госпожи Эльзы подруги продолжили свое занятие. Они обшарили карманы всех брюк Антона, его пиджаки и куртки. В результате они разбогатели на целую горсть мелочи и несколько квитанций из мастерской за смену масла в машине Антона. Нашли также счета из химчистки, счета от дантиста. И счет от врача-ортопеда. У Антона временами болели ноги, и он полагал, что дело в развивающемся плоскостопии, врач же считал, что виновата начальная стадия артроза. Антона артроз решительно не устраивал, поэтому к врачу он больше ходить не стал, и счета накрылись. Кроме того, подруги нашли авиабилет до Читы, датированный маем этого года.

– Ничего удивительного, – сказала Юля. – Антон говорил мне, что летал в Сибирь по делам фирмы.

Вздохнув, они принялись за ящики письменного стола Антона. Там им повезло больше – несколько связок старых рождественских открыток, которые присылали Антону его друзья, открывали возможность узнать адреса. Отложив наиболее свежие открытки, Юлька начала их изучать.

– Вот эти люди приходили к нам, – сказала она. – От кого остальные, понятия не имею.

– Тут есть занятные экземпляры, – сказала Мариша. – У Антона и в самом деле было много женщин до тебя. Но не волнуйся, все эти женщины явно в прошлом.

– Почему?

– Потому что уже на прошлое Рождество твой муж не получил ни одной открытки от потенциальной любовницы.

– Либо он их выкинул, – предположила Юля.

– Вряд ли, – поморщилась Мариша. – Насколько я знаю мужчин, им такие тонкости и в голову не приходят. Но знаешь, что странно?

– Что? – спросила Юля.

– Я не видела дома у Антона никаких фотографий, кроме твоих, – сказала Мариша. – Ну, знаешь, обычно ставят фотографии родителей, близких родственников и так далее.

– У Антона есть альбом с фотографиями, – заметила Юля. – Но я же тебе говорила, что с родителями он не поддерживает теплых отношений. Так что их фотографии он не стал бы выставлять на видное место.

– Покажи альбом, – попросила Мариша.

Юля достала из шкафа альбом и протянула его подруге. В альбоме было много фотографий Антона с друзьями и коллегами. А фотография матери и отца была всего одна.

– А кто этот карапуз? – спросила Мариша.

– Антон, наверное, – пожала плечами Юля. – Раз с ним его мать, значит, это он.

– А кто этот мальчик? – спросила Мариша, указывая на еще одного ребенка на той же самой фотографии.

– Какой-нибудь родственник, – ответила Юля. – Какая разница? Все равно с тех пор оба мальчика уже выросли и изменились до неузнаваемости.

– В самом деле, – согласилась с ней Мариша, захлопывая альбом. – Итак, мы можем ехать к друзьям Антона? Их адреса теперь у нас есть?

– Да, – кивнула Юля.

– Но по пути зайдем в четвертую квартиру, – сказала Мариша, отложив альбом с фотографиями в сторону.

– В четвертую? – удивилась Юля. – Что тебе там понадобилось?

– Твоя соседка сказала, что там живет какая-то особа, которая видела, как твой Антон садился в чужую машину, – сказала Мариша. – Стоит ее расспросить поподробней.

Что это была за машина? Кто сидел за рулем? Добровольно ли сел в нее Антон? Не показалось ли этой даме из четвертой квартиры, что Антон знал водителя?

– Я тебя поняла, – вздохнула Юля. – Но ты знаешь, я бы не стала доверять словам этой тетки. Госпожа Эльза и сама не дура поболтать, но эта баба из четвертой квартиры – это просто какой-то кошмар! Она не просто болтушка, она врунья и не может удержаться от своих комментариев.

– Все равно другого свидетеля у нас нет! – возразила Мариша. – Так что выбирать не приходится.

И подруги, прихватив с собой поздравительные открытки с адресами друзей Антона, отправились вниз. В четвертой квартире шло небольшое сражение. Там раздавалось сразу три голоса. Два женских и один мужской. Причем мужской звучал глухо и как-то обреченно.

– У этой особы есть муж и мать, – пояснила Юлька своей подруге. – Мамаша – жуткая гарпия. Старая и злобная. Сидит целый день в инвалидном кресле и каркает, отравляя жизнь окружающим. А доченьке уже тоже за сорок, и характер у нее, похоже, мамочкин. Так вот эти две дамочки вконец затюкали бедного мужика.

– А о чем скандал? – спросила Мариша. – Слов что-то не разберу.

– Думаю, муж этой дамочки в очередной раз решил намекнуть теще, что ей будет удобней жить не у них дома, а в доме для престарелых, где за ней и уход будет лучше, и компания повеселее, – ответила Юля.

– Не самое подходящее время для наших расспросов, – сообразила Мариша.

– Да брось ты! – махнула рукой Юлька. – Они ругаются на эту тему каждую неделю. Но это вовсе не значит, что у них нет других поводов для скандалов. Вообще-то они любят точность. В пятницу они обычно ругаются по поводу тещи. В понедельник выясняют, почему муж задержался с работы. Во вторник разбираются с какой-нибудь неисправностью в доме, которую следовало бы устранить за выходные. В среду… В общем на каждый день у них своя тема для скандала. Это их привычное состояние, так что они будут даже рады, если мы их немного отвлечем от рутины.

И Юлька позвонила в дверь четвертой квартиры. Голоса не сразу, но стихли. А немного погодя дверь открылась, и на пороге возникла упитанная дамочка действительно бальзаковского возраста. Узнав Юлю, она немедленно сделала шаг вперед и затараторила:

– Понимаю вас, понимаю, полиция тоже ко мне приходила! Все интересуются, что я видела. Но я вам вот что скажу: ваш муж сбежал от вас к своей любовнице!

– Что? – поразилась Юля, совершенно позабыв, что словам этой дамы верить нельзя.

– Да, он же сел в машину, которая его поджидала! – снова затараторила дамочка. – А за рулем машины сидела женщина. Длинноногая блондинка. Волосы у нее просто водопадом по плечам струились. Я даже подумала, что это парик. А на заднем сиденье была негритянка. Даже две, нет, три. Словом, там просто черно от них было. Вы же меня знаете, я все расскажу как было. Никогда ни словечка не совру.

– А что, эта блондинка выходила из машины? – спокойно поинтересовалась у дамочки Мариша.

– Нет, – помотала та головой.

– А откуда же вы знаете, что блондинка была именно длинноногой? – поинтересовалась Мариша.

Дамочка застыла с распахнутым ртом.

– Но это не существенно, – успокоила ее Мариша. – Длина ног блондинки в данный момент нас не интересует. Скажите лучше, а какой марки была машина?

– «Мерседес», – с ходу выдала дамочка. – Нет, «Опель». А вообще-то я в машинах не очень разбираюсь.

– Это и заметно, – пробормотала себе под нос Мариша. – Ну а цвет машины вы запомнили?

– Серый! – быстро ответила соседка. – Нет, скорее темно-серый. Очень, очень темно-серый. Даже скорее черный.

– А номер машины? – уже с тоской во взгляде спросила у нее Мариша.

Номер дамочка не заметила.

– Он был замазан какой-то грязью, – сказала она в свое оправдание.

– Ну конечно, – сказала Юля. – Именно грязью, когда жара стоит уже вторую неделю. И за месяц не выпало ни одного дождика.

– Я и сама удивилась, откуда грязь на номере взялась, – кивнула болтушка. – Вся машина была чистая, а номер так забрызган, что и не разглядишь.

– И мой муж сел именно в эту машину? – спросила у нее Юля. – А в котором часу это было?

– В половине седьмого. Может быть, в начале седьмого. И машина сразу же укатила в направлении к центру города. Я еще хотела окликнуть господина Антона, но не успела. Он слишком быстро запрыгнул в машину. И укатил.

– А видите вы хорошо? – поинтересовалась Мариша.

– У меня великолепное зрение!

– Скажите, а кто там идет на другой стороне улицы? – спросила Юля, подведя соседку к окну на лестничной площадке. – В синем. Мужчина или женщина?

– Это вам нужно зрение проверить, – немного обиделась соседка. – Потому что ни одного прохожего в синем нет ни на той, ни на другой сторонах нашей улицы.

После этого дама четко и быстро перечислила всех, кто двигался в это время в обе стороны по улице. При этом она назвала такие мельчайшие детали, как очки на носу, татуировка на плече и сумочка из поддельной змеиной кожи в руках. Разумеется, не у одного и того же прохожего. После чего стало ясно, что со зрением у нее и в самом деле полный порядок. И Антона она ни с кем другим перепутать не могла.

– Постарайтесь все же вспомнить, какого цвета была машина, – сказала Мариша. – И может быть, вы вспомните какие-нибудь ее отличительные детали. Ну там помятый бок. Разбитая фара. Или что-нибудь в этом духе.

Соседка обещала постараться. И вернулась к своим домашним. А подруги в который раз за сегодняшний день поймали такси и уже собирались направиться в гости к друзьям Антона, но их догнал крик соседки.

– Постойте! – размахивая руками, кричала она. – Подождите. Я вспомнила!

Подруги попросили шофера подождать и с интересом смотрели на соседку, которая выскочила из дома.

– Я вспомнила, – повторила та, оказавшись рядом с подругами. – На той машине, на которой уехал Антон, была царапина.

– Где именно? – быстро спросила Мариша.

– На дверце, – ответила дамочка. – Даже не царапина, а продольная вмятина. Словно дверцей машины на ходу задели за какой-то угол.

– Какой именно дверцей?

– Правой задней, – уточнила соседка и, очень довольная своей наблюдательностью, отправилась домой – на этот раз окончательно.

Подруги переглянулись.

– По крайней мере, это кое-что, – пожала плечами Мариша, запихивая в такси Юльку и усаживаясь туда сама.

Затем они велели шоферу трогаться.

Глава 3

К сожалению, телефонов друзей Юлькиного мужа подругам среди вещей Антона найти так и не удалось. Поэтому они ехали вслепую, не зная, застанут ли кого-нибудь из этих людей дома.

– Не важно, – говорила Мариша. – Время – это единственное, чего у нас предостаточно. Машины у нас нет, а катаясь на такси, мы рискуем в скором времени истратить ту жалкую тысячу евро, которая осталась у тебя дома после исчезновения Антона. Вот ведь собака, не мог исчезнуть, оставив тебе пару своих кредитных карточек. Или хотя бы немного наличности.

– Но мы же не знаем, как было дело! – попыталась защитить мужа Юля. – Словам этой особы из четвертой квартиры насчет длинноволосой и длинноногой блондинки я не особенно верю. Даже если за рулем и сидела женщина, то это вовсе не обязательно была любовница Антона.

– Ну да! – воскликнула Мариша. – Конечно! Просто знакомая, которая в седьмом часу вечера совершенно случайно проезжала по нашей улице.

– А если это была его любовница, то как ты объяснишь наличие в той же машине негритянок? – спросила у Мариши Юля. – Тебе не кажется это странным?

– Не знаю, – ответила Мариша. – Пока я ровным счетом ничего не понимаю в этом деле. Кроме того, что твой муж чего-то опасался. Но не настолько, чтобы сильно портить себе этим беспокойством жизнь. А вот, поговорив с Вольфом, он заволновался всерьез. И заказал билеты, чтобы смыться из Берлина. Хотя раньше такого скорого отъезда вы не намечали.

– Да, билеты он и в самом деле забронировал, – кивнула Юлька. – Это правда. Я звонила в аэропорт. Билеты были забронированы, но Антон их не выкупил. Так что…

– А куда были билеты?

– В Рим.

– Так вот, он заказал билеты в Рим, велел тебе собираться, тут ты ему показываешь дохлого попугая, который пугает Антона настолько, что он сбегает из дома, даже не взяв смену белья. Да еще за углом его поджидает блондинка то ли в сером «Мерседесе», то ли в черном «Опеле» с замазанными номерами и с царапиной на боку. Очень хорошо!

– Машину Антон мог поймать случайно, – ответила Юля. – И за рулем случайно могла оказаться женщина.

– А на заднем сиденье три негритянки, – напомнила ей Мариша.

– Говорю же тебе, нельзя верить всем словам этой ненормальной! – взорвалась Юлька. – Мало ли что она там наплела!

К этому времени такси подруг подъехало к дому, в котором жил самый давний друг Антона – Карл. Он был женат, но, насколько Юлька помнила, с женой был не в ладах. Жена Карла всерьез подозревала, что муж ей изменяет с какой-то девицей. Эти подозрения, разумеется, не могли внести нужной гармонии в их семейные отношения. Но никакой любовницы у Карла не было. Карл просто любил выпить. Дома ему это категорически запрещалось, поэтому после работы он застревал в каком-нибудь баре по пути с работы до дома. И единственной соперницей для его жены была бутылка шнапса, к которой Карл регулярно прикладывался. Выдав подруге всю эту информацию, Юля заключила:

– Надеюсь, что Карл дома и что он достаточно трезв, чтобы поговорить с нами. Но если он уже спит, то от его жены нам толку будет мало. Я с ней уже говорила, когда пропал Антон. Она ничего толкового сказать не смогла. Остается надеяться, что Карл дома и сможет адекватно реагировать на нас.

– Я тоже на это надеюсь, – кивнула Мариша. – Пошли?

Подруги расплатились с шофером и пошли к высокому белому дому. Дверь была закрыта, поэтому пришлось звонить на домофон в 19-ю квартиру. Открыл дверь подругам сам Карл, немного удивившись, услышав Юлин голос. Он же встретил подруг наверху, прямо у дверей лифта. Карл был уже слегка пьян, но все же не в том состоянии, чтобы завалиться спать. Это Юлю несколько удивило. Потому что дома Карл бывал либо трезв, либо в дым пьян.

– Жена уехала в гости к своей матери, – развеял Карл не высказанное вслух Юлькино недоумение. – Так что я сейчас веду холостяцкую жизнь.

И он, радостно вздохнув, почесал голый живот. Подруги вошли в квартиру. Судя по всему, жена Карла уехала недавно, потому что в квартире еще сохранилось подобие порядка. Если не считать разбросанных по полу в холле грязных носков и рубашек, в ней было даже чисто.

– Хорошо, что ты пришла, – сказал Карл, обращаясь к Юле. – Я тебе сегодня звонил целый день.

– Зачем? – поинтересовалась Юля.

– Как зачем? – удивился Карл. – Беспокоился. Хотел узнать, не вернулся ли Антон. А когда тебя не оказалось дома, я забеспокоился еще больше. Даже подумал, не пропала ли и ты следом за Антоном.

– А откуда ты узнал, что Антон пропал? – удивилась Юля. – Я тебе прямо об этом не сказала.

– Полиция наведалась, – несколько смутившись, как показалось подругам, ответил Карл.

– А у них откуда твой адрес? – попыталась допытаться Юля.

– Не спросил, – пожал плечами Карл. – Знаешь, я был слишком потрясен тем, что Антон куда-то пропал, а я ничего не знаю. После ухода полиции я сразу же начал звонить тебе. Вот сейчас сидел и набирал ваш номер. А у вас дома никого.

– Удивительно, с чего бы это у нас дома никого не было? – ядовито заметила Юля.

Мариша пихнула ее в бок локтем, таким образом деликатно намекая, чтобы Юлька спрятала свое жало до иных времен.

– Ты помнишь, о чем мы с тобой договорились? – прошептала она Юльке на ухо. – Вот и давай! Плачь крокодиловыми слезами!

Юля послушно попыталась выдавить из себя душераздирающие рыдания, которые должны были заставить Карла расчувствоваться и выложить всю подноготную про своего приятеля. Но по заказу рыдания не выдавливались. Тогда Юлька просто уткнулась лицом в ладони и начала довольно ловко имитировать всхлипывания.

– Эй! – обеспокоился Карл. – Не плачь! Антон не такой парень, чтобы дать себя в обиду. Ничего с ним не случится.

– Я вчера уже была в полиции, – старательно прорыдала Юля. – Они его ищут. Но пока никаких следов.

– Если бы ты знала, в каких передрягах твой муж побывал в своей жизни, то не помчалась бы в полицию, – заявил Карл. – Подумаешь, нету дома четвертый день. Бывало и похуже. И как видишь, ничего. Антон жив и здоров.

– Был, – пробурчала Мариша себе под нос, но ее никто не услышал.

– В каких еще передрягах? – спросила Юля, от удивления совершенно забыв, что нужно рыдать.

Антон ей ни про какие передряги не рассказывал. А напротив, уверял, что вся его жизнь прошла в трудах праведных на благо любимой Германии.

– Разве тебе Антон не рассказывал, как он заблудился в дебрях Амазонки, когда был в Южной Америке, и как едва не погиб, вывихнув ногу вдали от всякой цивилизации? – тоже очень удивился Карл.

– Нет, – покачала головой Юля, – не рассказывал.

– Должно быть, не хотел, чтобы ты волновалась, – предположил Карл, чтобы оправдать странную скромность друга. – Но я не Антон, я тебе, Юля, все расскажу. Просто для того, чтобы ты знала, какой молодец твой муж.

Он усадил подруг на диван, сам расположился напротив в кресле. Между подругами и Карлом стоял низкий столик, на который Карл водрузил вскрытую бутылку красного вина и три бокала. Разлив вино по бокалам и передав их сгорающим от нетерпения подругам, он наконец начал говорить:

– Так вот, когда лодка Антона пошла ко дну вместе со всем его снаряжением, а сам он отстал от своих спутников да еще вдобавок свалился с обрыва и вывихнул себе ногу, он не сдался. И не стал лежать и ждать смерти или того момента, когда его найдет спасательная экспедиция. Он полз, он двигался, и на исходе третьих суток он наткнулся на какое-то племя аборигенов, которые доставили его в поселок, где была больница и телефон.

И Карл обвел подруг победным взглядом, чтобы проверить, оценили ли они героизм Антона.

– Неужели Антон тебе не рассказывал про это? – спросил у Юли Карл. – А про то, как его засыпало в шахте в Канаде? Тоже нет! Так ты, можно сказать, ничего не знаешь о своем муже.

– Боюсь, что дело обстоит именно так, – пробормотала Юля.

После этого Карл в подробностях поведал героическую сагу о мужестве Антона, который прокопал себе путь к свободе и не задохнулся под обвалом. В довершение всего он показал подругам фотографии, на которых был запечатлен Антон среди дружелюбно улыбающихся ему индейцев и среди густой зеленой растительности. А также Антон, но уже на фоне сурового зимнего леса.

– Это Антон в Канаде, – подтвердил Карл. – За день до того, как его засыпало в шахте.

– Карл, а ты знаешь, чем конкретно занимался Антон в Южной Америке и в Канаде? – спросила Юлька.

Карл кивнул. К сожалению, к этому времени он как раз достиг той стадии опьянения, когда человек уже болтает такую чушь, за которую ему самому наутро может быть стыдно. Если ему, конечно, кто-нибудь позаботится ее пересказать. В общем Карл пустился в такие туманные объяснения деятельности Антона, что выходило, будто бы фирма Антона со своим ноу-хау по части электростанций могла добывать электроэнергию буквально из ничего и при минимальных затратах. Причем в таких количествах, что хватило бы на иллюминацию всего земного шара и еще бы осталось.

– Про атомную энергию можно было бы смело забыть! – вещал Карл. – Про бензин, нефть и уголь тоже. Энергетическая революция, понимаете?!

Подруги ошарашенно молчали, не зная, как относиться к словам Карла. Как к полному бреду или тоже как к бреду, но только частичному. Пора было переводить тему разговора ближе к Антону.

– Карл, миленький, я прямо не знаю, что мне делать! Если бы я знала, что Антон у любовницы, но жив и в безопасности, мне было бы легче, чем сейчас, – произнесла Юля, вспомнив про всхлипывания. – Чем сейчас, когда я нахожусь в полной неизвестности о его судьбе.

И она начала рыдать в полный голос, причитая, завывая и делая попытки рвать на себе волосы. Карл молчал. Видя, что впечатлений явно недостаточно, Юля упала на пол и начала с глухим стуком биться головой о паркет, продолжая рыдать. Тут Карла наконец проняло.

– Юля, если тебе и в самом деле будет легче, то да… Была у Антона до тебя одна девица. Но честное слово, он порвал с ней еще до того, как познакомился с тобой. Юля, ты для Антона значила очень много. Он сам мне об этом говорил.

– Так почему ты сейчас вспомнил о той девице? – проницательно спросила у Карла помалкивающая до сих пор Мариша.

Юля, не выходя из роли, продолжала рыдать, так что разговор пришлось вести Марише.

– Потому что неделю назад я видел Антона с ней, – смущенно ответил Карл. – Не знаю, имею ли я право об этом говорить… Антон взял с меня честное слово, что я никому не проболтаюсь о том, что он был с Кэт. Он мне поклялся, что встретил ее случайно и что ничего такого между ними нет.

– Что за имя дурацкое? – недовольно спросила Мариша.

– Нормальное имя, – пожал плечами Карл. – Кэт и в самом деле похожа на кошечку. Этакую белую голубоглазую кошечку с острыми, очень острыми и ярко накрашенными коготками.

– Другими словами, Кэт – блондинка? – уточнила Мариша. – А какая у нее машина?

– Понятия не имею, – покачал головой Карл.

– А адрес этой девицы у тебя есть? – спросила Мариша.

Карл явно мялся.

– Не бойся, мы никому не скажем, что это ты дал нам ее адрес, – сказала Мариша. – Клянусь.

– И я клянусь! – пробормотала Юля, продолжая театрально рыдать, прикрывая лицо ладонями.

– Ну ладно! – решился Карл. – Раз такое дело. Антон пропал. И полиция, как я понял, уже Антона вовсю ищет. Тогда ладно. Все равно ведь полицейские разнюхают про Кэт. Так что днем раньше или днем позже, значения не имеет.

– Да-да, – подтвердила Мариша. – Ровно никакого значения. Нам бы только убедиться, что с Антоном все в порядке.

– Напрасно вы так, девчонки, – пробурчал Карл. – Антон – порядочный человек. Не станет он так подло изменять любимой жене. И не станет заставлять ее слезы лить и в полицию бегать. И потом, я уже звонил Кэт, она поклялась мне, что Антона у нее нет. И она не представляет, где он может быть.

– Ты нам дай ее адрес, – вкрадчиво произнесла Мариша. – А мы уж с ней сами поговорим.

Карл еще немного побурчал о том, какого редкого ума человек его друг Антон. И что он никогда не стал бы беспокоить жену, своих коллег, а тем более полицию и засиживаться у любовницы. Но Мариша настаивала. А противиться ласковому, но неотвратимому напору Мариши долго не мог ни один мужчина. А тем более мужчина, который уже некоторое время находился без присмотра жены и слегка забыл о том, что жена у него вообще имеется. Так что Карл довольно быстро сдался и продиктовал подругам телефон этой самой Кэт.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное