Дарья Калинина.

Свадебное путешествие в один конец

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

Вот они.

Что невозможно перенести, то вполне даже запросто можно перетащить.

Что нельзя открыть руками (например, крышку с банки маринованных огурчиков), то вполне можно расковырять открывашкой.

Что тяжело приподнять просто так, то очень даже запросто можно поднять с помощью нехитрого приспособления вроде рычага.

И работа закипела! Для начала Мариша раздобыла прочную палку, с помощью которой расшевелила корягу. А вытолкав ту на ровную дорогу, почти без усилий потащила ее к обрыву.

– Па-аберегись!

Ирочка послушно вжалась в обрыв. И коряга, тяжело качнувшись, встала в нужное место и даже под нужным углом! Мариша прямо умилилась. Ай да коряга! Ай да молодец! И сама она не подкачала.

– Ну что? – наклонилась Мариша над обрывом. – Лестница подана! Ползешь?

– Мне нужно сказать тебе кое-что важное.

– Только не смей мне сейчас говорить, что ты не станешь подниматься по этой грязной штуке.

– Нет, нет! Дело совсем в другом.

– Поднимись и скажи!

– Я так и сделаю.

И Ирочка неожиданно ловко вскарабкалась по стволу. Старая коряга трещала под ее руками и ногами. Мариша каждую секунду боялась, что та просто сломается и Ирочка полетит вниз. На этот раз уже окончательно. Но все обошлось. Ирочка добралась по коряге до того места, где под обрывом в сточенном ветрами грунте начинали змеиться корни деревьев. И хватаясь за них, девушка ловко вскарабкалась наверх.

– Да ты просто акробат! – восхитилась Мариша.

– В школе ходила на гимнастику, – пропыхтела Ирочка, стараясь отдышаться.


Вскоре ей это удалось, и она добавила:

– Всегда думала, что бесполезней занятия, чем гимнастика, не придумаешь. А погляди-ка, все же пригодилось!

Босоножки Ирочки отправились туда же, куда и ее курточка. То есть вниз, в речку. Но Ирочка не выглядела расстроенной потерей вещей.

– Дело-то наживное, – махнула она рукой. – Да и стоили босоножки копейки. У знакомого армянина-сапожника купила.

– А казались фирменными!

– Я тоже так подумала, когда первый раз увидела их. Оказалось, самодел. У них там на дому целое производство открыто. Мама закройщица, папа мастер, сестра набойки стучит, другая ремешки плетет. Одним словом, работа кипит. И все такие рукастые, что обувь выходит – загляденье. Куда там Италии или даже Германии.

– Да, но качество, – промямлила Мариша, догадываясь, что Ирочке сейчас все равно, что говорить.

– Отличное качество! – горячо воскликнула Ирочка. – Кожу и все прочее они покупают лучшего качества.

И тут она внезапно осеклась.

– Боже мой! Что я говорю!

– Ничего. У тебя шок от пережитого. Говори, что хочешь.

Вместо того чтобы последовать совету Мариши, Ирочка схватила ее за руку. Да так крепко, что Мариша поморщилась. Наверняка от холодных тонких Ирочкиных пальцев останутся у нее на коже синяки. Но стоило Ирочке открыть рот, как Мариша забыла обо всех возможных кровоподтеках.

– Меня хотели убить!

Ирочка выпалила эти слова прямо Марише в лицо.

И уставилась на нее, словно ожидая реакции.

– Что?!

– Что слышала! Меня хотели убить!

– Ах, вот ты о чем! Ты все про то же.

– Про то же, да не про то! Я про сегодня!

– А что сегодня?

– Говорю же, меня хотели убить! Я не сама упала с обрыва! Меня столкнули!

Некоторое время Мариша пыталась прийти в себя.

– Столкнули? Кто столкнул?

– Не знаю! Я не видела!

– А… А как все это произошло?

– Мы пошли с Додиком немного подышать свежим воздухом.

И быстро выпаливая слова, так что они у нее иногда сливались воедино, и даже понять их было трудновато, Ирочка начала свой рассказ. Суть его сводилась к следующему.

Потанцевав со своим кавалером, который представился ей Додиком, Ирочка решила, что хорошенького понемножку. Не стоит слишком злоупотреблять вниманием парня, который ей совершенно не нравится и не нужен. Пусть лучше найдет себе девушку, которая ответит ему взаимностью.

А то, что Додику лично она взаимностью не ответит никогда, Ирочка поняла уже в первые же минуты их знакомства. Парень ей не нравился. И даже окажись он потом миллионером, все равно бы не понравился. Его миллионы, может быть и даже наверняка бы, пригодились, а вот он сам – нет.

Но Додик оказался малым настырным. И отлипать от Ирочки никак не желал.

– Узнай меня получше! – твердил он ей. – И ты меня оценишь!

Так как в настоящий момент Ирочка была одинока (Валера, похоронив своего карманного ужа, окончательно испарился с Ирочкиного горизонта), девушка решила попробовать. В конце концов, чем черт не шутит. Может быть, этот Додик вовсе и не такой противный, как кажется на первый взгляд.

– Прогуляемся? Тут так шумно!

У Ирочки в это время от громкой музыки внезапно заболела голова. Признаваться в этом ей не хотелось. Но мысль о небольшой вечерней прогулке она восприняла с радостью. Пусть даже в обществе Додика. Хотя чем-то этот парень Ирочку настораживал. Что-то с ним было не так. Но что именно, Ирочка взять в толк не могла. Скорее всего, ей просто все это кажется. Одним словом, они дошли до обрыва. И тут Додику понадобилось в кустики. Выпитое возле бара пиво сказывалось. Ирочка посмеялась над деликатной проблемой парня. И легко отпустила кавалера. А сама подошла к краю обрыва и стала смотреть вдаль.

– И в этот момент меня кто-то толкнул в спину!

Еще за мгновение до этого Ирочка ощутила за спиной какое-то движение. Но отреагировать не успела. Да и что бы она стала делать? Обстоятельства сложились против нее. Безлюдный лес и она на самом краю обрыва над рекой.

– И ты не видела, кто тебя толкнул?

Ирочка покачала головой.

– Так это и был Додик! Ясное дело, он!

– Нет. Вряд ли!

– Да он это был! Он! Сначала заманил тебя к обрыву. Потом отошел якобы в кусты. А сам остался рядом и стал выбирать удобный момент, когда бы тебя столкнуть.

– Вряд ли это он, – сомневалась Ирочка.

– Почему ты его защищаешь?

– Он ведь потом приходил. Постоял минуты полторы там же, где и я стояла. Меня позвал несколько раз.

– И потом?

– И ушел.

– Ушел? И ты не откликнулась?

– Нет.

– Почему?!

– Потому что тогда думала так же, как и ты. Что это Додик меня столкнул. И вообще, в тот момент все вокруг стали казаться мне маньяками и убийцами.

И Ирочка жалобно всхлипнула. Марише снова стало ее жалко.

– Ладно, не реви! Додик или не Додик, ты осталась жива, а это главное!

Ирочка промолчала. Но посмотрела на Маришу так многозначительно, что Мариша насторожилась.

– Что еще? Что ты так смотришь на меня?

– Понимаешь, этот человек успел кое-что прошептать.

– Какой человек? Который тебя столкнул?

– Да.

– И что он сказал?

– Он сказал: «Ничего личного, во всем виновата твоя работа!»

Некоторое время Мариша смотрела на Ирочку.

– А голос? Какой был голос?

– Хриплый.

– Но мужской или женский?

– Ой! – содрогнулась Ирочка. – Про женщину я как-то даже и не подумала. А что, Мариша, ты думаешь, на меня могла напасть и женщина?

– Запросто! Столкнуть тебя с обрыва, тут особой силы не нужно. Вот даже я могла бы это сделать.

– Ты?!

– Да не трясись ты так! Это я к слову сказала! Сама посуди, если бы я тебя столкнула, зачем бы стала потом ради тебя корячиться с этим бревном?

– Да. Глупо как-то.

– Вот именно.

– Значит, ты мой друг? Ты меня не сталкивала! Я могу на тебя рассчитывать?

И Ирочка с тревогой посмотрела в глаза Марише. Что скажешь подруге в такой ситуации? Замахать руками и убежать от невменяемого человека. А Ирочка сейчас и казалась не вполне вменяемой. Но ничего подобного Мариша сделать не могла. Натура не позволяла. Она лишь вздохнула и сказала:

– Можешь! Рассчитывай!

Ирочка мгновенно просияла. Похоже, мысль о том, что она окажется одна-одинешенька против неведомой опасности, пугала ее даже больше, чем сама опасность.

– И что мы теперь будем делать? – спросила она.

– Первым делом вызовем милицию!

– Зачем?

– Затем, что на тебя было совершено новое покушение. Только что.

– Может быть, не надо милиции?

Ирочка явно не горела желанием связываться с милицией. С одной стороны, странно. А с другой… Как вспомнишь их постоянную дикую загруженность, а вследствие нее грубость, раздражительность и невнимание, то в самом деле соваться с пустяками к ментам не хочется. Чего людей тревожить? Они и так по горло заняты.

– Если бы это было впервые, я бы тоже сказала, что не надо к ментам, – покачала головой Мариша. – Но учитывая все прежние покушения на тебя, я…


– Какие покушения?

– Ты забыла про ужа Дракона? Он пострадал совершенно безвинно!

– Да, ужика жалко. Если честно, то не такой уж он был и противный.

– А нападение грабителей?! А обыск в твоей квартире, в квартире твоей подружки и в твоем офисе? Это ты не учитываешь?

– Кстати, про наш офис, – задумчиво произнесла Ирочка.

– И что с ним?

– Я все думаю, почему этот тип упомянул про мою работу? А?

Мариша тоже задумалась.

– И что у нас там с работой? Где ты трудишься?

– Обычная маленькая фирма. Мы торгуем мелким оптом. Всякие там свитерки, трикотаж, колготки и дешевые джинсы. Ну, знаешь, что потом по всему городу выставляется, как прямые поставки из стран Европы.

– И чем ты там занимаешься?

– Сижу в бухгалтерии.

– Фирма принадлежит тебе?

– Ни боже мой! Хозяин у нас Фарух. По-русски он говорит только три слова: «Куплю», «Продам» и «Почем?»

– Но деньги у вас в фирме крутятся большие?

– Откуда я знаю?

– Вот те раз! Ты же бухгалтер!

Ирочка усмехнулась.

– Те бумаги, которые приходят ко мне, ничего общего с подлинным оборотом не имеют.

– Но примерно?

– Наверное, что-то наш Фарух со своего бизнеса все же имеет. Но немного. Дом вот у себя на родине купил, так это уже лет пять назад. Машина у него хоть и иномарка, но совсем не новая.

– Одним словом, ничего особенного?

– Совершенно.

– Почему же тот человек упомянул твою работу? Что в ней такого?

– Сама голову ломаю.

Некоторое время подруги ломали головы вместе. А потом им это надоело. Как ни раскидывай мозгами, а до Ирочкиной работы очень далеко. Почти двести километров. А вот с местной милицией пришлось разбираться прямо здесь и сейчас.

Глава 3

Естественно, менты принять заявление у подруг отказались. А где вы видели ментов, которые бы согласились взяться за такое тухлое дело? Нигде и никогда. Потому как дураков нет. Менты, они тоже ушлый народ. И им ухудшение кривой раскрываемости по району совсем не нужно.

– Кто свидетель того, что на вас вообще напали? – монотонно бубнил дежурный.

Врать Мариша не решилась. Ведь следующий вопрос мог быть о том, как выглядел нападающий. А столь откровенно врать и сознательно, да еще без всякой пользы для себя вводить следствие в заблуждение Мариша не хотела.

– Свидетелей нет? – оживился дежурный. – Тогда и дела никакого заводить не станем!

– Молодой человек, нельзя так. Ведь не сама же она оказалась там под обрывом?

Но дежурный так легко капитулировать не собирался. Кривая раскрываемости маячила за его спиной алым цветом. И призывала к защите родного отделения.

– А почем я знаю?! Может быть, и сама.

– Да вы что такое говорите!

– Может быть, у вашей подружки развлечение такое! Еще надо проверить, что она там из себя представляет и почему у нас тут в речки падает!

Услышав это, Ирочка неожиданно густо покраснела. И потянула Маришу за рукав.

– Пойдем отсюда!

Дежурный услышал и даже приосанился. Надо же! Как ловко ему удалось избавиться от двух полоумных! Нет, надо же такое придумать, чтобы он взял у них заявление в ситуации, которая заведомо является стопроцентным «глухарем»?

Ведь девица сама призналась, что даже подозреваемых у нее нету. И преступника она не видела. Даже краем глаза. И чего она в таком случае хочет от милиции? Тут тоже не экстрасенсы работают. И чем некоторые люди вообще думают? Не иначе, как своими красивыми пухлыми задницами.

Вот взял бы он у девиц их заявление. Они бы свою душу облегчили, вроде бы дело сделали. А ведь при этом не думают, каково потом ментам придется. Ведь заявление оно только для подружек – просто бумажка. А для следствия имеет силу официального документа. На него же реагировать нужно. А как тут реагировать, если свидетелей нет, да и сами девчонки не сегодня, так завтра уедут к себе в Питер.

И почти успокоив себя такими мыслями, дежурный вернулся к своему прерванному появлением подруг занятию. А именно игре в шарики, которые на экране компьютера так и норовило сожрать лохматое противное существо на двух ножках и с огромной зубастой пастью. Уф! Жуть какая!

Вернувшись в гостиницу, подруги оказались перед выбором. Остаться и продолжить отдых? Или плюнуть на деньги и вернуться в Питер?

– Лично я хочу домой, – жалобно протянула Ирочка.

– Верно. Но сначала нужно сделать еще одно дело.

И Мариша направилась к администратору.

– В каком номере остановился Додик? – без обиняков спросила она у средних лет женщины с утомленным выражением лица.

– Кто это?

– Молодой человек. Худой, высокий, с длинными волосами.

– А-а-а. В восемнадцатом. Только он уже уехал.

– Как уехал? Куда?

– Этого он мне не сказал.

– А когда?

– Вчера поздно вечером.

В милицию подруги отправились ранним утром. И если Додик выехал вчера поздно вечером, то…

– Он уехал сразу же после того, как закончились танцы? – насторожилась Мариша.

– Да. Почти сразу.

– И что он сказал? Как оправдал свой поспешный отъезд?

– Друг у него заболел. Вроде бы так он сказал.

Мариша даже зубами от злости скрипнула. Друг у него заболел! Скажите, какой заботливый!

– Ясное дело, это он тебя в речку столкнул! – прошептала она на ухо Ирочке.

– Не может быть! Он меня потом звал.

– Просто проверял, вдруг ты еще жива!

– Ой!

Ирочка побледнела словно полотно.

– Выходит, если бы я тогда откликнулась…

– Лежать бы тебе на дне речном! – заверила ее Мариша. – Или в крайнем случае среди камней на берегу.

– А я как почувствовала, что не надо откликаться! Поверишь, такой ужас на меня вдруг накатил – и захотела бы, да рта открыть не смогла бы.

– Это у тебя интуиция сработала!

– И что нам теперь делать?

– Нужно разыскать этого Додика.

– А как? Мы даже имени его настоящего не знаем. Что это за имя такое, Додик?

Имя в самом деле было непонятное.

– А ты у него вчера не спросила?

– Нет. Как-то к слову не пришлось.

– Ни фига себе, весь вечер разгуливала с убийцей и даже имени его не выяснила!

– Но я же не знала! И потом всего часочек мы с ним и погуляли вместе.

– Дорого тебе мог этот часочек обойтись!

– Понимаю. Но ни имени, ни фамилии этого Додика все равно не знаю!

– Очень жаль, – задумчиво произнесла Мариша. – Что же, тогда у нас с тобой остается один-единственный выход.

И Мариша посмотрела на администраторшу, которая делала вид, что перебирает бумаги, а сама в это время подслушивала, о чем говорят подруги. Все услышанное заметно ее нервировало. У нее даже уши шевелились от волнения. Похоже, поход подруг в милицию не остался незамеченным.

– Нашей гостинице скандалы не нужны! – заявила она прежде, чем Мариша успела хоть слово вымолвить. – Берите адрес этого проходимца и сами с ним разбирайтесь. А мы тут совершенно ни при чем! Мало ли кто у нас останавливается. Всем в душу не влезешь!

Видя, что администраторша – женщина с понятиями, Мариша решила рискнуть.

– Мы с подругой вынуждены уехать.

– Ваша право.

– Но проживание мы оплатили еще за сутки.

– Всегда лучше платить вперед.

– И теперь мы уезжаем.

– Счастливого пути, – вежливо пожелала им администраторша, делая вид, что искренне не понимает, чего хотят от нее подруги.

И видя, что они не уходят, она доброжелательно улыбнулась и поинтересовалась:

– Вам что-нибудь еще нужно?

Подруги переглянулись. И Ирочка горячо воскликнула:

– Деньги! Верните нам наши деньги!

– Ах, деньги!

Вид у тетки был такой рассеянный, словно она впервые слышала это слово.

– Думаю, что к вашему отъезду мы этот вопрос решим.

Вопрос этот решался долго. Подругам пришлось задержаться в гостинице еще на пару часов. А потом к ним вышел директор и торжественно заявил, что расчетный час в их гостинице – полдень. Он миновал около десяти минут назад. И так как они все еще находятся на территории гостиницы и свой номер не освободили, то он остается за ними еще на сутки.

– Жулики! – прошипела Мариша.

Ирочка злиться не стала. Она неожиданно спокойно устроилась на диванчике и принялась что-то строчить на листе бумаги.

– Что это вы там пишете?

– Заявление. В милицию. А завтра мой друг, кстати, он работает репортером в одной крупной газете, пришлет сюда своих корреспондентов.

– З-зачем это?

– Как это зачем? Мало того, что меня в вашей гостинице едва не убили, служба охраны у вас отсутствует напрочь, и у меня украли мой спортивный костюм и тапочки…

– Ах, это ваши вещи лежали в тренажерном зале?! – мило изумившись, воскликнула администратор, также присутствующая при этом разговоре. – А мы все думали, чьи же они, чьи вещи?

– Могли бы и спросить! – огрызнулась Ирочка. – Или объявление какое-нибудь повесить!

– Можете забрать ваши тапочки и брючки. Они лежат у меня в кабинете в целости и сохранности.

– Что? Размерчик не подошел?

Но администратор и глазом не моргнула. Ей еще и не такое приходилось слушать.

– В общем, вы меня пытались ограбить, потом убить, а теперь еще и деньги нам отказываетесь возвращать! – хладнокровно констатировала Ирочка. – Мой приятель просто обрыдается от счастья, что ему достался такой жирный кусок разоблачений. Он от вашей репутации камня на камне не оставит!

– Погодите, погодите! – заволновался еще больше директор. – Нам дурная слава не нужна. Возьмите ваши денежки. Давно приготовлены и ждут вас.

Таким образом, благодаря силе духа и выдержке Ирочки подруги получили то, на что имели полное право. И с приятным чувством триумфаторов покинули злополучную гостиницу.


– Куда тебя забросить? – спросила Мариша у Ирочки.

В город они возвращались на Маришином «Форде», и вопрос был самый простой. Но Ирочка неожиданно долго колебалась с ответом.

– На работу, – наконец произнесла она.

– Сегодня же воскресенье.

– У нас торговая точка, – напомнила Ирочка. – Выходные дни для нас самое горячее время. Все на своих местах. Есть кого расспросить.

– И о чем?

– У меня из головы не идут слова этого бандита, который на меня напал! – призналась Ирочка. – Почему он упомянул про мою работу?

– Мы с тобой уже об этом говорили.

– И первое ограбление тоже случилось у нас в офисе.

– И что?

– Хочу заехать к себе.

– Какой толк? Что тебе это даст?

– Не знаю, – пробормотала Ирочка. – Но мне кажется, что я что-то упустила из виду.

Мариша тоже задумалась. А потом неожиданно для самой себя заявила:

– Тогда я поеду с тобой!

– Правда? Ты это серьезно?

– Вполне!

– Но у тебя же, наверное, полно дел.

– Нету у меня никаких дел. До понедельника я совершенно свободна.

Самое ужасное, что это была чистая правда. Да и в понедельник у Мариши никаких особо важных дел не предвиделось. Так, обычная офисная рутина. Ее брачное агентство упорно процветало. Одиноких мужчин и женщин в нашем городе оказалось великое множество. И все они желали выйти замуж, жениться или просто найти себе верного и преданного друга или подругу. Одним словом, спрос был. А уж предложение – это Мариша организовывала сама.

И вот теперь, когда дела в агентстве катились по накатанной колее, ее личное присутствие в офисе почти что не требовалось. Помощницы оказались толковые. И сами проводили вечеринки знакомств, сами устраивали пикники за городом, сами вели развлекательные викторины, конечная цель которых была все та же – знакомство с подходящим партнером или партнершей.

Но занимаясь устройством чужих судеб, Мариша никак не могла устроить свою собственную. Мерзавец Смайл, даром что клялся бросить свои мотания по белу свету, слова не сдержал. То есть он очень старался. Про путешествия и не заикался, освоил домашнее хозяйство и записался в секцию бокса. Но Мариша и сама видела, что супругу не сидится в четырех стенах. Он буквально разрывался на две части. Между любовью к ней и своей страстью к бродяжничеству.

Внешне все выглядело замечательно. Денег хватало. Свои накопления Смайл весьма удачно вкладывал в ценные бумаги. И такое уж было его счастье, что бумаги эти неуклонно росли в цене и приносили ему все большую и большую прибыль. Так что Смайл, как уже говорилось, сидел дома, осваивал домашнее хозяйство и по вечерам иной раз баловал Маришу роскошным обедом.

Но Мариша, зная натуру своего мужа, прекрасно понимала, как тяжело ему дается такой образ жизни. Прирожденный скиталец, он вдруг оказался прикованным к одному месту. Тут и до психического срыва недалеко.

– Мне кажется, тебе стоит куда-нибудь поехать, – произнесла Мариша, когда они однажды вечером сидели перед телевизором, только что слопав индейку под белым соусом, которую Смайл сам же и стряпал весь день.

При слове «поехать» муж встрепенулся, как собака при слове «гулять». Наблюдавшая за ним исподтишка Мариша только вздохнула. Этого и следовало ожидать. И хотя Смайл потом стал твердить, что никуда он ехать не хочет, Мариша помнила его первую реакцию и настаивала.

– Тогда поедем вместе! – предложил ей Смайл.

Но Мариша в его странствия как-то плохо вписывалась. Потому что странствовал Смайл обычно по таким отдаленным участкам суши, что там даже лосьон для лица не раздобудешь днем с огнем. Не говоря уж про полное отсутствие косметических салонов. И прочие трудности и сложности.

Задумавшись, Мариша не сразу поняла, что муж в это время что-то говорил. Она вслушалась в его слова и вздохнула.

– Не хотел тебе говорить, но еще месяц назад меня пригласили участвовать в одном телевизионном проекте.

– И что за проект?

– Человека забрасывают в самые дикие места планеты. И он живет там дни, недели и даже месяцы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное