Дарья Калинина.

Серийный бабник

(страница 4 из 26)

скачать книгу бесплатно

Это было легче сделать, чем переубедить Риту в нелепости этого требования. И потому все звали ее просто – Рита.

– Галочка! – просияла актриса, выпустив в лицо гостям облачко душистого дыма. – Ты вернулась!

Одета Рита была в тонкий шелковый пеньюар. А приличия соблюдала тем, что грудь и шею ее окутывало пышное боа из меха неизвестного животного, крашенного в ядовито-розовый цвет. Несмотря на то, что она явно никого к себе не ждала, ее лицо было покрыто толстым слоем тонального крема, пудры и румян. Ресницы круто загибались вверх. А губы влажно блестели, покрытые слоем дорогой помады.

Отступив назад, она картинно вскинула голову.

– Галочка, а кто это пожаловал с тобой?

Дело происходило в кухне пожилой актрисы. Она была невелика. И не расслышать вопроса подруги Галина Степановна не могла. Просто ответить на него она не успела, так как в это время из комнаты появилась толстая пушистая кошка.

Она была красивого голубовато-серого оттенка с едва заметными полосками на лапках и голове. При виде нее Галина Степановна в один момент забыла обо всем, в том числе и о цели своего визита к соседке. И, раскрыв объятия, закричала:

– Маргаритка! Иди сюда, моя кисонька!

Но кошка лишь махнула хвостом и гордо удалилась, демонстрируя, что она думает о хозяевах, которые оставляют своих любимиц наедине с сумасшедшими старухами, которые еще и дымят как паровозы и водят к себе мужчин куда моложе себя. Галина Степановна растерянно смотрела вслед своей Маргаритке. И на глазах у нее выступили слезы.

– Почему она так со мной? – шептала женщина.

Все ее мысли были посвящены капризнице. И поэтому она не обратила никакого внимания на вопрос Риты, который та задала ей:

– Ты уже была у себя дома? Уверена, что была. И как тебе понравился мой подарок?

Галина Степановна не отреагировала. Зато Слепокуров несказанно оживился при этих словах Риты:

– Подарок? Что вы называете подарком? Объясните!

Рита повернулась в его сторону. Смерила его невысокую фигуру оценивающим взглядом и презрительно прищурилась. Нет, Слепокуров был явно не в ее вкусе. Так что тратить свое обаяние на столь невзрачную особь, пусть даже и мужского пола, было бы бессмысленным расточительством сил и энергии. Ничего не ответив следователю, она молча развернулась к подруге.

– Как он тебе понравился? – повторила она свой вопрос. – Правда, он очаровашка?

На этот раз Галина Степановна услышала ее и поинтересовалась:

– О ком ты говоришь?

– Да о Борюсике же! – радостно взвизгнула Рита. – Правда, он милашка? Нет, не благодари меня! Знаю, знаю, я просто чудо. Но для своих подруг я готова и не на такое!

Галина Степановна слушала ее, отвесив челюсть.

– Рита? Ты что говоришь?

– Борюсику негде было жить! А ты в последнее время женщина у нас одинокая. Вот я и подумала, что вдвоем вам будет веселей.

– Ты поселила ко мне молодого человека?

– Ну да!

– Без моего ведома и разрешения? И мало того, даже не спросив, хочу ли я, чтобы он у меня жил?

Рита надулась.

– Так я и знала, что ты все истолкуешь превратно.

Знаешь, Галочка, я тебе прямо скажу. На тебя не угодишь!

– Я не просила мне угождать!

– Но ты намекала, что не отказалась бы разделить с кем-нибудь свой кров.

– Я?!

– Конечно. Разве не ты жаловалась, что в последнее время тебе одиноко? И даже Маргаритка не спасает?

– Я тосковала по дочери! Они с Пьером уехали. И мне действительно в первое время было не по себе. Но я тосковала вовсе не о каком-то случайном и малознакомом мужчине, который бы вдруг взял да и поселился в моей квартире!

– При чем тут дочь! – фыркнула Рита. – Не обманывай саму себя! Тебе просто был нужен мужчина. И я тебе его нашла! Ты с ним познакомься получше, прежде чем жаловаться.

– Нет. Я не буду с ним знакомиться! И еще не известно, может быть, он вор какой-нибудь!

– Он не вор!

– Да? А почему же им тогда милиция интересуется?

И Галина Степановна победоносным жестом вскинула палец в сторону Слепокурова. Рита снова развернулась в его сторону. Но на этот раз она проявила к следователю больший интерес. Во всяком случае заговорила с ним.

– Милиция? – вопросительно изогнула она тонко выщипанную бровь.

– Да.

– Очень хорошо, что вы пришли! – решительно кивнула Рита. – Вы должны помочь.

– Буду рад.

– Правда, Борюсик не позволил мне обратиться к вам за помощью, – слегка засомневалась старушка. – Но раз уж вы сами пришли, то я рада! Выслушайте меня!

Слепокуров заверил, что он весь одно сплошное внимание.

– Вы должны спасти Борюсика. Мальчику грозит опасность.

И прежде чем Слепокуров успел вымолвить хоть звук, она воскликнула:

– Его хотят убить!

Следом за этим в комнате воцарилась тишина. Каждый обдумывал слова Риты. И первым, как и полагается профессионалу, на них отреагировал следователь:

– С чего вы это взяли? Кто вам рассказал?

– Да Борюсик сам и рассказал! – И, повернувшись к подруге, она продолжила: – И не бойся, Галочка, я тебе уже говорила, он не вор. Мальчик из очень приличной и, не побоюсь этого слова, богатой семьи. Просто он попал в затруднительное положение. Ему совершенно не к кому было обратиться за помощью. А в моем лице он нашел свое спасение. Я помогла ему найти безопасное пристанище, а теперь и защиту.

– Не вор? Из приличной семьи? Ритка, ты что, с ним все-таки знакома?

– Естественно! – величественно кивнула актриса. – Не думаешь же ты, что я могла подселить к тебе какого-то сомнительного оборванца с улицы?

– И где ты с ним познакомилась?

– У нас в театре.

Но Галина Степановна не торопилась радоваться. Видно, она хорошо изучила нрав своей приятельницы. И потому строго спросила:

– И давно вы с ним знакомы?

Рита слегка стушевалась.

– Какое это имеет значение? Для двух душ иногда и одного мгновения бывает достаточно, чтобы узнать и понять друг друга.

Но Галина Степановна на эту сентиментальную галиматью не повелась.

– Сколько вы знакомы?

– Это что, допрос?

Рита была возмущена. И Слепокурову пришлось взять инициативу на себя.

– Ну что вы! – вежливо произнес он. – Это еще не допрос. Допрос может состояться только в кабинете следователя. То есть в моем кабинете. А это просто беседа. Но если вы не будете отвечать, то поедете со мной. И ответите уже там.

– А в чем дело?

– Дело в том, что ваш знакомый угостил отравленными конфетами вот эту девушку. Она в свою очередь угостила ими еще одного человека. И в результате появился труп. И только благодаря чудесному стечению обстоятельств труп оказался всего один.

– Я ничего не понимаю. Какой труп? Какие конфеты? При чем тут Борис?

– Это мы и хотели бы выяснить, – сказал следователь.

– Так спросите у него!

– Мы бы спросили. Но где его искать?

– Так у Галочки он живет! – недовольно воскликнула Рита. – Я же вам говорила, мальчику грозит опасность. Показаться на улице для него означает лишний раз подвергнуться риску. Так что он никуда не ходит. И даже в магазин за продуктами я для него ходила.

– Тем не менее сейчас его в гостях у вашей подруги уже нет, – произнес следователь.

– Нет? Как нет? Куда же он ушел?

– Вот это мы бы и хотели у вас узнать.

Рита изрядно переполошилась.

– Но я же ничего, совершенно ничего про него не знаю!

– Вы только что утверждали обратное.

– Ну да, он рассказал мне свою историю. Как его преследуют с целью убить. Но я так понимаю, вас же интересует его настоящий адрес, фамилия или на худой конец номер телефона?

– Да.

– А ничего этого я у него не спросила.

– Почему?

– А зачем?

Галина Степановна плюхнулась на тонконогую табуреточку, которая затрещала под ее упитанным телом.

– Ритка, ты меня в могилу вгонишь! Ты что же, все-таки пустила жить ко мне парня, про которого ни черта толком не знаешь?

– Я знаю его историю!

– И что это за история? – поинтересовался Слепокуров.

– Пожалуйста! – с видом глубоко оскорбленного и не понятого своими современниками человека произнесла актриса.

Для усиления эффекта она картинно закинула боа вторым кольцом на шею и прислонилась к стене, словно в задумчивости слегка прикрыв свои большие глаза с тонкими веками. Если выкинуть из ее речи все поэтические сравнения и образы, то суть сводилась к следующему. Молодого человека, представившегося ей Борисом, она знала около месяца. Он был частым посетителем театра, в котором пожилая актриса была занята в нескольких спектаклях.

За кулисами молодой человек также появлялся частенько. И обычно в компании одного из режиссеров театра. Видимо, его закадычного друга. Молодые актриски приветствовали эту парочку. Борис был неизменно щедр, хотя постоянством к своим избранницам и не отличался. Его подружки менялись от одного спектакля к другому. Но никто из них не был в претензии на молодого человека, понимая, что такого ветреника одним красивым лицом и телом не удержать.

Чтобы он остепенился и остановился, нужно было предложить ему нечто большее. В первую очередь заботу и преданность, на что актриски не были способны. Вот они весело и бездумно просто проводили время в компании Бориса. И не особенно расстраивались, когда это время приходило для других девушек.

Но примерно неделю назад Рита заметила, что Борис появился у них в театре в состоянии крайней тревоги и озабоченности.

– Я столкнулась с ним у служебного входа. И была поражена его видом. Всегда безукоризненно уложенные волосы Борюсика были всклокочены. На щеке красовалась здоровенная ссадина. А рукав его шикарного кашемирового пальто был испачкан какой-то ржавчиной, порван, и из него торчали лохмотья…

Будучи человеком впечатлительным и эмоциональным, Рита всполошилась.

– Борис! Что с вами произошло?! – воскликнула она, не обращая внимания на то, что с молодым человеком она толком знакома не была.

Но театральные люди на такие вещи смотрят проще. Да и юноша годился Рите в сыновья, если не во внуки. Так что она разводить лишние церемонии не стала, а ему явно не терпелось поделиться своей бедой. И он рассказал Рите, что произошло с ним буквально несколько минут назад, по дороге в театр.

– Шел, никого не трогал, проходил как раз мимо того дома, в котором облицовывают фасад. Знаете?

– Конечно!

– Так вот, я иду, а со строительных лесов вдруг срывается гранитная глыба. И летит вниз.

– О!

– Она пролетела буквально в сантиметре от меня. Слава богу, что не задела!

– Как же не задела? Но вы ранены!

– Из нее еще такие ржавые штыри торчали, вроде арматуры, – схватившись за щеку, произнес Борис. – Ими меня и поцарапало. Но честное слово, это пустяки. Вот если бы сама глыба хоть краем задела, тогда бы мы с вами тут не разговаривали.

Рита поахала, поохала. И забыла об этом разговоре. Вернее, могла забыть, если бы буквально на следующий день не стала свидетельницей нового инцидента, когда Борис выжил только благодаря своему феноменальному чутью или везению.

– Называйте это как хотите, но дело было так.

По дороге к театру есть узкий переулочек, в котором трудно разъехаться даже двум легковым машинам. А когда туда сворачивает машина чуть шире маршрутного такси, сразу же возникают проблемы. Переулочек очень темный и неуютный. Сама Рита ходить там избегает. Но это самая короткая дорога к театру. И когда плохая погода или Рита чувствует себя неважно, она все же пересиливает себя. Вот и в тот день она пошла по неприятной, зато короткой дороге.

– Бориса я увидела сразу же. И ту машину тоже.

В общем, Борис двигался по переулку, не глядя по сторонам. И тут рядом с Ритой просвистело что-то тяжелое, обдав ее брызгами из лужи. Рита возмущенно вскрикнула. Но тут же от ужаса у нее спазм сжал горло. Обдавшая ее грязью машина мчалась прямо на беспечно шагающего Бориса.

– И в самый последний момент, когда я уже прикидывала, когда будут похороны, он что-то такое почувствовал и отпрыгнул в сторону.

Машина-убийца промчалась мимо и исчезла за поворотом.

– Номер вы запомнили?

– Что вы! – кокетливо захихикала актриса. – Я близорука.

У нее в устах это прозвучало чем-то вроде бахвальства.

– К тому же, – добавила она, – Борис и другие свидетели этого кошмара потом говорили, что номера на машине были замазаны грязью.

И, выдержав драматическую паузу, Рита понизила голос до зловещего шепота и произнесла:

– А потом Борис признался мне, что его уже не первый раз пытаются убить.

– Что?! – хором воскликнули все.

Рита оглядела своих гостей и затрясла головой в знак того, что сказала чистую правду, ни капельки не приврала и даже готова поклясться чем угодно.

– Он именно так и думал! Потому что, оказывается, на него были и другие покушения. То есть, раньше он принимал их за несчастные случаи. Но потом в него стреляли.

– Стреляли?

– Да, в тот же день, буквально за два часа до того, как он спасся из-под колес машины.

– Кошмар! – произнесла Кира, мигом сопоставив открытую крышку люка и отравленные конфеты.

Наверное, люк и конфеты тоже были приготовлены для устранения Бориса. Хотя, если рассуждать в этом направлении, выходит, что убийцы знали о том, что Борис сменил место жительства. Ну да! Они его снова выследили. И продолжили свои гнусные попытки! Бедный Борис!

– И после того, как в него стреляли, – продолжала Рита, – Борис сопоставил несчастные случаи, которые происходили с ним, а в последнее время так и вовсе следовали один за другим с подозрительной регулярностью, и призадумался. А призадумавшись, испугался. И так как я была человеком, с одной стороны, для него посторонним, но с другой, оказалась отчасти посвященной в его дела, то он открылся мне. И попросил совета, как ему быть дальше.

Галина Степановна насупилась.

– И ты, несчастная, посоветовала ему пожить у меня? Человеку, на которого идет настоящая охота? Спасибо тебе огромное!

– Галочка, как ты можешь так рассуждать? Молодому человеку грозила смертельная опасность.

– Очень скверно! Но я-то тут при чем? И моя квартира?

Не обращая больше внимания на подругу, Рита сказала:

– Сначала я решила, что ему надо где-то спрятаться, пересидеть опасное время. Он сам спросил, нет ли у меня на примете какой-нибудь свободной квартиры.

– Что же ты не предложила ему свою?

– Борис – мужчина. Он сам сказал, что если мы будем жить под одной крышей, то это может повредить моей репутации. И тогда я вспомнила, что ты, Галочка, оставила мне свои ключи. И предложила ему пожить у тебя. – И наконец, виновато посмотрев на подругу, Рита сказала: – Прости, что я не спросила твоего согласия. Но ведь в той глухомани, куда ты забралась, телефона нет. А я была уверена, что ты не будешь против жильца. Что может быть благородней, чем спасти человека от верной смерти?

Галина Степановна уже заметно успокоилась. В изложении Риты ситуация выглядела в ином свете. И в чем-то даже романтично и благородно. И как всякая женщина, Галина Степановна не могла остаться равнодушной к судьбе молодого человека.

– Ладно уж, – буркнула она. – Что сделано, то сделано. Но где твой Борис сейчас, хотела бы я знать? Ни его, ни вещей у меня дома не осталось. Одна пустая борсетка.

– Да что ты говоришь? – расстроилась Рита. – Он ушел? И даже не предупредил меня? Это странно. И даже обидно.

Кажется, она всерьез расстроилась. А расстраиваясь она обычно искала утешения в общении с мужчиной. Так что подруги поторопились увести Слепокурова подальше. Перед этим он еще успел задать Рите несколько вопросов. Но услышал по второму кругу лишь то, что актриса уже рассказала раньше.

– Остается надеяться, что тот режиссер, с которым общался Борис, будет знать о нем больше, – сказал Слепокуров, прощаясь с подругами и отправляясь в театр.

После того, как было выяснено, что в квартире Галины Степановны в самом деле проживал молодой человек, а Фира Яковлевна подтвердила, что этот же молодой человек, а также бутылка ликера и коробка конфет присутствовали в квартире Киры, когда она явилась туда по поводу протечки, подозрения с Киры и Леси были отчасти сняты.

– Но до окончания выяснения всех обстоятельств этого дела прошу вас не покидать пределы города, – предупредил Слепокуров подруг. – Вы меня поняли?

Девушки поняли его превосходно.

– Если что, они нас с тобой снова притянут, – сказала Кира подруге, когда Слепокуров помчался по делам.

– Что если что?

– Если настоящего преступника не найдут.

– Но при чем тут мы? Преступник охотится за Борисом. Для того и были отравлены конфеты. Это же ясно, как божий день. А Иннокентий Павлович просто пал случайной жертвой. Кстати, если бы он не перелапал все конфеты в середине, я бы тоже взяла оттуда штучку.

– А я обычно всегда беру с краешка, – сказала Кира.

– Тебе везет.

Но Кира как-то в своем везении сомневалась.

– Мне бы повезло, если бы я вообще не знакомилась с Борисом. А теперь еще его проблемы разгребать.

– Зачем?

– Чтобы они окончательно меня под собой не погребли. Ты же сама сказала, не найдут менты настоящего преступника, могут снова о нас вспомнить.

– И что ты предлагаешь?

– Было бы хорошо встретиться с этим Борисом и выяснить у него, кто ему преподнес конфетки.

Лесе и самой этого хотелось.

– Но как мы это сделаем? Ведь ни адреса, ни его фамилии мы не знаем.

Стоило ей это вымолвить, как словно по заказу раздался деликатный стук в стенку.

– Это Галина Степановна, – встрепенулась Кира. – Что нужно этой старой мымре? Снова Фантик набедокурил с ее Маргариткой?

И подруги в два голоса принялись звать кота. Тот появился из спальни, зевая и откровенно хмурясь. Во всяком случае подруги именно так истолковали мимику на его мордочке.

«Чего вы ко мне пристали с этой Маргариткой? – читалось на ней. – Это давно в прошлом. Теперь у меня есть Фатима и еще внушительный гарем производительниц новой породы. Вы что, забыли?»

– Просто мы подумали, пока Фатима разрешается твоими в высшей степени породистыми котятками в колыбели новой кошачьей породы, вдруг ты решил немного пошататься по прежним подружкам, – пыталась оправдаться перед котом Кира.

Тяжело вздохнув в ответ, мол, одни глупости у тебя, хозяйка, на уме, Фантик раздраженно дернул хвостом и ушел досыпать.

– Нет, Маргаритка тут явно не при делах, – решила Леся. – Да и то сказать, сколько же невест в данный момент у Фантика?

– То ли десять, то ли уже одиннадцать. Стефанида Петровна совсем помешалась на выведении новой породы. Все таскает и таскает Фантику кошечек. Говорит, что у нее на него большие надежды. Вот он и старается.

– Да уж, до Маргаритки ли ему теперь, бедному.

Тем не менее стук в стену повторился. Галина Степановна жаждала общаться. И подруги, решив, что стоит сходить и узнать, что там происходит, вышли из квартиры. И через несколько секунд уже звонили в дверь соседки.

– Наконец-то! А я вам стучу, стучу. Вы что, не слышите?

– Как услышали, сразу же пришли, – слукавила Кира.

– Надеюсь, своего кота вы надежно заперли?

И женщина с тревогой покосилась на дверь – не прошмыгнул ли там хулиган и растлитель порядочных кошек.

– Не беспокойтесь. Он дома, – заверила ее Кира. – И ему не до глупостей.

– Он участвует в выведении новой кошачьей породы.

– В самом деле?

В голосе соседки слышалось откровенное недоверие. Кажется, в душе она все еще переживала за поруганную честь своей Маргаритки.

– Вы нас позвали, потому что хотели спросить про Фантика? – поинтересовалась у нее Кира.

– Что? Ах, нет. Совсем нет.

– А зачем?

– Да вот, телефончик-то мне ваш следователь не оставил.

– А вам нужен его телефон?

– Может быть, он мне и в самом деле ни к чему, – согласилась женщина. – А то сунусь, так затаскают. То показания им давать, то бумаги подписывать. Жуткие крючкотворы. У меня лет десять назад свояк свидетелем проходил по одной драке. Так, поверите ли, его целый год после той драки в отделение дергали. То против одного показания дать, то против другого. С ним потом все село общаться не хотело. Враг номер один для всех получился. Хотя сам в драке и не участвовал.

Подруги выслушали эту историю не перебивая. Но все равно не поняли, что побудило соседку рассказать им ее.

– Так вы уж, Кирочка, отдайте вашему следователю эти права, – заискивающим тоном закончила та. – Скажите уж, что вы сами их нашли.

– Какие права?

– Да вот они.

И с этими словами Галина Степановна протянула Кире пластиковый квадратик, украшенный цветной фотографией. Это в самом деле были водительские права. Выписанные не на кого-нибудь, а на того самого Бориса, с которым познакомилась, себе на беду, Кира.

– На фотографии он? – шепотом спросила у нее Леся, не сводя глаз с документа.

– Без сомнения.

Едва сдерживая восторг, так и рвущийся наружу, подруги сдержанно поблагодарили Галину Степановну. И, сжимая в руках драгоценный прямоугольник, опрометью кинулись к себе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное