Дарья Калинина.

Селедка под норковой шубой

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

– Ты это видела? – наклонившись к Марише, прошептала Инна.

– Он с ума сошел! – согласилась с ней Мариша. – Поить грудного младенца свежими сливками! Да он у него загнется в три счета.

– А свиные отбивные с жареным картофелем и салатом? – вторила ей Инна. – Нет, ты как хочешь, а ребенка нужно спасать. Он у Михаила на такой диете попросту умрет. Удивительно, до чего некоторые мужчины глупы!

Поспешно проглотив свой ужин, подруги отправились следом за Михаилом к его каюте. На палубах и переходах корабля было пустынно. Все пассажиры ужинали, а навстречу подругам попадались лишь стюарды, спешащие в ресторан с кипами белоснежных салфеток, горами тарелок или корзинами с круглыми сдобными булочками, посыпанными маком, корицей и кунжутом, которые на этом корабле подавали вместо хлеба.

На торопливо бредущих по коридору подруг никто из персонала не обращал никакого внимания. Правда, по дороге на девушек налетела шумная ватага подростков лет одиннадцати-двенадцати. Они чуть не сшибли подруг с ног и умчались в сторону ресторана. Но в целом Инна и Мариша без помех добрались до той части корабля, где находилась каюта Михаила. Как он уже сообщил подругам, в предвкушении появления невесты он занимал каюту один. Коридор был в обе стороны пуст, но смышленая и вдобавок высокая Мариша выкрутила лампочки, так что в коридоре стало совсем темно.

– Ну что там? – прошептала Мариша, обращаясь к Инне.

– Пока ничего не слышно, кроме чавканья, – поделилась с подругой Инна.

– Чавканья? – ужаснулась Мариша. – Ребенок ест отбивную?

– Похоже на то, – кивнула Инна.

В этот момент раздался душераздирающий треск костей. Обе подруги дружно покрылись холодным потом, вздрогнули и принялись ломиться в дверь каюты Михаила.

– Открой, изверг! – вопили они. – Открой, а не то хуже будет!

Но Михаил по вполне понятной причине открывать дверь не торопился. Хотя и был в каюте, потому что дверь была заперта изнутри. Попытка подруг вышибить дверь тоже успеха не принесла. Она была сработана на совесть, и даже совместных усилий Мариши и Инны оказалось недостаточно, чтобы ее сломать. Отлетев в очередной раз от двери словно мячик, Инна сказала:

– Нужно бежать за подмогой! Ты, Мариша, стой тут. А я побегу!

И она умчалась. А Мариша стала прислушиваться к звукам, доносящимся из каюты. Пока все было тихо, Инна где-то задерживалась. И вдруг из каюты раздался такой печальный писк, что сердце Мариши буквально облилось кровью. А затем писк перешел в какой-то хрип и даже плач. Нервы Мариши сдали, и она кинулась следом за Инной.

Добежав до угла коридора, Мариша свернула налево, потому что твердо была уверена, что капитанский мостик вместе с дежурным начальством находится там. Но, увы, вместо капитанского мостика Мариша наткнулась на спуск в машинное отделение. Решив, что и машинисты в данном случае могут оказать подмогу, Мариша начала спускаться вниз.

Тем временем Инна на всем ходу столкнулась со спешащим по своим делам стюардом.

И ей стоило большого труда внушить парню трезвый взгляд на вещи. Сначала он все рвался из рук Инны и все твердил про свои служебные обязанности.

– Ты чурбан! – вопила Инна. – Там ребенка пытают! А ты тут плюшками разных жлобов балуешь! Идем со мной, иначе совесть будет мучить тебя до конца твоей несчастной жизни.

В конце концов стюард внял просьбам Инны или скорей всего понял, что иначе ему от надоедливой пассажирки не отделаться, и покорно повел Инну за помощью. Дело оказалось непростым. Сначала нужно было найти старшего по смене, обнаружили его в дегустационном зале, но он уже так основательно надегустировался, что с трудом ворочал языком.

В конце концов старший решил, что это дело относится к компетенции дежурного по этажу, и Инна, а также человек десять любопытных, уже посвященных в происходящее, кинулись за ней следом. Дежурного нашли всего через каких-нибудь двадцать минут, он мирно спал у себя в комнатке и наотрез отказывался верить, что где-то в подведомственном ему номере измываются над ребенком.

– Вы поймите, у нас на корабле плывут сплошь люди уважаемые! – твердил он. – Никаких младенцев в списках не числится. Вы просто ошиблись!

– Я слышала детский плач и треск костей! – стояла на своем Инна. – Хоть режьте меня. И если вы еще немного помедлите, то тот субъект окончательно разделается с бедным крошкой и выкинет останки в море.

Жуткая картина, нарисованная Инной, заставила людей поторопиться. И всего через какие-нибудь полчаса с небольшим вся компания с запасными ключами двинулась к номеру Михаила. Еще издалека Инна увидела Маришу, четко стоящую на своем посту возле каюты, и возблагодарила небеса за такую стойкую подругу. К тому же Марише каким-то чудом удалось раздобыть двух засаленных мужиков, которые пытались отворить дверь в каюту. И кто-то уже ввернул лампочки, так что в коридоре снова стало светло.

– Минуточку! – вмешался дежурный. – Вы так все замки мне сломаете. Дайте-ка, у меня ключ.

Механики послушно отошли в сторону, а дежурный принялся ковырять запасным ключом в двери.

– Испортили такой хороший замок, – ворчал он. – Просто безобразие.

Но в конце концов замок щелкнул, и дверь открылась. Мариша с Инной первыми заглянули в каюту и вскрикнули от ужаса. Прямо посредине разгромленной каюты лежал Михаил и задумчиво смотрел прямо в потолок. На потолке не было ровным счетом ничего примечательного, поэтому его интерес оставался в некоторой степени загадочным.

– Он что, мертв? – услышала Мариша чей-то тихий шепот за своей спиной.

Подруги переглянулись, и до них дошла истина. Михаил и в самом деле был мертв.

– Скорей всего мертв, – сказал таким тихим шепотом, так что услышали только подруги, тот же голос. – Стоит взглянуть на пятна на его лице.

Девушки оглянулись, но обладателя голоса в толпе не вычислили. Похоже, он обращался к самому себе и подруги лишь случайно подслушали его слова.

– Но а как же ребенок? – жалобно протянула Инна, не забывшая о главном.

– Да, где же ребенок?! – заволновалась Мариша. – Михаил сам по себе, если ему охота, то пусть валяется на полу. Но где-то в каюте должен быть ребенок. Кто-то же плакал. Мы слышали.

И она опустилась на пол в поисках затерявшегося ребенка.

– Ой! – воскликнула она. – Смотрите!

И, запустив обе руки под перевернутый стул со вспоротой спинкой, она извлекла на свет божий очаровательного слюнявого щенка бульмастифа в ошейнике, украшенном металлическими бляшками. Оказавшись в заботливых руках, щенок разревелся. И все услышали плач, один к одному – плач грудного младенца. Там же под столом стояла тарелка с остатками щенячьей трапезы. Разгрызенная кость и котлеты валялись там же. Вот откуда хруст.

– Вот так ребеночек! – захохотали механики. – Ну, девки, подняли же вы шуму. Небось самим-то еще детишками обзавестись не довелось. А то нипочем бы не спутали.

И, усмехаясь, механики начали продвигаться к выходу.

– Позвольте! – воскликнул помощник капитана. – Щенок щенком, а откуда тут взялось это тело? И почему каюта выглядит так, словно в ней поработал грабитель? И вызовите же в конце концов кто-нибудь врача. Человеку же совсем плохо. Врача!

– Я тут! – послышался из-за спин подруг уже знакомый им голос.

И вперед выступил невысокого роста пожилой человечек со взъерошенными седыми волосиками.

– Я – врач! – сказал он. – Пока прибудет ваш корабельный врач, я могу оказать первую помощь пострадавшему.

Помощник капитана жестом предложил доктору приступить к своим обязанностям. У доктора были водянистые глаза, щечки в красных прожилках и нос, выдававшие в нем любителя горячительных напитков. Он наклонился над телом Михаила и пробормотал:

– Так, тут все ясно. Сердечный приступ. Ему необходим свежий воздух. Как можно больше свежего воздуха.

И, поднявшись с колен, он произнес уже достаточно громко:

– Все посторонние, освободите немедленно помещение!

– Мы не посторонние! – отбивались Мариша с Инной. – Он наш друг!

Но все было напрасно. Подруг вместе со щенком и прочими любопытными выставили за дверь. И ребята из секьюрити, неожиданно оказавшиеся в коридоре, начали теснить толпу наверх на палубу. И не успели подруги оглянуться, как они уже дышали свежим морским воздухом, а корабль относил их все дальше и дальше от берега. Щенок, уютно устроившийся на груди у Мариши, вдруг задергался, шлепнулся на пол и заковылял на уморительно кривеньких ножках к ближайшему шезлонгу. Тут он уселся и с серьезным видом выдавил из себя странно пахнущую кучку.

– Этого только не хватало! – простонала Мариша. – Теперь еще и убирать за ним!

К счастью, этого безобразия, которое натворил щенок, никто из посторонних не видел. Все они были увлечены обсуждением случившегося в каюте Михаила. Подруги быстро схватили провинившееся животное и смылись вместе с ним подальше. Оказавшись в безопасности палубой выше, Инна плюхнулась на обвеваемую ветерком деревянную скамью и разразилась вопросом:

– Слушай, может быть, ты мне все-таки скажешь, что случилось с Михаилом, пока я бегала за капитаном? Почему, когда я уходила, он был еще жив, а когда вернулась всего через каких-нибудь полчаса, он уже лежал на полу весь в пятнах?

– Во-первых, ты отсутствовала больше получаса. А во-вторых, кто тебе сказал, что он был жив, когда ты уходила? – спросила в ответ Мариша. – Ты слышала его голос?

– Нет, только голос щенка, – призналась Инна.

– Вот видишь, – обрадовалась Мариша. – Он вполне мог быть уже без сознания, когда мы ломились к нему в дверь.

– Мариша! – подозрительно покосилась на подругу Инна. – А ты сама никуда не отлучалась от двери каюты Михаила?

Мариша молчала.

– Конечно, ты покинула свой пост! – негодующе воскликнула Инна. – Иначе откуда бы там взяться этим механикам. Ты спустилась в механический отсек и извлекла этих рабочих, чтобы они вскрыли дверь.

– А что мне было делать? Звук хрустящих костей и урчание становилось совсем невыносимым. Меня прямо по нервам шибануло. Я же не знала, что это щенок ужинает. Я больше не могла это слушать и помчалась искать подмогу.

– И?..

– И что «и»? – спросила Мариша. – Подмогу я нашла.

– А больше ничего подозрительного ты не видела? – спросила у подруги Инна. – Не скрывай, я же вижу, что тебе есть что мне сказать.

– Ну, вообще-то, – замялась Мариша. – Помнишь те уютные диванчики, которые стоят вдоль стен в коридоре? Вот и напротив каюты Михаила был один такой диван. И когда я поднялась из машинного отделения, машинисты обещали прийти минуты через полторы, я услышала, как дверь каюты Михаила открывается.

– И что ты сделала?

– Что сделала? – проворчала Мариша. – А что бы ты сделала на моем месте? Спряталась под диван, вот что я сделала!

– Ты крупно рисковала! – заметила ей Инна. – Как это ты там вся целиком уместилась?

– Не беспокойся, мне было вполне комфортно, – отрезала Мариша. – И даже удалось кое-что разглядеть.

– Что же? – хихикнула Инна. – Ноги посетителей каюты Михаила?

– Да! – с жаром откликнулась Мариша. – Оба этих типа явно торопились смыться. Но у одного были белые ботинки из тонкой кожи с узором из дырочек на носу. А у второго тоже летние светло-бежевые туфли, но только на высокой подошве из прозрачного пластика. Вот что мне удалось разглядеть!

– А носки? – спросила Инна.

– Носки я не видела, брюки закрывали.

– Ну а брюки какого цвета были? – спросила Инна.

– Ты что, не помнишь, я же сама выкрутила лампочки в коридоре? – прошипела Мариша. – Я и ботинки-то их разглядела только потому, что те двое промаршировали прямо мимо моего дивана. И их ботинки оказались просто перед моим носом. Ненадолго, но мне хватило, чтобы их запомнить. Они у меня в памяти четко отпечатались. И их запах, честно говоря, тоже.

И Маришу передернуло от воспоминаний.

– Запах – это вообще что-то жуткое, – пожаловалась она Инне. – Это был не просто запах грязных носков. Это была какая-то сложная смесь из запаха аммиака, пота, грязных носков, сероводородных источников и горящей резины. Очень сложный букет. Я даже не уверена, что назвала все ингредиенты. Но смесь этих запахов просто отпечаталась у меня на рецепторах, я теперь ее до конца жизни не забуду.

– Запах нам не поможет, – вздохнула Инна. – Мы же с тобой не ищейки, чтобы обнюхивать обувь пассажиров.

– Да я таким желанием и не горю, – ответила Мариша, содрогнувшись.

– Так, – сказала Инна. – То, что ты видела, дает нам двух крепких подозреваемых. Остается только вычислить, где среди сотен людей скрываются эти два обладателя приметной обуви.

– У меня на этот счет есть план! – оживилась Мариша. – Все посетители обычно выставляют свою обувь на ночь, чтобы ее почистили, привели в порядок и вообще навели глянец. Думаю, что и наши незнакомцы, которые появились из каюты Михаила, не будут исключением. Мы обойдем сегодня весь корабль и осмотрим выставленную на ночь обувь.

– Ладно, – вздохнула Инна. – Только нужно щенка куда-то пристроить.

Налопавшийся мяса щенок лежал словно пушистый шарик на полу, беспомощно раскинув в разные стороны все свои четыре лапы. Инна осторожно подняла его за грудку и понесла в свою каюту.

– Жаль, что ты ничего, кроме туфель, не видела, – вздохнула она по дороге, обращаясь к Марише.

– Если ты обещаешь меня не ругать, то я скажу тебе еще кое-что, – сказала Мариша.

– Обещаю! – воскликнула Инна, даже не подумав, что от нее требуется.

– Когда эти типы прошли в конец коридора, я все-таки не удержалась, подняла диван и посмотрела им вслед.

Инна представила себе картину, как Мариша с диваном на спине таращится вслед двум незнакомцам, не выдержала и прыснула.

– Да, тебе смешно. А знаешь, какие эти диваны тяжелые! – пожаловалась Мариша. – Даже я его с трудом удержала на весу. Но главное, что мне удалось рассмотреть фигуру одного из мужчин. Того самого, который был в белых туфлях. Он такой высокий, худой и одет во что-то светлое.

– А второй?

– Второй мерзавец, к сожалению, уже скрылся за углом, – вздохнула Мариша. – Но думаю, что парочку в такой колоритной обуви мы с тобой найдем без труда.

– Если только они не захватили с собой столько же пар обуви, сколько ты или я, – со вздохом ответила Инна. – Тогда наши усилия могут вообще не привести ни к какому результату. Будут менять ботинки хоть каждый день.

– Не каркай! – разозлилась Мариша. – У нас все получится. Вот увидишь.

Вернувшись к себе в каюту, подруги пристроили щенка на подушку, поставили перед ним тарелку с водой и на другой тарелке раскрошили немного бутербродов с ветчиной, которую им дала в дорогу Тамара Ильинична. Немного подумав, подруги притащили из ванной какой-то стеклянный поддон.

– Надеюсь, что эта животинка смекнет, что это его туалет, – сказала Инна.

– Надо его как-то назвать, – сказала Мариша, глядя на щенка. – Кстати, как думаешь, мальчик это или девочка? Судя по тому обеду, какой он сожрал, это парень.

Инна пожала плечами, она в собаках совсем не разбиралась. Щенок мирно спал, видимо, устав за сегодняшний день, и будить его подругам не хотелось. Они молча смотрели на сопящего щенка и умилялись. Ошейник был явно слишком велик для такого малыша, и подруги осторожно, чтобы не разбудить щенка, освободили его шею от обузы.

– Пусть отдыхает, – сказала Мариша, небрежно кидая ошейник на свою кровать.

– Ну, решила, как мы его назовем? – спросила у нее Инна.

– Назовем его в таком случае Етти, – сказала Мариша. – И не мужское имя, и не женское. Никто ведь точно не знает.

Инна, которая вообще плохо разбиралась в собачьих кличках, охотно согласилась.

– А вообще-то щенок породистый, – сказала Мариша. – На него у Михаила наверняка должны были сохраниться документы.

– Предлагаешь пойти и порыться в бумагах Михаила? – предложила Инна.

– А что тут такого? – пожала плечами Мариша. – Может быть, узнаем что-нибудь новенькое. Все равно ведь осмотр обуви можно отложить до утра. Никуда обувь от нас не денется.

– Как знаешь, – сказала Инна. – Что касается мужской обуви, тебе видней.

И подруги отправились обратно к каюте Михаила. Она была заперта, но внутри явно кто-то был. Раздавались мужские голоса. Подруги приникли к замочной скважине.

– А как фамилия убитого? – спросил незнакомый им мужской голос.

– Ферзев, – сказал другой голос.

– Ферзев, Ферзев, – забормотал первый голос. – Кажется, я видел в списке пассажиров гражданку с такой же фамилией. Сейчас схожу посмотрю.

Подруги быстро отпрыгнули от двери и вовремя. Через минуту из нее появился помощник капитана. Не обратив на девушек никакого внимания, он ушел. А подруги снова приникли к двери. Но больше им не удалось услышать ничего интересного, кроме того, что мужчина скончался вовсе не от сердечного приступа. А ему дали яд в бокале с вином, и пил он это вино либо в гордом одиночестве, либо преступник унес свою посуду с собой. Бутылка вина, из которой была налита отравленная жидкость, нашлась, и ее должны были отправить на экспертизу. Также как и стакан, из которого пил Михаил.

– И вот что я думаю, – сказал еще один голос. – С тех пор, как мы отплыли, этот покойный успел поспешно поужинать в ресторане, а потом ушел к себе в каюту. Кого он принимал у себя, мы не знаем. Но точно знаем, что за это время к кораблю не пришвартовывался ни один катер. А значит… Значит, убийца где-то на корабле. Среди пассажиров.

От этих слов подруги слегка похолодели. Мариша сделала знак Инне отступать.

– Что? – спросила у нее Инна.

– Я думаю, что нужно опросить соседей Михаила, – сказала Мариша. – Может быть, они что-то видели или слышали.

– Хорошая мысль, – одобрила ее Мариша. – Странно, что эти в каюте Михаила еще до нее не додумались.

– Что с них взять, они же не полицейские, – пожала плечами Инна. – Хотя служба охраны уже должна была бы начать действовать.

– Они, должно быть, не хотят, чтобы на судне поднялась паника, – решила Мариша. – Вот и не торопятся.

– Ну а нам плевать на репутацию «Аристотеля», – сказала Инна.

И подруги начали обходить каюту за каютой. В некоторых было пусто, в других уже спали и ни про какого Михаила слыхом не слыхивали или притворялись. Но наконец дверь одной из кают открылась, и на пороге возник симпатичный невысокий молодой человек с карими глазами и светлыми коротко стриженными волосами.

– Вам кого? – дружелюбно осведомился он.

– Нам нужен Михаил Ферзев, – нахально сказала Мариша. – Он назначил нам свидание тут.

– Тут? – растерянно оглянулся владелец каюты. – Но с какой стати? Хотя постойте, вы меня что, разыгрываете? Мишка, должно быть, послал мне вас в подарок? Вот чертяка! Не забыл, что у меня сегодня день рождения. Что же, милости прошу.

Судя по веселому настроению хозяина каюты, он еще не был в курсе последних печальных событий, постигших его друга.

– А вы действительно друг Михаила? – осторожно спросила у мужчины Инна, расположившись в кресле.

– Конечно! – горячо заверил ее мужчина. – Николай! Николай Карачев. Разве Михаил не называл вам моего имени?

Подруги тактично обошли молчанием этот вопрос. Да Николай и не требовал на него ответа, поспешно раскупоривая бутылку шампанского, срывая обертки с коробок конфет и воздушного печенья.

– Прошу к столу, – наконец пригласил он подруг. – Жаль, что угощение более чем скромное. Но я не ждал гостей. Впрочем, если вы голодны, то я могу заказать ужин из ресторана.

От ужина подруги поспешно отказались, сказав, что уже поели.

– Знаете, а мы ведь к вам вовсе не в качестве подарка на день рождения, – наконец сказала Мариша. – Дело в том, что мы даже совсем наоборот.

– Наоборот? – удивился Коля. – Как это наоборот?

– Вы ведь знали, что Михаил ехал с вами на одном корабле? – спросила у Коли Инна.

– Разумеется, – кивнул Коля. – Мы вместе покупали путевки. Только договорились, что жить будем в разных каютах. Понимаете, Миша нашел наконец себе невесту. И теперь только и бредит о том, как бы поскорей с ней воссоединиться. Так что он заказал себе отдельную каюту. А кто достанется мне в соседи, я еще не знаю. Мой попутчик прибудет в одном из средиземноморских портов, куда мы должны зайти.

– Вот как, – протянула Инна. – А как вы добирались до Стамбула?

– На самолете, разумеется, – жизнерадостно поведал Коля. – Только я прилетел три дня назад и уже успел осмотреть этот чудесный город.

– А сегодня вы виделись с вашим другом?

– С Мишей? Еще нет. За ужином я его не поймал. А стюард сказал мне, что он ушел к себе в каюту и просил его до утра не беспокоить. Вот я и подумал, что завтра с утра навещу его. Михаил, должно быть, устал после длительного перелета. Так что я не хотел тревожить его.

– Вам теперь это вряд ли и удастся, – скорбно произнесла Мариша.

– Почему? – искренне удивился Николай.

– Потому что не далее как час назад, – произнесла Инна и сделала эффектную паузу, – ваш друг Михаил скончался от изрядной дозы яда, которую принял вместе с вином.

Некоторое время Николай переваривал эту информацию, а потом по его лицу расплылась усмешка.

– Узнаю Мишкину манеру шутить! – воскликнул он. – Помню, чуть больше года назад, когда Алла окончательно от него ушла, он купил себе гроб со всеми причиндалами, велел доставить в фирму, улегся в этот гроб и велел считать себя мертвым. Насилу нам удалось вытащить его оттуда. И до тех пор пока Алла не пообещала, что еще подумает относительно развода, Мишка отказывался вылезать из гроба и принимать пищу.

– Алла – это жена Михаила? Разве они еще не в разводе?

– Они находятся в стадии развода, – сказал Николай. – Миша в нее был влюблен по уши. Алла очень эффектная женщина. И Миша, мягко говоря, до нее не дотягивал. Но это уже в прошлом. Теперь Миха нашел себе какую-то красотку по переписке и едет к ней.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное