Дарья Калинина.

Рандеву с водяным

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Я просто не смогу уснуть и вообще жить не смогу, если мы не разузнаем, какого черта убили эту женщину! – возбужденно твердила мне Мариша.

В этом же ключе она говорила примерно полтора часа. И наконец я сдалась. Выставить из моей квартиры Маришу не удавалось, равно как и переубедить ее, поэтому оставалось смириться.

– Ладно, мы найдем Михаила, спросим, что все это значит, и на этом все! – наконец сказала я.

– Так этого же я от тебя и добиваюсь! – обрадовалась Мариша, и мы наконец-то смогли лечь спать.

Перед сном Мариша позвонила своей маме и предупредила, что остается ночевать у меня.

– Господи, опять вы во что-то влипли! – простонала в ответ Тамара Ильинична. – Другие девушки в вашем возрасте уже семьи имеют, мужей. А у вас все не как у людей. Вместо того чтобы перед мужиками юбками крутить, вы все какие-то трупы находите. Что за странность у вас такая?

– Мама, с чего ты взяла про труп? – недоуменно спросила Мариша. – Кто тебе рассказал?

И она метнула на меня негодующий взгляд. Я в ответ пожала плечами и затрясла головой. Ни о каком трупе я Тамаре Ильиничне не рассказывала. Да у меня сегодня и вообще не было времени пообщаться с мамой Мариши.

– Да чего уж там не знать! – кричала в трубку Тамара Ильинична. – Мне и знать нечего. Я тебя за двадцать с лишним лет хорошо изучила. Где ты, там жди какой-нибудь истории. Кстати, тебе твой Карл из Вены звонил. Волновался, где это ты в такое позднее время бродишь.

– Да ну его! – отмахнулась Мариша. – Скажи, если еще будет звонить, что я куда-нибудь уехала. В деревню к больной бабушке, например.

– Но у тебя нет бабушки, – растерялась Тамара Ильинична. – Тем более в деревне.

– Но Карлу ведь об этом необязательно знать, – сказала Мариша. – Скажи, пусть успокоится.

И на этом разговор окончился.

– Повезло тебе, Дашка, с мужем, – сказала Мариша, ложась спать. – Смотался в Португалию и звонками с дурацким беспокойством не тревожит.

– Почему дурацким? – спросила я.

– Да потому что! Ну скажи, какой толк Карлу волноваться обо мне, если он в Вене, а я тут, в Питере, и между нами тысячи километров. Чем он может мне помочь, если со мной что-нибудь случится? Да ничем. Так что и волноваться ему обо мне бесполезно.

– Конечно, лучше как у меня, – усмехнулась я. – Ни телефона я его не знаю, ни адреса. Случись чего, не буду даже знать, где его и искать.

– Вот и я о том! – обрадовалась Мариша. – И поэтому никакого беспокойства. Все равно ведь ничего поделать не можешь. И через наше посольство в Португалии тебе его не разыскать. Он ведь в Португалии наверняка без вида на жительство живет. А это значит, что от всех властей он прячется. Он, наверное, и тебе своего адреса не дает из конспирации.

– Ага, – кивнула я. – И денег на воспитание ребенка не шлет по этой же причине. Из конспирации.

Мариша ничего не ответила. Она думала.

– Как только закончим это дело, – наконец сказала она, – вплотную займемся твоим пропавшим мужем.

Это ведь очень загадочно, что он пропал. Он ведь так радовался, когда родилась Сашка. Прямо весь сиял, когда из роддома примчался. Всем позвонил и сказал, что у него родилась дочка – голубоглазая брюнетка. И потом, я помню, он ей все время песенки пел и сказки рассказывал. Другие мужики к ребенку, пока тот говорить и бегать не начнет, и подойти боятся.

– Слушай, хватит о моем муже! – не выдержала я. – Честное слово, даже твоя неуемная страсть к расследованиям убийств не так невыносима, как твое стремление покопаться в личной жизни твоих подруг.

– Но вы же мои друзья? – удивилась Мариша. – Должна же я знать, что у вас в личной жизни происходит.

Я ей не ответила, сделав вид, что уже сплю. Хотя честно сказать, после Маришиных пересоленных котлет уснуть было трудновато. Все время хотелось пить. Приходилось по сто раз вскакивать и мчаться на кухню за холодной водой. Наконец, уже под утро, я уснула.

Глава 2

Следующий день начался для меня тоже не самым приятным образом. Вчера, как я уже сказала, мне удалось уснуть очень поздно. И к тому же, не успела я уснуть, как почти сразу же мне показалось, что меня будят.

– Вставай! Нам к десяти нужно к Жихареву на допрос. А ты все спишь, – слышала я Маришин голос, ощущая толчки в плечо.

– А который час? – сонно пробормотала я.

– Уже почти девять! Вставай.

– Можно, я еще полчасика посплю, – пробормотала я. – Я только под утро уснула.

– Молчала бы уж! – возмутилась Мариша. – Я из-за тебя всю ночь почти не спала. Только засыпать стану, как ты бум-бум-бум – на кухню за водой побежала. Потом бум-бум-бум – обратно прибежала. Через полчаса все по новой. Разве в такой обстановке уснешь? Ты бегаешь, как стадо слонов.

– А я вообще не понимаю, чего твой Карл беспокоится, вернешься ты к нему или нет! – парировала я. – Если ты его кормишь такими же котлетами, которые вчера нам приготовила, я бы тебя лично навсегда из дома выгнала.

– В Австрии все в полуфабрикатах, – мечтательно сказала Мариша. – Ничего добавлять не надо. Плюх на сковороду, и жарь себе.

– И чего тебе там не живется? – спросила я, надеясь выгадать минутку и еще понежиться в теплом гнездышке.

– Так скучно же! – воскликнула Мариша. – Котлеты всегда идеальные. Их даже сжечь невозможно, потому что у Карла такой специальный прибор в плиту вмонтирован, он начинает пищать, когда что-то пригорает или концентрация пара превышает норму.

– Специально ради тебя, я думаю, Карл этот приборчик вмонтировал, – ехидно сказала я.

Но Мариша на мою уловку больше не поддалась.

– Вставай! – крикнула она, сдергивая с меня одеяло.

Все тепло разом улетучилось, и пришлось вставать. За окном была обычная для нашей осени картина: серое небо, какое-то мелкое водяное крошево с неба и пронизывающий ветер. Мариша сидела на телефоне и пыталась кому-то дозвониться.

– Звоню в ту страховую компанию, которая увезла вчера твоего соседа, – сказала она. – О! Дозвонилась!

После этого я ушла умываться, оставив Маришу беседовать со служащей страховой компании. Когда я вернулась, Мариша снова набирала чей-то номер.

– Футболят меня от одного клерка к другому! – пожаловалась она.

Но наконец она попала на нужного человека. И ей сказали, что Михаил Цветиков действительно у них в компании застрахован. И отправлен по «Скорой помощи» в больницу Святой Елизаветы. Узнав адрес и телефон этой больницы, Мариша повесила трубку и с торжествующим видом помчалась к дверям.

В милицию мы с ней приехали вовремя. Но выяснилось, что Жихарев еще занят. Он лишь на минутку выглянул из кабинета, сделал нам жест рукой, что, мол, помнит о нас и примет. Но поздней. Потом какая-то девушка-следователь предложила нам посидеть в коридоре. Мы послушно уселись на жесткую кушетку и начали изучать висящий напротив нас плакат, призывающий всех оказывать первую помощь при отравлении газами.

– Интересно, – внезапно сказала Мариша, – а с кем это Жихарев занят? Уж не с нашим ли Михаилом?

И она вскочила с места и помчалась к тому кабинету, где сидел Жихарев. Кабинет находился в таком узеньком аппендиксе, где помещался, кроме него, всего еще один кабинет. И двери двух кабинетов находились напротив друг друга. Я помчалась следом за Маришей, чтобы прикрывать своим телом эту единственную дверь, из-за которой нам могла грозить опасность разоблачения. Воспользовавшись моим попустительством, Мариша приникла к замочной скважине в двери и вся обратилась в слух.

Я тоже слушала. Но преимущественно шаги, которые раздавались в главном коридоре. Как только шаги приближались, я напрягалась. Но пока все шло хорошо. Мариша слушала уже минут десять, как вдруг я ощутила в спину вполне явственный толчок. Кто-то пытался выйти из кабинета, дверь в который я прикрывала собственной спиной. Пнув Маришу, я почувствовала, как человек у меня за спиной буквально рвется из кабинета, трясет ручку двери, ругаясь, что снова заело.

– Отступаем! – прошептала я Марише.

Мы с ней только успели благополучно скрыться за углом, как вдруг одновременно отворились двери обоих кабинетов. Из того, который я прикрывала своим тылом, показался светловолосый высокий парень, который озабоченно принялся крутить ручку на двери.

А из двери кабинета Жихарева вышел крепкий мужчина лет тридцати с накачанными плечами и торсом. Одет он был в явно дорогой кожаный плащ, который спадал с его плеч царственными складками. Под плащом просматривался не менее дорогой костюм. На правой руке у мужчины сверкал перстень с огромным алмазом. А запястье украшали часы, явно очень дорогие.

– Посмотри на его ботинки, – восхищенно шепнула мне Мариша. – Я такие же в Вене в бутике видела. Они там пятьсот евро стоили.

Но я смотрела не на ботинки, сколько бы они там ни стоили. Мое внимание привлекло к себе лицо вышедшего из кабинета Жихарева мужчины. Оно было смуглым, чисто выбритым, с тяжелыми чертами. Глаза смотрели настороженно. И вообще складывалось впечатление, что мужчине в отделении милиции все хорошо знакомо, но от этого еще более неуютно. Он прошел мимо нас, и я почувствовала, как что-то властно влечет меня следом за этим мужчиной.

«Должно быть, это любовь!» – подумала я и тут же обнаружила, что меня тащит за рукав куртки Мариша.

– Быстрей за ним! – шептала она мне на ухо. – Мы должны выяснить номер его машины.

– Зачем он тебе понадобился? – немедленно взбунтовалась я, почувствовав в Марише соперницу. – Ты что, в него влюбилась? Это из-за него мы вчера весь ужин солеными котлетами давились?

– Не мели ерунды, – сурово возразила мне Мариша. – Этот парень – бывший любовник Алены. Ты что, не помнишь его фотографий у ее дома? Менты подозревают его в убийстве бывшей любовницы. Да что тут еще объяснять.

– Но… – попыталась возразить я, но у меня не получилось.

– Ладно, давай быстро за ним! – скомандовала Мариша. – Подробно я тебе потом все объясню.

Мы выскочили из отделения следом за мужчиной. Он так торопился, что даже не проверил, нет ли за ним слежки. Сел он в новенький, поблескивающий синими боками «Мерседес-600». Сел на заднее сиденье, впереди явно находился шофер.

Минуту спустя в машину юркнул какой-то маленький человечек с пронзительными черными глазками и кожаной папкой под мышкой. Человечек вышел из отделения милиции следом за обладателем супердорогих ботинок. И машина тронулась.

Мы запрыгнули в Маришин «Опель» и попытались следовать за «Мерседесом», но уже через десять минут на втором перекрестке потерпели неудачу. Водитель «Мерседеса», должно быть, заметил нашу слежку и ушел от нас по встречной полосе. Мариша проделать этот же маневр не смогла, потому что навстречу ей разворачивалась многотонная фура, которую водитель «Мерседеса» успел вовремя миновать.

– Вот черт! – простонала Мариша. – Ты хоть номера машины запомнила?

Номера я запомнила, даже записала для верности.

– А кто этот парень? – спросила я.

– Говорю же тебе, он любовник убитой Алены, – объяснила мне Мариша. – Зовут его Артем. У него какая-то охранная фирма и еще несколько солидных предприятий. И все совершенно легально. Я это подслушала у дверей.

– Любовник Алены? – пораженно переспросила я, вспоминая толстенького и лысенького Михаила, которого мы с Маришей тоже считали любовником Алены.

– Правда, этот парень все отрицает, – сказала Мариша. – Говорит, что у них с Аленой произошел разрыв. И уже больше двух месяцев они с бывшей любовницей вообще и не встречались. Мне как раз удалось подслушать ту часть разговора, когда Артем говорил, что с Аленой у них произошло обоюдное охлаждение. И они расстались как добрые друзья.

Мариша помолчала, переводя дыхание.

– Но Жихарев считает, – продолжала она, – что это Алена сама сбежала от Артема. И этот тип замочил ее из ревности. Кстати, тот дом, в котором ее убили, начинал строиться на деньги Артема. И участок был оформлен на его имя. А пару месяцев назад, еще перед тем, как они расстались, он сделал Алене подарок: оформил дарственную на участок и, следовательно, на незаконченный дом на Аленино имя.

– А после этого они вскоре расстались! – воскликнула я. – Странно, мне мои мужчины при расставании подарков не делали.

– Мне тоже, – призналась Мариша. – Хотя, по логике вещей, если хочешь, чтобы женщина о тебе вспоминала если не хорошими словами, то по крайней мере без проклятий, перед расставанием подарочек в качестве утешительного приза не помешает.

К этому времени мы вернулись в милицию, поднялись на второй этаж. И навстречу нам выбежал Жихарев.

– Где вы болтаетесь? – гневно спросил он у нас. – Вы должны были быть здесь уже час назад.

– Мы и были, – ответила я. – Но вы отказались нас принять.

– Я был занят! – нагло заявил нам Жихарев.

– Мы так и поняли, – сказала Мариша. – Поэтому решили немного прогуляться.

– Ну как? – подозрительно посмотрел на нас Жихарев. – Прогулялись? Подловили этого Делона?

– Кого? – удивились мы.

– Алениного любовника, – ответил нам Жихарев. – Можете мне мозги не парить. Вы сидели как паиньки в коридоре, а как только этот тип вышел из моего кабинета, вы испарились следом за ним!

– Какой Делон? – продолжали недоумевать мы.

– Кличка у этого парня такая, – сказал Жихарев. – Ален Делон. А сокращенно Делон. Он ее еще на малолетке заработал. В юности красавчиком был. Потом возмужал, заматерел. А кличка осталась. Так вот что я вам, девочки, скажу, вы этого человека не вздумайте трогать. Он очень опасный зверь. Ему человека убить, все равно что высморкаться.

– Так вы думаете, что это он убил Алену? – спросила Мариша. – А нас, значит, больше не подозреваете?

– Ваше алиби подтвердилось, – не очень охотно признался Жихарев. – Мадам в массажном салоне вас помнила. И ее шофер тоже вспомнил, что вы про Алену у него спрашивали. А по времени вы с ним разговаривали, как раз когда Алена прощалась с жизнью.

– Слушайте, а чего вы не арестовали этого Делона? – спросила Мариша. – Если подозреваете его в убийстве Алены?

– А как мне к нему подобраться? Одних подозрений мало, – вздохнул Жихарев. – К тому же он для беседы со своим адвокатом явился. А при адвокате и не попугаешь особенно. Хитрый, сволочь, и осторожный.

– Значит, прямых улик, что Алену убил Делон, у вас нет? – спросила я.

Только тут Жихарев опомнился, что перед ним стоят вовсе не его коллеги, а бывшие подозреваемые, и закричал:

– А ну-ка, брысь отсюда! И помните, что я вам сказал: не суйте нос в это дело! И главное – не приближайтесь к Делону ближе чем на километр!

И он повернулся, чтобы уходить.

– Простите, – остановила его я.

– Что еще? – страдальчески посмотрел на меня Жихарев. – Что еще не ясно?

– Зачем вы нас вызывали? – спросила я. – Только чтобы сообщить, что вы нас больше не подозреваете?

– В общем, да, – кивнул Жихарев. – И еще я хотел у вас спросить, не встретили ли вы кого-нибудь возле дома Алены? Или, может быть, даже в самом доме?

– Кроме Алены, никого, – твердо ответила Мариша. – А наши паспорта? Вы нам их вернете?

– Зайдите завтра, – раздраженно буркнул Жихарев. – Сегодня у меня нет времени их искать.

И он сделал попытку слинять.

– Кстати, а вы нашли моего соседа? – спросила у него я. – Ну, того, в чьей двери мы нашли записку Алены. Понимаете, у меня его рыбки, а я не знаю, чем их кормить.

– У меня не сто рук! – разозлился Жихарев. – Ищем!

– Когда найдете, спросите, чем их кормить, – вежливо попросила я.

Но Жихарева, видно, хорошим манерам в детстве не обучали. Он хлопнул дверью перед моим носом и даже не попрощался.

– Поехали быстрей отсюда, – сказала Мариша. – Навестим Михаила на его больничной койке, пока его менты не перехватили.

– Думаю, что он им без надобности, – возразила я. – Даже если он и был знаком с Аленой, у Михаила железное алиби. Он был в больнице.

– Да, но кое-что он нам про Алену, что это была за личность, рассказать, я уверена, все же может, – сказала Мариша.

И мы поехали в больницу Святой преподобной мученицы Елизаветы. Она была очень большая и многопрофильная, как нам объяснили в регистратуре. Но никакого больного Михаила Цветикова у них не значилось.

– Посмотрите получше, – попросила Мариша. – Его должны были привезти на машине «Российской страховой компании».

– Впервые о такой слышу, – проворчала пожилая тетка, сидящая в справочном окошке. – Говорю вам, такого больного у нас нет.

– Не может быть! – стояла на своем Мариша. – Его привезли к вам. Что за безобразие! У вас в компьютере даже антивирусная программа не стоит. Не стоит! Не стоит! Я отсюда вижу, что не стоит. У вас же вирус «Дакси» все фамилии пациентов сжирает. Они же у вас на глазах пропадают!

– Ничего у меня в компьютере не пропадает! – возмутилась тетка. – А антивирусную программу мне племянник на рабочем компьютере установил еще в прошлом месяце. «Доктор Веб» называется.

– Ха-ха! – расхохоталась Мариша. – Этот ваш доктор Веб может отдыхать. Единственные более или менее действенные антивирусные программы могут быть задействованы только через Интернет. Они там каждую секунду пополняются новыми сведениями о вновь появившихся вирусах. А у вас есть такая программа?

Судя по выражению лица тетки, ее компьютер даже и простого выхода к Интернету не имел. И тетке стало обидно за свой старенький компьютер.

– Если вы мне не верите, то можете пройти в приемный покой! – рассердилась она. – И выясняйте там насчет вашего родственника сами.

– А как нам туда пройти? – спросила я.

Тетка высунулась из своего окошка и махнула рукой в сторону таблички, на которой красными десятисантиметровыми буквами было написано: «Приемный покой». Только слепой или полный идиот мог не заметить этой надписи.

– Халаты наденьте и тапочки! – крикнула нам вслед тетка. – Иначе вас не пустят.

Халат и полиэтиленовые бахилы, которые тут именовались тапочками, можно было взять напрокат уже у другой тетки за небольшую сумму наличными.

– У них тут круговая порука, – прошептала Мариша. – Боюсь, нам нашего Михаила никогда не найти. Скажут, что не было его. И баста!

Но, против ожидания, когда мы явились в приемный покой, там уже вовсю кипела жаркая ссора по поводу Михаила Цветикова.

– В последний раз я вам повторяю, что вашего мужа у нас нет! – кричала раскрасневшаяся медсестра. – Раз он в компьютер не внесен, значит, нету его в больнице.

– А я вам говорю, что он должен быть тут! – кричала в ответ полная высокая дама с тремя явно лишними подбородками и маленьким прямым носиком, который выглядывал из глубины порозовевших от негодования щек.

Мы с интересом уставились на жену Михаила. Дама выглядела впечатляюще. На ней было длинное светлое свободное пальто из кашемира. На голове среди тоненьких светлых волосенок примостилась кругленькая шляпка из того же материала, украшенная пестрыми птичьими перышками. А полные руки дамы украшали многочисленные золотые колечки.

– Я хочу видеть этого подонка! – кричала дама. – И вы мне его выдадите. Не знаю, что он вам там наплел, но я его законная жена. И имею право на посещение.

– Господи, да я совсем и не против! – уже сквозь слезы кричала медсестра. – Пожалуйста, если бы он был у нас, я бы и слова не сказала против вашего визита. Хоть целый день сидите. Но где я вам его возьму, если у нас такого нет? Почему вы вообще решили, что он у нас?

– Потому что мне позвонили из компании, в которой он застрахован, и сказали, что мой муж доставлен в эту больницу с острым приступом печеночной колики.

– Ах! – внезапно воскликнула медсестра. – Подождите минутку! Кажется, я знаю, кто может вам помочь!

После этого она выскочила из комнаты, оставив даму в полном недоумении. Наконец та поняла, что медсестра попросту сбежала. Дама извлекла из крохотной сумочки огромный мужской носовой платок и вытерла им вспотевшее лицо. При этом белоснежный прежде платок покрылся разноцветными пятнами, а лицо самой дамы значительно побледнело.

– Простите, вы жена Михаила Цветикова? – спросила Мариша.

Дама, которая до этого момента не обращала на нас внимания, нервно подпрыгнула на месте, от чего затряслись все предметы в комнате, и обернулась. Некоторое время нас с Маришей пристально буравили нежно-голубые, но очень внимательные глаза. А затем дама довольно агрессивно сказала:

– Да, я его жена. А кто вы такие?

– Я его соседка, – сказала я.

При этих словах дама нервно вздрогнула, с ее лицом что-то произошло, и она уставилась на меня с таким видом, словно я была ангелом, посланным ей с небес.

– Деточка, повтори, что ты сказала, – ласковым голосом попросила она.

Видя, что наша беседа приносит даме живейшее удовлетворение, я повторила и даже продолжила:

– Вообще-то я его не очень хорошо знаю. Он поселился у нас в доме совсем недавно.

– Да, да, – кивнула дама. – Около месяца назад.

– Мне кажется, еще меньше, – сказала я.

Но дальше нам продолжить беседу не удалось. Потому что в этот момент дверь распахнулась, и в комнату влетела уже знакомая нам медсестра и с ней пожилой врач.

– Кто из вас супруга Михаила Цветикова? – спросил он.

– Я! – гордо выступила вперед мадам.

– Возьмите его документы, – сухо сказал врач. – И передайте мужу, чтобы впредь он воздерживался от подобных поступков.

Мадам Цветикова с недоумением смотрела на бордовую книжечку, которую вручил ей врач. Внезапно она взвыла:

– Он скончался?

Трудно определить, чего в ее голосе было больше – досады, удивления или негодования. Во всяком случае, врач слегка опешил.

– Нет, что вы, – пробормотал он. – Ваш муж жив.

Дама помрачнела.

– Доктор, где мой муж? – угрожающе спросила она у врача.

– Мы бы и сами хотели это знать, – сказал врач. – Но дело в том, что вчера, как только его доставили в приемный покой, он исчез.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное