Дарья Калинина.

Правила жаркого секса

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

– Я тоже, – грустно призналась ей Леся. – Но на ужин нам придется пойти хотя бы по другой причине. Надо попытаться вычислить человека, который убил этого бедного дурачка!

– И ты думаешь, что это кто-то из отдыхающих в нашем санатории? – насторожилась Кира.

– Да, – решительно кивнула Леся. – Посуди сама, тут на километры вокруг нет другого жилья. Кроме того, этот дурачок все время крутился возле санатория, хотя и не жил в нем.

Кира молчала. Но в голове ее шевельнулась одна мыслишка.

– А где же он в таком случае жил? – произнесла она. – И с кем? Такой типчик не мог жить один. Ему присмотр был нужен.

Но Леся, занятая собственными мыслями, ее слов не услышала.

– И я считаю, что если его убил кто-то из отдыхающих, то на ужин нам надо пойти и попытаться этого человека вычислить, – произнесла она.

– И как ты его хочешь вычислить? – поинтересовалась у нее Кира. – Встанешь с табличкой на груди или предложишь всем желающим записываться в список?

– Еще не знаю, – призналась Леся. – Но думаю, что так или иначе убийца себя выдаст. Ведь недаром же он пробрался к нам в номер, похитил зажигалку, написал записку, чтобы выманить одну из нас ночью из номера… Одним словом, сделал все, чтобы подставить тебя или меня по полной программе.

– Постой, – насторожилась Кира. – Ты считаешь, что записка могла быть написана не мне, а тебе?

– Тут нет прямого обращения, – пожала плечами Леся. – А из текста вовсе не ясно, к кому обращается автор. Вот посмотри, что он тут пишет: «Твои развевающиеся волосы, в которых словно запутались солнечные лучи, до сих пор стоят у меня перед глазами!» А какого цвета волосы, он и не указывает. И вот еще: «Да ты и сама, словно солнце, когда я тебя увидел, то едва не ослеп». Эту фразу можно отнести к любой девушке. Даже не только к нам. А то, что записку нашла первой ты, – может быть просто случайностью.

– Но она была воткнута в дверь, которая вела в мою спальню! – заявила Кира.

– А кто мог знать, как мы поделили между собой спальни? Только та тетка, которая дала нам ключи. Как ее зовут? Ах, да! Мила!

– Да, – прошептала Кира. – Верно. И еще Семен Голиафович, с которым она работает. И вообще все, кому она сочла бы нужным об этом доложить или просто растрепала. Ой, как все это сложно! И ничего не понятно!

– Одно я знаю совершенно точно, – строго произнесла Леся, – мы должны найти человека, убившего того парня. Кстати, а как зовут «рыбака»? Ты не слышала?

Кира задумалась.

– Игнат сказал, что никаких документов у убитого им обнаружить не удалось, – сказала она наконец.

– А почему же они направились с расспросами именно в наш санаторий? – удивилась Леся.

– Там у него в кармане была визитная карточка нашего санатория, – сказала Кира. – Ну знаешь, из тех, что лежат на стойке администратора внизу в холле. Чтобы отъезжающие могли взять их с собой и потом рекламировали это место среди своих знакомых. Сама знаешь, как это делается.

– Понятно, – кивнула Леся. – Но странно, что этому парню нужно было в санатории? Почему он все время крутился здесь?

– Для начала хорошо бы выяснить, что он вообще был за личность, – произнесла Кира. – Мы же не знаем даже, как его звали.

Не знаем, где и с кем он жил. И чем занимался.

– Минутку! – воскликнула Леся. – У меня, кажется, появилась одна мысль. Помнишь, я тебе рассказывала, что этот парень лил в бассейн какой-то жуткий лимонад фиолетового цвета?

– Черничная кола, ты говорила?

– Вот, вот, – кивнула Леся. – Судя по бутылке, крайне дешевый напиток. Но в том магазине, где мы были вчера с тобой и покупали коньяк, он не продается. Я специально смотрела на прилавках.

– И что?

– А то, что где-то поблизости или не очень поблизости, но все же неподалеку должен находиться населенный пункт, в котором есть магазинчик, где торгуют этим напитком! Нам только надо найти его. И уверена, нам там расскажут об убитом много интересного.

– Ну и план у тебя! – воскликнула Кира. – А если этот парень купил этот лимонад не где-то поблизости, а привез его с собой из Питера или даже из Пскова или Новгорода? Мы же про него в самом деле ничего не знаем. Откуда он родом?

– Не думаю, что он приехал откуда-то издалека, – задумчиво произнесла Леся. – Мне почему-то кажется, что он жил где-то неподалеку от санатория.

И подруги решили, что следующий день они обязательно посвятят поискам места жительства убитого дурачка в голубой панамке. А за сегодняшний вечер они попытаются вычислить, кто мог проникнуть в их номер и стащить у них зажигалку.

– Это мог сделать кто-то из обслуживающего персонала, – предположила Кира. – Уборщица, у нее имеется запасной ключ от номера. Надо поговорить с этой женщиной.

– Если это она, то так она и признается в воровстве! – хмыкнула Леся.

Однако спустившись к ужину, подруги обнаружили, что полку их соседей из люксов еще прибыло. Сначала подруги даже подумали, что это папа и дочка. Однако вскоре выяснилось, что они ошиблись. И перед ними очередная супружеская пара. Девушке было едва двадцать. Мужчине хорошо за пятьдесят. Однако они были молодоженами и вроде бы явились сюда провести свой медовый месяц.

Девушка щебетала что-то об институте, где она учится. Подруги прослушали, где именно. Поняли лишь, что это было какое-то суперпрестижное и очень дорогое заведение. Студентку звали Эстель, а ее мужа Геннадием, и это имя ему как нельзя лучше подходило. Было в его внешности что-то от славного крокодила из известного мультика. Не цвет лица, разумеется, а какая-то добродушная зубастость. Гена был рыжим, с короткой стрижкой и крупным носом и челюстями.

А его женушка со странным именем Эстель – длинноногой блондинкой с длинными безупречно прямыми шелковистыми волосами и огромными синими глазами. Но, несмотря на молодость, вся она была настолько искусственно-силиконовая, явно уже побывавшая под ножом пластического хирурга, что просто страшно становилось за нее. Казалось, тронь пальцем, и из нее начнут вываливаться силиконовые подушечки и прочая дребедень.

Гена с Эстель вполне мирно беседовали со своими соседями по столику – Артемом и Тамарой. Но при появлении подруг на минуту замолчали. Однако на этот раз, слава богу, обошлось без расспросов, почему они явились отдыхать вдвоем, не прихватив с собой своих мужчин. Видимо, эта тема себя исчерпала.

– Вас не было за обедом, – вместо этого обратился к подругам Егор. – Мы даже начали тревожиться. За завтраком вы так поспешно покинули нас.

– А кто этот симпатичный здоровяк, ради общества которого вы нас оставили? Как его зовут? Он ваш приятель? А он женат? – хихикала Ниночка, явно не думая о том, что откровенно интересоваться другим мужчиной, находясь в обществе собственного мужа, – по крайней мере глупо.

– Это всего лишь случайный знакомый, – коротко ответила Кира, всем своим видом показывая, что говорить на эту тему не собирается.

– Однако для случайного знакомого у него очень крепкая хватка! – возразила Ниночка с очередным идиотским смешком. – Он в вас, Кира, так вцепился! Мы прямо испугались за вас! И неудивительно, что Леся поспешила следом! Надеюсь, он вам не сделал ничего плохого?

– Напротив, помог приятно скоротать день, – отозвалась Кира.

– А процедуры вы что, решили отменить?

– Начнем завтра, – процедила сквозь зубы Кира, которую уже стала утомлять настойчивость, с какой Ниночка пыталась вызнать у нее подробности сегодняшнего дня.

К счастью, Егор заметил раздражение, написанное у Киры на лице, и поспешил сменить тему.

– А сегодня в нашем санатории танцы, – сказал он. – Придете?

– И во сколько они закончатся? – хмыкнула Кира. – В десять вечера?

– В одиннадцать, – сдержанно улыбнулся Егор. – Ничего не поделаешь, люди приехали сюда не в поисках активных ночных развлечений, а для отдыха и восстановления душевного равновесия.

Эта фраза чуть было не довела Киру до слез. Ах, как бы ей хотелось немедленно начать восстанавливать свое душевное равновесие. Специально выбирали местечко поспокойней. Так нет же! Не успели они с Лесей приехать, как уже – бац! И снова поблизости находят труп. Да еще чуть ли не сжимающий окоченевшей рукой ее собственную зажигалку, которую подарил ей Борисов.

Между прочим, один из тех, кто и довел Кирину нервную систему до такого печального и растрепанного состояния. Гад! Просто гад и мерзавец! И, уверив саму себя, что во всем, разумеется, виноват Борисов и только он (зачем подарил ей эту чертову зажигалку?), Кира почти успокоилась и приступила к ужину. Пообещав при этом Егору, что они с Лесей обязательно придут на танцы.

– Какие еще танцы? – сердилась на подругу Леся, когда они вернулись в свой роскошный люкс, который теперь совершенно перестал их радовать. – Тут человека убили, а ты танцевать собираешься!

– Но мы же его почти совсем не знали, – оправдывалась Кира. – А этот Егор так прицепился, что неудобно было ему отказать. Не бухти, сходим на несколько минут, и все. Если хочешь, даже танцевать не будем. Просто в уголке постоим.

– Ага! Со скорбным выражением лица! – ехидно произнесла Леся. – Тоже мне! Выбрала время для танцев!

– А почему бы и нет? – пожала плечами Кира. – Меня, может быть, уже завтра арестуют за убийство. Так хоть посмотрю напоследок, как люди веселятся.

Однако стоило подругам прибыть в украшенный разноцветными воздушными шариками и бумажными гирляндами зал, как к ним сразу же подлетели Егор и Артем. Оставив собственных жен, они подхватили девушек и закружили их в медленном вальсе. Потом Артема сменил Гена, потом с дистанции сошел Егор, но вернулся отдохнувший Артем.

– Я решительно ничего не понимаю! – пожаловалась Леся подруге, когда ей удалось отослать преданно ухаживающего за ней в данный момент Егора за прохладительными напитками. – Чего они к нам прицепились? Им что, собственных жен мало?

– Ни стыда у этих мужиков, ни совести, – согласилась Кира. – И главное, ведь чуть ли не силой танцевать тащат. А коли не танцуют, то все равно вокруг вертятся.

И словно в подтверждение ее слов, возле подруг с одной стороны возник Егор с двумя стаканчиками минеральной воды, а с другой материализовался Гена, притащивший какие-то сладости.

– Послушайте, – не выдержала Кира, беря стаканчик из рук Егора. – Там ваша жена без вас совсем заскучала. Вам не кажется, что надо и ей уделить немного внимания?

– Нет, – радостно покачал головой Егор. – Это она сама мне велела с вами получше познакомиться.

– И поухаживать? – тихо и настороженно осведомилась Леся, прислушивающаяся к их разговору.

– И поухаживать! – с совершенно идиотской улыбкой на лице сообщил ей Егор.

Подруги с возмущением переглянулись. Этого им еще не хватало! Оказывается, эти придурки за ними ухаживают по указке собственных жен. Это что же значит, что самостоятельно подруги уже и привлечь к себе мужское внимание не могут? Да это просто оскорбительно, в конце концов! И терпеть подобное хамство подруги были отнюдь не намерены.

– Извините, но нам с подругой пора спать! – процедила Кира сквозь зубы. – У нас был тяжелый день!

И, молча сунув оторопевшему Егору стаканчик, а Гене недоеденную шоколадку, она поспешила прочь. Леся последовала примеру подруги, не обращая внимания на спешившего в их сторону Артема. Он заметил что-то неладное и сейчас встревоженно оглядывался на собственную жену, которая делала ему знаки, явно приказывая задержать обеих подруг в танцевальном зале.

– Черт знает что! Меня еще никогда так не оскорбляли! – возмущалась Кира, ворвавшись в номер. – Какие кретины! Жены им, видите ли, велели за нами ухлестывать. Наверное, чтобы мы не чувствовали себя одинокими. Добренькие какие!

– Да мужики-то еще ладно, – подхватила Леся, – всем известно, что мужская половина человечества еще с прошлого века подверглась мутации, и с каждым годом положение становится все хуже и хуже.

– Ага, этим только дай волю поволочиться за какой-нибудь юбкой, – пробурчала Кира. – Они и рады стараться.

– Но их жены! – воскликнула Леся. – Честное слово, я им удивляюсь!

– Я тоже! – подтвердила Кира. – Зачем им понадобилось, чтобы их мужья весь вечер крутились возле нас? Это что, утонченное оскорбление? Или как?

– Но надо отдать им должное, мужики старались изо всех сил, – заметила Леся. – Может быть, они и не хотели нас обидеть?

– Может быть, – проворчала Кира. – Может быть, и не хотели. Но мне все равно обидно. Черт знает что! Хоть завтра в ресторане за другой столик пересаживайся!

И с этими словами Кира отправилась спать.

Глава пятая

Но на следующее утро настроение у подруг изменилось. Вчерашнее унижение по сравнению с нависшей над ними обеими опасностью – оказаться за решеткой за убийство психа в панамке – показалось им сущим пустяком. И за завтраком подруги ограничились лишь одним кофе. На то, чтобы его выпить, много времени не понадобилось.

Они буквально вбежали и тут же выбежали из ресторана, удачно разминувшись со своими соседями. О том, куда именно они поедут сегодня, подруги договорились еще вчера вечером после ужина. Для этого они провели опрос нескольких сотрудников санатория. Задали им всего несколько вопросов. Подруг интересовали все лавочки и магазины, расположенные поблизости и торгующие недорогими прохладительными напитками.

Несмотря на кажущуюся уединенность санатория, таких местечек в радиусе трех километров оказалось не так уж и мало. Подруги тщательно записали адреса этих населенных пунктов, а также как добраться до каждого из них. И остались вполне довольны своей деятельностью.

– Слушай, а та бутылка, из которой наш псих лил лимонад в воду, она куда делась? – спросила у подруги Кира.

– Не помню, – пожала плечами Леся. – Дежурная выловила ее из бассейна и забрала с собой. Наверное, выкинула потом в помойку. А что?

– Хотелось бы иметь эту тару в качестве образца, – ответила Кира. – Чтобы без лишних разговоров предъявлять в магазинах.

– Ничего, – утешила ее Леся. – Я хорошо помню этикетку и саму бутылку. Так что сразу узнаю.

Но оказалось, что найти точку, торгующую подобным напитком, дело в высшей степени сложное. Подруги объехали уже пять или шесть торговых павильонов, но в каждом продавцы лишь руками разводили. О подобном напитке они и слыхом ни слыхивали.

– Ничего страшного, – утешала приунывшую подругу Леся. – Вот если бы в каждом месте торговали этой черничной колой, тогда было бы хуже. А так с каждым разом круг поисков сужается.

Список у подруг был составлен таким образом, что вначале шли более или менее крупные торговые точки, расположенные поблизости от «Мельницы». Кстати, при чем тут мельница и почему это слово появилось в названии санатория, подруги так до сих пор и не узнали. Поблизости не было никакой мельницы. И ни в одном из рекламных буклетов, в изобилии разбросанных по всему санаторию, не упоминалось о ее существовании.

Итак, девушки объехали более или менее крупные, по местным меркам, магазины, но чем ближе к концу подходили их поиски, тем ничтожнее и мельче делались лавочки.

– Мне даже кажется, что таким напитком должны торговать в каком-то жутком захолустье! – произнесла Леся. – Где нет ни санитарной инспекции, ни вообще проверок. Потому что, честно тебе скажу, выглядел этот лимонад весьма подозрительно. Лично я пить напиток такого цвета ни за что бы не стала. И я сильно сомневаюсь, чтобы у производителя имелся на него сертификат качества. Наверняка разливают в каком-нибудь сарайчике, подмешивая в воду дешевый краситель, поэтому и цвет у напитка получается такой жуткий. И в приличном месте им просто не решились бы торговать.

– Так что же ты молчала раньше! – в сердцах воскликнула Кира. – Тогда надо было начать объезжать наш список с конца.

– Но мы и так уже почти добрались до его конца, – успокоила ее Леся. – Ничего, я чувствую, скоро нам повезет.

И она оказалась права. В предпоследнем из искомых пунктов подругам наконец удалось наткнуться на «их» лимонад.

– Вы в самом деле хотите его взять? – с сомнением посмотрела на них продавщица – дородная тетка с полной грудью и пугающе необъятными бедрами.

Торговля в этом магазинчике шла как-то вяло. Прилавки были наполовину пусты или заставлены всякими дешевыми продуктами, рассчитанными на самых бедных потребителей. Зачастую они предлагались вовсе без упаковок. Например, покупателям предлагалось приобретать все сыпучие продукты в магазине в собственную тару.

– Это как? – с интересом спросила Кира. – Неужели совсем полиэтиленовых пакетиков в магазине не держите?

– А толку? – пожала мощными плечами продавщица. – Все равно все со своими кульками приходят. Люди у нас в деревеньке небогатые. Каждую копейку с детства приучены экономить. Впрочем, если будете брать сахар или крупу, то для вас пару пакетиков я найду. А вот лимонад этот я вам брать не советую! Возьмите лучше минералку.

– А что так? – спросила у нее Кира.

– Да вы на цену гляньте, – равнодушно посоветовала ей продавщица. – И прикиньте, может за такие деньги хороший товар быть? То-то и оно, что нет. Гадость жуткая. У меня ее только наши алкаши для запивки берут.

– Одни только алкаши? – удивилась Кира.

При всей его чудаковатости убитый мужчина в голубенькой панамке на алкоголика, а тем более на местного алкоголика, никак не тянул. Но продавщица твердо стояла на своем.

– Только местные алкаши этот лимонад и берут, – заверила она Киру.

– А кто именно? – спросила Леся.

– Вам зачем? – немедленно насторожилась женщина.

Было видно, что она готова принять подруг за какую-то проверяющую комиссии. И изготовилась к отпору. Пришлось выложить продавщице историю с вылитой в плавательный бассейн газировкой, исключая, разумеется, упоминание о том, что купивший ее мужчина в панамке оказался убит.

– Ну надо же! – воскликнула женщина, даже не дослушав историю до конца. – Так я и думала, что с этим парнем что-то не то. Говорите, лил газировку в ваш бассейн? Ну и дела! Недаром мне показалось, что не в себе парень! И панамка его эта чудная!

– А вы его знаете? – оживилась Кира. – Он покупал у вас этот лимонад?

– Нет, покупать он у меня ничего не покупал, – медленно покачала головой продавщица. – А знать я этого парня знаю. Да и все его у нас знают. Он у Митьки Головачева сарайчик на лето снял. Вся деревня к Митьке после этого события денег одалживать бегала. И лимонад у меня именно Митька покупает. Наверное, постоялец у него бутылку и одолжил.

И тут на лице продавщицы мелькнуло странное выражение.

– И за что этому Митьке, пропойце несчастному, такая удача подвалила? – произнесла она с досадой. – Ума не приложу. Нет, точно у этого парня в голове не все дома. И я вам охотно верю, что он газировку в бассейн лил. Потому что тот гнилой сарайчик без крыши, где Митька до сегодняшнего лета всякий хлам хранил, только ненормальный человек, да еще за такие деньги, что он Митьке отвалил, снять и мог!

– Скажите, а вы можете указать нам дом этого Головачева? – спросила у нее Кира, боясь спугнуть удачу.

– Да чего его указывать? – пожала плечами продавщица. – Идите по улице, и увидите. Самая гнилая хибара – это его дом и есть.

Следовать указаниям продавщицы оказалось не так просто. Несмотря на то что улица в деревеньке была всего одна, домишки стояли тут один другого хуже и неказистее. Давно не крашенные, с оторванными ставнями, покосившиеся. Однако, дойдя до середины улицы, подруги обнаружили домишко, который, бесспорно, мог считаться лидером среди всех развалюх.

– И тут можно жить? – ужаснулась Кира, переступая через земляной вал, заменяющий порог в этом доме, где вместо окон были вставлены куски фанеры и старые газеты.

Внутри оказалось еще хуже. Обои были покрыты какими-то нашлепками мерзкого сине-зеленого цвета, от которых по бумаге расплывались жирные пятна. Присмотревшись, девушки поняли, что это обыкновенный пластилин, которым хозяева пытались склеить отваливающиеся куски обоев и прикрепить наружную проводку к стене.

– Эй! – подала голос Кира. – Хозяева дома?

Ответом ей было кряхтение и какие-то стоны. А затем из-под тулупа, сваленного на древней железной кровати, появилась оплывшая, давно не бритая физиономия с подбитым глазом и с недоумением уставилась на подруг.

– Вы хозяин? – спросила у мужика Кира.

После некоторого размышления тот все же медленно и задумчиво, но кивнул.

– Мы к вашему жильцу приехали, – поставила его в известность Кира. – Где нам его найти?

Мужик хотел ей ответить. Но вместо человеческого голоса из пересохшей глотки донеслось лишь шипение, как из прохудившейся шины. И пока Кира молча ждала, сердобольная Леся огляделась по сторонам. И, заметив ведро с водой, зачерпнула из него в эмалированную, с многочисленными сколами кружку и протянула воду хозяину дома. С благодарным урчанием тот выхлебал всю воду до конца. Утерся. И наконец обрел дар речи.

– Не знаю я, где он шатается! – проникновенно пояснил он подругам. – Второй день уже не вижу. И не ночевал даже. Может быть, уехал куда. Не знаю. Мне-то он ничего не говорил.

– А его вещи? Они на месте?

Мужик задумчиво почесал в затылке.

– Фиг его знает, – заявил он. – Я в чужие дела не суюсь. Если сдал человеку жилье, так он волен жить без моего присутствия.

– Это понятно, – согласилась Кира. – Но нам-то как быть? Мы ведь к вашему жильцу издалека приехали.

Некоторое время мужик молчаливо морщился, пытаясь сообразить. А потом тяжело и как-то обреченно вздохнул и начал вылезать из-под драного тулупа, служившего ему одеялом.

– Ладно, – произнес он. – Пошли, глянем. Может, и в самом деле уехал. Я ведь тоже должен быть в курсе. Хотя заплатил он мне до конца месяца. Так что формально я к нему соваться не имею права.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное