Дарья Калинина.

Пестрые человечки

(страница 2 из 26)

скачать книгу бесплатно

– Только не вчера, – наконец сказала Аня. – Меня после перелета рано сморило. Я завалилась спать сразу после Мариши.

– И мы! – добавили Инна с Юлей. – Тетя Лиса, а может быть, это к вам приходил мужчина?

В ответ Маришина тетка так весело расхохоталась, что стало совершенно понятно, что шутка ей понравилась.

– Увы, нет, – вздохнула она, отсмеявшись. – У меня нет знакомых в вашем городе. А весь вчерашний день я провела с вами и просто физически не могла успеть познакомиться с каким-нибудь интересующим меня мужчиной.

– Тетя, а вы вообще-то замужем? – спросила Мариша.

Казалось, вопрос поставил тетю в трудное положение.

– Да как сказать, – замялась она. – У нас в отношениях сейчас сложный период. И я не хочу говорить на эту тему. Пока не хочу.

– Теперь хоть понятно, чего она к тебе-то приперлась в гости, – успокоенно прошептала Инна на ухо Марише. – С мужем поругалась и решила от него свалить, чтобы одумался. Я лично так всегда делаю. Ну, ничего, помирятся, и ты от нее избавишься.

После завтрака Маришины подруги отправились по домам, тетя Лиса, как она сказала, решила пройтись по магазинам, а сама Мариша поехала обратно, чтобы навести у себя в квартире порядок. Подходя к дому, Мариша увидела симпатичного черноволосого молодого человека, который, как ей показалось, с интересом наблюдал за ней. Оглядев мужчину от ботинок до прически, Мариша решила, что выглядит он вполне прилично. И если захочет что-то у нее спросить, то она с удовольствием ему поможет. Черноволосый мужчина и в самом деле сделал по направлению к Марише пару шагов, но его опередил другой.

Этот другой был полной противоположностью аккуратно причесанному брюнету в безукоризненно начищенных ботинках и новенькой куртке. Человек, который кинулся к Марише с противоположной стороны улицы, на вид был законченным наркоманом. Язык у него заплетался, взгляд блуждал, а весь вид говорил о крайне тяжелой стадии болезни. Но самое ужасное было не это. В конце концов, Марише довелось повидать разных людей. Самое скверное было в том, что опустившийся наркоман просил у Мариши продать ему дозу. Да еще поверить в долг!

– Что?! – возмущенно выдохнула Мариша.

– Ну что тебе стоит, Маришка? – канючил наркоман. – Я же тебе верну! А сейчас мне поправиться надо! Ты ж пойми, я воровать идти не смогу. На кумаре-то! Дай в долг до вечера хоть полграмма. А я тебе рыжьем отдам. Украду и тебе принесу!

И он вцепился в рукав Маришиной куртки.

– Ты с ума сошел! – прошипела в ответ Мариша, с ужасом видя, как симпатичный брюнет, видимо, услышав слова наркомана, резко меняет направление движения, а на его лице появляется брезгливое выражение. – Топай отсюда! Я тебя знать не знаю. И наркотиками я не торгую. В жизни к ним не прикасалась!

– Мариша, я же загнусь, если ты меня не поправишь! – продолжал надрываться наркоман на всю улицу. – Ну, пожалуйста!

И чтобы показать всю серьезность своего положения, он согнулся в три погибели и зашелся в кашле.

Воспользовавшись этим, Мариша быстро проскользнула в подъезд, отгородившись от наглого наркомана тяжелой дверью с кодовым замком. Отдышавшись, она поднялась к себе на этаж.

– Мариша, можно вас на минуточку! – внезапно услышала она голос своей соседки справа.

– Да, Наталья Михайловна, здравствуйте, – обернулась к женщине Мариша и удивленно замолчала.

Обычно приветливое лицо соседки сегодня было перекошено.

– Что случилось? – ахнула Мариша.

– Мариша, когда мы переехали в этот дом, мы с мужем считали, что тратим свои деньги недаром, – начала женщина. – У нас растет ребенок, и мы хотели, чтобы он вырос не среди пьяниц и опустившихся личностей, а среди приличных людей, которые ездят на хороших машинах, чьи дети ходят в элитные школы или занимаются дома с гувернантками. Поэтому мы изыскали средства и купили квартиру именно в таком дорогом доме, как наш.

– Ну, я вас понимаю, – кивнула Мариша. – А при чем тут я?

– Так к вам же ходят какие-то подозрительные личности! – взвизгнула соседка. – Вы их приваживаете!

– Кого? – удивилась Мариша, пытаясь сообразить, кто из ее знакомых мог вызвать такое негативное отношение соседки.

Маришины подруги все ездили на тех самых дорогих машинах, столь обожаемых ее соседкой, чей муж, правда, насколько помнила Мариша, ездил всего лишь на «Дэу», которой к тому же уже сравнялось пять лет. Соседка продолжала что-то возмущенно долдонить, и постепенно картина случившегося стала проясняться. Сегодня днем в двери квартиры соседки позвонил какой-то мужчина. Одет он был довольно прилично. Он спрашивал Маришу. Соседка подробно объяснила, что он ошибся дверью. Тогда мужчина ушел, а через пять минут заглянул снова и сказал, что Мариши нет дома. И тут ему внезапно стало плохо с сердцем.

Соседка, которая с трепетом относилась к состоянию своего здоровья, а потому и чужое здоровье не оставляло ее равнодушной, пригласила мужчину в дом. К тому же одет он был прилично и подозрений не вызывал. Тем больше было удивление соседки, когда после ухода Маришиного знакомого обнаружилась пропажа очень дорогой миниатюры, висевшей в прихожей, а также песцовой меховой накидки, которую Наталья Михайловна повесила проветриться на спинке стула в кухне.

– А как он выглядел? – оторопело спросила Мариша. – Брюнет?

Нет, мужчина, укравший миниатюру и мех, был, скорее, светловолосым. И похож на ученого.

– Очки у него в такой тонкой золотой оправе, – объясняла соседка. – В кино ученые мужи носят именно такие. И сам он весь поджарый и слегка сутулый. Я сразу подумала, что мужчина за книгами ночи проводит. Никогда бы не подумала, что он вор! Украсть прекрасный мех и миниатюру – подарок мужа к годовщине нашей свадьбы!

– А вы уверены, что ваш мех и миниатюра куда-нибудь не завалились? – спросила Мариша, сама понимая, что несет чушь.

Наталью Михайловну отличала прямо-таки фантастическая любовь к порядку. Она могла целыми днями чистить, гладить и стирать сама и доводить до потери сознания несчастных домработниц, лишь бы ее квартира, ее семья и она сама выглядели безупречно. Один раз Марише довелось случайно взглянуть в открытые дверцы шкафа, и увиденное навсегда запечатлелось в ее памяти. И вечно маячило смутным укором. Но это было потом. А тогда Мариша просто поразилась удивительному порядку, в каком на полках лежали все вещи. Так что мысль о том, что у Натальи Михайловны в ее квартире что-то могло затеряться, представлялась просто абсурдной.

– Милая моя Мариша! – с противной улыбочкой заявила Наталья Михайловна. – Я уверена, что меня обокрали. И если ваш друг не вернет мне до вечера мои вещи, я заявлю на него и на вас в милицию.

Расстроенная неприятным разговором с соседкой, Мариша вошла к себе в квартиру и огляделась по сторонам. В квартире был не так чтобы разгром, но все же грязи хватало. Поскольку прислугу Мариша нанять до сих пор не удосужилась, как-то было неловко, что какой-то посторонний человек будет разгребать за ней грязь, то Мариша, засучив рукава, принялась за уборку. При этом у нее из головы не шли странные слова соседки.

Протирая пол, Мариша буквально сломала голову, пытаясь понять, кто из ее знакомых мог свихнуться до такой степени, чтобы красть паршивый, уже порядком пожелтевший от времени мех и несчастные картинки в квартире ее соседей. Но сколько Мариша ни прикидывала, худого светловолосого мужчины в очках с золотой оправой среди ее знакомых что-то не отыскивалось. Закончив с полом и загрузив посуду в посудомоечную машину, Мариша приступила к уборке комнат. И тут же у порога больно ушибла ногу о чемодан тети Лисы, который так и стоял посреди гостиной.

– Вот ведь громадина! – разозлилась Мариша, делая попытку запихнуть чемодан в угол, в кладовку, в стенной шкаф, словом, куда угодно, лишь бы он не мешался под ногами.

Увы, огромный чемодан никуда не влезал. Единственное место, куда он хоть как-то помещался и не бросался в глаза, было место под кроватью в спальне. Мариша пихала его и пихала, и вдруг чемодан клацнул крышкой и раскрылся.

– Хреновина ты! – укоризненно сказала чемодану Мариша, пытаясь закрыть крышку.

Но крышка закрываться не желала. Обессилев от борьбы с чемоданом, Мариша присела на край кровати, чтобы передохнуть. Чемодан же все стоял с открытой крышкой. И Мариша, помимо воли, заглянула в него. Увиденное несказанно ее поразило.

– Вот это тетя! – ахнула Мариша, извлекая на свет божий искусственный мужской член в аккуратной упаковке. – Вот уж тетя так тетя!

Размер игрушки, прямо сказать, впечатлял. Кроме того, к члену был приделан маленький уродливый мужичок, из живота которого и рос этот могучий отросток. Мариша не сдержалась и хихикнула. Очень уж забавной выглядела игрушка. Дальше в чемодане тетечки имелись еще более забавные вещи. Тут были ошейники с шипами и цепями, кожаное белье, плетки, а также картина, на которой был запечатлен половой акт японского самурая и не менее пяти гейш. Точное их количество выяснить было сложно, так как гейши и самурай так тесно переплелись между собой, что представляли один сплошной клубок рук, ног и прочих частей тела.

– Тебе нравится? – услышала она голос у себя за спиной.

Мариша вздрогнула и обернулась. Сзади стояла тетя Лиса и улыбалась.

– Тебе нравится эта картинка? – спросила она у Мариши. – Ничего не говори, вижу, что нравится.

– Очень своеобразная вещь, – выдавила из себя Мариша.

– Так я ее тебе дарю! – обрадовалась тетка Лиса. – И не вздумай отнекиваться, иначе я страшно обижусь. Вот завтра я куплю тебе для нее рамочку, и мы повесим ее где-нибудь вот тут у тебя в спальне.

– Тетя Лиса! – простонала Мариша.

– Не благодари меня! – воскликнула тетка. – Я очень рада, что наши вкусы хоть в чем-то совпадают. Это доказывает, что мы с тобой родные души. Кстати, я тебе привезла еще несколько забавных игрушек. Как удачно, что я еще в Москве зашла в магазинчик и купила их тебе. Я была уверена, что тебе понравится. И в любом случае это оригинальней, чем тащить в подарок вазу или сервиз. Ну согласись?

И тетя Лиса принялась выгружать из чемодана те вещички, которыми уже успела полюбоваться Мариша. И не успела племянница и глазом моргнуть, как все эти игрушки оказались в ее полной и непререкаемой собственности и перекочевали в ящик тумбочки возле Маришиной кровати.

– Тетя, а как вы попали в квартиру? – спросила у нее Мариша, надеясь этим прервать поток сомнительных подарков, которые извергал на нее чемодан тети Лисы.

– Так дверь была открыта, – невозмутимо ответила та. – Наверное, ты ее неплотно захлопнула, когда входила. Мариша, деточка, конечно, это не мое дело, но тебе следовало бы быть осторожней. Возле твоей двери отираются какие-то сомнительные личности. Так что на твоем месте я все же закрывала бы входную дверь поплотней.

– И что это за личности? – спросила Мариша, не предвидя ничего хорошего в ответ.

– Я видела какого-то совершенно опустившегося наркомана, – оправдала ее опасения тетя Лиса. – Он спрашивал тебя и рвался в квартиру. Мариша, ответь мне честно, ты продаешь наркотики?

– Боже мой! – ужаснулась Мариша. – Нет, конечно!

– Мне бы очень не хотелось, чтобы ты это делала, – покачав головой, сказала тетя Лиса. – Ты моя единственная племянница, и, хотя я знаю тебя всего второй день, я уже успела полюбить тебя.

– Тетя Лиса, я не продаю наркотики! – воскликнула Мариша. – И я не знаю того наркомана, который к тебе приставал.

– Так ты его тоже видела?! – спросила тетя Лиса.

– Видела, ну и что такого? – пожала плечами Мариша. – У него, у бедняги, наверное, от наркотиков в голове совсем мозги высохли. Вот он и перепутал меня с кем-то еще.

– Возможно, – вздохнула тетя Лиса, но Мариша видела, что она ей не поверила.

Остаток дня тетя Лиса провела, распространяясь о том, как много радости может принести женщине счастливая супружеская жизнь. И в частности, занятия любовью со своим мужем.

– Если же тебе в этом отношении с мужем не повезло, то всегда можно развестись, – разглагольствовала она. – Но это на крайний случай. А так сегодня медицина изобрела массу возбуждающих средств. Да и без них настоящая женщина может расшевелить мужчину. Вот если ты примеришь тот костюмчик с ошейником и кожаной юбочкой с цепями…

– Тетя Лиса!

– Я уверена, что он тебе подойдет, – продолжала тетка. – И он совершенно новый, можешь не беспокоиться за его стерильность.

– У нас со Смайлом все в порядке и без шипов, ошейников и плеток, – заверила ее Мариша.

– Да? – усомнилась тетя Лиса. – А почему ты в таком случае не полетела с ним? Поверь мне, деточка, мужчину нельзя оставлять без присмотра даже на день. Но поскольку теперь уже ничего не поделаешь, он улетел, не догонять же его, то ты хотя бы должна встретить его таким образом, чтобы у него не возникло желания снова куда-то улетать без тебя.

Часа через два тете Лисе так удалось задурить племяннице голову, что та все же согласилась примерить самый скромный костюмчик из тех, которые привезла с собой тетя Лиса.

– Какая ты в нем соблазнительная! – с восторгом воскликнула тетя Лиса. – Ты просто умрешь, если не посмотришь на себя со стороны.

Она подвела Маришу к зеркалу. Мариша глянула, и ей неожиданно понравилось тончайшее белье, отороченное белым пухом. И длинные красные сапоги на высоченных шпильках, украшенные белыми пуховыми шариками, ей тоже приглянулись. Вещи были достаточно просторными, они отлично подошли для Мариши.

– А теперь приляг на кровать и немного порепетируй, как ты будешь встречать своего милого, – сказала тетя Лиса.

Мариша улеглась и приняла несколько соблазнительных поз.

– Великолепно! – восторгалась тетя Лиса. – Теперь он от тебя никуда больше не уедет!

– Жаль, что я сама себя в кровати не вижу! – вздохнула Мариша.

– Минутку! – воскликнула тетя Лиса, и в ее руках, словно по волшебству, появился фотоаппарат.

– Щелк! Щелк! Щелк!

Мариша только успевала поворачиваться, соблазнительно раскрывать глаза, принимать привлекательные позы и удивляться, какой, оказывается, веселый человек ее тетка.

– Ну вот и все! – радостно заявила тетя Лиса. – Теперь следующий костюмчик! Как удачно, что все эти вещи практически безразмерные. Ведь я покупала для себя, а тебе они отлично подошли! Давай дальше! Тебе ведь нравится?

Мариша уже успела войти во вкус забавного переодевания. И все повторилось сначала. Тетя Лиса снова отщелкала племянницу на пленку. И остановились обе женщины лишь после того, как пленка в фотоаппарате закончилась.

– Прямо сегодня можно было бы отдать пленку в проявку, – предложила тетя Лиса.

И тут же умчалась, прежде чем Мариша успела ее остановить. Обратно тетка Лиса вернулась лишь через три часа, когда Мариша уже начала за нее беспокоиться.

– Смотри, что я купила! – радостно воскликнула она. – Во-первых, рамку для картинки с самураем! И еще пару картинок поменьше в том же стиле.

И пока тетя Лиса увлеченно вставляла холст в рамку, собственноручно вбивала в стену гвозди и вешала картину, Мариша пыталась понять, что же, собственно говоря, изображено на двух только что купленных тетей Лисой картинах. Когда Мариша все же разобралась и поняла, то невольно покраснела до корней волос.

– Тетя Лиса, это уж слишком! – возразила она.

– Ничего не слишком! – воскликнула та. – Все должно быть стильно! И ты только не обижайся, но твоей спальне не хватало изюминки. А теперь она у тебя есть! И не спорь со мной. В конце концов, я художница!

– Ты художница? – удивилась Мариша.

– И очень неплохая, – фыркнула тетя Лиса. – А ты что, не знала? Хотя откуда тебе это знать? Понятное дело, когда мой братец общался с твоей матерью, я еще и думать не могла, что стану художницей. Тогда я мечтала пойти в цирковое училище и качаться на канате под куполом цирка. Да, в детстве я была большой фантазеркой!

Мариша хотела ей сказать, что и с возрастом ничего не изменилось, но тут раздался телефонный звонок, и она поспешила к телефону. Звонила Тамара Ильинична – Маришина мама.

– Ты почему меня совсем забыла? – спросила она. – Не звонишь!

– А у меня гостья! – похвасталась Мариша.

– Аня, что ли? – поинтересовалась Тамара Ильинична. – Уже прилетела? На этот раз, надеюсь, навсегда?

– Аня прилетела, но это не она у меня в гостях, – сказала Мариша. – У меня моя тетя.

– Не может быть! – решительно отвергла эту мысль Маришина мама. – Серафима вместе с мужем уехали сегодня на дачу, прибрать там все перед зимой. Так что у тебя ее быть не может.

– А у меня вторая моя тетка, – сказала Мариша.

Последовало продолжительное молчание.

– Это что, Фелисия? – прошептала Тамара Ильинична. – Сестра твоего папочки?

– Ага, – кивнула Мариша. – Ты ее помнишь?

– Вот это новость! – воскликнула Тамара Ильинична. – Я ее не видела уже больше двадцати пяти лет! Почти с твоего рождения.

– Мама, это бестактно напоминать мне без конца о моем возрасте! – в шутку возмутилась Мариша.

Но Тамара Ильинична была слишком поглощена своими собственными мыслями, чтобы отреагировать.

– Я немедленно еду! – закричала она. – Хочу посмотреть, что там из этой фифочки выросло.

– Она художница! – только и успела сказать Мариша, как в трубке раздались короткие гудки.

Мариша вернулась к себе в спальню и ахнула. Кроме картинок с развратными самураями и покорными гейшами там оказались фотографии самой Мариши в белье с опушкой, в кожаном белье и в костюме восточной наложницы. Причем костюм был довольно странным, он прикрывал ноги, руки и спину Мариши, но все остальные части тела оставались практически открытыми постороннему взору.

– Маму сюда пускать нельзя! – решительно заявила Мариша.

– А что, она приедет? – насторожилась тетя Лиса.

– Через полчаса, – кивнула Мариша.

– Ай! – воскликнула тетя Лиса, роняя на пол стекло из рамки. – Палец порезала! Мама твоя приедет! А у нас ничего не готово! И в холодильнике шаром покати! Мариша, я немедленно бегу в магазин.

– Хорошо, – согласилась Мариша. – А я пока тут приберу немного.

И тетя Лиса испарилась. В магазин она ходила долго. Тамара Ильинична уже успела приехать и попить чаю и заскучать, как наконец с сумками ввалилась тетя Лиса.

– Уф! – вытирая пот со лба, сказала она. – Ближайший магазин был закрыт, пришлось мчаться в следующий. Пока нашла, пока купила… Извините, что задержалась.

– А я купила этот тортик в магазине прямо на первом этаже, – растерянно сказала Тамара Ильинична. – И он был открыт.

– Наверное, мимо него я просто впопыхах пролетела, – улыбнувшись, сказала Лиса.

– Ты и девочкой всегда куда-то мчалась, – тоже улыбнувшись, ответила Тамара Ильинична. – Но ты просто удивительно похорошела.

– За те двадцать с лишним лет, что мы с вами не виделись, я успела и расцвести, и немного увянуть, – усмехнувшись, сказала тетя Лиса.

Мариша тем временем извлекала из сумок продукты, которые купила тетя Лиса. Продуктовый набор отличался хаотичностью. Тут была большая бутылка с жидким отбеливателем, пачка салфеток, упаковка сухого печенья, рыбные консервы из тунца, замороженная коричневая курица, ветка зеленых бананов, макароны трех видов и несколько пакетов с сахарным песком.

– И что из этого подать к столу? – спросила Мариша у тетки.

Но та, увлекшись разговором с Тамарой Ильиничной, не ответила. Пришлось пить чай с тортом, который принесла Маришина мама. Впрочем, и он был неплох. Тамара Ильинична ударилась в воспоминания юности, тетя Лиса подпевала ей, а Мариша слушала. Если у нее и были сомнения в личности своей тетки, то теперь они отпали сами собой. Тетя Лиса выкладывала одну за другой байки семейного клана Колпаковых – фамилия Маришиного папочки. Тамара Ильинична весело смеялась, и над столом висело, не умолкая:

– А помнишь, как…

– Помню! Помню! А ты помнишь…

За этот вечер Марише довелось услышать про семью своего отца немало познавательного. И как маленькая тетя Фелисия свалилась в деревне с сеновала в кормушку прямо перед изумленной мордой Пеструшки. И как Маришин папочка отправился на рыбалку с удочкой и банкой червей и пропал на три дня. А когда его хватились и начали искать, то выяснилось, что он заплыл на дальний остров, там лодка отвязалась, и он вынужден был целых три дня вести жизнь Робинзона. И еще как Маришин папочка нес горячее жаркое на сковороде и вывернул его на голову своей мамули.

– Хорошо еще, что мама носила парик! – хихикнула тетя Лиса.

– Стефанида Викентьевна носила парик? – удивилась Маришина мама.

– А вы не знали?

– Вообще-то я замечала, конечно, что с волосами у нее иногда что-то не совсем то, – призналась Тамара Ильинична. – Она их все время поправляла. И они, как бы это сказать…

– Они у нее съезжали то в одну, то в другую сторону! – воскликнула тетя Лиса.

– Вот, вот, – согласилась Тамара Ильинична.

– Это был дорогущий парик из натуральных волос, который маме сделала ее сестра, работавшая в салоне дамских причесок, по великому блату и за огромные деньги, – пояснила тетя Лиса. – Она с ним не расставалась до самой смерти. И в гроб велела положить себя в нем.

– Так Стефанида Викентьевна умерла? – спросила Тамара Ильинична.

– Уже семь лет прошло, – ответила тетя Лиса.

– А твой папа?

– Папа жив, – сказала тетя Лиса. – Думаю, что ему было бы интересно познакомиться со своей внучкой. Единственной, между прочим, внучкой.

– Вот еще! – фыркнула Мариша.

– Конечно, если бы он был богат, ты бы так не говорила, – укорила ее тетя Лиса.

– И вовсе не поэтому! – вспылила Мариша. – Просто если он не интересовался мной и мамой все эти годы, так чего ради я должна по первому звонку все бросать и мчаться с ним знакомиться? Он мне чужой человек!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное