Дарья Калинина.

Перчик на десерт

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Сергей, ее брат, убит, нет, это невозможно, – забормотал врач. – Но это все меняет. Простите меня, я должен отлучиться.

И быстрыми шагами он вышел.

– Дала бы год жизни, чтобы узнать, куда он полетел! – сказала Инна. – А этот эскулап здорово испугался, когда узнал про Серегу. Но ты слышала, он сказал, что он ее брат. То есть он знал об этом и до нашего появления. Галина сказала правду. Мы на верном пути. Нам бы узнать приметы этой Наташи.

– Думаешь, это сбежавшая психическая больная прикончила Серегу?

– Не знаю, – сказала Инна. – Лично я не стала бы возражать, если бы меня мой брат поместил в такое чудесное место.

– Сильно подозреваю, что тут не везде такая идиллия, – буркнула Юля. – Так что у этой Наташи вполне могли найтись причины для мести. К тому же, что бы тут этот доктор ни говорил, никто, и он в том числе, не знает, что творится в головах у настоящих психов.

Снова распахнулась дверь за их спинами, и на пороге появился доктор Айболит. Только сейчас его физиономия была необычайно красной, а золотые очки затуманились. Доктор снял их, и стало видно, что он крайне растерян. Подойдя к перилам, доктор задумчиво уставился вдаль.

– Простите меня, – наконец сказал он.

– Ничего, вы совсем недолго отсутствовали, – заметила Инна.

– Я вас обманул, – все так же глядя вдаль, сказал доктор. – Каюсь, я слишком привязался к Наташе. Но раз уже появились жертвы, я обязан вас предупредить. Боюсь, я был с вами не до конца откровенен. Наташино заболевание вовсе не так безобидно, как мне хотелось вам представить. Напротив, у нее ярко выраженная суицидальная наклонность. Но скрытая в ней агрессия может обратиться на другого человека.

– Значит, в ней сидит потенциальный убийца? – догадалась Юля. – Слушайте, а что же вы нам говорили про улучшение в ее состоянии?

– Я лгал, – коротко ответил Айболит. – Лгал, не хотел, чтобы стало известно, что из моей клиники сбежала опасная пациентка. Поймите, это может подорвать мой авторитет. Ну что это за врач, который не может обеспечить охрану своих пациентов, которых ему вверили заботливые родственники. А у нас частная клиника, и лечение тут платное. Кто захочет выкладывать ежемесячно кругленькую сумму, если мы не можем обеспечить элементарный надзор за больными?

– И давно у Наташи такой опасный психоз? – спросила Инна.

– С самого момента поступления. Но тогда это было не слишком заметно, с возрастом состояние лишь ухудшалось.

– И вы так спокойно об этом говорите! – возмутилась Юля. – Разве вы не врач?

– Врач, но бывает, что и самый лучший врач оказывается бессилен. Тут помогло бы оперативное вмешательство, но родственники возражали.

– Родственники – это брат?

– Брат и… и ее отец тоже был против операции.

– Вы можете посоветовать, где нам ее искать? – спросила Инна. – Какие-нибудь догадки у вас есть, куда она могла направиться в первую очередь?

– Думаю, что она захотела в первую очередь отомстить своим ближайшим родным, – сказал Айболит. – Ей не слишком нравилось пребывание тут.

К тому же она была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, кто направил ее сюда и кто платит за ее содержание. Она их ненавидела.

– Брата и отца?

– Не знаю, она называла их чертовы родственнички.

– Так, может быть, она имела в виду и свою бабушку, и новую жену своего отца?

– Ее бабушка, насколько мне известно, уже умерла, ее месть Наташи не настигнет. А вот супруге ее отца, но не теперешней, а той, на которой он женился после смерти Наташиной матери, и в самом деле может грозить опасность. Конечно, когда он на ней женился, Наташа была еще слишком маленькой, чтобы что-то понимать, но потом, когда после смерти бабушки ее направили ко мне, Наташа должна была сообразить, что это из-за той женщины она лишилась отца.

– Разве она жива? – удивилась Юля. – Сергей говорил…

Тут она смешалась и замолчала, поняв, что чуть не погубила всю их легенду. К счастью, доктор Айболит пребывал в таких же смятенных чувствах и не обратил внимания на Юлину оговорку. Зато обратила внимание Инна. Смерив подругу уничтожающим взглядом, она спросила:

– Вам известно, где жила Наташина бабушка?

– Нет, а зачем вам? – внезапно насторожился доктор.

– Как знать, может быть, ею овладевает не только жажда мести, а и чувство ностальгии. А вы сами сказали, что она выросла у бабушки. Так не логично ли предположить, что она постарается вернуться в то единственное место, которое ей хорошо знакомо.

– А это идея! – воскликнул Айболит. – И в самом деле, Наташа часто и подолгу рассказывала, как была счастлива у бабушки в деревне. Но названия я не помню. Думаю, об этом вам лучше поговорить с Наташиным отцом, когда он вернется из отпуска, – сказал доктор.

– Адреса его бывшей жены у вас тоже нет? – спросила Инна.

– Я ничем не могу вам помочь, – развел руками доктор. – Никакие анкетные данные, кроме медицинской карты пациента и сведений о проведенном ранее лечении, в моей клинике не требуются. Единственное, о чем я вас прошу, постарайтесь ее найти до того, как она убьет еще кого-нибудь.

– Ничего себе просьба, – пробормотала Инна, когда все тот же молчаливый детина проводил их через все полосы заграждения и оставил одних. – А еще ты чуть не проговорилась, что знала Серегу, когда он еще был жив. Тоже мне конспиратор!

– Уф, – вместо ответа потянулась Юля. – Чувствуешь, тут совсем другой воздух! Там, на берегу озера, в этом страшном доме, я просто задыхалась. Как люди там работают? Все эти маньяки и психи. Брр! Хуже, чем в тюрьме.

– Тебе не показалось странным, что сразу же после возвращения доктор резко поменял свою точку зрения на состояние Наташи? – задумчиво произнесла Инна. – Дорого бы я дала, чтобы точно знать, кому он звонил. Впрочем, кажется, я догадываюсь.

– Отцу Наташи?

– Да, – кивнула Инна.

– Тебе не кажется, что настало время познакомиться с этим достойным человеком, – сказала Юля, – который, даже уезжая в отпуск, оставил номер своего телефона врачу дочери.

– У тебя есть его адрес?

– Чей? Серегиного папаши – откуда? – удивилась Юля.

– То-то и оно, куда же мы тогда поедем? – сказала Инна и потянулась к мобильнику. – Говори тогда Серегин телефон.

– Зачем? Он же умер.

– Но Галка-то еще жива, дурья твоя башка! – рассердилась Инна. – Должна же она знать адрес или хотя бы телефон своего свекра.

– Сама ты дурья башка, – тоже слегка разозлилась Юля. – Галка же русским языком сказала, что он в отпуске.

– Но его соседи не могут все разъехаться в отпуск. Наверняка найдется какая-нибудь сплетница, которая сможет нам помочь, – не сдавалась Инна, не желая показать, что и в самом деле не права.

Юля продиктовала Инне телефон Сереги. Та набрала номер и принялась ждать ответа.

– Спроси заодно телефон или адрес Серегиной матери. Врач вроде бы говорил, что она жива, – подсказала ей Юля.

У Галины долго никто не снимал трубку. Потом послышался запыхавшийся голос Артема, словно он стометровку до телефона бежал. Явно утешение молодой вдовы шло полным ходом. После минутного препирательства он согласился позвать Галину. Та быстро продиктовала телефон своего свекра, высмеяла идею о том, что мать Сереги жива, и бросила трубку.

– Ну, как там Галина? – спросила Юля. – Она пришла в норму?

Инна прикинула последствия и решила не говорить Юле о своих подозрениях относительно Артема.

– Телефон дала.

– А адрес? На кой черт нам телефон, если его дома нет? И телефон матери Сереги ты спросила? Надо же узнать, жива она или нет. И название деревни, куда увезла Наташина бабка свою внучку.

– Да, туда нам обязательно нужно съездить, – согласилась Инна. – Слушай, а вдруг Коля поможет? Он ведь тоже дружил с Серегой, так что должен знать и про его мать, и про отца.

И девушки поехали к Коле. Предварительно они набрали номер Серегиного отца, но там, как и следовало ожидать, никто не снял трубку. Коля же был дома и спал.

– Что еще случилось? – мрачно встретил он девушек. – Кого-то еще убили?

– Не нужно так шутить, того и гляди беду накличешь, – сказала Юля. – Мы к тебе по делу. А что, Маша не у тебя?

– А должна быть? – удивился Коля.

– Нет, но вроде бы вы с ней хорошо так общались, и потом ты повез ее, так что я подумала… – тут Юля смущенно умолкла.

– Никогда не нужно думать, – наставительно сказал Коля. – Тебе не идет, не твой стиль.

– Галина бьется в истерике, – быстро вмешалась Инна, чтобы предотвратить ссору, – а ведь нужно сообщить родственникам Сереги… Ты, Коля, можешь нам помочь найти их?

– Ну, не знаю. Где живет его папаша, я примерно помню. И где жила его мать, тоже знаю, – сказал Коля. – Но что толку? Папаша в отпуске, а мать уже года два как умерла.

– Все равно покажешь, – твердо сказала Инна.

После этого подруги поволокли сопротивляющегося Колю из дома.

– Я же в одних трусах, – вопил тот. – Дайте одеться, умыться и пожевать чего-нибудь. Я же, как приехал, сразу спать завалился. Еще и не завтракал.

– Некогда, – резко сказала Инна, сунув ему помятую футболку и шорты. – Покажешь, а потом завтракай хоть до ужина.

Серегин папаша жил в одном из домов дореволюционной постройки, реконструированных в последнее время. Дом находился всего в нескольких шагах от Александро-Невской лавры. Из его окон, должно быть, можно было видеть купола храма. Парадная дверь была снабжена домофоном. Квартирка не из дешевых, поди. Добирались туда из-за многочисленных пробок на дорогах почти час. Оставив Колю в машине, подруги проскользнули в дом следом за каким-то упитанным дядечкой.

– Никто вам тут не поможет, – сказал девушкам Коля, после того как они, безуспешно обойдя всех имеющихся в наличии соседей, спустились к машине.

– Почему? – вяло поинтересовалась Юля, у которой от сегодняшней беготни страшно гудели ноги.

– Сергей Николаевич тут всего год как живет. И он такой человек, что с соседями избегает близкого общения.

– Так что же ты раньше молчал! – возмутилась Инна.

Юля лишь подавленно молчала, поражаясь людскому коварству.

– А где он раньше жил, ты знаешь?

– Нет, – покачал головой Коля. – Меня туда не приглашали. Могу показать, где он жил со своей второй женой – матерью Сереги. Она там до самого конца жила, а Серега себе новую квартиру построил. Там они с Галиной и жили. А мать Сереги была моей соседкой.

– Так что же ты нас потащил к черту на кулички, куда нам совсем и не нужно было? Почему было сразу не поехать туда? – с тихой угрозой в голосе спросила Инна.

Юля тупо смотрела в сторону, опасаясь не совладать с собой.

– А вы меня не спрашивали, – зевнув, добродушно отмахнулся Коля.

Дом, где прежде жила Серегина мать – Зинаида Алексеевна – со своим сыном, стоял в том же дворе, где и дом подружек. Юля каждый божий день видела его, выглядывая по утрам из своих окон, чтобы узнать, какая сейчас погода. Только вход в него был со стороны улицы.

– Слушай, раз ты был соседом Зинаиды Алексеевны, так ты должен быть в курсе того, что у них там с женой случилось, – сказала Юля.

– Не-а, – лениво протянул Коля. – Зачем мне? Они раньше в другом месте жили. Вот, может быть, моя бабка что-нибудь знала. Они с теткой Зиной были большими приятельницами.

– А где твоя бабка? Как с ней поговорить?

– А никак, она еще три года назад умерла, – все так же невозмутимо ответил Коля.

Юля поняла, что сейчас совершит смертоубийство. Но Коля снова заговорил и тем, вероятно, спас свою жизнь.

– А еще тетка Зина дружила с нашей соседкой – Феодосьей Карповной.

– Она-то хоть жива?

– Жива, только вроде бы в деревню на лето уехала, – сказал Коля. – Но раз вам так приспичило прошлое Сергея Николаевича выведать, то никто лучше вам не поможет. Феодосия страшная сплетница и склочная натура, но еще довольно крепкая, склерозом не страдает.

После того как Коля показал подругам квартиру, где жила эта самая Феодосия, подруги отпустили его. Он обрадованно помчался домой, напевая что-то под нос. Юля нажала на кнопку звонка. Дверь в квартире Феодосии долго никто не открывал. Наконец послышались торопливые шаги, и старушечий голос завопил:

– Сейчас, сейчас, бегу! Вещи паковала. А что это вы так рано?

Дверь открылась, и девушки увидели на пороге сухонькую старушку с острым длинным носом, на котором несколько криво сидели огромные очки. Лицо старушки было в каких-то полосах и подтеках, в крашенных хной волосах запутались клочья паутины. А одета старушка была в синий спортивный костюм с пузырями на коленях.

– Вам кого? – удивилась она. – А где грузчики? Вы ведь из бюро грузоперевозок?

– Нет, – сказала Инна. – Вы Феодосья Карповна?

– Я, – кивнула старушка. – У вас ко мне дело?

– Видите ли, – начала Юля, – убит ваш сосед. Верней, бывший сосед. И в связи с этим мы разыскиваем одного человека. Может быть, вы смогли бы нам помочь?

– Господи, – осела старушка прямо на узел, в котором что-то жалобно хрястнуло. – Кого же это убили?

– Сергея – сына Зинаиды Алексеевны.

– Ах! – посерела старушка и стала сползать на пол.

– Инна, воды! – испугалась Юля.

После того как старушку напоили водой и дали валидол, она немного пришла в себя и смогла внятно изъясняться.

– Какой ужас! – сказала она. – И мать и сын! Хотите верьте, а хотите нет, но это проклятие за то, что она увела мужа у той женщины.

– У кого это? – спросила Инна.

– У первой жены Сергея Николаевича.

– А разве они встретились уже не после того, как первая жена Сергея Николаевича умерла? – удивилась Юля.

– Как же! – хмыкнула старушка. – Вы садитесь и слушайте.

И девушки услышали следующую историю. Сергей Николаевич работал в одном проектном институте и по долгу службы вынужден был часто ездить в длительные командировки в различные уголки страны. Человек он был общительный и не любил проводить ночи в одиночестве. Поэтому в этих командировках, длящихся иногда по нескольку месяцев, у него всегда были подруги, которых он находил на месте, в тех самых городах, куда был командирован. Вот от одной из таких женщин и родился у него сын Сергей.

– А мы думали, что Сережа ему не родной, – сказала Инна.

– Родной и еще как, – потрясла головой Феодосия Карповна. – Просто отец его, побывав на родине Зинаиды Алексеевны и сделав там дело во всех смыслах, вернулся в Питер и тут очень быстро забыл о своем командировочном увлечении. А Зинаида Алексеевна, поняв, что беременна, решила, что ребенок должен иметь хоть какого-то отца. И приехала сюда. Какова же была ее досада, когда она поняла, что ее избранник уже успел за какие-то два месяца забыть о ее существовании и к тому же оказался женат. Но Зинаида была женщиной без сантиментов и решила, что половина отца лучше, чем никакого. И поменялась из своего Саратова в Питер. Устроилась на работу, родила тут Сережу. Сергей Николаевич признал сына, дал ему свое отчество и регулярно навещал мать с мальчиком.

– А вы видели его первую жену?

– Никогда в жизни, – покачала головой старушка. – Что ей было тут делать? Она и не догадывалась, что у нее имеется соперница. Сережа рос, а Сергей Николаевич не спешил уйти от своей жены. Однако Зинаида не теряла надежды, что рано или поздно ей удастся добиться своего. Так оно и случилось. После рождения девочки – сестры Сережи по отцу, Таня – первая жена Сергея Николаевича – стала прихварывать. А через несколько лет умерла. Вот тут-то Зинаида и могла торжествовать. Как же, почти пятнадцать лет она ждала своего часа, и наконец он пробил. Но она не пожелала стать доброй мачехой бедной сиротке и добилась, чтобы девочку отправили к бабке в деревню.

– А не знаете, куда? – спросила Юля без особой надежды.

– Знаю, – неожиданно ответила Феодосия Карповна. – Как сейчас помню, как все это было. Зинаида от радости прямо помешалась. Все твердила: «Вот и пусть эта сучонка сидит в своем Медведкове. Медвежий угол для нее в самый раз, пусть поймет, что такое оказаться без отца. Пусть похлебает с мое. А у моего сына теперь будет и отец, и мать, три квартиры, и дача, и вообще все на свете». Мне было прямо тошно ее слушать, так она радовалась горю бедной сиротки, но про Медведково я запомнила точно.

– А почему три квартиры? – спросила Инна. – Одна Зинаиды, вторая Татьяны, а третья где?

– Третья была у Сергея Николаевича. Только он там не жил, а сдавал ее.

– Выходит, он сильно любил свою первую жену, раз столько лет жил с ней, зная, что у него растет в другом месте сын, которого он признал, – сказала Юля.

– Ничего он ее не любил, – с неожиданной злобой сказала старушка. – Корыстен был сверх меры. Вот и Сережа в него пошел. Точная копия папаши. А что вы хотели – от дурного семени не бывать доброму племени. А не расставался Сергей Николаевич со своей первой женой, потому что Татьяна была из очень богатой семьи. Дед у нее был профессор, отец и мать – известные артисты. Так что Таня никогда и ни в чем отказа не знала. Квартира ей досталась пятикомнатная возле Эрмитажа, с окнами на Мойку. Она и тогда высоко ценилась, а сейчас и вовсе превратилась бы в золотую жилу. Только Зинаида перед смертью мне рассказывала, что они ту квартиру недавно продали, а купили Сереже новую. Он к тому времени женился.

– Продали? – удивилась Инна. – Но там же была прописана еще и эта девочка – дочка Тани. Как же они могли продать ее без согласия девочки?

– Ну, этого я не знаю, – сказала старушка. – Меня в подробности не посвящали. Только вроде бы Зинаида говорила, что Наташка, дочь Татьяны, умом слаба. Злорадствовала, что у той одни двойки в табеле. Не то что у ее Сереженьки.

– Она ездила навещать девочку?

– Не думаю, скорей это ей от мужа известно стало, – сказала Феодосия Карповна и, кинув рассеянный взгляд на часы, вдруг встрепенулась. – Боже мой! Сейчас же грузчики придут, а у меня еще ничего не готово.

В благодарность за информацию девушки помогли старушке сложить ее вещи, так что к переезду за город старушка была готова в рекордный срок. Выйдя от Феодосии, девушки бросились к Инне домой. Там они, сделав себе наспех по паре бутербродов с колбасой и сыром, принялись изучать карту Ленинградской области.

– Куда подевалось это чертово Медведково? – злобно рычала Юля после того, как ей в четвертый раз пришлось начать все сначала, – деревня на карте упрямо не находилась.

– Не нервничай, – успокаивала ее Инна, которая изучала карту автомобилиста по Ленинградской области. – На всякий случай отмечай все населенные пункты, в названии которых используются однокоренные слова. Может быть, Феодосия перепутала. Срок-то прошел немаленький.

– Перепутала! – ахнула Юля. – А что, если она вообще другое название сказала?

– Не будем об этом пока думать.

– Как это не думать, – злилась Юля. – У нас каждый день на счету, не забывай, по улицам бродит сбежавшая из психушки маньячка, взявшаяся истребить всех своих родственников, а тебя зачем-то в эту неизвестную деревню потянуло. Что ты там надеешься найти?

– Не знаю, – чистосердечно призналась Инна. – Как-то уж больно гладко получается. Психически больная девушка убегает из больницы, которая находится чуть ли не в двухстах километрах от твоей дачи, однако в эту же ночь она убивает своего брата. При этом у нее нет ни машины, ни адреса твоей дачи, однако ее это не смущает, и она все-таки оказывается там. Тебе не кажется это несколько фантастичным?

– Ну и что, она могла остановить попутку до города. Там ей соседи Сергея сказали, что его пригласил на шашлыки его друг Артем, она узнала адрес Артема и затем…

– Да-да, – перебила ее Инна. – Все это возможно, хотя и маловероятно. Но не забывай, что на все у нее было лишь несколько часов. Если озеро она переплыла самое раннее в пять часов вечера, а убийство Сереги произошло около двух часов ночи, то получается, что она провернула всю операцию за… за, погоди-ка, сейчас подсчитаю.

– За семь часов, – помогла ей Юля.

– Вот именно. За семь часов, три из которых пришлись на глухую ночь. Теоретически она могла успеть, но практически это было неосуществимо. Если только…

– Если что?

– Если у нее был сообщник, который поджидал ее с машиной возле психушки и который помогал ей и дальше.

– И кто же этот сообщник?

– Ясное дело, тот, кто выигрывал от смерти Сереги и который имел доступ в психушку. Или хотя бы знал о существовании оной.

– Это не так уж много людей, – сказала Юля. – Сам Серега, его отец и Галина.

– Ошибаешься, проявив немного любопытства, любой из окружения Сереги мог вызнать, что у него есть психически ненормальная сестрица, и даже узнать адрес клиники.

– Нужно еще раз спросить у Галины, не интересовался ли, кроме нас, кто-нибудь у нее адресом этой клиники? – сказала Юля.

Увы, Галина ничем им не помогла. Ее знакомые все как один проявляли потрясающее равнодушие к адресам сумасшедших домов. Именно так им вдова Сереги и заявила, присовокупив, что ложится спать и просит ее не беспокоить. Не успела Юля повесить трубку, как раздалось:

– Нашла!

Инна приплясывала на ковре среди разбросанных атласов и карт, безжалостно топча их ногами.

– Действительно, Медведково! – ликовала она. – Мы не могли его с тобой найти, потому что в середине девяностых годов его зачем-то переименовали в Ольшанское. Видишь, вот старый атлас за восемьдесят девятый год, тут село еще Медведково, а вот карта девяносто девятого года, тут уже село Ольшанское. Насколько я понимаю, это небольшое село в лужском направлении. Завтра же туда и съездим. Судя по карте, до него всего-то восемьдесят-сто километров. Доедем за час.

И подруги завалились спать. Увы, на следующее утро Иннин оптимизм потерпел сокрушительный удар при столкновении с грубой действительностью. Реальные дороги не желали соответствовать нарисованным в атласах. Вдобавок пошел дождь, и видимость резко упала.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное