Дарья Калинина.

Олигарх-подкаблучник

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

Глава 3

А на следующий день была свадьба! Ах, свадьба, свадьба! Как поется, бывает только раз. Может раз, а может два, но это не про нас!

Едва переступив порог ЗАГСа, подруги уже поняли, что все будет шикарно. Да и как же иначе? Ведь не каждый день единственная и горячо любимая дочь богатенького папы выходит замуж. На папе невесты был синий смокинг, который заметно стеснял его движения, хотя и стоил, наверное, целое состояние. Платье матери искрилось таким количеством подвесок, стразов и прочей бижутерии, что глазам становилось больно.

Поскольку гости в большинстве своем были приглашенными со стороны невесты, то вся эта толпа сияла и переливалась от множества украшений, в том числе и брильянтов, красовавшихся на дамах.

Жениха Кирюшу подруги видели впервые. И он произвел на них двойственное впечатление. Явно неглупый и очень хорошо воспитанный. Каждую фразу он начинал с вежливого обращения, не забыл поприветствовать каждого вновь прибывающего гостя хотя бы вежливым кивком или теплым словом. Хотя больше помалкивал и загадочно улыбался, стоя в сторонке.

И что, черт возьми, он только нашел в Леночке? И что Леночка нашла в нем?

Невеста в своем белоснежном платье с кринолином, в длинной пышной фате и щедро украшенной живыми цветами высокой прическе смотрелась угрожающе и одновременно величественно. Даже видавшая виды тетенька, регистрирующая браки, временно потеряла дар речи, когда эта парочка ступила на красную ковровую дорожку, ведущую в святая святых ЗАГСа.

Некоторое время тетенька в строгом темном костюме с алой розой в петлице молча созерцала белую громадину, которая вступила в ее кабинет. А потом на всякий случай решилась уточнить:

– Вы – невеста?

Леночка кивнула, отчего с ее волос на плечи и ковер посыпались белые лепестки.

– Да, это я, – пророкотала она. – А что, не видно?

Служащая проигнорировала этот вопрос и повернулась к Кирюше:

– А вы жених?

Кирюша молча кивнул.

– Ну, что же, – после некоторой заминки произнесла женщина, – пожалуй, начнем?

В ее голосе слышался то ли вопрос, то ли робкая мольба. Мол, может быть, передумаете еще? Но молодые явно желали сегодня сочетаться узами брака. Во всяком случае, Леночка точно этого желала. А чего желал Кирюша, так никто толком и не понял. Ведь молодой человек все время молчал.

Сама церемония прошла гладко. Если не считать момента, когда при обмене кольцами мама жениха упала в обморок. Что вызвало среди присутствующих шепоток недовольства. Мол, плохая примета, когда в этот момент что-то или в данном случае кто-то падает на пол.

Вторично Кирюшина мама рухнула в обморок уже в церкви. Но там ее винить никто не стал. Священник попался очень старательный и вычитывал все положенные при венчании церковные тексты и молитвы полностью. Так что венчание получилось долгим. Особенно худо приходилось свидетельнице и свидетелю, которым поручили держать над головами молодых венчальные короны. Занятие почетное, но весьма утомительное.

Когда Кирюшину маму вывели на свежий воздух, подруги воспользовались удобным случаем и тоже вышли из церкви, где стало уж очень душно.

Первоначально предполагалось венчание во Владимирском соборе, но в последний момент что-то расстроилось, венчаться пришлось в маленькой церкви.

Бледной Кирюшиной маме настойчиво предлагали лекарства, воды, врача или поехать домой. Женщина отказалась от всего этого и неожиданно потребовала:

– Позовите ко мне моего сына!

При этом в ее голосе прорезалась такая сталь, что подруги даже вздрогнули. Эге! Да эта робкая серая мышка еще себя покажет! Моего сына! Нет, драгоценная, теперь он уже не столько твой сын, сколько Леночкин муж. А насколько подруги знали Леночку, она соперниц рядом с собой не потерпит.

Женщине попытались объяснить, что сейчас Кирюша никак не может к ней подойти. Однако ничего не действовало на упрямицу.

– Мне надо! – твердила она. – Пусть остановят венчание! Мне нужно поговорить с сыном!

– Это невозможно! Это же таинство! Подождите несколько минут, Кирюша скоро освободится.

Мама затихла, сжавшись в маленький недовольный комочек. Казалось, от всей ее фигурки волнами исходят протест и горечь. Да уж, не слишком-то мама Кирюши была рада этому браку.


Но в ресторане все забыли о неприятном инциденте возле церкви. После венчания Кирюше все же удалось уговорить свою маму не портить ему свадьбу. И теперь на лице этой странной женщины играла пусть и вымученная, но все же улыбка. И уже не казалось, что она только с трудом сдерживается, чтобы не вцепиться в лицо счастливой невесте.

Сама Леночка выглядела умиротворенной. И даже ее папа повеселел. Дело было сделано. Его дочка вышла замуж. Пусть муж у нее малахольный, едва достает жене до плеча, а мамашка у него с явными задвигами, но Леночкин папа умел принимать жизнь такой, какая она есть. Если уж ничего изменить нельзя, то нужно радоваться тому немногому хорошему, что получилось.

И поэтому именно он громче всех кричал «горько», лез целоваться к матери Кирюши и его престарелым бабкам, напоминающим то ли высохшие мумии, то ли далеко продвинувшихся в своем ремесле ведьм.

– Как тебе свадьба? – осторожно спросила Кира у Леси.

– Все очень дорого. Ленка говорит, что за одно ее платье папа заплатил, как за целую машину.

– Мне она тоже так сказала. Интересно, какую машину, а?

– Явно уж не подержанные «Жигули»! Кое-что подороже.

– А еще стол! Посмотри, тут тебе и черная икра, сто лет ее уже не пробовала, и балык, и белая рыба! А уж вино!

Только шампанское на столе было трех видов – сухое из Франции, полусухое – отечественное и сладкое – из Италии. А вот водка была русской. И Леночкин папа громогласно объявил свой выбор.

– Настоящую водку умеют делать только русские! – патриотично заявил он. – Поэтому ее и будем пить!

И чтобы слова не расходились с делом, он опрокинул в себя целый стаканчик, задохнулся, занюхал куском скатерти и только затем завопил:

– Горько!

Гости радостно подхватили, а потом не менее радостно принялись считать:

– Один! Два! Три! Четыре!

Леночка так плотно присосалась к жениху, что ее бы устами, так жить молодым вечно и вечно быть вместе. Но на пятьдесят третьем разе Кирюша деликатно, но решительно освободился.

– Хватит! – засмеялись гости.

В общем, все было очень даже славно. После застолья, как водится на всех русских свадьбах, перемежающегося дурацкими шутками, розыгрышами и тостами приглашенного тамады, началась музыкальная программа. Оказалось, что Леночкин папа пригласил любимую группу своей дочки – «Крышки».

В группе было целых три юных красотки, которые писклявыми голосами исполнили несколько своих хитов, услышав которые мама Кирюши сделала попытку в третий раз рухнуть в обморок.

– Это не музыка! – шептала она бескровными губами. – Это надругательство над ней! Как можно слушать подобное! Кирюша! Не смей!

Кирюша сидел бледный. Но волновала его не музыка, а родная мамуля. Впрочем, остальным гостям было не до переживаний этих двоих. Визжа от восторга, Леночка и ее подружки кинулись к своим кумирам. И весело запрыгали под нехитрую музыку. Кира с Лесей тоже немного порезвились. Ничего плохого в таком развлечении они не видели. В конце концов, это была просто легкая музыка, ритмичная и заводная. А что еще нужно на свадьбе? Не Баха ведь слушать, и не Бетховена.

– Небось, если бы включили классическую музыку, то мама Кирюши и тут нашла бы к чему придраться.

– Да, бывают такие люди, – со вздохом согласилась Кира. – Никогда сами в жизни ничему не радуются, не веселятся, так еще и другим мешают!

Лидия Алексеевна в самом деле сидела с таким выражением лица, словно лимон проглотила, а перед этим еще и хорошенько прожевала кислый плод. «Крышки» уже давно отпели положенную программу и укатили дальше по своим делам. Но мама Кирюши все еще не могла прийти в себя. Поджимала губы и всем своим видом показывала, как ей все тут не нравится.

– Ужас!

– Бедная Ленка!

– Ее собственные родители тоже не подарок. Но свекровь ей досталась – это вообще что-то с чем-то!

Тем временем к подругам подошла Лида. Ее упитанная физиономия выглядела еще слегка опухшей, но от вчерашних синяков не осталось и следа. Вместо них лицо Лиды покрывал жизнеутверждающий румянец, словно она целый день жарилась на солнышке.

– Спасибо вам огромное! – с чувством произнесла девушка. – Ваше волшебное средство меня буквально спасло!

– Очень рады.

– Если бы не оно, не видать бы мне Ленкиной свадьбы. Разве что платком с головой бы укуталась и изображала правоверную мусульманку.

– Но ведь не пришлось же!

– Только благодаря вашему средству! Как оно называется?

Вопрос поставил подруг в тупик. Что они сказали доверчивой Лидочке? Как в прошлый раз назвали бодягу?

– Габяда!

– Габяда? – изумилась Лида. – Вроде бы вы как-то иначе говорили.

– Именно так и говорили.

– Надо же! Габяда! Подумать только, язык сломаешь. Надо будет записать для памяти.

Но тут ее отвлекли. А мимо подруг прошла Лидия Алексеевна. Вид у женщины был решительный. И двигалась она в направлении жениха и невесты, медленно плывущих в белом танце.

– Смотри! Сейчас что-то будет!

Но Лидия Алексеевна не успела сделать ничего шокирующего. Потому что в этот момент в зал ресторана вбежала еще одна девушка. Тоже гостья на Леночкиной свадьбе. Но как ее зовут, ни Кира, ни Леся не знали. Тем не менее при виде этой девушки они насторожились. И было отчего.

Вид у девчонки был ужасающий. Волосы из праздничной прически выбились и торчали в разные стороны. Правая щека украсилась багровой царапиной, а из носа вовсю капала кровь. Одежда на девушке была порвана и испачкана. И вообще, создавалось такое впечатление, что девицу долгое время кто-то мутузил и грубо таскал по асфальту.

– Помогите! – зарыдала бедняжка. – На меня напали!

В ресторане стало тихо. Даже музыканты перестали играть и изумленно таращились на жертву разбоя.

– Сумку отобрали! – ревела девица. – Только что! Помогите! Преступник где-то здесь!

Ее слова вызвали настоящий переполох. Леночкин папа засуетился. Оказалось, что жертва нападения неизвестного грабителя – это дочь его компаньона. Тот не мог присутствовать на свадьбе дочери своего друга по болезни. Отравился накануне несвежими устрицами. Опасности для жизни уже не было. Но жена все равно осталась с супругом. А вместо себя на свадьбу они прислали свою дочь. Тем более что Лена и Марина давно дружили.

И вот теперь такое. Бедную малышку в отсутствие родителей обидел какой-то злодей! Избил, ограбил!

– Всем стоять! – рявкнул Леночкин папа. – Маринка, ты можешь описать того типа?

– Могу!

– Жарь!

– Он… Он был высокий. Сильный! Схватил меня за шею так, что я едва дышать могла!

Несмотря на растерянность, Марина сообразила, что злодею нужна, скорей всего, не она сама, а ее сумка. Да и как тут было не сообразить, если тот сам приказал ей:

– Отдавай сумку по-хорошему, сука!

По-хорошему у него с Мариной не получилось. Девушка вцепилась в сумку изо всех сил. И между ней и грабителем завязалась драка, в ходе которой Марина получила по носу, а потом еще и проехалась по асфальту, волочась за грабителем на своей сумке.

В результате в ее руках осталась только ручка. А грабителю достался главный трофей.

– Верните сумку! – рыдала Марина. – В ней телефон! А в телефоне номер моего любимого Костика!

Оказалось, что девушка сражалась насмерть вовсе не из-за своих жизненных принципов или дорогой сумки. Просто два дня назад она познакомилась в клубе с потрясающим парнем. Тот оставил ей свой телефон, а вот ее телефон почему-то не взял. И теперь Маринка, понимая, что только от нее зависит, быть или не быть их с Костиком роману, лелеяла мечту набраться храбрости и позвонить парню.

И вдруг какой-то грабитель покушается на телефон с драгоценным номером! Вот за этот телефон Марина и дралась словно тигрица.

– Кажется, он сломал тебе нос, – переживала Леночкина мама.

– Глупости, – гудел папа. – Просто ушиб.

– Все равно, девочку надо отвезти в травму.

– Ей надо приложить к носу холод и продолжать веселиться.

– Виктор!

– Пусть останется тут, а мы попытаемся найти этого мерзавца. Маринка, как говоришь, этот тип выглядел?

Оказалось, что Марина достаточно хорошо рассмотрела напавшего на нее человека. У него была густая борода и усы. Ей показалось, что это был старик. Однако сила, с которой тот орудовал, была далеко не стариковская.

– Разные старики бывают, – задумчиво произнес Леночкин папа. – Вот мой тесть до самого своего конца дрова в деревне сам колол. Сухой был черт, а уж жилистый!

Кроме бороды, усов и седых волос Маринка сумела еще припомнить, что одет нападающий был в старое пальтишко. И в руках у него была палка, которой он и пытался вначале оглушить Маринку.

– Так он на тебя со спины напал?

– Ага!

– А как же тогда нос-то у тебя пострадал?

– Так я же услышала за спиной чье-то дыхание и оглянулась.

За свое острое зрение Маринка расплатилась разбитым носом, но зато спасла голову. Леночкин папа, чувствуя свою ответственность за то, что случилось с дочерью его близкого друга, быстро собрал наиболее трезвых и физически крепких гостей, кликнул охранников из ресторана, и они побежали искать старика с Маринкиной сумкой в руках.

– Какого, говоришь, цвета сумка у тебя была? – странно напряженным голосом спросила у подруги Леночка. – Синего?

– А ты откуда знаешь?

Леночка хмыкнула.

– Ты этот цвет любишь. А там, я знаю, были либо красные, либо синие, либо белые.

– Где там?

– В магазине. Я же прекрасно помню, Лида мне сказала, триколор в магазине на стенде получился, вроде нашего российского флага. Ты же сумку на распродаже купила?

– Да. Две по цене одной.

– На Марата?

– Да. Маленький такой магазинчик. Я даже удивилась, что там такие отличные сумки.

– Натуральная кожа?

– Да! Да! Мягкая, шелковистая, сразу видно, не валенком сделана!

При чем тут валенок, никто, честно говоря, не понял. Но тем не менее Леночка важно кивнула:

– Точно! И Лида с Кариной тоже там свои сумки купили. А потом их у девчонок украли.

– Как? – ахнула Маринка. – Кто? И у них тоже? Ой, девчонки, тогда вы меня понимаете! Как же я напугалась, когда этот старик на меня набросился!

Карина с Лидой, которые присутствовали на свадьбе, тут же принялись рассказывать подруге о том, как напугались они сами. Маринка что-то спрашивала у них, они отвечали вдвоем, перебивая друг друга. В результате три девичьих голоса слились в один неразличимый на ухо визг. Гости ничего не понимали, поэтому все потихоньку вернулись обратно к столам, чтобы заесть и запить стресс.

Только Кира с Лесей и Леночка остались рядом с пострадавшими.

– Слушай, Марина, – обратилась к девушке Леся, когда три потерпевшие наконец выдохлись и стали говорить потише, – а ты одна эту сумку покупала? Лида покупала ее вместе с Кариной. А ты с кем? Одна?

– Как же одна? – фыркнула Маринка. – Сара со мной еще была!

– Сара?

– Ну да. Это она меня и уговорила эту сумку купить! Ей красная приглянулась, а одну покупать дорого было. Ты же знаешь, какая Сара у нас прижимистая. Вот она и канючила изо всех сил, чтобы я тоже сумочку себе приобрела.

– И ты сдалась?

– Да, и купила синюю.

– А Сара взяла себе красную?

– Конечно.

– И где она сейчас?

– Кто? Сумка или Сара?

– Обе!

– Не знаю, – пожала плечами Маринка и недоуменно поглядела на Леночку. – А разве она тебе не звонила?

– Ну да. Она же собиралась идти к тебе на свадьбу.

– В самом деле, собиралась.

– Ну вот! А между тем ее тут нет. Я думала, что она хотя бы тебе позвонила, извинилась и объяснила, почему ее не будет.

– Нет, – покачала головой Леночка и заметно помрачнела. – Не звонила.

– Странно.

– А ведь в самом деле странно. Сара очень обязательная. А она мне поклялась, что придет. И друга своего нового приведет.

– Так, может быть, она с этим самым другом как раз сейчас и развлекается? В другом месте?

Но Леночка считала, что ни один человек, а тем более экономная Сара, не откажется от дармового угощения на такой шикарной свадьбе.

– Сюда бы она его привела, к гадалке не ходи, – мрачно произнесла Леночка. – Она специально место для него у меня выклянчила. Сначала я ее одну позвала, а потом она ныть принялась: разреши и парня с собой взять. Ну, я и согласилась. Хотя папа потом на меня поворчал даже. Мол, чего это я его денежками так беспечно распоряжаюсь. Гости на свадьбе, сказал, считаные, если будем приглашать не только избранных, то недолго и по миру пойти.

– Но ты Сариного парня все же пригласила? – перебила Леночку Кира, невольно чувствуя сладостную дрожь от мысли, что они-то с Лесей как раз и принадлежат к сонмму «избранных»!

– Пригласила. И раз она его не привела и сама не пришла, значит, у них случилось что-то непредвиденное.

– Звони ей!

На звонок Сара не ответила. И вообще, ее телефон оказался выключенным. Дома к телефону тоже никто не подошел. А потом трубку взял дедушка Сары и дребезжащим старческим голосом проинформировал Леночку, что его внучка Сарочка сейчас отплясывает на свадьбе своей лучшей подружки Леночки, которой удалось подцепить музыканта с консерваторским образованием.

– Очень странно, – пробормотала Лена, закончив объясняться с дедом. – Родные Сары, похоже, не в курсе, куда делась их девчонка.

Тем временем вернулись с охоты Леночкин папа и другие гости. Они прочесали всю округу в поисках старика в темном пальто с палкой и синей женской сумкой в руках. Но сумели найти только двух женщин с синими сумками, которые после осмотра оказались совсем даже и не похожими на ту, что была у Марины, Лиды и Карины.

Женщин с извинениями отпустили, вручив каждой в качестве приза за потраченное время бутылку шампанского. А Леночкин папа покачал головой:

– Никто ничего не видел. Хотя… Маринка, ты уверена, что на тебя напал именно старик?

– Да. Седой. С бородой и усами.

– Хм, понимаешь… Мы нашли одного парнишку, который сказал, что видел дяденьку, который сел в такси. И под мышкой у него была женская сумка. Синяя.

– Большая? С накладными карманами?

– Вроде бы да.

– И куда он уехал? – заволновалась Марина. – С моей сумкой?

– Боюсь, что этого мы не узнаем.

– А где этот парнишка?

– Он на углу торгует всякой книжной всячиной с прилавка. Главным образом газеты и журналы. Покупают мало. Вот у него и хватает времени, чтобы глазеть по сторонам.

И сочтя таким образом свой долг выполненным, Леночкин папа вернулся к гостям. А вот Марина – нет. Ей не давал покоя номер телефона понравившегося ей Костика, который сейчас уезжал от нее вместе с ее синей сумкой на такси.

И Марина направилась к выходу из ресторана.

– Ты это куда? – догнали ее подруги.

– Надо найти того продавца, который видел мою сумку в руках у мерзавца.

– Тебе нельзя идти одной и в таком виде! Тебя примут за бродяжку. И еще чего доброго в ментовку заберут.

– Меня?!

Но после того как Маринка оглядела себя с головы до ног, взглянула в услужливо подсунутое ей Лесей карманное зеркальце, она приуныла.

– Да, на улицу мне так показаться невозможно. Но что же мне делать?

– Мы пойдем с тобой.

– Ой, спасибо вам огромное, девочки! – обрадовалась Маринка. – Идемте скорей! А то как бы тот продавец куда не сбежал.

Ее опасения были совершенно напрасны. Продавец стоял на своем месте на углу возле ресторана и откровенно скучал. Поэтому появление трех девушек он воспринял словно подарок судьбы и охотно принялся с ними болтать.

– Так это у тебя тот тип сумку свистнул? – спросил он у Маринки, сочувствующе оглядев девушку. – И по физиономии, вижу, еще врезал?

– По носу.

– А кто он тебе? Любовник твой? Приревновал тебя?

– Впервые его видела! – возмутилась Маринка.

– И вообще, – заступилась за Маринку Кира, – ее старик грабил.

– Старик? Так их что?.. Двое было этих ворюг?

Но подруги подозревали, что грабитель, отправляясь на дело, просто-напросто прибегнул к элементарной маскировке. Прицепил белую бороду, усы и напялил парик. Плевое дело. А внешность при этом меняется до неузнаваемости.

И искать будут древнего старика с палочкой, а вовсе не молодого и полного сил мужчину.

– Хорошо, что хоть ты видел его настоящее лицо! – обратилась Кира к продавцу.

Но тот неожиданно смутился.

– Да как сказать, – промямлил он.

– В каком это смысле? Ты же сказал, что видел, как мужчина с синей сумкой в руках садился в такси.

– Ну, во-первых, сумка у него не в руках была. Он ее под мышкой зажал.

– Очень важная деталь, – съязвила Леся. – А что во-вторых?

– Во-вторых, это не такси было, а обычная машина. Тот мужик руку поднял, белая «шестера» перед ним остановилась.

– А в-третьих?

– В-третьих, лица-то этого мужика я как раз и не видел! Со спины я его хорошо разглядел. А вот лица не видал!

– Но ты же сказал, что это был молодой мужчина. Как же ты определил его возраст, если лица не видел?

– Ну, в профиль я его видал, чуток, – признался продавец. – Но вот опознать, ни за что не опознаю. И описать не смогу. Обычное у него лицо было. Не старое, это точно. А что касается примет, тут я, уж извините, пас.

Маринка побледнела.

– Это катастрофа! – дрожащим голосом произнесла она. – Все! Прощай, мой милый Костик! А ведь мы могли быть с тобой так счастливы. Долгие годы! Вместе! У нас мог быть чудный домик у моря, лохматый рыжий колли спал бы у порога, и трое маленьких кудрявых ребятишек играли бы себе на ковре. Да, да! Именно трое. И они тоже могли у нас быть, если бы… если бы я тебе позвонила!

И она, не скрывая больше своего огорчения, горько разрыдалась. Как могли, подруги утешали ее. Но все их заверения типа: «Если бы твой Костик был действительно в тебе заинтересован, то обязательно взял бы сам у тебя телефон и сам сделал бы первый шаг!» отскакивали от Маринки словно горох от стенки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное