Дарья Калинина.

Ноль в поисках палочки

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Как время быстро пролетело! – недоуменно заметила Юля.

И в это время с нижней палубы раздалось красивое протяжное пение. Подруги с удовольствием послушали бы, но Кароль неожиданно заволновался.

– Снова он за свое! – пробормотал он и устремился вниз, откуда слышались звуки музыки и пение. – Несносный дурак! Он же себя погубит!

Подруги поспешили за ним. Как выяснилось, мчались они к музыкальному салону, где в окружении нескольких лиц прекрасного пола Армен давал сольный концерт.

– Он музыкант! – восхитилась Мариша. – И какой классный! Просто великолепно поет! Ведь у человека талант!

Но Кароль, как ни странно, вовсе не был в восторге от замечательного выступления своего приятеля. От замечания Мариши он дернулся, как на электрическом стуле. А вместо того, чтобы слушать и наслаждаться пением друга, он весь корежился, даже постанывал от невозможности прямо сейчас схватить Армена и утащить его подальше от поклонниц. Голос Армена тем временем плыл над рекой, очаровывая и маня к себе.

– Он просто волшебник! – чуть не прослезилась Мариша, когда Армен закончил петь и последние звуки мелодии затихли над теплоходом.

Голос у Армена и в самом деле бы чудесный. И, надо отдать ему должное, он умело им пользовался. Но Кароль не разрешил своему другу продолжить выступление, несмотря на то что Армен рвался спеть еще.

– Все, на сегодня достаточно! – решительно заявил он, с трудом вытаскивая Армена из-за рояля. – Арменчик, тебе нужно выспаться. У тебя завтра трудный день. Сегодня ты выспишься, а завтра споешь.

И под разочарованные возгласы публики Кароль увел своего друга. После Армена некоторые дамы по очереди пытались импровизировать за роялем. У некоторых был неплохой голос и слух, но после Армена их пение вызывало лишь досаду. Кажется, дамы это и сами поняли и смущенно прекратили попытки. Зато молодые девчонки еще довольно долго гоняли караоке, безжалостно перевирая слова и мелодии любимых песен.

– Не могу это больше слушать! – простонала Мариша, когда очередная исполнительница начала терзать уши публики своей аранжировкой песни Филиппа «Единственная моя».

– Пошли спать, – решила Инна. – Только перед сном выпьем рюмочку. А то мне не уснуть после воплей этих драных кошек.

Заказав в баре водки с соком, подруги уселись за угловой столик и неожиданно справа от себя обнаружили неугомонного Армена, который оказался без присмотра друга и снова пил. На этот раз с ним за столиком сидел какой-то благообразный дядечка, который что-то настойчиво втолковывал Армену. Подруги не обратили бы на него никакого внимания, потому что дядечка был так себе – ни рожи, ни кожи, но вдруг Армен резко вскочил из-за стола и швырнул в лицо дядечки пачку денежных купюр. Деньги разлетелись веером по полу, все онемели, а довольный произведенным эффектом Армен гордо удалился прочь, предоставив дядечке собирать с пола свои деньги.

Несколько бумажек отлетело к столу подруг. Мариша не поленилась и подняла их, а потом отнесла владельцу.

Вернувшись обратно, она наклонилась к Инне и возбужденно зашептала:

– Представляешь, это все доллары! Купюры по сто долларов! И там их у дядечки целая куча! Не меньше нескольких тысяч долларов. И он совал их Армену, а тот не взял! Что бы это значило, хотела бы я знать?

– Однозначно, что не оплату любовных услуг Армена, – сказала Инна. – Как бы Армен красиво ни пел, секс так дорого никогда не ценился. Разве что этот типчик хочет, чтобы Армен еще при этом ему и пел.

– Интересно, а что скажет по этому поводу Кароль? – пробормотала Мариша.

Но долго ей терзаться загадками не пришлось. Стоило ей вспомнить про Кароля, как тот появился в баре собственной персоной. Он явно изрядно набрался и выглядел расстроенным. Первым делом, не обращая ни на кого внимания, Кароль направился к дядечке, который только что собрал с пола свои деньги и теперь сосредоточенно их пересчитывал, озираясь по сторонам. Кароль подлетел к нему и воскликнул, ткнув дядечку в грудь:

– Ты! Отстань от него! А то пожалеешь! – И ударом кулака Кароль расквасил нос дядечке. Тот упал, а доллары, вылетев из его рук, вновь фонтаном брызнули по бару.

Публика затихла, предвкушая драку и вообще зрелище. Но их ждало разочарование – драки не последовало. Благообразный дядечка с расквашенным носом поднялся с пола, не делая попыток нанести обидчику ответный удар. Кароль некоторое время постоял возле него, переминаясь и чего-то ожидая. Но, так и не дождавшись, повернулся и ушел, бросив через плечо, чтобы тот не совался, куда его не просят. Дядечка с трудом унял кровь, струящуюся из носа, и во второй раз принялся собирать с пола свои деньги.

– Однако веселая парочка эти Армен с Каролем, – заметила Инна, пока Мариша помогала дядечке собирать деньги.

Купюры разлетелись по всему бару, так что собирать их пришлось долго. Зная свою подругу, Инна не удивилась, что к концу процесса сбора долларов Мариша уже подружилась с пострадавшим.

– Какой хулиган! – сочувственно бормотала Мариша, ползая за дядечкой между стульев и отодвигая их своим мощным торсом. – Нужно вызвать милицию! Есть на судне охрана? Я сейчас пойду и вызову.

– Не нужно, – бубнил пострадавший. – Я сам виноват. Нельзя лезть на рожон. Сколько раз я себе твердил: угомонись, спешка хороша лишь при ловле блох.

– Вы ни в чем не виноваты, это не вы его побили, это он вас ударил! – продолжала негодовать Мариша. – Он подонок, а вы настоящий рыцарь. Не стали руки пачкать о всяких пьяных дураков.

Услышав, что он рыцарь, дядечка приободрился, почувствовал в Марише родственную душу и воспылал к ней симпатией.

– И охрану звать не хотите из душевного благородства, – продолжала льстить дядечке Мариша.

Тот расцвел, как цветок под лучами июньского солнца. Как и многие представители мужского пола, он не слишком хорошо отличал правду от вымысла. Так что Маришину лесть принял за чистую монету. И теперь сам был готов поверить в собственное благородство и отвагу. И считать Маришу своим лучшим другом. А лучшего друга, разумеется, нельзя было не угостить чем-нибудь. Так что все трое выпили по бокалу вина, и дядечка, приложив к пострадавшему носу лед, принесенный заботливым барменом, наконец представился подругам:

– Христианов! Иван Тимофеевич! Простите меня, мои дорогие дамы, обычно я представляюсь сразу же. Это непростительная оплошность с моей стороны. Но все эти события…

И Иван Тимофеевич сосредоточенно потрогал свой стремительно распухающий нос.

– Больно? – сочувственно спросила у него Инна.

– Нет, нет, – поспешно возразил Иван Тимофеевич. – Все в порядке. До свадьбы заживет.

– Так вы пока холостяк? – прикинулась дурочкой Инна.

– Почему это? – растерялся Иван Тимофеевич. – То есть я холостяк. Но почему вы сказали пока?

И на его лице промелькнула тревога. Кажется, Иван Тимофеевич очень дорожил своей свободой.

– Ну, вы сказали, что до свадьбы ваш нос заживет, – простодушно пояснила ему Инна.

– Ах, моя дорогая! – с облегчением рассмеялся Иван Тимофеевич. – Это же только к слову. Нет, я не женат. Профессия не позволяет. Видите ли, по роду своей деятельности я вынужден часто переезжать с места на место. Вести, так сказать, кочевой образ жизни. Редкая женщина согласится разделить со мной мои скитания. Впрочем, подруги у меня есть.

– А чем вы занимаетесь? – спросила у него Мариша.

– Я – импресарио, – с оттенком гордости сообщил подругам Иван Тимофеевич. – Выискиваю таланты. Заключаю выгодные обеим сторонам контракты и делаю из никому не известных певцов зачастую звезд и звездочек.

– И что, вы кочуете по разным городам в надежде услышать, что кто-то из местных запоет, как Карузо? – удивилась Мариша. – Надеетесь на случай?

– Ах нет! – всплеснул руками Иван Тимофеевич. – Ничего подобного. Конечно, все это совсем не так. Я езжу не один, а с группой коллег. Мы приезжаем в город, даем объявление, что в такой-то день состоится прослушивание. И можете мне поверить, что народ валит валом. А этот случай с молодым человеком, который сегодня пел за роялем, просто стечение обстоятельств. Случайность, если хотите. Я ведь в данный момент на отдыхе. Просто услышал чудесный голос и решил предложить парнишке обеспеченное будущее. У него ведь талант. И кроме того, явно наличествует музыкальное образование. Что большая редкость. И еще я уверен, что уже слышал этот волшебный голос. Или, во всяком случае, очень похожий на его. Но нет, не может быть, чтобы это был тот самый голос и тот самый человек. Я точно знаю, это просто невозможно. Это было бы чудом. А чудес на свете не бывает.

– Зато бывает, что у разных людей голоса очень похожи, – задумчиво сказала Инна. – И потом, вы ведь могли и ошибиться.

– Да, да, конечно, – закивал Иван Тимофеевич. – Но этот юноша… Он так вспылил, когда я намекнул ему, что мне уже приходилось слышать подобный голос.

– В самом деле? – переспросила Мариша. – Он что, считает свой голос уникальным?

– Да, он вспылил, но не потому, что у кого-то еще может быть подобный голос. Мне показалось, что этот юноша очень испугался моих слов. Но чего именно? Человек, обладавший похожим голосом, должен быть гораздо старше. И в любом случае теперь никак не может использовать свой голос. И уж точно не может плыть на этом теплоходе.

– А в чем дело?

– Ужасное несчастье лишило того человека всего, – с грустью произнес Иван Тимофеевич. – Превратило талантливейшего певца современности, который легко мог бы стать на одну ступень славы с Шаляпиным или Карузо, в ничто, во прах. От его голоса остались одни записи и воспоминания. Такая драма! Я до сих пор в шоке.

– А что случилось? – спросила Мариша.

– Вы ведь слышали про ужасную трагедию, когда разбился самолет с летящими на горнолыжный курорт людьми?

– Самолеты то и дело падают, корабли тонут, поезда сходят с рельсов, за всем и не уследишь, – философски заметила Инна.

– Вы правы, но в этом самолете летел величайший гений современной музыки, – сказал Иван Тимофеевич. – И в несколько секунд превратился из гения в обгоревшие останки. И это так грустно, так ужасно и так драматично.

И он в самом деле даже немножко всплакнул, а потом продолжил:

– Так что, когда я услышал голос этого юноши, я возликовал. На сходстве голосов этих двух людей можно было бы сделать молодому человеку великолепную рекламу. И я лично раскрутил бы его. Он того стоит.

– И вы хотели предложить Армену контракт? – догадалась Мариша.

– Да, – кивнул Иван Тимофеевич. – Мне казалось, что я предложил ему выгодные условия. Но, видимо, ошибался. Вы же видели, как он отреагировал. Весь вспыхнул. Заявил, что он не поет за деньги. И что я обратился не по адресу. А потом примчался его друг. Все остальное вы видели.

– Трудно было не заметить, – пробормотала Инна, покосившись на все еще стремительно опухающий нос Ивана Тимофеевича. – Вам бы нужно лечь в постель. И поспать. И завтра утром вы забудете про этих пьяных дураков. Просто постарайтесь пореже сталкиваться с ними. С голосами они там или совсем безголосые, а здоровье для вас важней.

– Вообще-то не очень-то мне будет уютно натыкаться на них на протяжении целых четырех дней пути, – пробормотал Иван Тимофеевич. – Но ничего. Переживем как-нибудь! И не такое в жизни случалось. Верно, девочки?

Со своим оптимистичным прогнозом Иван Тимофеевич несколько поспешил. Однако на следующее утро, которое выдалось солнечным и ясным, протрезвевший Кароль прилюдно извинился перед Иваном Тимофеевичем и даже предложим денежное вознаграждение за нанесенный тому моральный и физический ущерб. Армен мялся поблизости и всем своим видом выражал, как ему стыдно. От вознаграждения импресарио гордо отказался, но извинения принял. После этого Кароль предложил выпить мировую. И они втроем отправились в бар. Так что к завтраку были уже порядком веселы, и берега реки Свирь, по которой плыл теплоход, снова оставили их глубоко равнодушными. И в Свирский монастырь они поехать отказались. Подруги же совершили экскурсию и были очень довольны и умиротворены.

Оставшуюся часть первого дня путешествия Кароль и Армен провели вместе с подругами. Импресарио тоже не скучал, он нашел себе симпатичную дамочку средних лет для компании и казался вполне довольным. Во всяком случае, при встрече с Каролем и Арменом они вежливо расшаркивались.

– Как все чинно и благородно, – заметила Инна, наблюдавшая эту сцену со стороны. – Просто умилительно. Смотри, когда они почти трезвые, то совсем другие люди. А вчера что было! Ужас! Пьяная драка. Еще хорошо, что этот Иван Тимофеевич оказался незлобным человеком и не затеял судебное разбирательство прямо на теплоходе.

– И все-таки меня не оставляет какое-то смутное беспокойство, – произнесла в ответ Мариша. – Эти дети вокруг. Определенно, их слишком много. И это не к добру.

– Ой, помолчи! – замахала на нее руками Инна. – Завтра будем уже на Онежском озере. Увидим Кижи.

– Сначала у нас экскурсия на какой-то остров с дикой природой, – сказала Мариша. – В описании маршрута сказано, что там мы познакомимся с истинно карельской природой в ее первозданном виде. А остров достаточно велик, чтобы выдержать наплыв туристов. Впрочем, кажется, не все туристические корабли останавливаются у его берегов.

– Пусть будет остров, – кивнула Инна, которая, устроившись в шезлонге, блаженно нежилась под лучами вечернего нежаркого солнца. – Надеюсь, они позаботились поставить там палатки с мороженым и сосисками-гриль.

– Инна, ты неисправима! Это же необитаемый остров! – рассмеялась Мариша. – На нем никто не живет.

После этого замечания подруги Инна начисто потеряла всякий интерес к острову. Тем более что возле подруг в соседних шезлонгах возникло сразу три представителя российского бизнеса. Их можно было безошибочно узнать по мощным затылкам, оставшимся у них со времен боевой молодости, тугим круглым животам и общей массивности. А главное, по той уверенности, которая сопровождала каждое их действие. При одном взгляде на них становилось ясно, что это хозяева жизни. Или, во всяком случае, сами они точно думают, что – хозяева.

– Девочки, тут свободно? – для приличия поинтересовался у подруг один из троицы, уже плюхнувшись в свободный шезлонг, который жалобно застонал под весом его туши.

Подруги недоверчиво покосились на гостей и молча кивнули. Но такой холодный прием ничуточки не охладил троицу. Вероятней всего, они его просто не заметили, потому что тут же начали клеиться. Причем делали они это с таким видом, словно оказывали девушкам при этом великую честь.

– Как насчет шампанского? – поинтересовался один из парней. – У меня в каюте припасено несколько бутылочек. Не французская кислятина, а наше полусладкое.

– Спасибо, – вежливо отозвалась Инна. – Но не стоит вам тратить на нас свое замечательное шампанское.

Однако от трех богатырей не так легко было отделаться. Поднимать свои упитанные телеса и отправляться на поиск новой дичи им было, по всей видимости, лень, потому что, несмотря на полученный отпор, они оставались рядом с подругами, продолжая болтать всякую чепуху. Время от времени болтовня перемежалась вопросами: мол, не созрели ли еще подруги для распития шампанского? Подруги неизменно отвечали отрицательно. Так продолжалось до ужина. После ужина дамы спрятались от своих ухажеров в салоне, где показывали кино. Девушки просмотрели два фильма подряд. Потом у них стало рябить в глазах, затекло тело и захотелось подышать свежим воздухом. И первыми, кого они увидели, выходя из салона, были все те же упитанные фигуры, маячившие у перил.

– Боже мой! – простонала Инна. – По сравнению с этими тремя, вечно пьяненькие Кароль и Армен были сущей находкой. По крайней мере, они хоть не приставали к нам столь активно.

– Они к нам вообще не приставали, – заметила Мариша. – А эти, похоже, потеряй мы на минуту бдительность, тут же изнасилуют. Говорила же я, что дети на корабле – это не к добру.

– Ну, не нужно драматизировать, – попыталась утешить подругу Инна, хотя и сама опасалась худшего. – Мальчикам просто скучно. Они пытаются развлечься.

– Но нельзя же развлекаться, устраивая охоту за нами! – возмутилась Мариша.

– Ты ничего не понимаешь, это не охота – это брачный ритуал ухаживания, – ответила Инна. – У разного вида животных он разный. Так и у людей. В зависимости от воспитания и менталитета ухаживания за самочками в надежде на спаривание отличаются.

– Мне лично такой способ, когда меня преследуют, словно дичь, не подходит, – решительно заявила Мариша. – Наверное, я не смогу с ними спариваться.

– Так скажи им об этом! – предложила Инна.

После этого ее отвлекла своим вопросом какая-то женщина из их группы. И Инна на минуту потеряла из вида Маришу. Когда же она закончила давать пояснения женщине и взглядом отыскала подругу, то похолодела. Мариша стояла напротив троицы и явно отчитывала их. Инна приблизилась к ним и услышала окончание Маришиной речи:

– И не смейте нас преследовать. Нам с подругой вы просто неприятны!

После этого Мариша резко повернулась и двинулась прочь. Инна, прежде чем Мариша подхватила ее под локоть и потащила за собой, успела кинуть на них только один взгляд. Но и одного взгляда хватило, чтобы понять: Маришина речь произвела на парней впечатление. Но далеко не то, на какое рассчитывала Мариша.

– Теперь они от нас до конца путешествия не отстанут, – тоскливо произнесла Инна. – Вот увидишь.

– Почему это? – удивилась Мариша. – Я их отчихвостила так, что они к нам и приблизиться больше не рискнут.

– Ты, видимо, плохо разбираешься в мужчинах такого сорта, – вздохнула Инна. – Вместо того чтобы отстать, они начнут плотную осаду. Ведь теперь ты всерьез заинтересовала их. И вообще, они твои слова приняли за заигрывание.

– Что?! – поразилась Мариша. – Какое еще заигрывание? Я говорила с ними совершенно серьезно.

– И ты веришь, что эти трое самоуверенных павианов могут всерьез верить, что им отказали и что они неприятны двум красоткам противоположного пола? – удивилась Инна. – Не думала, что ты так наивна. Да эти типы никогда в жизни в это не поверят. Они же непоколебимо уверены в собственной неотразимости. И думают, что падение наших бастионов только вопрос времени и их напора. Так что веселое путешествие нам обеспечено. Это я тебе обещаю.

И Инна оказалась права. До поздней ночи под окнами каюты подруг слышались шаги. Время от времени в окно деликатно стучали и предлагали девушкам выйти прогуляться по палубе, полюбоваться на звезды и выпить шампанского. Подруги старательно изображали спящих мертвым сном царевен. При этом они позаботились крепко запереть двери и окна.

– Честное слово, я больше про это шампанское уже слышать не могу! – прошептала Мариша, закрывшись подушкой. – Придумали бы уж что-нибудь пооригинальней. В конце концов, в мире полно и других спиртных напитков.

– Это же фантазию проявить нужно, а им лень, – прошептала в ответ Инна, и подруги забылись неспокойным сном.

Наутро выяснилось, что зря они были такого плохого мнения о своих кавалерах. Выйдя из комнаты, они наткнулись на огромные букеты садовых цветов. Тут были пионы, разноцветные ромашки, колокольчики и многое другое. На листьях и лепестках цветов еще поблескивали капли росы. Подруги пораженно рассматривали подношение.

– Откуда они взяли посреди реки эти цветы? – поразилась Мариша. – Разве ночью мы куда-то причаливали?

– Нет, но некоторое время теплоход стоял, – сказала Инна, поднимая цветы. – Думаю, что за это время можно было успеть спустить на воду шлюпку, доплыть до берега, обобрать ближайший садик и вернуться назад на теплоход.

– Очень мило, – пробормотала Мариша. – И по-гусарски. Просто не знаю, что и сказать.

– По мысли наших ухажеров, нам сейчас полагается растаять, – сказала Инна. – Так что готовься к атаке.

Но ни за завтраком, ни после него хитрые кавалеры не делали ни малейшей попытки приблизиться к девушкам. Напротив, они ограничились заговорщицкими улыбками в их адрес и спокойно продолжали жевать.

– Не нравится мне это, – пробормотала Инна. – Цветы ночью притащили, теперь небось считают, что вправе рассчитывать на нашу инициативу. Не дождутся!

– Такое впечатление, что у них есть какой-то план, – сказала Мариша.

– Очень мне хотелось бы знать, какой именно, – прошептала Инна. – А что у нас там с сегодняшним днем?

– Посещение необитаемого острова, – сказала Мариша.

– Хорошо бы размяться, – произнесла Инна. – Но если наши кавалеры спустятся на берег, то я не пойду. Не хочу рисковать.

– Я тоже, – заявила Мариша.

Но до того, как они доплыли до острова, прошло еще порядочно времени. И очертания земли показались лишь после обеда. Все пассажиры сгрудились у трапа, предвкушая прогулку. После экскурсии по побережью предполагалось свободное ознакомление с островом в течение полутора часов. Потом теплоход давал гудок, и пассажиры возвращались на борт теплохода. В течение следующего получаса он давал гудок каждые десять минут, а потом шел в обратный путь, чтобы не отстать от расписания.

Прогулка по живописному острову казалась подругам настолько заманчивой, что были забыты все Маришины смутные опасения, что добром она не кончится, и, переодевшись в удобные для общения с дикой природой кроссовки и джинсы, они спустились на берег вместе со всеми пассажирами теплохода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное