Дарья Калинина.

Нимфа с большими понтами

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

Кира задумалась. Несколько раз ее мать в самом деле исчезала на пару дней, никак не объясняя своего отсутствия. Маленькой Кире говорили, что мама уезжает в командировки. Но какие могут быть командировки у сидящей в окошке сбербанка женщины? Так, может быть, мама ездила сюда? В Тверь? К другой своей дочери?

– И все равно это очень странная история, – сказала Леся, когда они вышли из дома во двор. – Что это твоя мать и бабка собрались и без борьбы оставили этому Борису отличную квартиру? Даже если он был тут прописан, могли бы судиться с ним.

Кира пожала плечами. Она привыкла считать маму и особенно бабушку сильными людьми. И в самом деле, откуда у них вдруг взялась такая податливость? Оставить хаму и скоту свою квартиру, да еще и родную внучку? Чем же этот Борис умудрился запугать бабушку Марфуту, чтобы она отказалась от своей старшей внучки?

– А та квартира, в которой ты живешь, она у вас откуда? – спросила у Киры Леся.

Кира задумалась. Квартира была построена в кооперативе от маминой работы. Но откуда взялись деньги на постройку квартиры? Все-таки сумма первого вступительного взноса по тем временам была довольно существенной. Целых две тысячи рублей. Это сейчас две тысячи – смешная цифра. А тогда это были огромные деньги.

Учитывая, что зарплата матери составляла в те годы от силы сто тридцать – в лучшем случае сто пятьдесят рублей, со всеми премиями и отпускными, а пенсия бабушки и вообще не дотягивала до восьмидесяти рублей, да еще в семье имелась маленькая иждивенка Кира, то как две женщины сумели наскрести эти две тысячи?

Откуда взялись эти деньги? Может быть, их оставил отец Киры? Но ни о чем таком мама с бабушкой Кире никогда не рассказывали. В семье бытовала легенда, что отец девочки погиб еще до ее рождения. Так где же взяли деньги на первый взнос? И где брали деньги, чтобы выплачивать потом еще и ежемесячные взносы?

Во всем этом крылась какая-то семейная тайна, в которую ни мать, ни бабушка так и не посвятили Киру.

– Ты чего такая смурная? – затеребила подругу Леся. – Пойдем скорей! А то засиделись мы тут. Уже утро давно. Если не поторопимся, то можем и не застать эту Иру дома.

Кира наконец очнулась от своих мыслей. И подруги резво припустили через весь залитый солнцем двор к деревянной пристройке, в которой и жила лучшая подруга Фёклы.

Женщина была дома. Ира оказалась очень маленькой и очень пухленькой блондиночкой с явными признаками начинающегося алкоголизма на лице. Несмотря на то что ей едва ли перевалило за тридцать, выглядела она неважно. Тушь под глазами размазалась. Помада уехала куда-то на подбородок. А щеки имели нездоровый синеватый оттенок. К тому же от Ирины сильно несло перегаром.

На полных плечах был небрежно наброшен махровый застиранный халатик в крупных ярких цветах, которые еще больше подчеркивали бледность Ирины. На отекших пальцах красовалось десять колечек. Все дешевенькие, без самоцветов. Простая заводская штамповка. В общем, Ирина со своими травленными в белый цвет волосами и неряшливой одежкой была типичной представительницей своего класса.

– Фёкла? – хмуро спросила она у подруг. – Не знаю я, где она.

С чего вдруг мне за ней следить? Она взрослая баба.

И Ирина прошлепала обратно в комнату. Так как гнать подруг она не прогнала, те пошли следом за ней. По всей квартире были разбросаны окурки, очистки от рыбы, а у стены выстроилась целая батарея пустых пивных бутылок. Ирина с тоской оглядела батарею. Не обнаружив среди них ни единой полной, печально вздохнула и устремила на подруг тоскливый взгляд.

– Слушайте, девки, – произнесла она, – сбегали бы вы за пивком для меня? А то такая жуть в голове творится. Сама я вряд ли до ларька доберусь.

Подруги переглянулись. Учитывая, что им необходимо было вызвать Ирину на откровенный разговор, следовало к ней каким-то образом подмазаться.

– Я схожу! – легко вызвалась Леся.

– Только ты светлого возьми! – крикнула ей вслед Ирина. – Меня от темного пучит.

Денег она за пиво не предложила. Но подруги этого как бы и не заметили. Если удастся разговорить эту пьянчужку, то от нее можно узнать много интересного о жизни Фёклы. Пока Леся ходила за пивом, Ирина ничего внятного не говорила. Лишь жаловалась на жуткую головную боль и ругала себя, уверяя, что столько пить точно нельзя. Меньше тоже нельзя. В общем, обычные разговоры похмельного алкоголика.

– Ну, говорите, чего у вас случилось-то? – спросила Ирина, вылив в огромную кружку с логотипом «Балтика» целую бутылку пива и с наслаждением сделав несколько глотков янтарного напитка.

– Мы ищем Фёклу, – сказала Кира, уже поняв, что с этой Ириной лишние церемонии ни к чему.

Права была Елена Сергеевна. Человек она простой. Под стать Фёкле. Хотя та алкоголизмом не страдала. Да и свою загадку имела.

– Не скажешь, где она? – добавила Леся, обращаясь к женщине.

– А вы ей вообще кто будете? – поинтересовалась Ирина, оторвавшись от кружки. – И по какому случаю ищете? Потому что, ежели Феклуша вам денег должна, то я вам ничего про нее не скажу!

– Нет, нет, – заторопилась Кира. – Просто так вышло, что она моя сестра.

– Да ты чё! – в полном восторге вылупила на нее глаза Ира и даже про свое пиво забыла. – Ну, блин! Нашлась! Сериал! Санта-Барбара отдыхает!

– Не веришь?

– А чё не верить? – хмыкнула Ирина. – Фёкла мне про тебя рассказывала. Дескать, есть у меня сестренка младшая. По матери. В Питере живет. Только адреса она твоего не знала. А то бы приехала. Не стала ждать, пока ты сама объявишься.

Кира умолчала, что свидание ее с Фёклой все же состоялось. Судя по всему, Ирина была не в курсе того, что ее подруга отправилась на попутках в Питер, да еще с грудным ребенком на руках.

– А где она сейчас? – вместо этого спросила она у Ирины.

– Да где ей быть? В садике своем пашет. Соплякам попы подтирает! – фыркнула Ирина. – Вот работенка, да?

– Ну да, – неопределенно промямлила Леся, пытаясь разобраться в охвативших ее чувствах.

– Вот и я ей все время говорю о том же! – воскликнула Ирина и сделала еще один большой глоток. – Беги, говорю, оттудова! Нужны тебе эти засранцы? Добро бы у тебя свои были. Ты бы возле них терлась. А так-то чего? Какой интерес?

– А она что? – поинтересовалась Кира.

Всякая тема, касающаяся маленьких детишек и Фёклы, интересовала ее по вполне понятным причинам.

– Нравится, говорит, – возмущенно произнесла Ирина и опрокинула в себя остаток пива из своей прозрачной кружки. – А чего там может нравиться? Нет, вы мне скажите? Че-го?

Подруги молчали.

– Замуж стараться надо, коли возраст такой, а не с чужими детями нянчиться! – продолжала тем временем негодовать Ирина. – Я ей и твержу, кто тебя, дура, в твоих яслях увидит? Ведь одни мамки заполошные к вам бегают. Да и работают тоже в основном одни бабы. Редко, если электрик там зайдет. Или сторож какой-нибудь. Так ведь они тоже обычно в возрасте и поддают изрядно. Какие из них мужья?

– А Фёкла что?

– Да разве ж ее сдвинешь? – махнула рукой Ирина. – Коли упрется, так все! Во вред себе, а сделает. Уж сколько я ее к нам в кафе заманивала. Не идет, ни в какую! А у нас хоть кафе и простенькое, но всяко мужчин много бывает. Можно себе что-нибудь подыскать по сердцу.

Но судя по всему, себе Ирина до сих пор никого не подыскала. Однако подруги уже выяснили у нее все, что хотели. Работала Фёкла в круглосуточных яслях. И по словам Ирины, туда принимали даже самых маленьких детишек. Прямо начиная с двухмесячного возраста. Так что надо было срочно мчаться на работу к Фёкле.

– Может быть, Фёкла у себя на работе младенца и украла! – строила на бегу догадки Леся. – А у них в яслях бардак, они пока и не заметили, что одного ребенка не хватает. Пока там родители к выходным за своим чадом явятся да узнают, что оно пропало! Нянькам-то что? Им лишь бы чайку с конфетами попить. А за детьми небось и не смотрят совсем!

В этом Кира что-то сомневалась. Но на работу к сестре зайти было все равно нужно. Круглосуточный детский садик и ясли находились довольно далеко от дома Фёклы. К тому же Ирина дала им не совсем правильный адрес. Перепутала номер садика. И сначала таксист привез подруг совсем в другой детский сад. Там ошибка выяснилась, но время подруги уже потеряли.

– У нас пятый садик, а вам пятнадцатый нужен, – объяснила им миловидная девушка-воспитательница в тугих джинсиках.

– У нас и младенцев нет! – подтвердила ее слова пожилая нянечка, проходящая мимо. – Да и садик у нас самый обычный. И Фёклы среди нас, кто тут работает, точно нет!

Но тут ее отвлек от беседы какой-то ребенок, которому именно в этот момент страшно захотелось пить. И нянечка отошла, чтобы дать ему воды.

– Вы точно не туда попали, потому что мы максимум до семи вечера детей держим, потом их родители разбирают, – снова принялась объяснять подругам их ошибку та же молоденькая воспитательница. – Так что давайте я вам план нарисую, как отсюда до пятнадцатых яслей-сада лучше добраться. А то снова куда-нибудь не туда завернете.

Благодаря этому плану подруги добрались до места вполне благополучно. И первая же встретившаяся им во дворе воспитательница, услышав про Фёклу, воскликнула:

– Сами в толк не возьмем, куда она подевалась! Даже к ней домой третьего дня ходили! А все без толку.

– Почему так? – удивилась Кира.

По ее подсчетам, третьего дня Фёкла еще должна была быть в Твери.

– А когда она с работы исчезла? – спросила у воспитательницы догадливая Леся.

Ответ ошарашил подруг. Оказалось, что из детского садика Фёкла исчезла уже почти две недели назад.

– Заявление об отпуске оставила! – заявила воспитательница. – А у нас в этом году садик как раз дежурный. Все лето пашем. В другой бы год никто Фёкле поперек слова не сказал. Отдыхай сколько хочешь. А тут – здрасьте! Самая работа, а она в отпуск!

– А зачем же вы к ней домой ходили, если она заявление об отпуске оставила? – удивилась Леся.

– Да что это заявление? – воскликнула воспитательница, которая была, на взгляд подруг, излишне эмоциональной личностью. – Без подписи заведующей – филькина грамота! А заведующая наотрез отказалась его подписывать.

– Почему?

– Говорят вам, лето на дворе! Кто в такую пору нянечкой в детский садик за грошовую зарплату пойдет? Заведующая так и сказала, если у Фёклы какие-то семейные обстоятельства, как она в заявлении изложила, то выясните. И поспособствуйте их скорейшему решению. И вообще, выясните, что она там себе думает дальше делать. Потому что у нас в садике и так дефицит нянечек. А если Фёкла совсем уволится, тогда полный караул!

Кира с Лесей задумались. Фёкла ушла со своей работы в яслях две недели назад. Не может быть, чтобы за это время воспитатели не заметили пропажу одного ребенка. Но спросить все же стоило. На всякий случай.

– Что?! – изумленно вытаращила свои и без того выпуклые глаза воспитательница.

За увеличивающими линзами очков они у нее становились просто огромными. И зрелище было жутковатое. Во всяком случае, подруги струхнули. А что уж там говорить про маленьких детишек? Но вроде бы их это не пугало. Вздрагивали от ее постоянных истеричных воплей и визгливых окриков лишь подруги. А детишки носились вокруг, не обращая ни малейшего внимания на крики.

– Что вы такое сказали? – продолжала голосить воспитательница. – Ребенок пропал?! У нас?!

– Мы не говорим, что у вас, – пыталась вразумить ее Кира. – Просто Фёкла появилась у нас с ребенком на руках. А так как у нее самой детей никогда не было, то мы…

– Как выглядел ребенок? – деловито поинтересовалась другая воспитательница, которая подошла на шум.

Подруги описали.

– Одежда меня не интересует! – отрезала эта мегера. – Одежду можно поменять за пять минут. Какого возраста был ребенок?

Кира напряглась. Что ей говорили об этом в аптеке? Кажется, там женщины сошлись во мнении, что ребенку от силы месяца четыре.

– Нет, – покачала головой вторая воспитательница. – Таких маленьких у нас в данный момент в яслях нет. Самому младшему почти восемь месяцев. И он уже совсем хорошо сидит, стоит и даже пытается ходить вдоль сетки кроватки.

– Тогда это точно другой ребенок, – вздохнула Леся. – Тот даже сидеть еще не умел. Только ногами дрыгал.

Первая воспитательница, услышав, что проблема благополучно разрешилась, отвлеклась на детей, которые в этот момент за ее спиной затеяли баталию. И совершенно закидали друг друга песком. А вторая, которая выглядела более рассудительной, неожиданно пристально посмотрела на подруг.

– Как, говорите, был одет этот ребенок? – спросила она у них.

Подруги описали.

– Значит, по вашим словам, одежда была дорогой и хорошего качества? – уточнила воспитательница. – И на шее у ребенка был золотой медальон? Действительно золотой?

– Да, да, – подтвердили подруги, почувствовав, что женщина что-то знает.

– Мне кажется, я могу вам помочь, – не вполне уверенно, но все же произнесла воспитательница. – Во всяком случае, я догадываюсь, откуда у Фёклы мог быть этот ребенок.

– Расскажите! – взмолились подруги.

Но женщина колебалась.

– Фёкла погибла, а этого ребенка снова украли! – воскликнула Кира. – Если вы не расскажете, кто он и откуда, то как мы сможем вернуть его родителям? Или хотя бы понять, кто его украл?

– Вот даже как? – посерела лицом женщина. – Но я тут точно ни при чем. Честное слово! Этот мужчина мне совсем не знаком!

– Какой мужчина? – насторожились подруги.

– Понимаете, он ведь сначала ко мне подошел, – сказала воспитательница. – Только я отказалась. Сразу почувствовала, что тут что-то не то.

И помолчав, воспитательница торжественно добавила:

– И ведь права оказалась! Польстись бы я на его деньги и что? Огребла бы еще неприятностей по полной программе! Если с ребенком такая катавасия случилась, то его родители разбираться не станут, кто там виноват. Снимут голову, и все дела.

– О чем вы говорите? – удивились подруги.

– Объясните! – потребовала у воспитательницы Кира.

– Мы не понимаем, – добавила Леся.

Та не стала спорить. Видимо, ужасная кончина Фёклы и судьба украденного ребенка взволновали ее. И вот что она рассказала.

В тот самый день, когда Фёкла неожиданно для всех написала заявление о внеочередном отпуске по семейным обстоятельствам, в детский садик наведался незнакомый мужчина. Ему требовалась хорошая няня для ребенка. Причем срочно. И с выездом за город.

– Дом у него там был, так я поняла, – объяснила подругам воспитательница. – Хороший дом. Он сказал, что у меня будет отдельная комната, рядом с детской. Горячая вода, телевизор, телефон и все городские удобства тоже в доме.

Кроме того, незнакомец посулил воспитательнице крайне щедрую оплату ее услуг. И именно этот факт да еще странный бегающий взгляд мужчины насторожили ее.

– Вроде бы на словах все звучало привлекательно и даже более того, – сказала она подругам. – А только не легла у меня душа к этому делу. И потел он еще так неприятно. Все время вытирал пот со лба. Хотя в тот день совсем и не жарко было. А уж ветер дул – любой пот высушит. Я еще тогда подумала, странный какой-то тип. Больной, похоже. Тощий и бледный к тому же.

– А кем он приходился ребенку? – спросила у нее Леся. – Отцом?

– Нет, – покачала головой воспитательница. – Я так поняла, что это был его родственник. Не отец он – это точно.

– А где были родители?

– Вроде бы, как он рассказывал, отец у бедного ребенка погиб, – ответила женщина. – А мать с тех пор находилась в шоковом состоянии. И позаботиться о своем младенце тоже не могла. Поэтому им так срочно и понадобилась няня.

– Вот оно что, – пробормотала Кира, которой эта история казалась все более и более загадочной и пугающей. – Еще и отец погиб. Ну и что дальше?

– А что дальше? – пожала плечами воспитательница. – Я этому мужчине отказала. Но предложила ему у других наших воспитательниц или нянечек поспрашивать. Он и пошел с ними разговаривать. А еще час спустя Фёкла надумала в отпуск проситься за свой счет.

– Так вы думаете?..

– И думать тут нечего! – отрезала женщина. – Как пить дать, она на его предложение согласилась. Она мне еще утром плакалась, что денег совсем нет. Даже колготки купить не на что. А тут вдруг в отпуск засобиралась! Да еще за свой счет!

Подруги переглянулись. Так, похоже, младенец или по крайней мере его родня на горизонте нарисовались. Оставалось только понять, где находится этот дом, куда приглашал родственник малыша сначала воспитательницу, а потом и нянечку Фёклу.

– Вот точно не знаю! – развела руками воспитательница. – Он что-то говорил про Горелиху. Но Горелиха, я точно знаю, это довольно большой поселок. Вряд ли там в самой Горелихе не нашлось бы женщины, согласной присмотреть за ребенком.

– Может быть, по какой-то причине они не хотели брать в дом соседку, – сказала Кира.

Воспитательница пожала плечами и добавила: вроде бы тот загородный дом находился не в самом поселке, а где-то неподалеку.

– Потому что до Горелихи, я совершенно точно знаю, автобус ходит, – добавила она. – Да и электричкой добраться в поселок можно без труда. А этот мужчина мне сказал, что если я соглашусь, то он за мной на машине заедет. Без машины, дескать, к ним добраться практически невозможно. Если только я не захочу пешком несколько километров топать по лесу.

Больше она ничего к своему рассказу прибавить не смогла. Но подруги покинули детский садик с чувством, что они находятся на верном пути.

– Богатый дом и ребенок наполовину сирота, – сказала Леся. – Все сходится! Отец погиб, мать в беспамятстве. И тут твоя Фёкла. Украла она того ребенка. Как пить дать, украла! Никто и не спохватился.

– Но зачем? – беспомощно развела руками Кира. – Зачем она пошла на такой риск?

– Да какой риск? – возмутилась Леся. – Небось этот родственник привез няньку и свалил по своим делам. А Фёкла вдвоем с беспомощной женщиной осталась в пустом доме.

– Но как она оттуда выбралась?

Этого Леся не знала, но полагала, что это уже детали. И уточнить их вполне можно на месте.

– На каком месте? – заволновалась Кира.

– Как? – удивилась подруга. – Разве мы не едем в эту Горелиху?

– А мы едем?

– Конечно, едем! – заявила Леся. – Должны же мы выяснить до конца, что случилось.

– Должны, – машинально подтвердила Кира.

– А того ребенка, которого притащила к тебе домой Фёкла, судя по всему, похитили откуда-то из окрестностей этой Горелихи! – сказала Леся. – И я сильно сомневаюсь, чтобы там поблизости была целая куча богатых уединенных домов.

– Ну да, – поразмыслив, признала Кира. – Тверская область – не из самых богатых регионов нашей страны.

– Вот-вот! – кивнула в ответ Леся. – Так что наверняка местные жители подскажут нам, в каком направлении искать этот богатый дом.

Таким образом, в поисках родни пропавшего ребенка и мотива совершенного Фёклой преступления под вечер подруги оказались в Горелихе.

Глава пятая

Вопреки уверениям воспитательницы детского садика Горелиха оказалась совсем небольшим поселком. Конечно, автобус сюда ходил, но, как выяснилось, всего два раза в сутки. Четко по расписанию. Рано утром и поздно вечером. Чтобы сюда добраться, подруги воспользовались электричкой. Но и они курсировали по линии с большим разрывом во времени. И далеко не всякая останавливалась на маленькой станции, где даже не было билетной кассы.

– Что-то мне кажется, увязнем мы в этом деле совсем не на сутки, – мрачно произнесла Леся, когда они сошли с электрички и топали вдоль железнодорожных путей по узенькой тропинке мимо каких-то сомнительно пахнущих сараев.

Выйдя из вагона, они оказались на одной из тех площадей, которые в большинстве пригородных поселков похожи как близнецы: несколько заколоченных ларьков, штук пять отечественных «железных лошадок», дожидающихся своих хозяев и уже обильно припорошенных пылью. Неприхотливые тополя в сторонке. Вот и весь пейзаж.

Солнце было еще высоко. Но в воздухе уже чувствовалась какая-то усталость, говорящая, что день идет к концу. Лица у встречающихся людей были сонно-умиротворенными. Похоже, жители Горелихи работой себя не изнуряли.

Домишки вокруг стояли изрядно покосившиеся и нуждавшиеся в покраске и ремонте. Но об этом никто не заботился. Их хозяева предпочитали проводить свой досуг в философском созерцании и беседах.

– Вон магазин! – указала рукой Кира на приземистое одноэтажное строение с побеленными известкой стенами и порядком облупившейся вывеской.

– И что тебе там надо? – удивилась Леся. – Я есть не хочу. Тем более в таком месте.

– Этот магазин – центр местной светской жизни! – со знанием дела произнесла Кира. – Если уж там никто не скажет, где находится нужный нам дом, то, значит, никто о нем не знает.

И подруги направились к магазинчику. Там оказалось на удивление много народу. Мужики покупали водку, женщины хлеб. И те и другие выглядели одинаково довольными судьбой. Чтобы завязать знакомство, Кира купила изрядно запылившуюся на витрине коробку конфет, чем вызвала явное недоумение в рядах покупателей.

Продавщица, которая явно не чаяла избавиться от дорогущей коробки, онемела от восторга. Покупателям было скучно, и они исходили любопытством, сверля приезжих девиц внимательными взглядами. Момент был самый что ни на есть подходящий для завязывания новых знакомств.

– Мы тут один дом ищем, – произнесла Кира.

Люди молчали.

– Угощайтесь! – сказала Кира, раскрывая упаковку на коробке и с сомнением разглядывая побелевшие от времени шоколадные конфеты.

Но жителей Горелихи внешний вид конфет отнюдь не смутил. И не думая стесняться, они быстро расхватали конфеты. Мужики, видимо, брали себе на закуску. Женщины как гостинец ребятишкам. Во всяком случае, есть их прямо сейчас никто не спешил. После того как коробка совершенно опустела, продавщица первой нарушила молчание.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное