Дарья Калинина.

Нимфа с большими понтами

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

Кира порылась в памяти. И развела руками. Никакой полезной информации там больше не хранилось.

– Но она же оставила у меня свои вещи! – воскликнула она наконец.

– Так что же ты молчишь? – возмутилась Леся. – Тащи их сюда!

Кира сбегала в коридор и принесла оттуда сумку.

– И это все? – изумилась Леся.

Кира молча кивнула.

– Что же, – вздохнула Леся. – Все лучше, чем ничего.

И она дернула за замок на «молнии». Та вжикнула, и сумка открылась.

– Вещички тут какие-то хиленькие, – порывшись в ней, заключила Леся. – Нельзя сказать, чтобы новые или особенно хорошего качества. А документов нет.

Кира и сама видела, что никаких документов у Фёклы в сумке не оказалось. Наверное, она хранила их у себя за пазухой. Письма от матери и бабушки она ведь там прятала, верно? Как самое ценное. А пазуха у Фёклы была достаточно вместительной. Там могло много чего поместиться. Деньги, например.

– Ой! А в самом деле, где же деньги? – сообразила Кира. – Если она продала квартиру, то у нее при себе должна иметься приличная сумма.

– А сколько может стоить квартира в Твери?

– Не знаю, но тысяч десять-двадцать у нее должно быть, – пожала плечами Кира и добавила: – Это я минимум беру. Может быть, и больше.

– Но сейчас этих денег тут нет, – очень проницательно заметила Леся.

– Вижу, что нет, – согласилась с ней Кира. – Наверное, они на Фёкле были, когда ее тело в морг увезли.

– Тогда смело можешь о них забыть, – вздохнула Леся. – Даже если они при ней и были, то нам их никогда не отдадут. Украли.

– Пусть хоть документы вернут! – возмутилась Кира. – Как я без документов ее хоронить буду? И ребенок тоже без документов в результате остался!

– Что ты говоришь? – испугалась Леся. – У твоего племянника нет никаких документов?

– Ну да! – подтвердила Кира. – Представляешь, я даже не знаю, как его зовут!

Вместо ответа Леся прокралась в комнату, словно вид ребенка мог ей подсказать имя крохи. Обратно она вернулась не скоро.

– Такой миленький! – растроганным голосом заявила она. – Розовый, носиком сопит, ручки в кулачки сжал и ногами во сне дрыгает!

Кира молчала. Вид у племянника в самом деле был умилительный. Но мысль о том, что такой маленький лишился матери, пронзала тревогой.

– И вот ведь странно, – произнесла тем временем Леся. – У твоей сестры вещи в ее сумке совсем плохие. Разве что не рваные. А ребенок одет словно картинка. Наверное, она его сильно любила.

– М-да, – пробормотала Кира, пребывая в некотором сомнении.

– Раз себе во всем отказывала, лишь бы его получше одеть, то уж точно любила, – заявила Леся.

– М-м-м, – снова промычала вместо ответа Кира.

Что-то ей в этих рассуждениях Леси казалось неправильным. Да и не была похожа Фёкла на заботливую сумасшедшую мать, способную отказать себе во всем ради своего ребенка. Когда приехала, она его шмякнула на диван. Нет, не шмякнула, а аккуратно положила. Но первым делом потребовала себе чаю.

О ребенке, что он хочет пить или есть, она и не подумала. То есть подумала, но после того, как осушила пару чашек, а ребенок уже ревел благим матом.

Конечно, может быть, на женщину так повлияла тяжелая дорога. Что от усталости она уже себя не помнила. Но все же странно. Определенно, это очень странно. Но додумать эту мысль Кире не удалось. Леся принялась ее теребить:

– Слушай! Тебе надо ехать в ту больницу, куда увезли твою сестру!

– Прямо сейчас? – растерялась Кира.

– Да! Потому что потом ты не только денег, но и документов ее не сыщешь!

– Кому нужны документы? – пыталась возражать Кира, которой страшно не хотелось никуда ехать.

– Не украдут, так потеряют! – решительно заявила ей Леся. – Поезжай прямо сейчас!

И недолго думая, она принялась выталкивать Киру из квартиры. Та вяло сопротивлялась:

– А ребенок?

– С ребенком ничего не случится! Я с ним посижу!

– Но ты не знаешь, как обращаться с младенцами! – протестовала Кира.

– Ты тоже не знала, а ведь не растерялась!

– Он – мой племянник! – не сдавалась Кира. – Поэтому я и сообразила!

– Чай, не глупей тебя! – обиделась на нее Леся. – Иди давай! Рассуждать она тут еще будет.

И Кира поняла, что от тягостной поездки в морг за телом сестры ей не отвертеться никакими силами. Да и в самом деле, нехорошо как-то получается. Только что лила слезы о потере сестры. А когда до дела дошло, даже не может заставить себя выполнить свой долг и проводить бедняжку в последний путь.

В общем, примерно через полчаса таких рассуждений и уговоров Кира наконец собралась и вышла из квартиры. Возле дома терлась какая-то подозрительная оборванная парочка. Двое мужчин. На наркоманов или горьких пьяниц они были вроде бы не похожи. И тем не менее у одного под глазом синел здоровенный фингал, а одежда обоих пребывала в весьма плачевном состоянии. Примерно в таком же виде появилась у нее Фёкла.

– Словно в одной драке побывали, – пробормотала Кира.

Чисто машинально отметив этот факт, девушка уже хотела идти по своим делам дальше, но тут же она остановилась.

– Минуточку! – осенило ее. – А в какой же это морг Фёклу-то повезли?

Пришлось вернуться. Оборванцы с непонятной тоской уставились ей вслед.

– Ну вот, теперь пути не будет! – увидев ее, всплеснула руками Леся.

Кира поморщилась.

– В то место и не надо, – ответила она и поплелась к телефону, обзванивать морги.

Узнав наконец, куда ей надо, Кира со второй попытки снова отправилась в путь. Младенец сладко спал на диване, где она его и оставила. Проблем никаких с ним не возникло. На улице странных оборванцев уже не было. Но почему-то Кире от этого стало вдвойне тревожно на душе.

– Докатилась! – проворчала она про себя. – Уже мерещиться что-то начинает.

От поездки на своей машине Кира благоразумно отказалась. Руки у нее так тряслись, что она опасалась угодить в аварию.

Впрочем, в морге, куда девушка в конце концов добралась на такси, Кире пришлось испытать очередную порцию стресса. Тело Фёклы находилось среди неопознанных трупов. Никаких документов, а тем более денег при ней не оказалось.

– Ничего, кроме каких-то старых писем и кошелька с двумястами рублями! – стоял на своем санитар. – Ничего при ней больше не было!

Должно быть, он имел в виду те самые письма, которые Фёкла уже показывала Кире.

– Да как же так! – возмущалась Кира, отлично понимая всю бессмысленность этой дискуссии. – Должны быть у нее при себе деньги. И не двести рублей. Она квартиру недавно продала. Там тысячи долларов должны были быть.

– Это вы следователю расскажите, – посоветовал ей санитар. – А я вам говорю, у вашей сестры были только те деньги, которые лежали в кошельке. А там только двести рублей с мелочью.

Кира кинула на него злой взгляд. Это надо же, до чего люди наглые бывают! Сам небось с дружками деньги спер, а ей еще к следователю предлагает обратиться. Или это не он украл? Потому ему и обидно? Наверное, оттого и советует ей к следователю обращаться. Но тут до Киры дошел смысл сказанного санитаром.

– Подождите! Какой следователь? – спросила она у него. – С чего вдруг?

– Так наезд же на вашу сестру был! – пояснил ей тот. – Женщина мертва. А водитель, который ее сбил, с места происшествия скрылся. Ясное дело, следствие будет вестись. Это же убийство! А вы как думали?

На трясущихся ногах Кира вышла из морга. Все формальности она уладила неожиданно быстро. Никто в принципе не протестовал против того, чтобы она забрала тело сестры. Отлично обошлось и без документов. В морге вовсе не жаждали оставлять его у себя.

– Но только после проведения полной экспертизы, – заявил Кире врач.

– Хорошо, – машинально кивнула Кира, в голове которой мысли ворочались тяжело и медленно. – А долго ждать?

– Следователя-то подождите, – сказал ей врач. У него и спросите.

– Не могу! – поспешно отказалась Кира. – В другой раз! У меня младенец дома один. Сирота. Почти.

– Что? В вашей семье еще кто-то умер? – неожиданно посочувствовал ей врач. – Да, не позавидуешь вам.

– Что значит, кто-то еще? – возмутилась Кира. – Сестра моя погибла! Мало вам? А дома остался ее ребенок. Сын! Крошечный совсем. Даже зубов у него, как мне кажется, еще нет.

– У вашей сестры имелся грудной ребенок? – задумчиво посмотрел на Киру врач. – Вы уверены?

Кира даже задохнулась от возмущения. Деньги у трупа сперли, документы посеяли, а ее еще упрекают в чем-то!

– Конечно, уверена! – ядовито произнесла она. – Сестра приехала ко мне с ребенком! И мой прямой долг позаботиться сейчас об этом ребенке, а не дожидаться тут вашего следователя! Прощайте!

Но уйти далеко от этого грустного места Кире не удалось. Метров через двести ее догнал высокий худощавый мужчина лет тридцати. Вполне даже симпатичный. Как ни убита была Кира всей этой трагедией, но не отметить привлекательность мужчины она не могла. Одет он был в темный костюм, который, надо сказать честно, очень ему шел. И светло-голубая рубашка с элегантным синим галстуком тоже очень шла к его синим глазам.

– Это вы сестра погибшей в ДТП женщины? – спросил у нее молодой человек, даже не запыхавшись, хотя ему пришлось пробежать за Кирой почти целую остановку.

– Я! – машинально подтвердила Кира.

– А мне вас врач показал! – протягивая ей руку для знакомства, сказал мужчина. – Вот я за вами и побежал.

Протянутую руку Кира взяла не без удовольствия. Она оказалась сухой и горячей. К тому же от нее исходила какая-то сексуальная вибрация. Одним словом, не рука, а мечта любой женщины. Да и сам мужчина был хорош. И в каком бы стрессе ни пребывала сейчас Кира, превратившись за пару часов из одинокой свободной девушки в обремененную грудным младенцем тетку, она не могла этого не отметить.

– А вы вообще-то кто? – наконец спросила у него Кира, закончив разглядывать мужчину.

– Ой! – смутился мужчина. – Проклятая забывчивость. Простите великодушно. Я – ваш следователь. То есть не ваш, но я постараюсь найти преступника, задавившего вашу сестру.

– Это был несчастный случай, – вздохнула Кира.

– Меня зовут Митрофан Александрович, – представился ей мужчина.

Митрофан! Ну и имечко у такого красавчика! О чем только думали его родители? Чистое издевательство над ребенком!

– Но так меня никто не зовет, – пояснил ей следователь.

– А как?

– Митей, Фаном, Ромой, Трофимом, как угодно.

И зачем-то оглядевшись по сторонам, он внезапно наклонился к Кире.

– Я должен с вами поговорить, – сказал он ей. – Вы можете со мной пойти и прямо сейчас уделить мне немного времени?

– Ой, нет! – расстроилась Кира, которая как раз в этот момент решила, что будет звать следователя Ромой, остальные имена ей решительно не нравились. – Не могу я к вам в отделение ехать. У меня младенец сестры дома. Конечно, за ним подруга сейчас присматривает, но все равно было бы свинством ее надолго оставлять с ним.

– Я понимаю, – кивнул головой Рома. – Может быть, тогда мы посидим вон там?

И он кивнул в сторону маленького уличного кафе.

– Только десять минут, – взмолился Рома, видя, что Кира колеблется. – У меня к вам всего лишь несколько вопросов!

– Ну, хорошо! – сжалилась над ним Кира. – Мне и самой надо чего-нибудь перекусить. А то я уже ног под собой не чувствую. И голова кружится от голода.

Рома с удовольствием подхватил Киру под руку, доставил до столика, усадил и сделал заказ. Ничего особенного тут не подавали. Но Кира с удовольствием проглотила принесенную ей щедро обмазанную горчицей и поджаренную на гриле колбаску, словно это было лучшее лакомство на свете.

Вообще-то Кира ждала от следователя обычных рутинных вопросов. И сразу приготовилась ответить, что ничегошеньки о своей сестре не знает. И вообще не имела представления до сегодняшнего дня, что у нее вообще таковая имеется.

Но следователь ее удивил.

– Скажите, а вы уверены, что дома у вас в самом деле находится ребенок? – прищурившись, посмотрел на нее Рома, когда Кира отодвинула пустую тарелку от себя.

Кира рассердилась. Да что они все о себе думают? Сначала врач в морге не хотел ей верить на слово. Теперь этот Рома придирается!

– Не обижайтесь! – поспешно произнес Рома, видя, что глаза Киры засверкали. – Тут, видите ли, такое дело… Я ведь уже с врачом в морге поговорил. Так вот, он уверен, что у вашей сестры маленьких детей быть не могло.

– Как? – разинула рот Кира.

– Поймите меня правильно! – заторопился Рома. – Я всего лишь хочу сказать, что ваша сестра сама не рожала. Во всяком случае, недавно не рожала.

– Как? – глупо заморгала глазами Кира.

– Врач всегда может определить, рожала женщина или нет, – принялся объяснять ей Рома. – А уж женщину, которая родила недавно, и подавно узнает. Поэтому он и удивился, услышав ваши слова про грудного младенца вашей сестры. И мне сказал, что дело очень странное.

– Странное, – эхом откликнулась Кира, в голове которой пронеслись самые чудовищные мысли о том, откуда у Фёклы взялся младенец.

Стоит вспомнить, в каком виде явилась к ней Фёкла. Да еще эта ссадина на щеке. С боем она младенца отнимала, что ли? И у кого? Ой, какой ужас!

– Вот я и говорю, может быть, ваша сестра младенца просто усыновила? – донесся до слуха девушки голос следователя.

Кира молча покачала головой.

– Не знаю, мне она говорила, что не кормит его грудью, потому что молоко у нее перегорело, – прошептала она. – Что же? Врала, выходит? И этого младенца не она рожала?

Следователь кивнул.

– И поэтому мне очень интересно было бы узнать, что еще утаила от вас ваша сестра.

Ошеломленная всеми свалившимися на ее голову новостями, Кира растерялась. Она посмотрела на Рому. И неожиданно для самой себя выложила ему все, что сама знала о Фёкле. Рассказ получился неожиданно связным и детальным. Кира даже не забыла упомянуть о письмах, которые, собственно, и заставили ее поверить в то, что приехавшая к ней женщина и в самом деле ее сестра по матери.

– Это мы проверим, – кивнул головой Рома. – В любом случае спасибо вам. Теперь мы владеем о погибшей хоть какой-то информацией. Так что можно начинать работать.

По его виду было заметно, что он горит и рвется начать расследование. К самой Кире он совершенно потерял интерес. Это девушка отметила с ноткой печали. Похоже, Рома был из породы трудоголиков, для которых нет ничего важней и интересней их работы. Только ею они и живут, и дышат. Никакая девушка им не нужна. Если только она не преступница и ее не надо изловить, изобличить и засадить за решетку.

– Пожалуйста, – как можно холодней произнесла в ответ Кира. – Рада была помочь вашему следствию.

Но Рома даже внимания не обратил на ее холодность. Ему уже не терпелось бежать и начинать расследовать это дело. Впрочем, он предложил подбросить Киру до дома. Кира не отказалась, рассудив, что с паршивой овцы хоть шерсти клок.

– Скажите, – спросила у него по дороге Кира, – а что, ту машину, которая сбила мою сестру, никто из людей, находящихся в этот момент возле аптеки, не видел?

– Как же, – вздохнул Рома. – Видели.

Но не успела Кира обрадоваться, как он продолжил:

– Одни видели такси с шашечками, другие черную иномарку, третьи утверждают, что это были отечественные «Жигули» – то ли «пятерка», то ли «семерка». А цвет машины то ли синий, то ли желтый.

Кира удивилась. Перед ее глазами возникла ужасная картина. Целый автопарк отечественных машин и иномарок мчался на ее бедную сестру. А та, пытаясь увернуться, металась между визжащими шинами и вопила.

– Как же это возможно? – с трудом отогнав от себя эту кошмарную картину, спросила Кира.

– Обычное дело, – заверил ее Рома. – На свидетелей обычно надежды никакой. Редко кто в стрессовой ситуации способен сосредоточиться, собраться и все запомнить правильно.

К этому времени он уже довез Киру до дома. Там он тепло попрощался с девушкой, обещав звонить, если у него появится какая-то информация о погибшей или дополнительные вопросы к самой Кире.

– И вы можете мне звонить, вот мои телефоны, – сказал он Кире, протягивая ей свою визитку.

И приветливо махнув рукой, уехал. А Кира поплелась домой. Прямо в прихожей, не проходя дальше, она столкнулась с бледной до синевы Лесей, которая выскочила на звук открывающейся двери.

– Зачем ты забрала младенца? – набросилась она на Киру, не дав той раздеться. И увидев, что руки у Киры пусты, возмущенно воскликнула: – И куда ты его дела?

Она даже попыталась заглянуть в Кирину сумочку, хотя сегодня Кира взяла с собой ридикюльчик, в который даже черепашка бы не поместилась.

– Что? – обалдела Кира от слов подруги. – Никого я не брала! И вообще, что за идиотские шутки! Я и так еле ноги волоку!

– Так ты не брала ребенка? – каким-то упавшим голосом спросила у нее Леся.

И после того как Кира отрицательно помотала головой, Леся испуганно ойкнула. И схватившись за голову, в ужасе уставилась на Киру.

– Что? – спросила у нее Кира, почуяв недоброе.

Но Леся лишь судорожно мотала головой и стонала. Наконец она закончила стонать и произнесла неестественно бодрым и светлым голосом:

– Понимаешь, Кирочка, ты только не волнуйся, мы его обязательно найдем.

Кира молчала, не в силах выдавить из себя ни слова.

– Ты не волнуйся, – повторила Леся, – но только твой племянник… Он… он… Одним словом, он пропал!

Поняв, что на ее голову свалилась очередная беда, Кира похолодела и совершенно без сил прислонилась к двери.

Глава третья

Перед глазами у нее заплясали противные черные мушки. А голос подруги доносился словно издалека.

– Как это пропал? – наконец выдавила из себя Кира. – Не может быть! Куда ему деваться?

И она помчалась в комнату, где несколькими часами раньше оставила младенца. Диван с сооруженным валиком из подушек и одеял там был, а вот младенца на диване не было. Кира опустилась на колени и заглянула под диван, надеясь, что младенец с непостижимой для своего возраста прытью все же перебрался через валик, закатился под диван и лежит там тихонько.

Ничуть не бывало! Под диваном младенца не было. Только немножко пыли и голубой парадный бант Фантика. Не было ребенка ни за шкафами, ни под столом, ни даже в кухонных шкафчиках, куда Кира тоже заглянула.

– Что за чушь? Не мог он еще ползать! – воскликнула Кира. – Он еще крохотный совсем! Леся, куда же он делся?

В ответ Леся, которая все это время бегала по квартире следом за подругой, пытаясь что-то сказать, разразилась удивительным и крайне эмоциональным монологом.

Оказывается, сразу же после того как Кира уехала, в дверь позвонили. Совершенно уверенная, что это снова за каким-то лешим вернулась Кира, Леся распахнула дверь, не спрашивая. И уже приготовилась выложить подруге, что она думает о некоторых личностях, которые никак не могут выкатиться из дома и только нервируют окружающих, но внезапно замерла.

На пороге вместо Киры стояли два каких-то странно ободранных типа.

– Словно бы из драки?! – воскликнула Кира. – С фингалом под глазом?

– Точно, – кивнула Леся. – А ты откуда знаешь?

– Видела, как они внизу у нашего дома отирались, – сказала Кира. – И что им от тебя было нужно?

– От меня ничего, – заверила ее Леся. – Они вообще-то к тебе домой пришли.

– Но я их не знаю!

– Зато они знали твою сестру, – ответила Леся.

– Феклушу?

– Во-во! – покивала головой Леся. – Сказали, что они с ней поссорились и очень хотят помириться. Будто бы они знали, что в Питере она поедет к своей сестре. То есть к тебе. И адрес твой знали.

– И ты им сказала… сказала про Фёклу? Что она погибла?

– А ты как думаешь? – фыркнула Леся. – Ясное дело, сказала.

Леся надеялась, что, узнав ужасную новость, знакомые Фёклы захотят как-то поучаствовать в ее похоронах. Или хотя бы сообщат адрес мужа бедной женщины, где его искать. А если не знают, то хотя бы сообщат его имя или имена других близких родственников и друзей Фёклы. Одним словом, хоть что-нибудь. Но в своих надеждах она жестоко обманулась. Типы ей попались какие-то сильно впечатлительные.

Не успела Леся произнести сакраментальное: «А ваша знакомая сегодня попала под машину и скончалась!», как один из мужчин сильно побледнел и хлопнулся в обморок. Да и другой выглядел не лучшим образом. Разумеется, сердобольная Леся помчалась за водой на кухню, чтобы привести мужчин в чувство.

Но от волнения у нее так тряслись руки, что там она сначала разбила один стакан, а потом долго искала ему замену, не видя, что он стоит прямо возле раковины. А когда наконец налила воду и вернулась в прихожую, то выяснилось, что оба знакомых Фёклы исчезли.

– Прихватив с собой моего племянника? – ужаснулась Кира, до которой наконец стал доходить смысл рассказа Леси.

– Похоже на то, – понурилась Леся. – Во всяком случае, кроме них, больше никого чужих в квартире не было. А Фантик вряд ли смог бы сжевать всего младенца целиком. Хотя бы одежка и памперс остались.

Мысль, что ее котик способен загрызть и слопать родного племянника, Кира отвергла с ходу. Фантик и консервы не все жрет. Что уж говорить про младенца. А оскорбленный словами Леси Фантик вообще удалился прочь, показывая, как жестоко та разочаровала его, несмотря на их долгое знакомство.

– Прости меня! – воскликнула Леся, причем было не вполне понятно, к кому конкретно она обращается – к коту или к его хозяйке. – Прости, я просто в шоке. Не понимаю, что говорю и что делаю.

Кира покачала головой. Сердиться на Лесю она не могла. В конце концов, кто мог знать, что этим оборванным типам понадобится чужой младенец? По их виду нельзя было подумать, что они способны позаботиться даже о самих себе. Не то что о чужих грудных детишках. И тем не менее младенца они прихватили с собой. Вряд ли из сострадания. А это значило, что он им был зачем-то нужен. Эту мысль следовало хорошенько и всесторонне обдумать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное