Дарья Калинина.

Мулатка в белом шоколаде

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

– И как ее звали? – на всякий случай спросила Кира.

– Ульяна, – ответил Селест Модестович. – Такая милая девочка! Совсем юная и такая трогательная. Так и хотелось звать ее Улечкой.

Ах как жаль, что не Оливия! Хотя Кира и не ожидала, что все будет так легко.

– Уж не знаю, по какой причине она не хотела сама разослать приглашения, только поручила это сделать мне, – продолжал говорить Селест Модестович. – А я был совсем даже и не против. Надо же помогать людям. Тем более что Улечка такая славная девочка.

Поблагодарив метрдотеля, Кира удалилась. У нее были кое-какие мысли насчет того, почему секретарша Петеросяна не пожелала лично заняться приглашениями. Небось эта милая крошка была влюблена в своего патрона по самые ушки. И зная о любовных связях шефа, не хотела лично приглашать его любовницу. А уж если у господина Петеросяна была не одна Катя, а куча любовниц, то и подавно ей претило рассылать этим особам любезные приглашения.

Отметив про себя, что непременно надо найти и поговорить с этой Улечкой, которая наверняка знала массу интересного о господине адвокате, Кира села в машину и снова заглянула в список. Она уже проверила его раньше, имя Катерины Гладковой и ее адрес тут были.

Но сейчас, прежде чем ехать к этой девушке в гости, Кире хотелось еще раз пробежать глазами весь список. Как знать, возможно, чутье ей подскажет, и она сумеет узнать имя и фамилию светловолосого молодого красавца? Раз он не являлся официантом, значит, был в числе приглашенных на свадьбу гостей.

– Может быть, Иртышов? Или Карапетян?

Кира прикинула на себя обе эти фамилии и нашла, что ей совершенно не хочется становиться ни госпожой Иртышовой, ни госпожой Карапетян. Вздохнув, Кира стала читать дальше. И внезапно ее взгляд заметался вверх-вниз. Так и есть! Зацепиться за фамилию Петеросян не удавалось. Такой в списке приглашенных просто не было.

– Как же так? – удивилась Кира.

Должна же быть у Петеросяна хоть какая-нибудь родственница или родственник. Это натолкнуло Киру еще на одну мысль.

– Интересно, а где же родня жениха? Почему их не было на свадьбе?

Она просмотрела весь список еще раз – от начала до конца – ни одного Петеросяна.

– Возможно, самых близких родных Эдик приглашал лично, – предположила Кира.

Но что-то ей подсказывало: нет, это не так. Не суетились на свадьбе возле молодых многочисленные шумные армянские тетушки и бабушки, дядюшки и племянники. Вообще никого из близкой родни на торжестве не было.

– Это что же выходит? Петеросян у нас круглая сирота? – удивилась Кира. – Невероятно. Не мог он в одночасье потерять всю свою родню. А не пригласить их – что-то не по-армянски.

Но решив, что этот вопрос она точно сможет выяснить у Кати Гладковой, Кира снова отправилась в путь – уже наступило вполне приличное для утренних визитов время. А если совсем точно, то еще чуть-чуть, и Кира рисковала вообще не застать Катю дома.

– Вряд ли, конечно, она после такой ночи будет в состоянии тащиться на службу, если она вообще работает, – рассуждала сама с собой Кира. – Но кто знает?..

И начальник строгий… Тогда в любом виде помчишься.

И Кира нажала на газ, очень ловко проскочив на желтый свет светофора и изящно обогнув погрозившую ей палкой бабку, которая уже вылезла на кружки перехода.

Но все Кирины выкрутасы не помогли. Когда она приехала, Кати дома не было.

– Вот черт! – расстроилась Кира, когда после целой серии звонков в дверь Катиной квартиры ей никто так и не открыл.

А звонок работал исправно. Слышимость в этом типовом блочном доме на северной окраине города была такая, что слышно было даже тиканье часов в соседских квартирах. А не то что громкий звонок в дверь.

Итак, звонок гремел просто оглушительно. Но дверь Кире по-прежнему никто не открывал.

– Куда же она умотала?

– Да дома она! – раздался позади Киры высокий женский голос. – Ревет небось, дурында!

Кира обернулась и увидела молодую девушку. Той едва ли сравнялось шестнадцать. Но еще по-детски курносая мордашка сидела уже на вполне созревшем женском теле. Открытый топик позволял почти целиком лицезреть полную грудь красотки, ее упругий молодой животик. А капри сидели у нее на бедрах так низко, что и попу можно было отлично рассмотреть, было бы желание. У Киры такого желания не было.

– Вы звоните, звоните! – требовательно сказала девица. – Коли Катька вам так нужна, что прямо спозаранку к ней примчались!

И она уже прошла было мимо Киры, но та ее остановила.

– Постой! Откуда ты вообще знаешь, что твоя соседка дома и плачет?

– Так я ее вчера видела, – сказала девица. – И говорила с ней. Она ужасно переживала. Мужик-то ее бросил!

– И когда ты ее видела?

– А когда она с его свадьбы возвращалась, тогда и видела, – сказала девица. – Я во дворе с Юркой сидела. А Катька из такси вылезла и мимо нас – в подъезд.

– И что?

– А то, что морда у нее вся зареванная была! – с торжеством заявила девица. – Я по наивности еще подумала, что ее обокрали или еще чего плохое случилось. И за ней побежала.

– Куда?

– В дом! – нетерпеливо воскликнула девица. – Юрку не послушалась и побежала. А он мне правильно говорил – не суйся в чужие дела.

– Так и что?

– Догнала я Катьку уже у лифта, – продолжила свой рассказ девица. – Как она в наш дом переехала, мы с ней немного подружились. Она мне шмотки свои иногда давала поносить. А некоторые так и дарила. Она не жадная и добрая. И вообще поболтать со мной всегда запросто могла. Вот я и подумала, надо спросить, чего да как. Вдруг случилось чего. А она вся зареванная и говорит, что адвокат ее бросил. И на другой женился. На богатой!

– Ну да, – пробормотала Кира.

Девица восприняла ее слова как недоверие и с жаром принялась убеждать Киру:

– Да не вру я! Честно! Все так и было!

– Я тебе верю.

– Вот и скажите тогда, не дура ли эта Катька?! – воскликнула девушка. – Я, например, никогда из-за парня так расстраиваться не стану!

– Не зарекайся, – предупредила ее Кира.

– Не стану я!

И девушка даже ногой топнула. Но в этот момент у нее зазвонил телефон.

– Ой, – спохватилась толстушка, взглянув на экран. – Заболталась я с вами. А меня Юрка ждет. Мы с ним на залив едем!

И она, не дожидаясь лифта, по-мальчишечьи прыгая через две ступеньки, умчалась вниз.

– А Катьке вы звоните! – донесся до Киры ее задорный голос. – И скажите обязательно, чтобы не ревела! Ни один мужик того не стоит!

И Кира принялась снова терпеливо звонить. Наконец ей это надоело. Какая все-таки эта Катька гадкая особа! Забилась, как крыса в нору, и сидит! Ну и что с того, что рожа от слез распухла, мужик бросил и жить не хочется? Это же еще не основание, чтобы отгородиться от всего мира и от людей, которые примчались к вам с другого конца города.

И Кира с досады пару раз пнула дверь ногой. А потом и подергала ее за ручку. К немалому удивлению Киры, дверь неожиданно открылась.

– Ой! – вырвалось у Киры. – Катя, у тебя дверь открыта! Чего не закрываешь?

В ответ не раздалось ни звука. Тишина. Потоптавшись на пороге, Кира все же шагнула внутрь квартиры.

– Кать! – позвала она. – Катя! Ты дома?

Катя была дома. Кира обнаружила ее в ванной комнате. Но честное слово, лучше бы она ее там не находила. Хотя на первый взгляд картина была совершенно мирной. Катя лежала в ванной. Видимо, она уснула, положив свою золотоволосую головку на красивый подголовник, а потом сползла вниз. Часть волос все равно попала в воду и плавала возле тела девушки красивыми змейками.

Возле ванной стоял изящный столик на тонкой ножке. А на столике – пустая бутылка из-под шампанского и упаковка каких-то таблеток. Она была пуста. Еще не до конца веря в случившееся, Кира протянула руку и, не испугавшись намочить пальцы, дотронулась до лица девушки. Оно было холодным, как и вода, которая была в ванне.

– Катя! – ахнула пораженная Кира, шарахаясь в сторону и без сил прислоняясь к дверному наличнику. – Что же ты наделала, Катя?!

Дальнейшие события спутались в голове у Киры. Видимо, она позвонила Пантелеймонову, потому что он примчался первым. И заглянув в ванную комнату, уже сам вызвал следственную бригаду. Следователь Каверза тоже прибыл. Как же без него! И первым же делом поспешил обвинить Киру во всех смертных грехах.

– Где вы, там труп! – сердито заявил он ошарашенной девушке.

– Но я ничего такого… Катя, она же сама! Снотворного наглоталась. Упаковка вон лежит. Сами можете посмотреть!

– Ну и что с того? Подумаешь, сама! Труп все равно имеется! – воскликнул следователь.

– Но я…

– Я же велел вам сидеть дома и носа на улицу не высовывать! Какого черта вы потащились к этой особе? Кто она вам? Соперница?

– Что вы говорите! – пролепетала Кира. – Я просто хотела у нее спросить, кто такая Оливия. Вы же помните, я должна была передать ей, что Петеросян…

– Так! – буквально взвыл Каверза. – Замолчите! А ты, Пантелеймонов, убери с глаз моих эту особу! Пусть посидит где-нибудь в уголке. И сделай так, чтобы хоть пять минут она ничего не находила!

Пантелеймонов взял Киру за руку. Но она и сама была рада уйти подальше от злобствующего Каверзы.

– Это он злится, что ты его, во-первых, опередила, а во-вторых, что он опоздал, – шепнул Кире Пантелеймонов.

– А разве это не одно и то же?

– Нет, – покачал головой Пантелеймонов. – Ты его опередила и первой оказалась в квартире ценной свидетельницы. А он опоздал, и эту свидетельницу теперь никто и никогда допросить уже не сможет.

И водворив Киру в самую просторную комнату в этой квартире, которую условно можно было назвать гостиной, Пантелеймонов добавил:

– Если хочешь знать, Каверза этой Гладковой всю ночь пытался дозвониться. А когда ты мне позвонила, он уже к ней сам собирался двинуть или ребят послать. А тут ты.

– Мне все равно, – вяло махнула рукой Кира. – Какие в такой момент могут быть счеты? Катя погибла – вот ужас!

Но Пантелеймонов не унимался. Он все болтал и болтал. И наконец до Киры стало доходить, что он это делает ради того, чтобы она не думала о случившемся.

– Пантелеймонов, миленький! – растрогалась Кира. – Если уж ты хочешь, чтобы мне было хорошо, расскажи мне про эту Катю. Вам ведь удалось узнать, кто она такая? Чем жила? Чем занималась?

Пантелеймонов посмотрел на Киру с большим сомнением. И невооруженным глазом было видно, что в нем чувство долга борется с искушением поддаться на Кирину просьбу. Кира усилила давление, жалобно поморгав глазами и даже навернув слезу. И Пантелеймонов сдался. Усевшись с ней рядышком, бодро принялся выбалтывать Кире все тайны следствия.

Глава 5

Гладкова Катерина поселилась в этом скромном районе города и в совсем уж скромном жилище совсем недавно и после трагических событий. Во всяком случае, для самой Кати они были весьма трагическими. Оказалось, что Катя родилась если не в богатой, то в очень и очень обеспеченной семье. Вернее, таковой семья стала после перестройки, когда Катин папа занялся бизнесом, открыв собственную лавочку, торгующую подержанной бытовой техникой.

Все эти стиральные машины и телевизоры, с небольшими дефектами, скупали его компаньоны за границей и реализовывали тут, в России, тогда еще не избалованной излишествами. И небольшая царапина или скол на боковой стенке телевизора никем не воспринимался как изъян. Напротив, люди радовались, что вообще могут приобрести эти вещи.

Сколотив таким образом начальный капитал, Катин папа пошел дальше. В общем, до недавнего времени в его владении имелась целая сеть магазинов, торгующих бытовой техникой. И Катя считалась завидной невестой. Женихи толпились возле ее дверей.

Но сама девушка выделяла среди всех одного – Эдика Петеросяна. Он был чужаком в этом городе. И золотоволосая Катенька плюс денежки ее папы были для начинающего адвоката даром небес. Итак, папа бойко торговал техникой, мама пекла его любимые пирожки с морошкой, а дочка могла посвятить всю себя без остатка исключительно своим чувствам.

Добрый папа отнюдь не стеснял дочурку в средствах. И Катенька не привыкла к тому, что может чего-то не получить. Стоило только попросить, и понравившаяся вещичка мигом оказывалась у Катеньки – колечко на пальчике и модный костюмчик из МЕХХ на полке в шкафу, который буквально ломился от одежек.

Но в один далеко не прекрасный день тихая и незаметная Катюшина мама нанесла дочери ощутимый удар. Точней сказать, уходя от богатого мужа к бедному, но молодому любовнику, Катина мама вообще ни о чем и ни о ком не думала. Что почувствовал Катин папа, дочь толком не знала. Но вскоре в их общем доме (Катя оставалась жить с отцом) появилась разбитная бабенка – Лида.

– А еще через некоторое время Катин папа тихо скончался на больничной койке от обширного инфаркта, – произнес Пантелеймонов.

– Его убили!

– Думаю, он сам себя довел до инфаркта. Пожилым мужчинам не следует гнаться за ушедшей молодостью. До добра это еще никого не доводило.

Но к тому времени, когда скончался Катин отец, пройдоха Лида уже стала его законной супругой. И мало того, после смерти папы Катенька обнаружила, что все его имущество отошло к безутешной вдове. А ей и ее маме достались жалкие крохи.

С огромным трудом Кате удалось выцарапать из рук мачехи подачку в виде этой квартиры.

Сюда Катенька и въехала, так как жить с мамой и ее молодым, но до ужаса бедным мужем она не захотела. До этих пор жизнь девушки была волшебно и даже сказочно хороша. Но внезапно все резко изменилось. И если сначала она еще тешила себя надеждой, что быстро и удачно выйдет замуж, муж возьмет на себя функции добытчика, а она тихо станет сидеть дома и командовать домработницей, а если повезет, то и другой прислугой, то вскоре Катя обнаружила, что все ее женихи куда-то таинственным образом исчезли.

Раньше они названивали ей целыми днями, теперь – никто. Она даже пыталась звонить им сама. Но они что-то вяло мямлили о страшной нагрузке, которая навалилась на их плечи, либо срочно уезжали в длительные командировки, а некоторые так и вовсе будто бы меняли гражданство и эмигрировали в дальние края.

Сначала Катя верила и только недоумевала по поводу такого всеобщего исхода. Подруг, которые могли бы раскрыть ей глаза, у девушки не было. Однако, встретив одного такого «эмигранта» после полугода его отсутствия не где-нибудь на Бродвее или Пятой авеню, а гораздо ближе – на их родном Невском проспекте, Катенька призадумалась. И не будучи совсем уж дурочкой, а только очень наивной, быстро сделала правильные выводы.

Итак, из всех прошлых кавалеров возле нее остался один Эдик. Но и он теперь уже не столь охотно звал ее замуж. Однако все же звал, хотя и не прямо сейчас, а, скажем так, в отдаленном будущем.

– Я должен прочно встать на ноги, – объяснял он своей возлюбленной. – Мы с тобой можем рассчитывать только на самих себя. Понимаешь?

Катя понимала и ждала.

На этом месте Пантелеймонов надолго умолк, явно ожидая от Киры какой-то реакции.

– А ты много узнал! – похвалила его Кира.

– Мотался к матери девчонки, – буркнул Пантелеймонов. – Думал, Катя у нее прячется. Она мне и рассказала всю эту историю.

– А что с письмом с угрозами в адрес Петеросяна?

– Работаем, пока есть несколько ниточек, кому адвокат в свое время мог перейти дорогу.

– Его бывшие подзащитные?

– Они самые, – кивнул Пантелеймонов. – Была такая банда малолеток, убивших одного пацана, которых взялся защищать Петеросян еще на заре своей адвокатской карьеры. Родители мальчишек заплатили огромные деньги, но ребята все равно сели за решетку. Да еще благодаря речи защитника всплыли некоторые дополнительные обстоятельства этого гнусного дела. В общем, получили они на полную катушку. Хотя по возрасту могли рассчитывать на снисхождение.

– Но за что же тут мстить? Сами во всем виноваты!

– Ходили слухи, что отец убитого парня пытался подкупить следователя, чтобы тот раскрутил дело по полной. А потом еще и подкупил адвоката мальчишек, чтобы окончательно добить тех.

– И что? Эти ребята вышли на свободу?

– Как раз в прошлом месяце, – снова кивнул Пантелеймонов.

– А звонки?

– Звонки и письма с угрозами тоже начали приходить с прошлого месяца.

– И вы…

– Мы работаем в этом направлении, – ответил Пантелеймонов. – И так как звонившие Петеросяну голоса принадлежали мужчинам, можно предположить, что это его бывшие подзащитные.

– И?..

– И алиби всех участников той давней истории тщательным образом проверяется.

И в этот момент к ним в комнату вошел еще один оперативник и, наклонившись к Пантелеймонову, что-то прошептал тому на ухо. Пантелеймонов сделал большие глаза и, вскочив с места, бросился вон из комнаты. Кира метнулась за ним, но он остановил ее жестом.

– Сиди тут! – строго велел он девушке.

И Кира не посмела ослушаться. Тем более что второй оперативник остался, чтобы проследить за ее поведением. Впрочем, Пантелеймонов вернулся обратно довольно быстро. Лицо его выглядело каким-то смущенным.

– Все в порядке, – сказал он Кире в ответ на ее вопросительный взгляд. – Можем считать, что убийца найден.

– Кто? – все же не выдержала и вскочила со своего места Кира.

Пантелеймонов болезненно поморщился от ее вопля и, потерев переносицу, задумчиво пробормотал:

– Не думал я, что она способна на такое.

– Да кто она? – изнывала от любопытства Кира. – Ты знаешь, кто убил Петеросяна?

– Гладкова, – сказал Пантелеймонов.

– Сама Катя?..

– Да, сейчас один из наших оперативников случайно задел рукой мышку ее компьютера, тот загорелся, и на экране высветилось полное признание ее вины.

– Что ты говоришь?

– Это она зарезала своего любовника, – кивнул головой Пантелеймонов. – Но потом вернулась домой и поняла, что жить без него она тоже не может. И покончила с собой.

– Какой ужас! – содрогнулась Кира.

Оказывается, Катя вовсе не смирилась и не ушла со свадьбы после разговора с Петеросяном! Она отомстила своему неверному возлюбленному. И как страшно отомстила! А потом еще и с собой покончила.

– Черт, мелодрама какая-то! – неожиданно с досадой произнес Пантелеймонов. – Не верю!

– Что? – удивилась Кира. – Почему?

– По словам матери Катерины, ее дочь вовсе не была так уж страстно влюблена в Петеросяна. Да, он ей нравился. Она всегда его выделяла из толпы поклонников. А когда он остался ее единственным шансом вылезти из нищеты, она стала уделять ему и вовсе повышенное внимание. Но тем не менее она никогда не скрывала от матери, что мечтает встретить свою настоящую любовь. Или просто кого-нибудь понадежней и побогаче.

– Значит, ее любовью Петеросян не был?

– Похоже, что нет.

Кира задумалась. В таком случае мотивы поведения Кати понять было сложно. Ну, бросил ее мужик. Так ведь она же его и сама не очень любила. Ну, женился он на другой – обидно? Да, обидно. Но зато теперь она свободна! А спонсировать свою любовницу Петеросян ведь не отказывался. Нет, он четко сказал, что нуждаться Катя и после его женитьбы ни в чем не будет.

– И письмо еще это странное, – между тем бормотал Пантелеймонов.

– Почему странное?

– Очень уж мне не нравится, – задумчиво потер подбородок Пантелеймонов, – когда у человека под рукой полно бумаги и ручка есть, а он все равно тащится в другую комнату, включает там компьютер, открывает файл в «Word» и только после этого выстукивает свое предсмертное послание. Рискуя, между прочим, что оно будет по неосторожности стерто. Или вовсе никем не замечено.

Кира с любопытством посмотрела на опера. Господи, до чего же он симпатичный! Эта смуглая кожа, такая бархатистая на вид, просто сведет ее с ума. В таком направлении мысли Киры текли еще несколько минут, а потом она спохватилась. Нет, ей точно пора завести себе кого-нибудь. Длительное воздержание до добра еще никого не доводило. То на официанта кинулась, теперь на опера. Ну и что с того, что они оба красавчики? Это еще не основание, чтобы так бессовестно пялиться на парней.

– Ты подумай, подумай, – предложил девушке Пантелеймонов, который явно неверно истолковал выражение лица Киры. – Подумай, сделала бы ты так или нет.

Поняв, что он не отстанет, Кира попыталась поставить себя на место Кати. И сразу поняла, что Пантелеймонов прав. В самом деле, все выглядит очень странно. К чему такие сложности с компьютером? Пока его включишь – намучаешься. Да еще в том состоянии, в каком была Катя. Куда легче взять ручку и клочок бумаги и излить с их помощью душу. Просто и куда доходчивей, чем бездушное послание на экране компьютера.

– Думаешь, письмо на компьютере подделка? – затаила дыхание Кира.

– Проверим клавиатуру, – хмуро произнес Пантелеймонов. – Но думаю, она окажется чистой. Тот, кто написал это письмо, был явно не такой уж дурак.

Кира слушала его, открыв рот.

– Господи! – воскликнула она. – Но это же значит… Значит, что в квартире кто-то побывал до нас! И кто? Убийца?

– Во всяком случае, человек, который хотел, чтобы смерть Кати выглядела как самоубийство, вызванное муками нечистой совести.

– А браслет! – внезапно встрепенулась Кира.

– Какой браслет?

– Ну как же! Браслет, который ей подарил адвокат!

И сбиваясь и путаясь, Кира все же рассказала о прощальном подарке, который сделал Петеросян своей любовнице.

– Никакого браслета на теле не было, – заверил Киру Пантелеймонов.

Кира и сама это знала. Обе тонкие Катины руки лежали вдоль бортиков ванны. На них даже колец не было.

– Такое впечатление, что она просто собиралась лечь спать, а перед этим хотела немного расслабиться и принять ванну, – заметила Кира. – Даже драгоценности сняла. Я тоже всегда так делаю, когда забираюсь в воду.

Пантелеймонов кинул на нее такой взгляд, словно специально представил себе эту картину.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное