Дарья Калинина.

Мираж в обручальном кольце

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

Но так как чувство такта оно либо есть, либо его нет, то мы с Катькой продолжали сидеть на заднем сиденье машины. И ухом не вели. Алекс вздохнул и остановился на Суворовском проспекте перед крепким еще домом дореволюционной постройки. Лифт тут имелся. И мы с комфортом поднялись на четвертый этаж и позвонили в обитую красной искусственной кожей дверь. Прошло несколько томительных минут.

– Может быть, ее нет дома, – шепнула мне Катька. – Ушла на работу.

– Нет, Маша работает дома, – услышал ее шепот Веня. – Так что она, скорей всего, дома.

Словно в подтверждение его слов, в квартире раздались шаги, и дверь распахнулась. На пороге стояла женщина. Вдова Вали оказалась маленькой черноволосой женщиной. Немного апатичной и рассеянной, но при этом довольно приветливой. Как только она признала в Алексе и Вене знакомых, она сразу же засияла улыбкой.

– Проходите! – обрадованно воскликнула она. – Сколько лет не виделись!

Затем она вцепилась в рукав Алекса, который стоял к ней ближе всех и, как ей показалось, медлил, и буквально затащила его внутрь квартиры. Мы последовали за Алексом.

Вдова нашего усопшего хозяина жила в одной из тех старых питерских квартир, где причудливо перемешались эпохи и стили. Подпорченная жучком резная дубовая мебель, сохранившаяся еще с конца девятнадцатого столетия, мирно уживалась с пластмассовыми настольными лампами середины шестидесятых. Явно трофейный немецкий сервиз и пастушки с пастушками стояли на полках рядом с монстрами фарфоровой промышленности конца восьмидесятых – огромными кувшинами в виде петухов с позолоченными крыльями и белых лошадей с золотыми гривами.

На полу лежала пушистая шкура какого-то не водящегося, судя по ее раскрасу, в природе зверя. Шкура имела одно преимущество. Она закрывала собой паркет – ровесник дома. На поклеенных совсем недавно новыми шелковыми обоями стенах висели портреты каких-то бородатых мужчин. Портреты были изрядно засижены мухами. И висели они в огромных тяжелых бронзовых рамах, какие я видела дома у моей бабушки. Она говорила, что во времена молодости ее мамы, моей прабабушки, они считались очень шикарными. Сейчас от их шика ничего не осталось.

– Большими деньгами тут не пахнет, – шепнула мне Катюха.

Я согласно кивнула. На месте хозяйки первым делом после того, как я бы хоть немного разбогатела, я выбросила бы кухонную плиту, поменяла бы ржавую мойку и избавилась от стульев с засаленными сиденьями. И одного вконец обнаглевшего кресла, в которое я села, и оно тут же больно прищемило мои мягкие части своими выпирающими пружинами.

Тем не менее в коридоре сверкал новенький линолеум. И лампа на потолке в комнате, куда провела нас Маша, тоже сравнительно недавно была приобретена в каком-то дорогом магазине. И стиральная машина-автомат имелась. Хотя стояла она почему-то в коридоре. Пока мы осваивались в квартире, Маша продолжала радостно теребить Алекса с Веней.

– Как хорошо, что выбрали минутку! – весело щебетала она. – Я часто вас вспоминала.

На нас Маша обратила ровно столько внимания, сколько требовали приличия.

Узнав наши имена, она снова перенесла эпицентр своего внимания на Веню с Алексом.

– Сейчас буду поить вас чаем! – вскипела энтузиазмом Маша. – У меня к чаю ничего такого особенного нет. Но варенье и вафельный тортик найдем. И у меня есть бутылка вина. Вот и славно, вот и отпразднуем!

Веня содрогнулся.

– Маша, – скорбным голосом сказал он. – Мы к тебе пришли с печальной новостью.

– Ну да? – как будто бы удивилась Маша, продолжая расставлять чайные чашки и блюдца из того самого немецкого сервиза. – Что за новость? Не хотите же вы сказать, что мой муженек, наконец, очистил этот мир от своего присутствия?

И Маша тут же расхохоталась над своей шуткой. Мы не торопились присоединиться к ее смеху. И он угас сам собой.

– Да что случилось? – рассердилась Маша. – Можно подумать, что вы Вальку больше моего любите. Чего вы с такими кислыми физиономиями сидите? Знаете же, что я от него добра не видела.

– Знаем, – кивнул Веня.

– А чего тогда таращитесь на меня? – уже сердито спросила у них Маша. – Ну, пошутила я глупо. Так ведь не умер же он от моей шутки в самом деле!

И она снова расхохоталась, но как-то натужно.

– Маша, – совсем уж замогильным голосом сказал Веня. – Валя умер.

Женщина мгновенно, словно выключили звук, перестала смеяться и растерянно посмотрела на друзей.

– Умер? – едва слышно прошептала она.

Веня с Алексом снова кивнули.

– Нет, – помотала головой Маша. – Вы меня разыгрываете. Валя не мог умереть!

– Это случилось вчера вечером, – сказал Веня. – У него в загородном доме. Ты же знаешь…

Маша машинально кивнула головой.

– Мы все там собрались вчера вечером, – начал рассказывать Веня. – Ну, все наши. Галина со своим Петрушей. Боря с Мишей. Толя притащил какую-то шлюху. Сеня на кухне командовал. В общем, все было как обычно.

– Как он умер? – странным глухим голосом спросила Маша.

Кажется, она едва сдерживалась, чтобы не закричать во весь голос. Руки у нее были сжаты в кулаки так крепко, что пальцы побелели.

– Он был здорово пьян, – начал Алекс и замолк.

– Мы считаем, что Валя упал с лестницы, – продолжил Веня. – Ударился головой. И…

– Так это несчастный случай? – тихо спросила Маша.

Кажется, ей стало немного легче. Во всяком случае, она хотя бы разжала кулаки.

– Нет, милиция считает, что это был не несчастный случай, – сказал Веня.

И Машины пальцы тут же заработали, превращая в лохмотья край и без того потрепанной льняной скатерти.

– Не несчастный случай? А что же? – спросила она.

– Убийство, – мрачно сказал Веня. – Поэтому мы и приехали к тебе. Хотели предупредить тебя. Вдруг менты начнут приставать к тебе с глупыми вопросами. Так чтобы ты была готова.

– Ко мне? – удивилась Маша. – А с какой это стати ментам приходить ко мне? Мы с Валей не живем вместе уже много лет. Мы с ним были совершенно посторонними людьми. До смерти Коти мы еще виделись с Валей время от времени ради сына, но потом… Потом у нас больше не было поводов общаться друг с другом.

– Ну, я не знаю, – смутился Веня. – Только мы тебя предупредили.

– Совершенно напрасно трудились, – холодно заметила Маша. – Мне нечего бояться ментов. Вчера весь вечер я провела в театре. И домой вернулась не одна.

С этими словами она подошла к двери, ведущей в соседнюю комнату, и распахнула ее.

– Вот, хочу вам представить своего близкого друга, Юрий! – сказала она.

В соседней комнате, стыдливо завернувшись в одеяло, стоял мужчина средних лет. Ростом он был с Машу. То есть для мужчины был удручающе мал. Видимо, в качестве компенсации за малый рост у мужчины на лбу сверкала объемистая лысина. Но ножки и ручки, торчащие из-под его одеяния, были тоненькими, словно у какого-то насекомого. Мы с Катькой предпочитали мужчин в теле. Поэтому на Юру посмотрели с откровенным недоумением.

Маша, несмотря на свой малость безумный взгляд, была женщиной интересной. И если бы дала себе труд последить за собой, то могла бы выглядеть этакой пикантной штучкой. И явно заслуживала более видного мужчину. Посмотрев на Юру, я с тоской вздохнула, вспомнив объемистого Серегу и нашу с ним ссору. И то, как они с Прапором потеряли нас в лесу, а потом еще имели наглость обвинять нас в том, что мы сами от них сбежали.

А вот Юра, когда он приоделся в свитер, поношенные домашние брюки и разговорился, присоединившись к нашей компании, то стал очень даже ничего, во всяком случае, он никогда бы себе не позволил такого отношения к дамам, как наши охломоны. В этом я была уверена на сто с лишним процентов. Стоило посмотреть, как он вскакивал со своего места, чтобы подвинуть Маше стул. Как бережно держал ее за руку, с тревогой глядя на нее. Как подносил ей стакан с успокоительными каплями. Реклама «Моя семья», да и только!

– Значит, Валя погиб? – в который раз спрашивал у нас Юра. – И милиция подозревает, что его убили? А в котором часу это случилось?

Спрашивал он это с такой настойчивостью, что складывалось впечатление, будто он нам нисколько не верит. И считает наше появление дурацкой шуткой. Вполне в духе Алекса и Вени. Внезапно Маша побледнела и начала оседать со стула на пол. Мужики страшно засуетились.

– Что с ней?! – кричал Алекс. – Боже мой! Ей плохо!

– Она умирает! – вторил ему Веня. – Нужен врач!

Мы с Катькой ринулись было в прихожую к телефону, но по пути нас перехватил Юра.

– Не нужно врача, – твердо сказал он нам. – Пока не нужно. У Маши слабое здоровье. И малейшее волнение вызывает у нее обморок. Такие приступы у нее уже бывали не раз. Справимся своими силами.

И он действительно справился. Он сам перенес Машу в ее спальню. Затем погнал Алекса с Веней в аптеку за каким-то лекарством, которое Маше было просто необходимо, но которое таинственным образом испарилось из пузырька.

– Вы успеете его купить быстрей, чем приехала бы «Скорая помощь», – такими словами Юра напутствовал Веню с Алексом.

Сам он умчался на кухню готовить какой-то травяной сбор, который полагалось пить сразу же после приступа. А мы с Катериной остались возле Маши.

– Наблюдайте за ее состоянием, – велел нам Юра, скрываясь в кухне. – Если у нее посинеют губы, немедленно дайте мне знать.

Мы с Катькой уставились на Машины губы. Но вместо того, чтобы посинеть, они зашевелись. И мы услышали слабый Машин голос.

– Это сделать должна была я, – сказала женщина. – Сколько раз я об этом мечтала.

– О чем? – спросила у нее Катька.

Похоже, Маша нас не узнавала.

– Это я должна была убить Валю, – прошептала Маша. – Но я боялась.

– Конечно, чего грех на душу брать, – с готовностью кивнула Катька.

– Если бы я убила его, это было бы только справедливо, – произнесла Маша. – Ведь он убил нашего мальчика. Сначала отнял его у меня, а потом и убил.

– Вы что-то путаете, – отказалась верить ей Катя. – Котя погиб в результате несчастного случая.

– Мой сын покончил с собой, – неожиданно окрепшим голосом заявила Маша. – И сделал он это исключительно по вине своего отца – тупого жестокого зверя. О, как же я его ненавижу! Он отравлял все, к чему прикасался. Господи, почему я не убила его сама. И почему не умерла следом за моим мальчиком. Сейчас я была бы уже с ним.

И опустившись обратно на подушку, Маша зарыдала. Почти сразу же из кухни примчался Юра.

– Золотая моя, выпей это, – сказал он, гладя Машу по волосам. – Тебе станет немного легче. Тебе еще многое предстоит вынести. Выпей! Тебе нужны силы.

Маша послушно, словно больной ребенок, взяла протянутую ей чашку двумя руками и выпила настой. От этого слезы течь у нее из глаз не перестали, но по крайней мере она прекратила трястись. И цвет лица у нее немного улучшился.

– Пойдемте, – поманил нас Юра. – Сейчас Маше нужно немного полежать одной. Она скоро уснет.

Мы на цыпочках вышли из Машиной спальни. Юра вышел вместе с нами.

– Где эти ослы? – озабоченно произнес он, должно быть, имея в виду Веню с Алексом. – Аптека в соседнем доме. Куда они делись?

– Скажите, а вы знали Машиного мужа? – спросила у мужчины Катька.

– Валю? – удивился Юра. – Конечно. Мы проучились вместе почти шесть лет.

– И что вы можете о нем сказать? – спросила я.

– Сказать честно? – посмотрел на меня Юра.

– Да, – кивнула я. – Конечно, лучше честно.

– Девушки, вы же видели Машу, – ответил нам Юра. – Видели, в каком ужасном она состоянии.

– И что?

– А то, что это из-за него, из-за своего мужа она больна. Он измывался над ней все те годы, пока они были вместе. А это без малого семнадцать лет. Нет, физически он ее пальцем не тронул. Но Валя… Он, как бы вам получше это объяснить… Он любил манипулировать людьми. Наслаждался, наблюдая, как человек, повинуясь его приказу, послушно выполняет то, что ему противно. От чего с души воротит. И высшим наслаждением для него было проделывать все это с близкими ему людьми. Женой, сыном, друзьями.

– Вы просто какое-то чудовище описали, – сказала я. – Нам он показался вполне нормальным человеком. Без психических отклонений.

– Я знал его достаточно долго, – усмехнулся Юра. – А вы, я так понял, совсем его не знали. Поверьте, за его внешним обаянием скрывался настоящий дьявол. И честное слово, я рад, что нашелся смельчак, который положил этому конец.

– Чему – этому? – спросила Катька.

Но Юра поджал губы и сделал вид, что увлечен процеживанием заваренных трав и не слышит Катькиных слов.

– Чему смерть Вали положила конец? – спросила я погромче.

Боюсь, я немного переусердствовала, гаркнув у Юры над ухом. Потому что от моего крика он выронил из рук марлечку и перевернул стакан с процеженным настоем обратно в кастрюльку.

– Не кричите! – сердито потребовал он у нас. – Я вас прекрасно слышу. И если не отвечаю, то просто потому, что не хочу.

– Если вы не ответите нам, то все равно милиция докопается до правды, – сказала я.

Судя по виду Юры, он в этом сильно сомневался. И он снова начал процеживать свой отвар. Не знаю, но меня это взбесило. Я схватила его за руку и прошипела прямо в лицо:

– Мы сейчас пойдем к Маше и все у нее выясним без вас.

Тут Юра проявил первые признаки волнения. Очевидно, он и в самом деле был глубоко привязан к своей подруге.

– Не смейте! И не думайте даже! – возмутился он. – Маше необходим покой. Не хватало еще, чтобы ее дергали из-за смерти этого негодяя. Маша уже сполна получила за свою ошибку. Она достаточно настрадалась. Оставьте хоть теперь ее в покое.

– Но вы что-то знаете, догадываетесь, кто мог убить Валентина, – не сдавалась я. – И Маша знает.

– Да кто угодно из гостей на той даче мог его убить. У всех были на то причины! – взорвался Юра. – Ищите преступника среди них. А нас с Машей оставьте. Нас и близко не было на той даче. Мы с ней были в театре.

– Какие же причины для убийства могли быть у людей, которых Валя считал своими друзьями и которых пригласил к себе в гости?

– Я же рассказал вам, что этот человек любил чувствовать свою власть над другими. И время от времени ему необходимо было ее демонстрировать. Для этого он и собрал своих так называемых друзей на так называемую дружескую вечеринку. Да я уверен, что еще никогда под одной крышей не собиралось столько ненавидящих хозяина людей!

– Но зачем же они приехали? – спросила я. – Не на аркане же он их тащил? Да еще с мужьями, любовниками и любовницами?

Юра помолчал.

– Я не знаю, как все было на самом деле, – признал наконец он. – Меня там не было. И среди приглашенных нас с Машей тоже не было. Но я знаю Валю. И знаю, что он имел на своих друзей влияние, которое всегда подкреплялось чем-то еще.

– А почему вы с Машей не были приглашены? – спросила я.

– С тех пор как Маша нашла в себе силы противостоять Вале, у него вспыхнула к ней самая настоящая ненависть. Маша была первым человеком из нашей компании, кто сумел открыто противостоять ему. И насколько я понимаю, единственным. Валя всегда об этом помнил. И старался пореже видеться с Машей. И, уж конечно, избегал приглашать в компанию. Чтобы ее поступок, так сказать, не послужил для остальных примером.

Но тут скрипнула входная дверь.

– Мы вернулись! – послышался голос Алекса. – Ну, ты нас, Юрка, и погонял. Лекарство нашлось только в третьей по счету аптеке.

Мы с Катькой скрипнули зубами от досады. Ну, скажите на милость, что бы этому лекарству не найтись вообще в четвертой или пятой аптеке! И почему бы Вене с Алексом еще немного поотсутствовать. Маша все равно уже спит, а мы с Катькой успели бы за это время выпытать у Юры еще кучу полезной информации, какими же цепями привязывал Валя своих друзей. А так Юра немедленно забыл о нашем разговоре.

– Давайте сюда! – разволновался он. – Сейчас же надо дать его Маше.

И бормоча себе что-то под нос насчет незнакомой дозировки, он умчался в спальню.

– Поехали отсюда, девчонки, – сказал нам Веня. – Машу мы предупредили. Больше нам тут делать нечего.

– Но мы же не можем бросить Юру одного, – возразила я. – Вдруг Маше станет хуже.

– Не беспокойся, он ухаживает за ней уже не первый год, – сказал Веня. – Можно сказать, что это он и поставил ее на ноги. Так что Юрка лучше всех нас знает, что нужно делать. А мы ему будем только мешать.

– Значит, Маша ушла от своего мужа к Юре? – спросила я, когда мы вышли из дома.

– Нет, – коротко буркнул Веня.

– Юра появился потом, – добавил Алекс и тут же замолчал, поймав взгляд Вени.

Потрясающе, как все в этой компании неохотно рассказывали о самих себе и бывших однокашниках. Просто клещами каждое слово нужно было тащить!

– А у Вали с Машей небось была роскошная свадьба? – старательно состроив глуповато-наивное лицо, спросила Катюха, когда мы оказались уже в машине Алекса.

Обычно видя такую рожицу, мужчины теряли бдительность и готовы были ответить хорошенькой, но недалекой девчонке на все ее детские и вполне безопасные, как им казалось, вопросы. Так получилось и на этот раз.

– Нет, свадьба была у них прямо у Маши дома, – сказал Веня. – Из загса пришли праздновать к ней. Это было всего в двух шагах.

– Мальчики, а вы не купили нам зубную пасту и щетки, когда ездили в аптеку? – спросила у парней Катька.

– Нет, – смутились те.

– Так нужно купить! – потребовала Катька. – Мы без пасты обратно не поедем.

– Купим по дороге, – попытался вразумить ее Веня.

– Там может не быть нужной нам пасты, – решительно вмешалась в разговор я. – Нам годится только с серебром.

– Ладно, высади ты их возле какой-нибудь аптеки, – сказал Веня своему другу. – А мы пока с тобой перекусим.

– Вы нас подождите, а мы мигом, – сказала Катька, вылезая из машины. – Только денег дайте.

Алекс полез в карман и, немного помедлив, вытащил оттуда пухлую пачку денег. Мягким движением руки Катя взяла ее всю и начала стремительно удаляться. Я вылезла следом за ней.

– Все не тратьте! Еще заправить машину нужно!

Сопровождаемые этим воплем Алекса, мы помчались по улице. К моему удивлению, мы миновали аптеку и свернули в переулок сразу за ней.

– Куда мы бежим? – спросила я.

Но Катька не ответила.

– Я помню, он должен быть где-то тут, – вместо этого бормотала она себе под нос. Я ведь тут была.

– Где ты была? – спросила я у нее на бегу. – Что ты ищешь?

– Загс, – удивилась Катька. – Что же еще?

– Зачем?

– Хочу посмотреть, в каком году Маша развелась со своим мужем, – ответила Катька. – Никто же из них добром ничего рассказывать не желает. А нам нужно от чего-то плясать.

– А в аптеку мы не пойдем? – растерянно спросила я.

Катька только рукой махнула. Загс мы нашли довольно быстро. Катькина память ее не подвела. Хотела бы я знать, за каким рожном она сюда припиралась в прошлый раз? Но в этот раз Катерина безошибочно протащила меня на второй этаж, открыла дверь кабинета и исчезла внутри.

– Эй, вы куда? Тут же очередь! – попытался возмутиться какой-то мужчина.

Очередь возле кабинета и в самом деле была. И сейчас половина ее сердито взирала на меня, а вторая половина готовилась призвать мою подругу к ответу и силком вытащить обратно из кабинета. Я встала спиной к дверям, всем своим видом показывая, что пройти им удастся только через мой труп. После того, как я оскалила зубы и зарычала, особо любящие справедливость шарахнулись от меня в разные стороны.

– Она ненормальная! – возмутилась какая-то толстуха. – Не трогайте ее. Может быть, даже заразная.

Я с готовностью покивала головой, проклиная в душе Катьку и ее выходку. Но та появилась неожиданно быстро. Лицо у нее при этом было мрачно торжественное. Она схватила меня за руку, и мы поспешили вниз. По дороге Катька не проронила ни слова.

– Ну, что ты молчишь?! – наконец не выдержала я. – Говори. Я же вижу, что тебя распирает. Что за тайну ты узнала? Говори!

– Оказывается, – начала Катька, – оказывается, никакого развода не было.

– Что? – ошеломленно переспросила я.

– Не было развода между Валентином и Марией Сувориными, – объяснила мне Катька. – Понимаешь? Они до сих пор по закону муж и жена.

– И что с того? – спросила я.

– А то, что Маша по закону может претендовать как минимум на «вдовью» часть Валиных денег, – сказала Катюха. – А по всему видно, что они бы ей не помешали. Живет Маша не богато. Ты же видела.

– Видела, – кивнула я. – Но это еще не повод убивать мужа.

– Но она его ненавидела! – сказала Катька. – И Маша сама нам призналась, что с удовольствием бы его убила.

– Но ее не было среди гостей! – возмутилась я. – Что ты наговариваешь на тетку!

– Пошли, вон аптека, – сказала вместо ответа Катька.

Мы зашли в аптеку. И Катька как ни в чем ни бывало начала выбирать на прилавке нужные нам вещи. Мне же никакие прокладки и зубные щетки в голову не лезли.

– Не могла Маша убить Валю, потому что ее не было на даче в тот вечер, – твердила я.

– Откуда ты это знаешь? – спокойно спросила у меня Катька. – Среди гостей ее не было, не спорю. Но кто ей мог помешать незаметно пробраться в дом?

– Хотя бы Вельзевул! – воскликнула я. – Он же все время бегал по двору.

– Собаку можно было прикормить, и вообще Вельзи как сторож не очень-то себя оправдывает, – говорила Катька, пока продавщица выбивала нам чек на наши покупки. – И потом я не верю, что Маша никогда раньше не бывала на даче у мужа. У них же до недавнего времени был общий ребенок. Она должна была его навещать. Да по словам ее друзей, она его и навещала. Но даже если она и не навещала Котю на даче у его отца, то Вельзевул жил у Вали уже больше десяти лет. А Маша ушла от мужа только семь или восемь лет назад. Так что Вельзевула Валя с Машей купили еще вместе. И пес должен был помнить свою прежнюю хозяйку.

– Да, – затаив дыхание кивнула я. – Тогда он мог пропустить ее в дом. Нужно будет разузнать, бывала ли Маша на даче у своего мужа.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное