Дарья Калинина.

Мираж в обручальном кольце

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ларочка, выходит, тринадцатая гостья, – с усмешкой сказал Петр. – Тринадцатый гость в доме всегда к беде.

Нет, не даром мне этот Петя сразу не понравился. Надо же, какой бестактный тип! Ляпнуть такое!

– Петя, – ласково сказала ему жена. – Замолчи. Глупо верить во всю эту ерунду.

– А что такого? – принялся оправдываться глупый Петя. – Во всех романах, если за столом тринадцать человек, то кого-нибудь обязательно убьют.

После его слов мне лично стало ясно, что, если в этой компании кто и тринадцатый лишний, так это явно сам Петр.

– Никого не убьют, – твердо сказала Галина. – Что за чушь? Это все глупые суеверия. Все эти бабы с пустыми ведрами, горбуны, приносящие богатство, черные кошки, приносящие беды, – современному человеку недостойно верить в эти приметы. Я в них никогда не верила, не верю и не поверю.

– Даже если нас всех тут перережут? – спросил у нее муж. – Включая меня?

– А что там на горячее будет? – внезапно спросила Настя у Сени.

И хотя ее вопрос в другое время показался бы не совсем приличным, но сейчас все с благодарностью посмотрели на девушку. Своим вопросом она разрядила обстановку. И все с живостью принялись строить догадки, что там такое мог изобрести Сеня.

– Морил нас голодом почти до девяти вечера, – заметил Боря. – Я вообще в это время уже спать всегда ложусь.

На горячее подали сразу три блюда. Во-первых, было тушеное мясо в томатном соусе с белой фасолью. Такое острое, что после него хотелось выпить целый бочонок. Традиционное мексиканское блюдо, как заверил нас Сеня. Во-вторых, был запеченный поросенок со сметаной и хреном. Поросенок вообще был выше всяких похвал. А в-третьих, изумительная отварная севрюга с соусом из мелко порубленной кинзы и белого вина. Рыба хоть и была приготовлена специально для Бориса, который ничего жирного и острого есть не мог, но пришлась по душе всем. Впрочем, как и поросенок, и тушеное мясо.

Наконец-то все гости наелись и пришли в хорошее расположение духа. Больше не было слышно пикировок. Напротив, все были настроены благостно и благожелательно по отношению друг к другу.

– Предлагаю перед десертом сделать перерыв, – сказал Валя. – Мы ведь никуда не спешим. У нас вся ночь впереди. Деваться отсюда все равно некуда.

– Что ты имеешь в виду? – оторопев, спросила у него Галина.

– Разве я вам не говорил? С наступлением ночи из лесу выходит оборотень, – таинственно понизив голос, сказал Валя.

– Тьфу, дурак! – рассмеялась Галина. – Вечно ты меня разыграваешь!

Остальные гости тоже рассмеялись. Настроение у всех было прекрасное. Кто-то включил музыку. И гости принялись танцевать. Меня пригласил Алекс, а Веня танцевал с Ларой. Катьки в комнате не было, но я за нее не беспокоилась. Я видела, как она схватила телефонную трубку и скрылась в соседней комнате.

– Ну как? – спросила я у нее, когда она вернулась.

Катька молча покачала головой.

– Не дозвониться, – сказала она. – Просто мистика какая-то.

Поневоле начинаю думать, что они специально решили от нас избавиться.

– Тогда мы с тобой не прогадали, – усмехнулась я. – Тут гораздо веселей, чем сидеть в лесу, слушать ветер и ждать, когда наши парни убедятся, что грибов в этом году уже не будет.

Катька взглянула на дело с моей точки зрения и признала, что я права. И тут же пошла танцевать с Веней, который явно обрадовался, увидев ее. Алекс не отставал от меня ни на минуту. Вскоре мы танцевали только вчетвером. Вниманием Лары полностью завладела Галина. А Петр о чем-то беседовал с Валей. Сеня отдавал последние распоряжения на кухне.

– Ты удивительно похожа на мою маму, – внезапно услышала я шепот Алекса. – Я мечтаю познакомить тебя с ней.

Сначала я испугалась. Но, сделав скидку на количество выпитого парнем за ужином, я смекнула, что до завтра он может еще и забыть о своем предложении. Поэтому лишь смущенно захихикала, делая вид, что страшно польщена. Кажется, Алекс воспринял мое идиотское хихиканье за согласие. Потому что закружил в каком-то совершенно диком ритме, не обращая внимания на то, что музыка давно смолкла.

В ожидании десерта, который запаздывал, гости расползлись по всему дому. Катьку мы нашли в обществе Вени, который шептал ей на ушко какие-то комплименты. И Катька была вовсе не против. Я ее отлично понимала. Приятно услышать про себя что-то новенькое после того, как тебе в течение полугода вдалбливают в голову, что ногти у тебя постоянно грязные, пятки неухоженные, волосы секутся, одеваться ты не умеешь, и вообще вкуса у тебя нет. А именно столько и такими методами Катькин Прапор пытался сделать из нее идеальную, по его понятиям, женщину.

– Ты собираешься тут прохлаждаться или работать? – неожиданно услышала я у себя за спиной злобный голос, в котором с трудом узнала голос нашего хозяина. – Я тебя не для того пригласил, чтобы ты литрами жрал мой коньяк.

Я оглянулась. Хозяин явно обращался к Сене. Повар пробормотал что-то в оправдание и ретировался на кухню. После этой сцены наш с Алексом интерес к танцам как-то угас, а на душе у меня стало противненько-препротивненько. Машинально мы еще немного потанцевали, а потом тоже пошли осматривать дом.

– Сеня готовит что-то экстраординарное, – сообщил нам Толя, которого мы встретили в холле, где он разглядывал картины. – Что-то с пламенем.

– Как бы он не устроил пожар, – заволновалась я. – За ужином он выпил довольно много.

– Да все нализались, – заржал Алекс.

Внезапно раздался громкий женский крик. Затем визг. И наконец все стихло.

– Что это было? – шепотом спросила я. – Кто кричал?

– Не знаю, – тоже почему-то шепотом ответил Толя.

– Важней знать, где это кричали, – авторитетно заявил Алекс. – По-моему, это где-то в той части дома.

И он указал направо. Мы втроем помчались туда. По дороге к нам присоединились Катя с Веней, которые тоже слышали шум. И Борис с Мишей.

– Это точно было в той стороне, – возбужденно говорил Миша.

В той стороне была кухня. Но в кухне находился Сеня, который тоже слышал женский вопль и не понимал, откуда он исходил. За кухней была столовая, где мы все ужинали. И вбежав в нее, мы снова услышали истошный женский визг. Мы бросились на него. И вскоре оказались возле той самой крутой винтовой лестницы, по которой мы с Катькой не отважились спуститься вниз.

Возле лестницы стояла Настя и истошно визжала. А возле ее ног лежал Валя. Его руки были вывернуты под каким-то неестественным углом. А из-под головы уже натекла приличная лужа крови. При виде подмоги Настя прекратила визжать. И бросилась в объятия Толи.

– Я вышла из туалета и наткнулась на него. Наверное, он упал с лестницы, – всхлипывая, объяснила она нам. – Как вы думаете, он очень пострадал? Он ведь был сильно пьян. Он жив? Как вы думаете?

Алекс уже опустился на колени и принялся прослушивать пульс у Вали. Через некоторое время лицо Алекса приняло хмурое выражение. Он поднял веко на левом глазу Вали и обречено покачал головой. Лично мне при виде струйки крови, которая текла из угла рта Вали, сразу стало ясно, что перед нами не жилец.

– Мертв? – шепотом, словно не веря в случившееся, спросил у него Толя.

Алекс подавленно кивнул.

– О господи! – прошептал Сеня. – Сколько раз я ему говорил, чтобы он не пользовался этой чертовой лестницей. На ней и трезвому легко свалиться. А когда человек пьян, так что и говорить.

– Что ты тут делала? – обратился к Насте Толя. – Я искал тебя повсюду.

– Я была в туалете, – сказала Настя, показывая на дверь напротив лестницы. – А когда вышла, то увидела возле лестницы Валю.

– А какой-нибудь шум ты слышала? – спросила я у Насти.

– Нет, – пожала плечами Настя. – У меня вода текла.

Я подозрительно посмотрела на нее. Если Валя свалился с лестницы, то шуму должно было быть предостаточно. Да и стены должны были затрястись, пока он катился по ступеням. Но тем не менее никто в доме ничего не слышал до тех пор, пока не заверещала Настя.

– Валя, должно быть, даже не успел закричать, – сказал Миша. – Не успел, бедняга, понять, что произошло. А уже был мертв.

– Настенька, бедная моя, ты, должно быть, жутко испугалась, обнаружив его, – обнял покрепче свою подругу Толя. – Скажи, а ты точно ничего не слышала?

– Ничего, – пробормотала Настя, пряча лицо у него на груди.

Я не стала настаивать на своем мнении. Отведя Катьку в сторону, я сказала:

– Голову дам на отсечение, что Настя что-то должна была слышать. Хоть у нее там водопад воды лейся, но шум падения она должна была слышать. Мы-то его не слышали, но ведь Настя находилась ближе всех к месту трагедии. И вообще, я не понимаю, как Валя, даже пьяный, мог скатиться по лестнице. У нее же масса перил и всяких там балясин, чтобы за них уцепиться.

– И что ты хочешь этим сказать? – спросила у меня Катюха.

– Пойдем осмотрим верхнюю часть лестницы, – предложила я.

Знала бы я, чем в конечном итоге закончится этот осмотр, никогда в жизни не пошла бы туда. И что у меня за страсть гадить самой себе. Но, как говорится, знать бы, где упадешь, соломки бы подстелил. Поэтому мы с Катькой, не подозревая о последствиях наших действий, поднялись на второй этаж по центральной лестнице. Прошли по коридору к винтовой лесенке. И принялись осматривать перила. С перилами все было в полном порядке. Никаких подозрительных зазубрин или царапин на них не было. Даже пятен крови нам не удалось обнаружить на ступенях. Мы прошлись по всей лесенке и снова очутились внизу.

– С лестницей полный порядок, – сказала я. – Она вся в целости и сохранности. Никаких повреждений.

– Должно быть, ваш друг был человеком очень аккуратным, – сказала Катька. – Нигде ни пятнышка крови. Не представляю, как он умудрился свалиться с нее и ничего на ней не повредить.

– Сейчас приедут врачи, – сказал нам Толя. – И милиция. Так полагается. Я их сам вызвал.

Мы с Катькой отошли в сторону и принялись держать совет.

– До утра нам придется остаться в этом доме, – сказала я. – Разве что милиция или «Скорая» согласится подбросить нас до города.

– Б-р-р! – поежилась Катька. – В труповозке ни за что не поедем. Рассчитывать можно только на ментов.

И как выяснилось впоследствии, ее слова оказались пророческими. Первыми приехали менты. Оба молодые. Никак не старше тридцати лет. Один высокий и тощий, а второй тоже тощий, но маленький. Они осмотрели место трагедии и переглянулись между собой. После этого один из них пошел вызывать экспертов. А второй, маленький, остался дежурить возле трупа.

– Кто нашел тело? – спросил он у нас.

– Вот она, – кивнула Галина на Настю.

– Вы его не трогали? – спросил мент у Насти.

– Боже упаси! – воскликнула девушка. – Я как кровь увидала, так мне чуть плохо не стало. Я с детства крови боюсь до ужаса.

– Я его трогал, – внезапно сказал Алекс. – Пульс щупал и зрачок посмотрел.

– Вы врач? – спросил мент.

– Почему? – пожал плечами Алекс. – Вовсе нет. По-моему, такие элементарные вещи знают абсолютно все.

– Знают все, применяют в экстренных ситуациях далеко не все, – многозначительно сказал мент.

Мы с Катькой переглянулись, недоумевая, что парень хочет сказать этими словами. Но тут вернулся второй мент и сказал, что эксперты уже выехали. Будут через час, если дороги позволят.

– При чем тут эксперты? – вмешался в их разговор Веня. – С нашим другом случился несчастный случай. Это и слепому понятно. Он был пьян и упал с лестницы.

– Вы тут в гостях? – спросил у него вместо ответа мент. – А остальные?

– И я, и все остальные, кто находится в доме, мы все были приглашены на сегодняшний вечер, – сказал Веня. – Так зачем же вызывать экспертов?

Менты помялись, но наконец высокий мент нехотя произнес:

– У нас в Рощинском отделении милиции имеется заявление хозяина этого дома гражданина Валентина Суворина о том, что сегодня вечером его попытается убить кто-то из гостей. Кто-то из тех, кого он пригласил к себе на выходные на дачу.

– Заявление?! – пораженно переспросил Боря. – Когда же он вам его сделал?

– Всего пару часов назад, – ответил мент. – По тому самому номеру телефона, по которому вы сами вызвали нас.

– Да, – немного растерянно признался Толя, – действительно, номер милиции был написан у Вали на блокноте, который лежал возле телефонного аппарата. По этому номеру я и вызвал милицию.

– Валя позвонил вам по телефону и сказал, что его собираются убить? – удивился Алекс. – Но это, простите, нелепо.

– Нелепо или лепо, а теперь мы имеем труп с проломленным черепом и должны выяснить, кто же из присутствующих в доме гостей помог гражданину Суворину отправиться на тот свет.

– Валя был сильно пьян уже с шести вечера, – произнесла наконец Галина. – Должно быть, это была шутка.

Мент промолчал. Мы все тоже подавленно молчали. Хуже всего чувствовали себя мы с Катериной. Теперь, думала я, менты начнут трепать нас, как утка червяка. Да и Ларе, чье появление тоже очень подозрительно, достанется.

– Здорово мы с тобой влипли, – прошептала я Катюхе. – И, судя по всему, надолго.

– Ничего не надолго, – оптимистично заявила моя подруга. – Мы Валентина и знать не знали. Сегодня только и встретились. Случайно. Если его хотели убить, то при чем тут мы? Вот увидишь, нас отпустят уже через пару часов. И до города довезут.

Я только скривилась от такой наивности.

– У меня дядя в милиции работает, – продолжала распространяться Катька. – И брат тоже в криминалистической лаборатории работает. Менты очень даже славные люди, можешь мне поверить.

– Эти твои родственники они, может быть, дома и славные, – сказала я ей. – А на работе они совсем другие. Поверь моему опыту.

В ожидании экспертов менты согнали всех гостей в столовую, куда так и не был подан десерт, и приступили к допросу. Для допроса они вызывали нас всех поодиночке в кухню. В целом ментов интересовало лишь одно, кто где был в тот момент, когда раздался крик Насти. И слышал ли кто-нибудь грохот падения тела с лестницы.

Затем допрошенный возвращался обратно в столовую к остальным гостям. И нам не составило никакого труда в результате выяснить, что грохота падения не слышал никто. И что на момент обнаружения тела Вали алиби не было у троих. У Лары. И у Миши с Борей, которые честно признались ментам, что пошли разыскивать хозяина дома, так как Борису понадобилось лекарство от изжоги, которая разыгралась у него от съеденного угощения.

Несколько сомнительно было также алиби Галины и ее мужа Петра. Так как они заявили, что вместе любовались звездным небом. И даже Настиного крика толком не слышали. Вернулись к остальным лишь для того, чтобы проверить, все ли в порядке. Сеня был в кухне, но не в обществе своих поварят, а в гордом одиночестве. Мы с Катькой были вместе с Толей, Веней и Алексом. То есть наше алиби было почти стопроцентным.

– Если вы знаете, что больны, то почему не возите лекарство с собой? – спросила у Бориса Катька.

– Я забыл свое лекарство дома, – раздраженно ответил тот. – Да и знал, что у Вали тоже проблемы со здоровьем. И у него всегда в доме полно лекарств на все случаи жизни. Нужно было только найти либо их, либо Валю. Я послал Мишку осмотреть левую часть дом, а сам взялся за правую.

– Но Валю вы не нашли? – спросила у него дотошная Катька.

– Разумеется, нет, – еще более зло ответил Борис и отошел, давая понять, что отвечать на вопросы всяких выскочек он не намерен.

– А ты, Лара, где была? – спросила у девушки Галина.

– В комнате рядом с холлом, – ответила та. – Там стоит отличный диван. А у меня сегодня выдался тяжелый день. Вот я и прилегла отдохнуть перед десертом.

– Ты лжешь! – воскликнул Толя. – Я был в холле и проходил через ту комнату, а тебя там не было.

– Была, – возразила Лара. – И я даже слышала, как вы потом ссорились с Настей. После чего она вся в слезах убежала. Может быть, еще скажете, что и этого не было?

Судя по смущенному выражению лица Толи, Лара сказала чистую правду.

– И по какому поводу был скандал? – спросил у Толи Веня.

– Это наше личное с Настей дело! Чего ты лезешь? – возмутился Толя.

– Если менты правы и Валю действительно убили, то скоро никаких личных дел ни у кого из нас не будет. Разве что в толстых картонных папках на столе у следователя. Так что лучше тебе рассказать нам, своим друзьям, о чем спорили.

Толя молчал.

– Он меня просто приревновал, – неожиданно сказала Настя.

– Замолчи, дура! – взревел Толя.

– Приревновал? – удивился Веня. – Любопытно. И к кому? Уж не к нашему ли убитому хозяину? Внезапный приступ ревности, а Толя?

Толя молчал. Веня пристально посмотрел на Лару. И та в конце концов кивнула, опустив глаза.

– Ну и что? – завизжал Толя. – Но я не убивал Валю. У меня алиби.

– Он прав, – сказал Алекс. – Он все это время был с нами.

Неожиданно мне в голову пришла мысль, которая заставила меня похолодеть. А что, если Валю действительно убили? И труп его пролежал возле лестницы минут десять прежде, чем на него наткнулась Настя? Тогда что? Тогда все наши алиби летят ко всем чертям.

– Настя, – отвела я девушку в сторонку, – постарайся вспомнить, сколько времени ты просидела в туалете?

– Не помню я, – пожала та плечами. – Долго. А что?

– А то, когда ты входила в туалет, Вали возле лестницы еще не было?

– Нет, – покачала головой девушка. – Иначе как бы я могла его не заметить? Он ведь кистью одной руки даже задевал дверь. Я еще когда открывала дверь, подумала: что это мне снаружи мешает?

Представив себе эту картину, я мысленно содрогнулась. Но не отступила.

– Значит, трагедия произошла в то время, пока ты была в туалете, – терпеливо разъяснила я Насте.

– Почему? – вытаращилась она на меня.

Нет, определенно на некоторых природа отдыхает.

– Да потому что, когда ты вошла в туалет, Вали возле него не было. А когда вышла, то он уже там лежал. Ясно?

– Теперь ясно, – кивнула Настя. – А чего ты кричишь?

– И сколько времени ты пробыла в туалете?

– Да не помню я, – отмахнулась Настя. – Долго. Ты бы знала, что этот подонок мне наговорил.

– Толя?

– Да, он просто хам. А еще мне сказал, что я невоспитанная, что мое место в грязной канаве, что мои манеры пришлись бы как раз в публичном доме.

– Действительно, хам, – посочувствовала я девушке. – Но ведь это все неправда. На самом деле ты прекрасная женщина.

– И это он мне наговорил после того, как я целый вечер старалась и вела себя как паинька, – не успокаивалась Настя. – Я не выдержала и расплакалась. Убежала в туалет, чтобы никто не видел, как я реву.

– Ну хоть примерно ты можешь сказать, сколько ты ревела?

– Ревела я недолго, – сказала Настя. – Минут пять. Но потом мне необходимо было привести себя в порядок. Чтобы никто не заметил, что у меня глаза красные. И косметику нужно было поправить. Тушь совсем потекла. И помада размазалась.

– И сколько времени ушло на это?

– Минут десять, – прикинула Настя.

– То есть получается, что в общей сложности ты пробыла в туалете четверть часа, – подвела я итог.

После этого я начала прикидывать, за какое время до обнаружения трупа я вообще видела Валю живым. Получалось, что за полчаса. Последний раз я его видела сразу же после того, как мы встали из-за стола. Потом он куда-то ушел с Петром – мужем Галины. Потом ругал Сеню. И все, больше я его не видела. Я подошла к Катьке и шепотом поделилась с ней своими соображениями.

– Значит, мужика могли убить только в течение пятнадцати минут, – сказала Катька. – Постой, тело мы обнаружили в одиннадцать двадцать. Значит, убийство, если тут вообще имело место убийство, было совершено с одиннадцати ноль пяти до одиннадцати двадцати.

– Это точно убийство, – сказала я.

– Почему ты так думаешь?

– Ты же видела лестницу, – ответила я. – На ней нет ни капли крови. Ни на одной ступеньке, ни на одном остром углу. Обо что же тогда Валя проломил себе голову?

– Да, точно, – прошептала Катька. – Там должна была остаться кровь. Но может быть, он ударился обо что-то уже внизу? Например, об пол?

– Там лежит палас, – фыркнула я. – Разбить голову о мягкий палас невозможно.

Но на всякий случай мы с Катюхой пошли к подножию злополучной лестницы. Экспертов еще не было. Оба наших мента были заняты, беседуя с остальными гостями. Так что никто не мог нам помешать вдоволь насладиться осмотром места трагедии. Валин труп лежал тут же, целомудренно прикрытый белой простыней.

Для начала мы посмотрели вокруг тела. Мы обыскали каждый сантиметр, но пятен крови не обнаружили. Потом мы в растерянности встали возле тела и посмотрели друг на друга.

– Думаешь, стоит? – спросила у меня Катька.

– У нас нет другого выхода, – вздохнула я.

И протянула руку к простыне. Приподняв один ее угол, я осторожно заглянула туда. В общем, ничего страшного не случилось. Валя как лежал, так и продолжал лежать. Осмелев, я опустила простыню до его плеч. Валина голова лежала на боку, и нам удалось, не трогая его, рассмотреть рану на затылке. Крови из нее натекло предостаточно.

– Да, – сказала Катька. – Похоже, ты права. Это убийство.

На всякий случай мы еще раз прошлись по лестнице. Но, увы, нигде не нашлось ни пятнышка крови. Мы уселись на втором этаже на маленьком диванчике и принялись обдумывать имеющиеся в нашем распоряжении факты.

– Значит, так, Валя получил удар по голове каким-то предметом, которого тут нет, – сказала Катька. – А это значит, что либо он разбил себе голову в другом месте и кто-то с неизвестными целями перетащил его сюда. Либо кто-то проломил ему голову у лестницы и унес орудие убийства с собой. Подальше от места преступления.

– Первый твой вывод мне не нравится, – сказала я. – С какой это такой целью могли перетащить Валино тело к туалету? Чтобы попугать Настю?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное