Дарья Калинина.

Миллион под брачным ложем

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Лена вас обокрала? – дошло наконец до подруг. – А что украла?

– Много чего!

– Но все же. Перечислите, пожалуйста.

– Подвеску с цепочкой! Серьги с сапфирами. Два колечка. И вот эту сорочку, оказывается, тоже прихватила!

И снова побагровев, женщина воскликнула:

– Вот ведь дрянь какая! Я и не думала, что она на шмотки тоже позарится. Надо будет посмотреть в гардеробе, может быть, еще чего-нибудь не хватает.

Она умчалась. А подруги принялись молча отхлебывать чай.

– Платье мое украла! Сумочку! Туфли! Господи… еще платье!

Это вернулась назад хозяйка.

– Синее концертное платье сперла. Мое любимое! Пятого числа купленное. Муж мне и сорочку под него купил. Вот эту самую!

И женщина потрясла смятым кусочком шелка.

– Дрянь! Воровка! Мошенница!

И пересыпая свой рассказ бранью, обворованная хозяйка квартиры начала говорить. Если опустить все крутые эпитеты, которые женщина отпускала в адрес Елены, вырисовывалась следующая картина.

Татьяна Луговая – певица. Она не так знаменита, как Зара или группа «Блестящие», но свои почитатели у артистки имеются. Гастролировать ей приходится много. Иной раз по крупным городам, но чаще по маленьким заштатным местечкам. Именно там Татьяну Луговую любят и принимают с восторгом.

На сцене лошадинообразная физиономия Татьяны выглядит, как ни странно, привлекательно. И ее тощая костлявая фигура тоже издалека кажется даже изящной. К тому же в отличие от многих зажигающихся на небосклоне «звездочек» Татьяна Луговая имеет голос и музыкальное образование. Так что выступает без фонограммы. Одно это обстоятельство уже выгодно отличает ее от конкуренток. И позволяет вполне успешно держаться на плаву.

Однако, будучи человеком занятым, Татьяна Луговая катастрофически не успевает вести домашнее хозяйство. Муж у актрисы человек в быту неприхотливый. Но, при всей своей терпимости, он мужчина. И любит, чтобы утром в шкафу находилась чистая рубашка и пара носков к ней. Но даже такого нехитрого удовольствия он был бы лишен, не приглашай Татьяна в дом наемную прислугу.

Но с прислугой актрисе катастрофически не везет. То ей попадаются лентяйки, то неряхи, то девицы вешаются на шею к ее мужу, воображая, что в отсутствие жены им удастся занять ее место. Но муж Татьяну обожал. Кроме того, его бизнес был создан на ее деньги. И до сих пор именно она является владелицей его фирмы. Так что за свой брак Татьяна не беспокоится. Но все же наглые девицы, которые полагают, что вот так запросто могут явиться на все готовенькое и захапать то, что нажито Татьяной п?отом и постоянными «чесами» по стране, ее страшно раздражают.

Когда к Татьяне явилась очередная претендентка на должность домашней прислуги – Елена Пахомова, актриса долго сомневалась. Девица вела себя скромно, по сторонам, как бы прикидывая размеры своего будущего владения, не зыркала. Но кто знает, вдруг и она окажется дрянью? Однако у Татьяны на следующий день начинались гастроли, старую домработницу она выгнала со скандалом, а долго искать замену было уже некогда.

Вечером у нее поезд, а вернуться она должна через две недели.

Так что скрепя сердце Татьяна согласилась на Елену. Неожиданно та оказалась сокровищем, а не прислугой. Дом по возвращении хозяйка нашла в полном порядке. Прислуга всегда была вежлива с хозяевами. Готовила вкусно. Убирала аккуратно. При стирке вещи не портила. И лишнего тоже не требовала.

К тому же Елена была студенткой, что выгодно отличало ее от прежних служанок, которые никакой другой карьеры делать не собирались.

– А Лена стремилась к большему, – сказала Татьяна. – Я и сама честолюбива. Так что умею ценить это качество в других людях.

Одним словом, три месяца все шло идеально. Но около месяца назад или чуть меньше Елена внезапно и резко изменилась.

– Как сейчас помню, с чего все началось. Я посоветовала мужу купить для нужд Елены машину, чтобы девочка могла сама ездить за покупками. Муж со мной по мелочам никогда не спорит. Поехал и купил ей простенькую тачку – пятую модель «Жигулей».

Здесь надо сказать, что Татьяна считает цифру пять своим счастливым амулетом. Пятого числа каждого месяца у нее праздник. И пятнадцатого, и двадцать пятого тоже. Она даже квартиру выбрала по номеру. Пятая – значит, ее!

Но в данном случае «пятерка» обманула чаяния Татьяны. Получив машину, домработница резко изменилась. Всегда открытая, она вдруг замкнулась в себе. И частенько Татьяна ловила на себе странный, какой-то тяжелый, остановившийся взгляд прислуги. Если хозяйка в этот момент окликала Елену, та на некоторое время приходила в себя, но затем вновь погружалась в состояние ступора. Кроме того, Елене стал звонить какой-то мужчина. О том, что звонит именно мужчина, Татьяна поняла потому, что девчонка стала убегать в другую комнату и ворковать там совершенно счастливым голосом.

Одним словом, домработница влюбилась. Но любовь странным образом изменила девушку в худшую сторону.

– Она стала злой, раздражительной и неуравновешенной.

Потом Татьяна стала замечать, что теперь на хозяйство уходит куда больше денег, чем прежде. Осторожный разговор с Еленой на эту тему ни к чему хорошему не привел. Девушка разрыдалась, потом швырнула в хозяйку тарелкой, хорошо еще, не попала, и убежала из квартиры.

Лишь после ее ухода Татьяна заметила, что пропала часть ее украшений. Совсем небольшая часть, хранящаяся в шкатулке под зеркалом в прихожей. Ничего особенно ценного. Но тем не менее Татьяна разозлилась. Она вообще не терпит фальши, обмана. А тут у нее дома находилась настоящая воровка! А она ей доверяла! Можно сказать, полюбила даже!

Татьяна немедленно позвонила в агентство, которое прислало ей Елену, но там ей ничем не смогли помочь.

– Девушка иногородняя. Прописку имеет в студенческом общежитии. Можете поискать ее там.

Естественно, в общежитии Елены не нашлось. Она сама раньше рассказывала хозяйке, что снимает комнату в доме по соседству. Так что ходить на работу к ней Елене было очень удобно. Вышла, и через десять минут уже драишь полы или намываешь кастрюли в хозяйском доме.

– Но вы могли подкараулить Елену в институте.

Конечно, именно туда Татьяна и сунулась в поисках обманщицы. Но в Педагогическом университете, где училась Елена, тоже ничем не смогли помочь Татьяне.

– Девушка не посещает занятия уже неделю. Мы не знаем, где ее искать.

Татьяна и на этом не успокоилась. И отправилась в аудиторию, где сейчас занимались студенты из группы Елены. Две девушки признались, что общались с Еленой более тесно, нежели другие.

– Но дружбы мы с ней не водили.

– Ленка вообще странная. Всегда в своих мыслях. Конспект списать – это она даст. А в душу к себе не пускает.

Но в последнее время Елена переменилась. Это отметили все.

– Если бы мы не знали ее так долго, то подумали бы, что она наркоманка, – призналась одна из девушек. – На занятия приходила, но сидела, ничего не слушая. И записей больше не вела. А когда на коллоквиумах приходилось отвечать, таращилась на преподов с таким видом, словно только что с Луны свалилась.

И еще у Елены появился кавалер. Он несколько раз заезжал за ней на шикарной серебристой, словно морская чайка, машине.

– Брюнет? Рослый? Шикарный? Похож на шейха?

Да, приятель Елены был черноволосым. Но насчет сходства с шейхом Татьяна ничего внятного сказать не могла.

– Честно говоря, я больше Лену не искала. Плюнула на нее и забыла.

Но побывав в институте, она не скрыла причину своего появления. Так что на факультете теперь все знали о том, что Елена Пахомова – воровка.

– И ее сокурсникам я тоже проговорилась, – сокрушенно призналась Татьяна. – А потом жалеть начала о собственной несдержанности.

– Жалеть?

– Ну, мало ли какие причины могли быть у Лены? Мог заболеть близкий человек и срочно понадобились деньги на лечение. Она могла попасть в ситуацию, когда у нее вымогали деньги. Мало ли что могло случиться! Все-таки она проработала у нас довольно долго. И все сначала было хорошо. Неприятности начались только в последнее время.

Выплеснув свое негодование на нечестность прислуги, Татьяна ударилась в другую крайность. Начала придумывать для беглянки оправдания. И сожалеть о собственной несдержанности.

– Вот всегда я так. Сначала наброшусь на человека, наговорю ему в сердцах с три короба всяких гадостей, а потом корю себя.

Но тут взгляд Татьяны упал на шелковую сорочку, и она снова рассвирепела:

– Нет, Лена все-таки мерзавка! Я понимаю, драгоценности взяла, их всегда можно обратить в деньги. Но платье! Сорочка! Туфли! Сумочка! Их она украла, чтобы носить! Нет, и не может быть ей никаких оправданий!

– А что говорит ваш муж?

– Что он может говорить! Возмущен так же, как и я.

– Он тоже не представляет, где искать Лену?

– Не знаю, – изумилась Татьяна. – Я у него не спрашивала.

Однако интересные отношения у супругов. Жене даже в голову не пришло обратиться за помощью к мужу. Ну, конечно, если постоянно мотаться по стране, перекладывая заботы о муже на молодых и шустрых домработниц, то со временем можно потерять не только доверительные отношения с супругом, но и его самого. И никакие деньги жены не изменят этого.

– Позвоните ему, пожалуйста, – попросила Леся. – Вдруг ваш муж знает, где живет Лена.

И видя, что Татьяна колеблется, откровенно призналась:

– Очень уж в тюрьму не хочется. Пожалуйста!

Муж Татьяны звонку жены удивился. Но адрес Лены сказал. Оказывается, он несколько раз подвозил девушку до ее дома, когда она задерживалась, а на улице было уже темно и страшно.

– Это действительно в двух шагах отсюда, – слегка растерянно сказала Татьяна. – Мы живем на пятой Советской, а Лена снимала жилье на восьмой Советской. Но я с вами сегодня к ней не пойду. Боюсь не сдержаться и надавать мерзавке пощечин!


Дом Лены оказался очень старым и выглядел не лучшим образом. Зато он был окружен премиленьким палисадничком за старинной чудом сохранившейся с прежних еще времен ажурной решеткой. Вид палисадничка несколько портил уродливый ржавый бак для отходов, возле которого мирно паслись трое граждан бомжеватой наружности.

А вот лестница встретила подруг сложным ароматом кошачьей и человеческой мочи. Видимо, этот подъезд использовался всеми окрестными пьяницами и котами для отправления своей малой физиологической надобности. А может быть, даже и большой.

– Ты ступай тут осторожней. А то, не ровен час, налетим на «мину».

Ступеньки были стертыми от времени почти вполовину. Так что ступать на них следовало тоже с осторожностью. Отполированный многочисленными поколениями жильцов камень ступеней стал гладким и скользким, словно лед.

Все же подруги благополучно взобрались на третий этаж и позвонили в дверь нужной им квартиры. Такой побитой жизнью двери им давно не приходилось видеть. Дерево было буквально изъедено дверными замками. Видимо, когда-то это была вполне приличная дверь. Но годы, время и неаккуратные люди сделали свое нехорошее дело.

– Жуть какая.

– Не открывают.

Подруги позвонили еще по меньшей мере три раза, прежде чем поняли, что звонок просто не работает. Тогда они начали стучать. И дверь открыла молодая деваха с румяным, но слегка примятым ото сна лицом.

– Чего колотитесь?! – сварливо спросила она. – Если вы к Галке, ногти мазать, так ее дома нету! И не будет. Съехала она!

– Нам нужна Елена Пахомова.

– Ленка? Ее тоже нет!

И широко зевнув, девица прибавила:

– Никого нет. Одна я дома. А иначе выползла бы я вам дверь отворять? Фигушки!

– А давно Елены нету?

– Я за ней не слежу! Но вроде бы дня два уже точно не ночует.

– И вы не встревожились?

– А чего мне тревожиться? Ленка мне не дочка, не сестра и даже не подруга. Плевать я на нее хотела. Вот если Галка пропадет, тогда я загоношусь. Галка мне ногти мазюкала за полцены. А Ленка что? Мне от Ленки никакой пользы, кроме вреда, не было.

– Какого вреда?

– Деньги она у меня сперла, – пояснила девица.

– Вы уверены?

– Конечно, за руку я ее не ловила. Но она это! Факт, что она! Больше некому! Она ко мне в комнату сунулась, а потом выскочила словно заяц. И с тех пор ни ее, ни заначки своей я не видела!

Где еще искать Елену, подруги больше не знали. И заметно приуныли. Их расследование, не успев начаться, зашло в тупик.

Глава 5

Чтобы хоть немного утешиться, девушки зашли в небольшой ресторан возле дома Елены. Днем тут было совсем малолюдно. Хотя кормили очень вкусно. К тому же любителям наесться вдоволь предлагался шведский стол. Платишь триста рублей и ешь хоть до самого вечера!

Но Леся сидела на диете, а Кире не приглянулось почти ничего из тех блюд, что предлагались по шведскому счету. Поэтому Леся взяла стакан свежевыжатого апельсинового сока и мартини. А Кира кофе и булочку со взбитыми сливками, густо обсыпанную сахарной пудрой.

Как уже говорилось, в ресторане было пустынно. Поэтому все незанятые клиентами официанты и официантки сгрудились у барной стойки и возбужденно обсуждали какую-то местную сплетню. Музыки тут не было. Так что некоторое время Леся развлекалась тем, что задумчиво изучала интерьер заведения, а Кира наблюдала за официантами, поедая свою булочку.

Идея осенила ее вместе с последним лакомым кусочком.

– Эврика! – воскликнула она. – Я знаю, куда мы поедем дальше!

– Куда?

– Видимо, взбитые сливки оказали на мой мозг благое воздействие! – ликовала Кира.

– И куда поедем?

– Или это была сахарная пудра? – продолжала размышлять Кира. – Говорят, сладкое – это топливо для мозгов.

– Куда мы поедем?

– В ресторан.

– Но мы уже в ресторане, – удивилась и слегка разочаровалась Леся.

– В другой ресторан.

– В другой? В какой еще другой?

– В тот, где вы сидели с Алексом.

– Не хочу, – содрогнулась Леся, у которой о том вечере осталось не самое приятное воспоминание.

Ну, если разобраться, сам ресторан был очень даже ничего. Но ведь именно там она познакомилась с Алексом. И он втянул ее в эту жуткую историю с убийством.

– А с того ресторана все и началось. Не хочу туда возвращаться!

– Вот именно! – воскликнула Кира. – Началось! Ты правильно сказала. Поехали!

И видя, что Леся продолжает сидеть и задумчиво водить соломинкой по соку, Кира воскликнула:

– Честное слово, Леся. Такое впечатление, будто я тебя тащу бог знает куда ради одной своей прихоти.

– А зачем нам туда идти?

– Как ты не понимаешь! Там могут найтись люди, которые что-то видели. Или просто достаточно хорошо знали Алекса. И не спорь со мной! Просто делай как я скажу. И останешься на свободе!


Едва войдя в двери следующего ресторана, Леся тут же увидела знакомую физиономию. Это был тот самый хамоватый официант, обслуживающий их с Алексом столик.

– Ты уверена, что это он?

– Конечно! Его кислую физиономию я еще долго не забуду!

Официант тоже увидел Лесю. Узнал ее. И физиономия у него скисла окончательно.

– Снова салат с тунцом? – ядовито осведомился он у Леси.

И за что он ее так невзлюбил? Или она не угодила ему с выбором салата? У парня аллергия на тунца, и он злится на каждого, кто заказывает себе этот салат?

– Нам нужно поговорить!

По лицу официанта мелькнуло удивление. Но веселей оно от этого не стало. Ясно, что этот парень не ждал от жизни, и в частности от появления в ней этой клиентки, ничего хорошего. Тем не менее он кивнул Лесе и произнес:

– Слушаю.

– Ты ведь помнишь мужчину, который подсел ко мне за столик?

Сухой кивок.

– Ты знаешь, что его убили?

На этот раз кивок последовал с некоторым запозданием.

– Знаешь или нет?

– Ну, допустим, знаю.

– Откуда?

– Менты сюда приходили. Расспрашивали про вас.

– И что ты им сказал?

– Правду.

– Какую именно?

– Что вы познакомились прямо тут в ресторане у меня на глазах. Что ушли вместе. А чем занимались после, я не ведаю.

– Все правильно, – вздохнула Леся. – Скажи, а этот Алекс прежде появлялся в вашем ресторане?

На этот раз кивок последовал с еще большей заминкой. Казалось, официант вообще не собирался отвечать на него. Но в последнюю минуту почему-то передумал.

– Пару раз, – нехотя выдавил он из себя.

– Один?

– Нет, со знакомыми.

– А что за люди? Ты их знаешь?

Официант задумался.

– Вот что, – произнес он наконец, – я вам скажу, но это не для протокола. То есть если вы после меня помчитесь к ментам и передадите им то, что я вам сейчас расскажу, а они явятся ко мне за подтверждением, то я ото всего отопрусь! Ясно вам?

– Ясно, – ответили подруги, шокированные такой необычайно длинной и страстной тирадой.

Ишь, как эта амеба бесклеточная заговорила! Небось дошло дело до чего-то горяченького. Иначе этот парень так бы не волновался.

– Мы не скажем.

– Тут на втором этаже есть дискотека, – понизив голос, произнес официант. – Главным образом там тусуются малолетки. Но иногда приходят люди и посолидней. Только уже не потанцевать.

– А зачем?

– За кайфом.

– За кайфом? За наркотиками, что ли?

– И за наркотиками, и за девочками, и даже за мальчиками.

– А при чем тут Алекс?

– Те люди, с которыми сидел у нас в ресторане Алекс, как раз этими делами и занимаются.

– Снимают мальчиков и девочек?

– Не снимают! И не девочек, и не мальчиков! Вы что, не понимаете?

– Нет.

– Ну, эти ребята на дискотеке предлагают клиентам свой товар, а те приносят им за это деньги.

Подруги задумались. Они еще не до конца понимали, что хочет сказать им официант. На что он намекает? Что Алекс был постоянным клиентом? Снимал себе на ночь то мальчика, то девочку? Употреблял наркотики?

– Да не употреблял он их! – с досадой воскликнул официант. – Экие вы непонятливые! Не употреблял он их, а сам продавал! Те парни, что вертятся на дискотеке, работали на вашего Алекса! Он у них был главный. Ясно вам? Они получали наркоту от него, а потом реализовывали на дискотеке среди посетителей.

Выйдя из ресторана, Кира возмущенно воскликнула:

– Ну, молодец ты, Леся! Поздравляю!

– А что такого?

– Выбрала себе шейха, ничего не скажешь!

– О чем ты?

– Вот ведь! Выбирала, выбирала и довыбиралась!

– Ну, чего ты разозлилась?

– Надо же такое придумать! Принять наркоторговца за приличного человека!

– У него же на лбу не было написано!

– Надо чуть лучше разбираться в людях. Не маленькая уже!

В результате Леся обиженно надулась. А Кира погрузилась в мрачное молчание. Если этот Алекс имел бизнес, так сказать, с душком, то не связано ли его убийство именно с этим обстоятельством? Тогда сумочка Елены Пахомовой, да и она сама могли оказаться в номере чисто случайно. Никто ведь не видел, что именно Елена засаживала нож в спину Алексу. Это мог сделать и кто-нибудь другой. А сумочку Алекс у нее просто спер. Как сама Лена сперла ее у своей хозяйки.

Тогда кто же убил Алекса? Да кто угодно! Кто угодно из тех, кто знал, чем занимается Алекс на дискотеке.

– А что? – пробормотала себе под нос Кира. – Гостиница всего в двух шагах от дискотеки и ресторана. Если убийца Алекса засек его в ресторане, то мог проводить до гостиницы. Леся! Леся, ты меня слышишь? Ну, не дуйся! Слушай, что я тебе сейчас скажу.

– Чего?

– Сегодня вечером мы идем на дискотеку!

– Спасибо большое! Только я уже находилась.

– Нет, ты не поняла. Мы туда не танцевать идем.

– А зачем?

– Искать друзей и знакомых твоего «шейха».

– Хватит надо мной издеваться!

– И не думала даже!

– Тогда чего ты меня все время подкалываешь?

– Я тебе дело говорю. Скорешимся со знакомыми Алекса. Глядишь, кто-нибудь из них и окажется его убийцей. Тогда мы его сдадим в милицию. А сами больше по дискотекам шастать уже не будем!


Этим же вечером подруги появились на дискотеке, которую курировал покойный Алекс. Одеты они были соответствующим образом. Леся нацепила такую коротенькую и пышную бархатную юбочку, что она с трудом прикрывала ее круглую попку. Многочисленные складки и оборки с рюшечками выплясывали над ее бедрами какой-то невиданный зажигательный танец. Оборочки были оторочены крохотными металлическими колечками, которые при ходьбе позвякивали и побрякивали, словно монисто на шеях у цыганок. Грудь девушки облегал коротенький топик. В пупок был воткнут пирсинг. Все как положено!

По поводу пирсинга у подруг дома даже разгорелся небольшой спор. Дело в том, что ни одна из подруг не желала дырявить себе живот. Но при этом пирсинг в пупке смотрелся так сексуально! Выход нашелся сам собой. Вместо гвоздика была использована клеевая клипса. Раз! Полный эффект пирсинга, и никаких тебе дырок. Максимум, что останется после того, как снимешь клипсу, это небольшое покраснение, которое легко пройдет через несколько часов.

Проблема заключалась в том, что такая клипса у подруг оставалась всего одна. И теперь из-за кусочка пластика и стекляшки разгорелся форменный скандал.

– Ты цепляла себе пирсинг только позавчера. Сегодня моя очередь! – твердила Кира.

– Но ты надеваешь блузку. А она закрывает живот. Пирсинга будет не видно.

– Ну и что! Я буду время от времени сексуально потягиваться. И тогда блузка задерется и все увидят мой голый пупок!

– И сколько раз ты потянешься? Максимум два или три. И ради этого стоит цеплять пирсинг?

– Неважно, сколько, важно, как и когда.

– Ну и как? – заинтересовалась Леся. – И когда?

– Как увижу подходящего кандидата, тогда и потянусь. Вот когда!

– Может быть, ты его вовсе не увидишь!

– Да, – сникла Кира. – Гарантии тут никто мне не даст.

В результате пирсинг достался Лесе. Но Кира утешила себя, нацепив свои любимые ботфорты. Они были из малиновой лаковой кожи, с острыми носами, высоченными шпильками и доходили Кире почти до бедер. К таким ботфортам отлично подошли ее кожаные шортики. Они были точь-в-точь такого же оттенка, что и ботфорты. Под шорты Кира надела колготки в черную сеточку. А сверху на черную шелковую блузку накинула коротенький пиджачок, который шел в комплекте с шортами. Воротник у пиджака был острый, как в мужских рубашках. И в целом ансамбль смотрелся так вызывающе, что не заметить Киру мог бы разве что слепой.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное