Дарья Калинина.

Любовник для Курочки Рябы

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

Впрочем, Юлькин предел был еще далеко впереди. Из всех нас Юлька обладала самой крепкой во хмелю головой. Когда все гости уже валялись, кто под столом, кто в ванне, кто обнимал унитаз, Юлька все еще могла передвигаться, даже не цепляясь за стены. Вот и сейчас Юлька подняла на нас почти совершенно трезвые глаза и произнесла:

– Кто из вас сказал, что человек не может измениться? Ты, Мариша? Так вот, я вам скажу, что может! Может и еще как!

И, помолчав, добавила с тяжелым вздохом:

– Но только в худшую сторону. Эй, официант, еще водки! И сока.

Это был уже обнадеживающий признак. Значит, в Юльке просыпался гурман. И она уже не была согласна глушить голую водку.

– Да что случилось-то? – продолжала допытываться я. – Чем этот мерзавец так тебя расстроил?

– Он предложил мне снова жить с ним! – сказала Юлька. – Сказал, что наша встреча на этом острове – знак свыше. Что он все эти годы не переставал думать обо мне. Что я луч света в темном царстве. И, в общем, он жизни своей без меня не представляет.

– Как?! – удивилась Мариша. – А его жена?

– Вот тут и начинается Артем, – сказала Юлька. – С женой он собирался развестись. Вроде что-то говорил о том, что по разводу ему полагается если не половина ее имущества, то все равно приличная его часть. А это очень, очень много. Ксюта очень богатая женщина. У нее своя фирма по производству пиленого леса. Всякий там брус, полубрус, оцилиндрованное бревно. Вагонка разных видов. Потом еще она в прошлом году открыла кирпичный завод. Кирпичи там производят по какой-то уникальной современной технологии. Они и легче, и тепло сохраняют лучше, и дешевле. В общем, я точно не помню, потому что мне это было неинтересно. И вот от всего этого Артем хочет отхватить кусок и жить со мной.

– Надеюсь, ты Артема разочаровала? – спросила я. – Сказала ему, что ты замужем.

И, увидев, как смутилась и отвела глаза моя подруга, я ахнула.

– Ты ему не сказала? Почему?

– Ну, видишь ли, – забормотала Юлька. – Мне было интересно, насколько далеко Артем может зайти в своих ухаживаниях за мной.

– Ты просто решила ему отомстить! – рявкнула я. – Пусть он строит планы, разводится с женой, а потом в самый ответственный момент ты возьмешь и скажешь, что уже замужем и разводиться из-за какой-то мрази не собираешься.

– В общем, ты почти угадала, – кивнула Юлька. – Но не нужно думать, что я такая плохая. Я бы не стала так себя вести, но, когда Артем заговорил о своих чувствах ко мне, он вскользь упомянул про мою фирму. И тут до меня дошло, что он хочет не меня, а кусок теперь уже моего бизнеса. Сначала отхватит у Ксюты, потом у меня, потом еще у кого-нибудь… И так мне стало не по себе, что я ему ничего не рассказала про мужа, примчалась сюда и напилась.

– А что ты сказала на прощанье Артему?

– Не помню, – пожала плечами Юлька. – Пробормотала что-то о том, чтобы он поступал так, как ему подсказывают его чувства. И сбежала.

Никто из нас не знал, как себя вести в подобной ситуации.

Мы молча пили вино и думали, какие сволочи эти мужики. То есть так думали мы трое, а о чем в такой ситуации мог думать Игорь, не известно. Но должно быть он почувствовал наш настрой, потому что под каким-то благовидным предлогом смылся из нашей компании.

– Девчонки, подскажите, как мне быть? – простонала Юлька, когда мы остались исключительно в женском обществе.

Мы с Маришей с интересом посмотрели на нее.

– А в чем дело?

– Ну, я ведь замужем, – начала объяснять Юлька. – И Антошка замечательный парень. Но Артем… Я знаю, что он мерзавец, что он альфонс, что никакого будущего у нас с ним быть не может, что он обязательно меня обманет в очередной раз. Но… Но я до сих пор люблю его. Или мне это только так кажется?

– О господи! – воскликнули мы с Маришей.

Сказать, что мы были поражены, вообще ничего не сказать. Юлькин муж – Антон был воплощением мечты всякой женщины. Хорош собой, весел, обладал легким характером. И при этом он был работящ и очень, очень любил Юльку. Казалось бы, чего еще и желать. Но верно сказано: сердце женщины – загадка. И Юлька, вместо того чтобы любить своего замечательного мужа, бормочет нам что-то о своих чувствах к поганцу Артему.

– Даша, – прошептала мне на ухо Мариша, – тебе не кажется, что наступило время вызывать на остров Антона? В срочном порядке. Скажем, что его жена тяжело заболела.

– Не будем торопиться, – прошептала я в ответ. – Юлька сама поймет, какое ничтожество этот Артем. И спокойно вернется к мужу. Я уверена. Ну а если мы заметим, что Юлька слишком много времени проводит с Артемом, тогда и позвоним Антошке.

– Ты уверена, что сейчас в тебе говорит желание спасти подругу, а не забота о собственной недостроенной крыше, за которой присматривает Антон? – поинтересовалась у меня Мариша, чем очень меня обидела.

Я даже надулась и не захотела с ней больше разговаривать. Вместо этого я обратила внимание на танцующих на площадке. Их осталось всего три пары. Да и музыканты играли уже далеко не так задорно, как в начале вечера. Кроме того, к моему удивлению, на столе стояло уже два полупустых стеклянных кувшина с белым и розовым винами. И еще в одном кувшине на самом донышке плескалось немного красного вина.

– Интересно, сколько же времени мы просидели, – неожиданно встрепенулась и спросила у нас Юлька, – чтобы успеть столько выпить?

– Не думаю, что очень долго, – ответила Мариша. – Просто это вино пьется как вода.

Вскоре танцы закончились, музыканты начали убирать свои инструменты в чехлы, а фонари на площади стали тухнуть. Вина уже больше не хотелось, а хотелось прогуляться перед сном, потому что голова была довольно тяжелой, но ноги шли довольно уверенно.

Внезапно Мариша привстала и произнесла:

– К пристани причалил катер.

– Должно быть, это новые отдыхающие! – воскликнула я. – Может быть, там приехали твои знакомые из Вены. А, Мариша?

– Да, – резво вскочила со стула Мариша. – Пойдемте, девчонки. Встретим их, а заодно и прогуляемся.

Так как в этот вечер все мы надели удобную, почти спортивную обувь, то спуск по ступеням оказался нетрудным. Правда, так было только первую треть пути. Дальше фонари, которым надлежало освещать ступени, почему-то не горели. Мы с подругами остановились и с опаской посмотрели на темнеющий впереди нас отрезок пути.

– Интересно, почему не горят фонари, – спросила Мариша.

– Может быть, перегорели? – предположила я.

– Безобразие! – сказала Юлька. – Везде разгильдяйство. Ну, девочки, пойдем вперед или повернем?

– Думаю, что лучше будет встретить приехавших, – сказала Мариша.

К тому же сзади нас послышались торопливые шаги. Это портье из отеля спешил вниз, чтобы принять вещи у вновь прибывших. Он тоже на некоторое время затормозил возле темного участка спуска. Но, подумав немного, все же решился и продолжил спуск. Мы последовали за ним. Внезапно впереди нас раздался крик, шум падения, а потом все стихло.

– Что там? – шепотом спросила у меня Юлька.

– Эй! – завопила Мариша. – Вы там живы?

В ответ раздалось горестное кряхтение.

– Что с тобой? – крикнула я. – Ты упал?

Кряхтение стало громче.

– Конечно, упал! – наконец раздался голос далеко снизу. – Вы что, по шуму не слышали?

– Но ты цел? – поинтересовалась Мариша. – Мы идем к тебе!

– Осторожней! – ответил парень. – Кажется, я сломал себе руку. Какой-то идиот пролил на ступени что-то скользкое. Спускайтесь, но очень осторожно, и держитесь за перила. Я посвечу вам зажигалкой, чтобы вы видели, где я нахожусь.

И мы с подругами двинулись на маленький огонек. Несмотря на то что мы обеими руками держались за перила и наши ноги были обуты в спортивные тапочки, время от времени они поскальзывались. Наконец мы добрались до парня.

– Тут уже не скользко, – сказал он нам. – И со мной все в порядке. А вы идите вперед. Предупредите гостей, которые поднимаются с катера, что тут подниматься опасно. Пусть получше цепляются за перила и не слишком доверяют своим ногам.

– А как же ты? – не отставала от него Мариша.

– Ничего, – мужественно ответил парень. – Отлежусь до прихода помощи. Вы все равно ничем не сможете мне помочь. Сейчас самое главное, чтобы вы предупредили тех людей, которые будут подниматься по лестнице.

Мы поспешили вниз, где уже раздавались голоса прибывших на катере. В темноте и на расстоянии трудно было рассмотреть их лица, но внезапно Мариша испустила радостный вопль и кинулась к какой-то паре, чьи силуэты мы с Юлькой с трудом различали в темноте.

– Густав, Кати! – радостно гудела Мариша по-немецки. – Как я вам рада! Наконец-то вы прибыли!

– Ваши знакомые едва не опоздали, – неожиданно послышался недовольный голос парня, который управлял катером, говорил он тоже на немецком. – Могли и не успеть. Прибежали в последнюю минуту.

– Ничего подобного! – возмутился рослый мужчина, которого Мариша назвала Густавом. – Вы назначили время отплытия, и мы пришли точно к этому времени. Минута в минуту.

– Вы явились почти на полчаса поздней, – возразил владелец катера. – Нам пришлось вас ждать. Еще бы немного, и вам бы пришлось ночевать на Сицилии.

Я не очень хорошо понимала, о чем они говорят. Потому что говорили они быстро, а я давно не пользовалась немецким. Судя по Юлькиному лицу, она тоже улавливала смысл происходящего с некоторым трудом. Поэтому мы сосредоточили свое внимание на друзьях Мариши.

С первого взгляда Густав нам показался видным мужиком. Но, вглядевшись в него повнимательней, я лично решила, что ни за что не стала бы с ним связываться. Что-то неуловимо неприятное проскальзывало в чертах его лица. Но внешне Густав был хорош. Высокий рост, подтянутая фигура и даже некоторое количество волос на голове.

Кати выглядела по сравнению с Густавом похуже. Синяки под глазами и землистая бледность. Но стоило Густаву обернуться в ее сторону, как в ней словно вспыхивала лампочка. Она счастливо улыбалась, что-то щебетала и становилась почти красавицей.

Наконец мы с Юлькой мобилизовали наши познания в немецком, к тому же подорванные выпитой нами водкой и местным вином трех сортов, и произнесли фразу на немецком, которая означала, что путь наверх опасен из-за скользких ступеней.

– Что вы говорите? – тоже по-немецки спросил у нас Густав. – Я вас правильно понял? Что-то случилось со ступенями?

Мы кивнули.

– А вы русские? – поинтересовался Густав.

Мы с Юлькой снова кивнули.

– Тогда не лучше ли нам всем перейти на ваш родной язык, – предложил Густав. – Моя жена – ваша соотечественница. А я в свое время изучал русский язык. И так как с Кати мы живем вместе уже больше семи лет, то у меня было достаточно времени, чтобы попрактиковаться в русском языке.

– Очень хорошо! – обрадовалась Юлька тому, что не придется напрягать мозги. – Там, наверху, на лестнице небольшая проблема. Кто-то пролил что-то скользкое на ступени. И идти теперь нужно очень осторожно, держась за перила. Носильщик, которого послали за вашим багажом, пренебрег мерами безопасности и уже лежит со сломанной ногой или рукой. Не помню точно.

– Какой ужас! – воскликнула Кати. – Нужно оказать ему помощь.

– Кати по профессии врач, – пояснил нам Густав.

И они первыми начали подниматься по ступеням, не забывая крепко держаться за перила. За ними следовали мы. И замыкал шествие владелец катера. Впрочем, пока мы поднимались, выяснилось, что катер принадлежит отелю. И что Вока, как назвался нам парень, всего лишь работает на нем, доставляя прибывших пассажиров с Сицилии на Кьянти и обратно. За день парень делал обычно по нескольку рейсов. Смотря по тому, сколько народу должно было приплыть или, наоборот, отчалить.

– Вока – сокращенно от Владимира, так меня называли в детстве и до сих пор называют мои родители. Раньше меня это имя раздражало, а теперь привык. Бывает, что я вообще целый день свободен, – рассказывал парень Марише. – Может быть, встретимся?

Кажется, в темноте он сумел разглядеть только Маришины достоинства.

– Обязательно встретимся, – пообещала ему Мариша. – Но пока смотри лучше себе под ноги. Мне вовсе не улыбается тащить тебя до отеля на своих руках.

– А я бы не отказался, – мечтательно пробормотал парень.

– Еще бы ты отказался! – фыркнула Мариша.

И тут случилось ужасное. Нога Воки поскользнулась. И, несмотря на то что Вока держался за перила, он отлетел на ступень назад. Мы все остановились и уставились на него.

– Ты как? – спросил у парня Густав.

– Порядок, – послышался неуверенный голос. – Только плечо ушиб. А так вроде бы переломов нет.

– Двигаться можешь? – спросил его Густав.

– Могу, – ответил Вока. – Но только медленно.

– Не понимаю, – произнесла Мариша, когда стало ясно, что Вока и в самом деле избежал серьезного увечья. – Полоса скользкого камня начиналась значительно выше. Мы с подругами еще совсем недавно спускались тут совершенно спокойно.

– Та жидкость, которую пролили на камень, могла ручейком за это время сползти вниз, – сказала Кати. – И вам с подругами еще удалось обойти ее, а бедный Вока вляпался и поскользнулся.

– Нам всем необходимо быть как можно осторожней! – распорядился Густав.

И мы еще более осторожно начали подниматься наверх. Достигнув стонущего носильщика, которого, как я вспомнила, звали Димитрием или просто Димой, нам всем пришлось подумать о том, как бы его сподручней затащить наверх. О том, чтобы справиться своими силами, не могло быть и речи. Ступени так густо были намазаны чем-то скользким и жирным, что даже просто стоять на них было риском.

– Кто-то должен подняться наверх и сообщить о случившемся, – сказала Мариша. – Даша, иди ты, потому что ты самая трезвая из нас. И в отличие от Кати и Густава знаешь, куда нужно бежать за помощью. Только Кати с Густавом тоже возьми с собой.

– И не забудь сказать тем, кто явится спасать Диму, что тут для страховки нужна веревка, – сказала Юлька. – И ведро горячей воды с мылом, чтобы отмыть камни.

И я поплелась вверх. На самом деле это не было так уж трудно. Нужно было только хорошенько цепляться за веревочные перила. За мной двинулись Кати с Густавом. А Мариша, Юлька и Вока остались дежурить возле пострадавшего Димы. Остальные пассажиры, которые прибыли на этом катере, вообще решили не рисковать и вверх не подниматься. Они остались ждать, как будут разворачиваться события внизу, у катера.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Когда наконец я добралась до ровной поверхности, откуда до отеля было рукой подать, то сразу же помчалась за помощью. Отель меня встретил переполохом.

– Что? Что такое? – металась я от одной возбужденной группы к другой. – Что случилось?

Наконец мне удалось установить, что же вызвало такое возбуждение в отеле. Всему виной был Артем. Верней, не он сам, а его пропавшая супруга.

– Она собиралась сегодня пораньше лечь спать, – объяснил мне причину своего возбуждения Артем, когда я случайно наткнулась на него. – Я поднялся к себе в номер, но постель была не разобрана. И вообще никакого присутствия моей жены я не обнаружил. Она явно куда-то направилась, не заходя в номер. А сейчас уже почти одиннадцать. А Ксюта весь день жаловалась на головную боль и мечтала лечь в постель пораньше. Так где же она?

Но исчезновение Ксюты мигом отошло на второй план, когда я сообщила администрации свою новость.

– Уже две травмы? – ужаснулась Тата, девушка, которая принимала нас в тот день, когда мы с Юлькой прибыли на остров. – И кто они?

Я назвала.

– Слава богу, сотрудники, – выдохнула Тата.

И в ответ на мой недоуменный взгляд перегнулась через стойку и прошептала:

– Ты не представляешь, что бы тут началось, если бы прошел слух, что кто-то из постояльцев сломал себе хотя бы мизинец на этой лестнице. А что уж говорить, если бы случилась более серьезная травма! Все постояльцы тут же табуном ринулись бы с острова. И распустили о нашем отеле дурную славу. А это гибель для нашего бизнеса.

– Тогда нужно срочно ликвидировать этот скользкий участок, – сказала я. – Потому что внизу, у катера, осталось еще несколько новеньких. И, кажется, они отнюдь не в восторге от того, как их встречают.

– О! – снова выдохнула Тата. – Ну, ничего. Получат в номер корзину цветов и шампанское и мигом подобреют. Сейчас меня больше беспокоят те двое, которые пришли с тобой. Где они? Как бы они не начали трепать языком.

Я поискала в толпе Густава и Кати и нашла их, скромно присевшими на диванчик и с интересом прислушивающимися к общей болтовне, но никак в ней не участвующими.

– Зови их сюда, – прошептала Тата. – А я вызову Грека.

Греком они звали управляющего этим отелем. На самом деле по национальности он был никакой не грек. Папа у него был грузин, но сын почему-то упорно рос похожим на грека с древних амфор. За свое сходство с древними греками он и получил свое прозвище.

В общем, этот Грек, который до сего момента разыскивал вместе с остальными заблудившуюся на острове Ксюту, быстро переключился на новую проблему. И тут же отрядил четверых своих сотрудников, чтобы подобрать раненых, вымыть ступени и отрегулировать фонари. И самое главное, чтобы приветливо встретить вновь прибывших гостей и изобразить, будто бы ничего страшного не произошло. Так, чистая случайность. Досадная, но и только.

Должно быть, он и в самом деле был специалистом высшего класса, как уверяла Тата. Потому что за какие-нибудь четверть часа раненые Вока и Дима были доставлены в отель через черный ход, к ним поспешила Кати, которая имела понятие о скорой помощи. Сделано это было опять же незаметно для остальных посетителей, все еще толпящихся в зале.

Ступени, действительно оказавшиеся политыми каким-то маслом, были отдраены дочиста и посыпаны мелкими камешками и песком. Для безопасности. И наконец в отеле разместили трех мужчин и одну женщину, которые прибыли тем же катером, что и Кати с Густавом.

Вся компания оказалась изрядно навеселе. И все то время, пока администрация суетилась, стараясь ликвидировать неурядицу, все четверо, сидя на катере, с удовольствием попивали местное вино из большого деревянного бочонка. В результате они поднялись наверх в отель, даже не поняв, что что-то не в порядке, и лишь удивляясь, что остров, по-видимому, вулканического происхождения, так как земля под ногами буквально ходит.

Распихав пьянчуг по их комнатам согласно путевкам, Грек вздохнул с некоторым облегчением. Затем он созвал всех своих подчиненных и учинил им строгий допрос.

– Кто это сделал? – вопил он на кухне, но мы с Маришей, пробравшись из любопытства поближе, все слышали. – Кто разлил на камень масло?

Служащие молчали.

– Если никто не признается, я уволю всех, – пригрозил Грек.

И тут подал голос повар.

– Почему вы обвиняете в случившемся нас? – спросил он. – Разлить масло могли с тем же успехом и постояльцы.

– Ну да, – фыркнул Грек. – Там его было разлито не меньше десяти литров. Кто из постояльцев мог притащить на остров такую бутыль?

– Масло было взято у меня на кухне сегодня вечером, – невозмутимо сказал повар. – Отличное оливковое масло, которое я специально приберегал для салатов, было похищено.

– Почему я об этом не знал? – возмутился Грек.

– Я доложил Тате, – ответил повар.

– Тата? – обратился Грек к девушке.

– Я забыла тебе об этом рассказать, – пробормотала Тата. – Сначала тебя все время не было, потом наступило время ужина, и ты был занят, а потом случилась эта история с исчезнувшей девушкой.

– Так! – решительно махнул рукой Грек. – Мне все ясно. Кто-то украл на кухне оливковое масло и обильно полил им ступени лестницы. Теперь остается выяснить, с какой целью это было сделано? Что это было? Просто хулиганская выходка или диверсия конкурентов? Представляете, что было бы, если бы кто-то разбился на этом спуске? Нам просто чудовищно повезло, что оба пострадавших отделались легкими ушибами.

– У Димы трещина в кости голени, – тихо напомнила ему Тата.

– Это ничего, – бодро заверил ее Грек. – Он парень молодой, все отлично срастется. Поэтому я и говорю, что нам повезло.

– И к тому же оба пострадавших – служащие отеля, и дело легко замять, – ехидно поддакнула Тата.

Грек гневно на нее посмотрел, но ничего не возразил.

– В какое именно время пропало масло? – спросил у повара Грек.

– В промежутке между обедом и ужином, – ответил тот.

– А точнее?

– Точнее могу сказать, когда я заметил пропажу, – ответил повар. – Что масло пропало, я заметил, когда собрался готовить заправку к салатам, приготовленным на ужин. А это было в восемь часов вечера.

– Значит, в восемь масла на кухне уже не было, – сказал Грек. – Так, хорошо. А раньше?

– С шести до восьми бутыль с маслом тоже вряд ли кто-то мог украсть, – сказал повар. – Потому что в это время начинается приготовление ужина.

– А до этого на кухне никого не было?

Повар покачал головой.

– Хорошо, а когда ушел из кухни, после обеда, последний человек?

– Это была я, – выступила дородная женщина. – Я загрузила всю посуду в посудомойку, потом расставила ее в шкафы и ушла. Это было около половины четвертого.

– Отлично, значит, с половины четвертого до шести на кухню мог свободно зайти любой и взять, что ему приглянется, – пробормотал Грек. – В том числе и бутыль с маслом.

– Но в этом же девиз нашего отеля, который не запирает кухню и холодильник. Любой, если проголодается, может прийти и взять, что ему заблагорассудится, – сказала Тата.

– Но не десять литров оливкового масла! – возмутился Грек. – Ладно, время, когда было украдено масло, мы установили. Теперь нужно выяснить, в какое время оно было пролито.

И он выскочил из кухни в холл, где еще было полно народу, никто не расходился. Ведь поиски Ксюты еще продолжались.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное