Дарья Калинина.

Куда исчезают поклонники?

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

Упреки Смайла были справедливы. Мариша и сама стала замечать, что пыль под кроватью, диванами и за ножками кресел и шкафов приобретает совсем уж катастрофическую плотность. Про окна и вспоминать не хотелось. В этом году весной Мариша их помыла, убив на это занятие целый чудесный солнечный день. Но уже через пару недель окна снова покрылись отвратительными разводами и пятнышками от дождевых капель. И сейчас стекла выглядели так, словно их никто и не мыл с прошлого, а то и с позапрошлого года.

Мариша честно попыталась помыть пол. Но только разлила воду, уронила швабру и ударилась о крышку трюмо.

– Господи, какая уж тут уборка! – воскликнула она в сердцах.

И, отшвырнув в одну сторону швабру, в другую отпихнув ведро, она наспех переоделась и выскочила из дома. Вика жила довольно далеко, так что в пути Мариша вдоволь настоялась в городских пробках. Ее красный «Форд» был довольно массивной и внушительной машиной. Так что в пробках Мариша получила свое по полной программе. Никто не желал ей уступать дорогу, никто не обращал внимания, что за рулем сидит женщина, определенно видная и даже красивая. Всем водителям было плевать на женскую красоту, они мечтали об одном – вырваться поскорей из пробки.

После унылого дождя над городом снова сверкало солнце. И влажная земля отдавала всю накопленную ею влагу в виде испарений. Дышать было тяжело. Да еще у горизонта снова стали собираться темные тучи, предвещая новый ливень. И все водители спешили побыстрей добраться до дома.

У дома Вики было тихо. Но, поднявшись на нужный этаж, Мариша замерла, словно громом пораженная. На двери Викиной квартиры красовались бумажные пломбы с печатями. Мариша отлично знала, что означают такие пломбы. Тут произошло преступление! С Викой что-то случилось! Недаром у Мариши все из рук валилось!

И она принялась стучаться во все соседские квартиры подряд.

– Умоляю! – говорила она, надеясь, что соседи ее услышат. – Скажите, что случилось с Викой? Она жива?

Наконец дверь одной из квартир открылась, и оттуда выглянула сухонькая старушка.

– Скажите, что тут произошло?! – кинулась к ней Мариша, указывая на опечатанную дверь Викиной квартиры.

– Тише, тише! – укоризненно покачала та головой. – Дорогая моя, нельзя же так беспардонно вести себя, в самом-то деле! Люди же вокруг, а вы кричите!

– Вика жива?

– Пока жива.

– А где она?

– В больнице.

– В какой?

– Понятия не имею, – пожала плечами старушка. – Я ей не родственница, просто соседка. Но увезли ее с черепно-мозговой травмой. Так что, я думаю, где-то в хирургии.

– На нее напали?! – ахнула Мариша.

– Да. На ее квартиру был совершен налет.

Спокойствие старушки, с которым она сделала это заявление, поражало. Бывают же такие вот личности. Прямо арктический лед, а не люди! Мариша попыталась взять себя в руки. И хотя ее трясло от волнения, но голос ее звучал ровно. Старушка усилия девушки оценила. И рассказала все, что знала.

Ровным, сухим голосом. Без эмоций, но и без фантазий.

Несчастье произошло сегодня около полудня. Как раз в тот момент, когда Мариша нарезала круги по парку в поисках Вани, в квартиру к Вике позвонили. Не подозревая ни о чем плохом, девушка подошла к двери. И, как водится, спросила, кто там.

– Почта.

Вике могли написать родители, так что она не особенно удивилась. Приоткрыла дверь, оставив цепочку, и приготовилась расписаться в почтовом извещении. Но ей этого сделать не дали. Едва Вика открыла замки, как цепочка лопнула от мощного удара. Дверь треснула Вику по лбу, и девушка отлетела в угол прихожей, так и затихнув там.

Собственно говоря, это было все, что могла поведать старушка-соседка. Милицию вызвала сама Вика, когда немного пришла в себя. А уж врачей вызвали менты, видя, что Вика вся в крови и явно нуждается в медицинской помощи.

– А что этим людям было нужно?

– Грабители, – пожала плечами старушка. – Что им может быть нужно от порядочных людей? Только их деньги! Лично я во избежание всяческих казусов не ленюсь и всегда сама хожу на почту за корреспонденцией. Если бы Вика последовала моему примеру, то ничего плохого с ней бы не случилось.

Что ж, оставалось только позавидовать разумности старушки. Но, выходя из Викиного дома, Мариша недоуменно хмыкнула. Бабка что, считает, что на улице она будет в полной безопасности? Грабители могут наведаться к ней только в дом? А на улице подойти постесняются?

Выйдя из дома, Мариша увидела женщину, чье лицо показалось ей знакомым. При виде нее женщина торопливо отвернулась и быстрыми шагами скрылась за углом. Томимая непонятным предчувствием, Мариша попыталась последовать за женщиной. Но та, словно привидение, уже растворилась в густой уличной толпе.

И все же Мариша готова была поклясться, что где-то видела эти густые рыжие волосы, эти холодные глаза и острый носик. И где-то совсем недавно.

– Где же? Где?..

И тут Маришу осенило! Ну конечно! Огромный художественно оформленный фотопортрет этой женщины висел в одной из комнат квартиры Льва Илларионовича. Мариша еще тогда предположила, что это портрет его племянницы – матери Вани, – и оказалась права. Но что Варвара Сергеевна делает возле дома Вики? И откуда она вообще знает, где та живет?

– Или мне это просто почудилось?

Мариша не знала, что и думать. Варвару ли она видела возле дома Вики или просто обозналась?

– Как жалко, что я ее упустила! Надо было догнать и убедиться, она ли это!

Но так или иначе, сделанного не воротишь. К тому же у Мариши было еще одно неотложное дело. Конечно, она узнала, что случилось с Викой. Оставалось только выяснить, куда именно увезли девушку, и навестить ее в больнице.

Логично предположить, что это могли знать менты из ближайшего к дому Вики отделения. И Мариша не ошиблась.

– А как же, лично девчонке врачей вызывали. На «Скорой» ее увезли. Сказали, что рваная рана, зашить нужно.

От этих подробностей Марише снова стало не по себе.

– Где? – слабым голосом пролепетала она. – Где ее будут зашивать?

– В Мариинскую повезли. Хирурги там, говорят, хорошие.

Больницу эту Мариша знала. Да и кто не знал? Туда свозили пострадавших от уличных драк и прочих несчастных случаев. Так что хирурги там в самом деле должны были набить руку на операциях. Вот только оставаться долго в таком месте и с такими соседями Мариша бы никому не рекомендовала.

Вика нашлась уже в палате. Голова у нее была перебинтована, но девушка выглядела неплохо и даже улыбалась.

– Хирурги сказали, что шрама видно не будет! Он весь под волосами остался, – пояснила раненая.

– Господи, Вика! Как же это тебя угораздило?

– Сама не понимаю. За дверью вроде бы один человек стоял. А когда в квартиру ворвались, мама родная!

– Так ты их видела? А старуха соседка сказала, что ты сразу же, как тебя дверью двинуло, вырубилась.

– Не-а. Она просто не в курсе.

Оказалось, что удар в лоб Вику оглушил, но сознания не лишил. И она словно в замедленной съемке видела все, что происходило в ее квартире.

– Представляешь себе ситуацию! – волновалась Вика. – Вижу их, голубчиков, а поделать ничего не могу!

– И много их было?

– Три человека.

– Ого! А описать их сможешь?

– Ну, вы вообще! Что ты, что менты! Как же я их опишу, если они все в черных масках были? Фигуры здоровенные. Верней, у двоих здоровые, а у третьего так себе. Маленький и толстенький. Только этот третий, сдается мне, он самый главный и был. Тем двоим именно он указания давал.

– Что за указания?

– Где искать. Велел поторапливаться. И за мной приглядывать.

– Ты его голос не узнала?

– Нет! – изумилась Вика. – С какой стати?

– Мало ли, – задумалась Мариша. – Вдруг знакомый?

– Нет, голос был мне незнаком.

– А что им было нужно? Ты хоть поняла?

– Вот это самое интересное! – оживилась Вика. – Представляешь, им были нужны письма моего деда!

– Письма? Но откуда эти люди узнали, что письма у тебя?

– Они и не знали. Просто требовали отдать им все бумаги, которые касаются моего деда.

– А ты что?

– Сначала попыталась дурочку свалять, – хмуро призналась Вика. – Мол, все документы и бумаги в ящике, где и остальные документы. Ну, они туда сунулись, а там свидетельство о смерти и все такое про моего настоящего деда. В смысле моего деда в законе.

– И что они?

– Ох! – болезненно сморщилась Вика. – Лучше и не вспоминай.

– Нет, скажи! Что они сделали?

– Ногами меня чуток попинали.

– Чуток?

– Они так сказали. Но, знаешь, мне хватило.

И Вика, задрав ужасную казенную рубашку, щедро украшенную серыми печатями больничного учреждения, продемонстрировала Марише свое нижнее белье в кружавчиках и совершенно синий бок.

– Ужас!

– Да нет, врачи сказали, ребра целы. И внутренних повреждений нет. Между прочим, те бандиты тоже мне так сказали. Что кости целы и что они меня просто для острастки побили. Но если я не передумаю и не верну им бумаги моего настоящего деда, то я всерьез пожалею.

– И ты отдала?

– Отдала, – угрюмо кивнула Вика. – А ты на моем месте стала бы упрямиться? Или ты думаешь, что лучше сохранить письма деда, но стать инвалидом?

– Ты поступила совершенно правильно!

– А письма…

– Что письма, ты же их уже прочитала?

– Не только прочитала, но и сняла ксерокс.

– Ах ты умница! – восхитилась Мариша. – И ксерокс эти типы не нашли?

– Не-а. Они же придурки. Как увидели пачку писем, так прямо обалдели от радости. Врезали мне по башке, чтобы шума не поднимала и дала им спокойно уйти, а сами слиняли.

– Сволочи! – совершенно искренне возмутилась Мариша. – Если мы их найдем, то они здорово пожалеют о том, что сделали с тобой!

– Да уж! Найдешь их! Как же!

– Мне кажется, у меня есть мыслишка, кто мог навести их на тебя.

– Да? И кто?

– Варвара Сергеевна!

И Мариша рассказала про странную встречу возле Викиного дома. Но Вика ей не поверила.

– Да ну-у! – протянула она разочарованно. – Чушь какая-то! Зачем Варваре Сергеевне следить за мной?

– Почему бы и нет? Уверена, она ни на минуту не поверила в ту сказку, которую ты ей преподнесла про долг Льву Илларионовичу и все такое.

– Почему?

– Да потому что вы с этим Ваней похожи, словно две капли воды.

– Ты его нашла?! – обрадовалась Вика.

– Нашла. И могу тебе сразу же сказать, любой дурак, увидев вас вместе, мигом бы смекнул, что перед ним близкие родственники! А эта твоя Варвара Сергеевна, судя по всему, далеко не дура!

– Почему это она вдруг моя?

– Твоя, твоя! Дед твой, значит, и его племянница тоже твоя родственница.

– Ну… И кто она мне?

– Тетя, я думаю. Двоюродная там или троюродная. Но не важно. Едва она увидела тебя, как сразу поняла: ага! Явилась еще одна наследница! Она за тобой проследила, когда ты возвращалась обратно домой. А потом навела на тебя этих головорезов.

– Зачем?

– Если бы ты не отдала им письма или если бы их у тебя просто не было, они бы тебя запросто могли убить.

– А Варваре Сергеевне зачем это нужно?

– Вот святая простота! – воскликнула Мариша. – Ты же тоже наследница! Наверное, она опасалась, что у тебя есть какие-нибудь документы, позволяющие тебе официально требовать свою часть наследства! Понимаешь?

– Так она не хотела делиться со мной?

– Ну да! Да и кто бы захотел! Сама подумай!

– Я бы отдала, – заявила Вика. – Если все честно и по справедливости, то почему бы не поделиться?

– Это ты у нас такая щедрая! А Варвара Сергеевна из другого теста слеплена. И потом, поставь себя на ее место. Она всю жизнь в бедности прожила. Сынок у нее, прямо сказать, неудачный. Муж вообще непонятно куда делся, во всяком случае, помощи от него не было никакой и никогда. Билась баба как рыба об лед. А тут вдруг ей на голову такое богатство свалилось! Наконец-то в сытости и достатке пожить можно! И за сына теперь волноваться не надо, пусть хоть целыми днями штаны у компьютера протирает да на диване валяется. Денег все равно хватит.

– И что? За это убивать? Я бы ни за что не стала!

– Разные бывают люди, – уклончиво ответила Мариша. – Но одно я тебе твердо говорю: эта Варвара Сергеевна не так проста, как ты про нее думаешь. И что-то мне сдается, она к получению наследства Льва Илларионовича имеет куда большее отношение, чем об этом известно ее сыну. Или чем он говорит нам!

И Мариша поднялась со стула.

– И куда ты теперь? – заволновалась Вика. – К Варваре Сергеевне? За правдой?

– Пока нет. Чтобы встретиться с этой женщиной, нужно иметь хоть какие-то козыри на руках. А у нас пока нет ничего. Писем твоего деда и то теперь нет. Только копии.

Вика покраснела.

– Я так виновата!

– Глупости. Жива осталась, и прекрасно! Тебе что-нибудь принести?

– Да! – оживилась Вика. – Соку. Пить все время хочется.

– Какого?

– Кисленького. И без мякоти. Не люблю с мякотью.

Мариша тоже не любила. Никогда ведь не знаешь, что там в этой мутной мякоти плавает помимо самого фрукта. По этой же причине она с недоверием относилась к супам-пюре, к котлетам из общепита и к прочим изделиям вроде колбасы, сосисок и сарделек. Ела, конечно, но каждый раз предавалась при этом мучительным сомнениям: а что же она все-таки ест-то?

Поэтому Вике она купила два напитка. Один – яблочный сок осветленный и прозрачный. А второй был клюквенный морс, тоже вещь простая и ясная. К тому же изготовители заявляли, что их напиток самый что ни на есть экологически чистый и здоровый. Никаких консервантов или стабилизаторов. Клюква из самых сибирских болот, где про удобрения, нитраты, фосфаты и прочую гадость слыхом ни слыхивали.

Больная осталась довольна. И, с аппетитом жуя песочные печенюшки, которые Мариша принесла в комплекте с соком, заявила, что до завтра она отлично обойдется без Мариши. Та может идти и заниматься своими делами.

Глава 4

Вернувшись домой, Мариша обнаружила своего мужа, со странным видом рассматривающего брошенную возле ведра ворсистую швабру. Видимо, впопыхах Мариша перевернула ведро и сама этого не заметила. Так что на полу в центре комнаты образовалась приличная лужа. А паркет в этой луже заметно вздулся. Вот вам и хваленое европейское качество! Безобразие, а не качество!

Именно так Смайл и выразился:

– Безобразие!

– Совершенно с тобой согласна! – воскликнула Мариша. – Безобразие, какого низкого качества продукцию нам приходится приобретать по цене первоклассной! Немножко воды, а он уже весь вздулся!

Смайл кинул на нее странный взгляд и потопал на кухню, где занялся ужином. Мариша перевела дух. Ну, хоть за кухню она была спокойна. Комплекты чистой посуды еще не кончились. Честь и хвала посудомоечным машинам. Еще очень выручала стиралка и сушка.

Жаль, что в свободной продаже до сих пор не увидишь машину для мытья полов, глажки и вытирания пыли. Все это приходится делать с приложением собственных драгоценных усилий. А разве это справедливо? Жизнь человеческая и без того коротка, чтобы тратить ее еще на всякую ерунду.

Кое-как собрав воду в ведро, Мариша пошла к мужу уговаривать того не сердиться. Но муж все равно выглядел задумчивым. Котлеты у него подгорели, а соус перестоялся. А это были весьма, весьма настораживающие признаки. Значит, Смайл был в задумчивом настроении. А Мариша по опыту знала – когда мужчина начинает раздумывать и задумываться, добра точно не жди. Обязательно надумает себе какую-нибудь чушь и будет потом с ней носиться как дурак с писаной торбой.

– Ты ничего не хочешь мне сказать? – спросил Смайл у жены, когда с невкусным ужином было покончено.

Сердце Мариши тревожно замерло. Так и есть, надумал что-то! Но ни в коем случае нельзя давать ему повод для еще больших раздумий. Нельзя говорить, что Вика в больнице, а ее квартира подверглась нападению грабителей, охотящихся за бумагами ее деда.

– Нет. Все в полном порядке, – бодро соврала Мариша.

– А как Вика?

– У нее все нормально. Считает, что ее дед на самом деле ей вовсе и не дед, а чужой человек.

– А где ее настоящий дед?

– Уже умер. Вика не успела с ним повидаться.

– Грустная история.

Это все, что сказал Смайл. После этого он взял в руки мобильник, в котором была мощная карта памяти, на которой он собрал около двухсот музыкальных клипов и фильмов. Да еще целую кучу прикольных картинок как эротического, так и комического содержания. Маришу эта фигня мало интересовала. И поэтому она не стала вместе со Смайлом копаться в его мобильнике, а позвонила своему собственному деду. В Москву.

– Он старый конь, борозды не испортит, – бормотала она себе под нос.

До деда удалось дозвониться только на его мобильный.

– А-а-а! – обрадовался дед звонку внучки. – А я в Интернете сижу, эрудицию повышаю!

Нет, люди точно сошли с ума! И дался им этот Интернет! Вышли бы на улицу, поговорили с живыми людьми, куда больше было бы и пользы, и интереса. Сама Мариша Интернету не доверяла. А уж болтовня в чатах вообще была, на ее взгляд, верхом глупости. Доверяешь какой-нибудь милой девушке свои самые сокровенные секреты, а потом эта девушка оказывается здоровенным бородатым мужиком с приличными психическими отклонениями. Во всяком случае, собственный Маришин опыт пребывания в Интернете говорил именно об этом.

И надо ей было общаться с психом на протяжении почти месяца? Другого занятия не могла себе найти? Вот хотя бы даже помыть окна. Мариша кинула в сторону грязных стекол затравленный взгляд, но очень вовремя напомнила себе, что ночью окна не моют, грязи и разводов не видно. И на этом успокоилась.

– Чего звонишь-то? – поинтересовался тем временем у нее дед. – Случилось чего?

– С чего ты взял, будто бы случилось?

– А то я тебя не знаю! – усмехнулся дед. – Просто так никогда не позвонишь. Не поинтересуешься здоровьем, жив ли я еще.

Это была явная напраслина. И дед, и внучка прекрасно это знали. Просто деду нравилась эта игра, а Мариша не видела смысла, почему бы не подыграть старику. Тем более что сейчас ей в самом деле была нужна от него одна услуга.

– Ладно, дед, – засмеялась она. – На этот раз угадал. Ценю твою проницательность!

– Ну, я стреляный воробей! Меня на мякине не проведешь! Выкладывай!

– Мне надо узнать всю информацию про одного человека.

– И кто он?

– Дед моей подруги.

– Ого! И что же он натворил?

– Умер. Точней, его сбила машина. Но он был военный. Можешь про него разузнать побольше?

– Хм, диктуй фамилию, имя и отчество. А также все, что ты про него знаешь.

– Калышев, Лев Илларионович.

Потом Мариша продиктовала адрес, по которому жил Викин дед. И на этом затормозила. Больше она ничего не знала. Да, еще то, что он был военным! Но это она уже сказала.

– Этого вполне достаточно, – заверил ее дед. – Военных, которые бы на свою пенсию могли с такой роскошью обставлять свои хаты, не так уж много. Накопаем мы про вашего Льва Илларионовича, всю его подноготную узнаем.

Эти слова успокоили Маришу. Если уж ее дед за что-то брался, то доводил дело до конца. Этого достоинства у старика не отнять. И очень скоро они с Викой узнают про ее деда все. Откуда он родом, из какой семьи, где жил, воспитывался, где учился, как и где работал. Его личная жизнь, привычки и маленькие слабости тоже перестанут быть тайной. Более полного отчета не могла бы дать и родная жена о собственном муже.

Кстати, о мужьях! Смайл лежал в гостиной с таким мрачным видом, что Марише даже стало его жалко. Бедняга! Как он переживает, что у нее новое приключение. Может быть, посвятить его в детали? Но Мариша заранее знала, что он скажет. Сначала начнет бухтеть, что она его совершенно не любит, не слушает его советов, живет только своим умом и поэтому постоянно влипает в неприятности. Потом наябедничает на нее ее мамочке. И они примутся давить на Маришу уже вдвоем. Один будет ворчать, другая плакать. В результате они испортят нервы себе, ей и Вике.

А закончится все тем, что Смайл наложит строгое вето на это их расследование. Мариша, разумеется, его не послушает. Вспыхнет скандал. Смайл начнет собирать вещи, уходить из дома. Потом сменит гнев на милость, возьмет расследование на себя, отстранив от него Маришу. И это ей надо? Да ни за что! Пока что ситуация еще не стала настолько катастрофической, чтобы звать на помощь мужа.

Поэтому Мариша тихонько проскользнула в комнату и прилегла к мужу под бочок, что-то мурлыча о том, как она его любит, ценит, какой он умный, потрясающий и самый, самый лучший на свете. Но, странное дело, обычно безотказно срабатывающее средство на этот раз что-то забуксовало. Смайл продолжал хмуриться. И на все ласковые словечки Мариши не выдавил из себя ни звука, ни улыбки.

На следующий день под угрозой краха личной жизни Мариша решила всерьез заняться наведением в доме чистоты и порядка. Пусть муж видит, какая она умница и чистюля! Пусть не думает, что она совсем забросила и его самого, и их милый уютный дом. Но стоило Марише взяться за злосчастную швабру, как раздался звонок Вики.

– Мариша, приезжай! Срочно!

– А что случилось?

– Срочно!

– Понимаешь, я полы мыть затеяла, уже воду налила, а…

– Какие полы! – заорала в трубку Вика. – Тут такое… такое… Варвара Сергеевна погибла! Только что! На моих глазах!

– Господи! Как это случилось?

– Приезжай, сама увидишь!

– А ты где?

– Где я могу быть?! Ну, ты вообще! – разозлилась Вика. – В больнице, в палате, на той самой кровати, где ты меня вчера и оставила!

– А Варвара Сергеевна?

– Она тут же! Под окном!

Больше Вика не пожелала ничего объяснять. И бросила трубку. Что оставалось делать Марише в такой ситуации? Домывать полы? Вот уж большей глупости точно не придумаешь! Разумеется, она оставила все как есть. И умчалась к Вике в больницу, надеясь, что по возвращении успеет все исправить и показаться перед мужем с хорошей стороны.

Вчера перед Викиной больницей было тихо и немноголюдно. Но сегодня все изменилось. Народ активно толпился под окнами. Кто выглядел испуганным, кто был бледен, иные рыдали, а другие вытягивали шеи, чтобы получше рассмотреть нечто, скрытое от глаз Мариши толпой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное