Дарья Калинина.

Когда соблазняет женщина

(страница 4 из 21)

скачать книгу бесплатно

Но вслух Алена ничего не сказала.

– Ладно, посмотрим, – только и произнесла она. – Ты еще хочешь мне что-нибудь сказать?

– Опасайтесь их!

– Кого?

– Родственников своих! Они Сергея Юльевича со свету сжили. Теперь и за вас примутся. Поэтому и в «Дубочки» я вам ехать не советую. Но вы же упрямая, вся в своего отца.

И, сделав это замечание, Сима быстро шмыгнула прочь из зимнего сада. Она-то ушла, хорошо ей, а вот Алена осталась наедине со своими мрачными мыслями. Что же ей делать? Отказаться? Но вроде как она уже решила. И вообще, гораздо проще было уйти, когда она не увидела еще воочию предлагаемого ей богатства. А как уйдешь теперь? От «Бентли»! От личного шофера! От роскошной городской квартиры с видом на Неву и Смольный! От загородного дома, который она, кстати говоря, еще даже и не видела!

Хоть бы с кем-нибудь посоветоваться. И стоило ей так подумать, как зазвонил ее телефон. Алена глянула на «окошко» и улыбнулась. Алешка! Вот кто ей сейчас даст хороший совет и вообще подбодрит ее.

– Привет, – раздался знакомый голос любимого мужчины. – Чего звонила вчера весь вечер? Знаешь ведь, когда я с семьей, трубку взять не могу.

Роман Алены с Алексеем длился уже много лет. Отношения у них сложились стабильные. Настолько, что иной раз Алена ловила себя на мысли, что фактически является второй супругой Алеши. Так сказать, его дневной супругой. Потому что работали они рядом. Вечера проводили тоже вместе. И лишь после девяти Алексей ехал к себе домой, а Алена к себе.

– Алешка, у меня новости!

– Ну? Ты лучше скажи, чего сегодня на работу не вышла? Заболела, что ли?

Алена машинально глянула на часы. Почти час дня. Поздненько спохватился ее любимый. За целое утро про Алену и не вспомнил. Лишь когда пришел в кафе обедать, понял, что с Аленой что-то случилось. Нехорошее чувство, похожее на обиду, шевельнулось в душе у Аленки. Ведь она действительно несколько раз звонила ему вчера вечером. Мог еще утром перезвонить. А вдруг бы она действительно заболела, попала в больницу, сломала ногу?

– Апельсинок тебе привезти? – донесся до нее голос Алексея.

– Зачем? Куда?

– Ну… домой. Мамаша твоя до которого часа сегодня на работе задержится? Если ты ее уговоришь полы помыть или на рынок смотаться, так я к тебе успею после работы заскочить. Ну… Сама понимаешь.

Алена понимала. Любимому хотелось секса. Он думал, что она приболела и поэтому осталась дома. И решил приехать и утешить ее. Раньше это предложение растрогало бы Алену, но сейчас она внезапно обозлилась. Мама полы помоет. На рынок смотается. Мог бы и помочь, хоть раз отвезти маму на этот самый рынок!

Рассказывать Алексею про полученное наследство вдруг совершенно расхотелось.

– Я тебе перезвоню, – произнесла она и отключила телефон.

Теперь она звонила маме. Конечно, а кому же еще? Самый родной и доверенный человек.

– Представляю, что скажет моя мама, – вздохнула Алена, набирая номер мамы.

Реакция Ирины Руслановны была вполне предсказуемая.

Она пришла в ужас от затеи дочери.

– Плевать на эти деньги! Беги оттуда!

– Но, мама, ты же сама всегда говорила…

– Забудь! Жизнь дороже!

– Мама, я уже все решила.

– Ты не можешь так со мной поступить! Если эти люди убьют тебя, то что станет со мной? Ты подумала?

Конечно! Алена подумала.

– Все будет в порядке. Кто предупрежден, тот вооружен. Папа доверял этим людям. А я нет. Им будет трудней подпихнуть мне отравленный кусок или дать выпить глоток воды.

Ирина Руслановна внезапно затихла.

– Я так понимаю, ты уже не отступишься!

– Да, мама, – твердо произнесла Алена. – Я остаюсь!

– И я не могу быть с тобой?

– Это выглядело бы странно. Я собираюсь поселиться в доме отца. И его жена тоже будет жить там.

– Тогда жди от меня весточки и ничему не удивляйся.

И, произнеся эту загадочную фразу, Ирина Руслановна повесила трубку. Алена пожала плечами. Что там еще задумала ее мама? Примчится к адвокату и заявит, что ее дочь не может принять наследство отца, потому что на самом деле мама Сергея Юльевича обманула и дочь ее совсем от другого человека? Устроит сидячую забастовку перед «Дубочками»? Начнет планомерно уничтожать годных на роль убийцы претендентов? Мадам Кротову? Потом ее двух сыновей и дочь. А закончит отстрелом прислуги? Алена была уверена, что ради счастья дочери ее мама способна и не на такое.

Но долго ломать над этим голову Алена не могла. Впереди ее ждало сказочное богатство. И сейчас ей не терпелось сделать ревизию. А со своей мамой она поговорит потом. Она сумеет ей все правильно объяснить. Мама ее лучший друг. Она всегда понимала дочь. Поймет и на этот раз.

Глава 4

Мариша как раз входила в лифт, нагруженная пятью или шестью объемными пакетами и была озабочена лишь тем, чтобы ничего не помять и не разбить. В одном из пакетов находилась восхитительная фарфоровая статуэтка – продавщица цветов в легкой кружевной юбочке и с корзиной прелестных фиалок. Мариша облизывалась на эту статуэтку давно. Статуэтка была чудо как хороша. Но боже мой, как же дорого она стоила!

Мариша крепилась очень долго. Можно сказать, нереально долго. Месяца полтора. Но постепенно искушение стало настолько сильным, что пересилило ее желание быть благоразумной, перестать транжирить и не выбрасывать деньги на ветер. Но что прикажете делать, если статуэтка стала сниться ей по ночам? Терпеть это безобразие и дальше или сдаться на милость победителя?

Итог борьбы был очевиден. В нарядном бумажном пакете из магазина лежала та самая хорошенькая цветочница. Теперь скорее бы донести красотку до дома и поставить в ряд к другим фарфоровым фигуркам. Скорей! Тогда можно будет насладиться эффектом и хоть ненадолго почувствовать себя счастливой.

Мариша увлеклась коллекционированием фарфора сравнительно недавно. Но страсть эта захватила ее целиком. Скрутила, как опасная лихорадка. И если прежде Мариша скупала брючки, блузки, кофточки, платья или сарафаны, то теперь она покупала фарфор и чувствовала себя почти счастливой.

Почти, потому что ее дорогой и любимый муж Смайл снова отсутствовал. Мариша его не винила. Знала ведь, на что шла, выходя замуж за летчика, бродягу и непоседу. Хотя надо сказать, что, женившись, Смайл во многом пошел навстречу жене. И вел теперь, по его собственным меркам, совершенно оседлый образ жизни. Но все равно раз в месяц он обязательно отлучался на несколько дней, а то и на недельку, доставляя грузы то в Арктику, то в пески Сахары, а то и в Гималаи.

А вчера улетел с важным гуманитарным грузом в Афганистан, где до сих пор с переменным успехом велись боевые действия между враждующими группировками, а мирное население, в том числе дети и старики, питалось непонятно чем, разве что сухими камнями, потому что ничего больше на выжженной солнцем и огнем почве не росло. Ну и пробавлялись тем, что им привозили различные благотворительные организации. Много те не привозили, потому что хорошо питающиеся дети быстро росли и сами становились под ружье.

Мариша без мужа скучала и занялась коллекционированием фарфоровых безделушек. Она без устали носилась по магазинам города, выискивая новинки. А потом с чувством, которое понятно только истинным маньякам, тащила новое приобретение к себе в дом и с восторгом устанавливала среди других шедевров.

Маленькая цветочница, без всякого сомнения, должна была на некоторое время стать жемчужиной ее коллекции. И вот сейчас Мариша с трепетом предвкушала, как поставит изящную вещицу между фарфоровым трубочистом-девочкой и хорошенькой композицией из трех малышек, занятых вязанием.

– Прелесть! – шептала Мариша статуэтке почти влюбленно. – Ты моя прелесть! Я тебя обожаю.

Лифт довез ее до нужного этажа. Двери открылись. И тут случилось нечто ужасное! Мариша даже не поняла, что произошло. Но это был крах! Внезапно на нее налетело нечто огромное, громогласное и прижало к своему туловищу толстыми ручищами. Раздался хруст и сухой треск. Ах, если бы это были Маришины ребра! Она отдала бы все на свете, чтобы это были именно они, а не хрупкая девочка-цветочница.

Но это была именно она. Бедная маленькая фигурка из фарфора не выдержала соприкосновения с грубой реальностью в лице соседки Мариши – Клавдии Матвеевны!

– Клавдия Матвеевна! – ахнула Мариша, когда ощутила в своих руках уже не фигурку, а нечто хрустящее, сыпучее и осколочное. – Что же вы наделали!

– Маришенька! Где же ты была?! Я тебя с часу дня подкарауливаю!

Сейчас часы показывали пять вечера. И Мариша с досадой подумала: соседке терпения не занимать. Лучше бы делом каким занялась, чем ее караулить! И чего этой старой калоше нужно?

– У меня к тебе дело! Очень важное и конфиденциальное. Ты же помнишь мою племянницу Аленушку?

Мариша смутно припомнила, что где-то месяц назад в самом деле видела Клавдию Матвеевну, возле которой стояло маленькое тихое существо с огромными карими глазами, которое было представлено ей как Аленушка. Если все дело в этой девице, то лучше бы их и не знакомили вовсе!

Но вслух Мариша выдавила сквозь зубы:

– Помню.

– Она попала в беду! И ты должна ей помочь! Мы все на тебя надеемся!

– Мы? Я? Должна? Кому я должна?

Задавая эти вопросы, Мариша ощупывала свой сверток. Может быть, ей показалось? Может быть, все не так ужасно? Ну, подумаешь, откололась там ручка или ножка. Можно подклеить. Конечно, на жемчужину цветочница после домашней реставрации не потянет, но хоть в задние ряды ее можно будет поставить. Чтобы не видны были склеенные швы и раны.

Увы, надеждам Мариши не суждено было оправдаться. Статуэтка превратилась в груду осколков. Клеить тут было нечего.

– Господи, Клавдия Матвеевна! Что же у вас такое ужасное случилось?

– Алену нашел ее отец и оставил девочке огромное наследство! Тридцать миллионов долларов!

Вначале Мариша решила, что соседка просто свихнулась. Тридцать миллионов долларов! Надо же такое придумать. Ни Клавдия Матвеевна, ни ее Аленушка не производили впечатления богачек. Ах да! Там же нарисовался папаша. Ну и в чем тут несчастье? Наоборот, радоваться надо, что оставил деньги Алене, а не кому-нибудь еще.

– Нечему радоваться. Убить ее хотят.

– За что?

– За деньги эти огроменные!

– Кто?

– Другие наследники!

Мариша уже ничего не понимала. И поэтому задала вполне резонный вопрос:

– А при чем тут я?

– Маришенька! На вас одну вся надежда!

– На меня?

– На вас, на вас! Вы же сейчас вроде бы свободная женщина? Муж-то ваш улетел. Верно?

Оставалось только позавидовать осведомленности соседки. Но все равно Мариша не видела связи между отсутствием Смайла и наследством, которое получила племянница Клавдии Матвеевны.

– Очень даже просто! Вы должны поехать к Алене и оберегать нашу девочку, пока все не прояснится!

– Что прояснится?

– Ну, пока не будет пойман убийца!

– Какой убийца?

– Который спровадил Аленушкиного отца на тот свет.

Час от часу не легче! Еще и отец умер не своей смертью!

– Спровадили его на тот свет! – вдохновенно продолжала свое захватывающее повествование Клавдия Матвеевна. – Убийца спровадил! А теперь он охотится и за Аленушкой.

Мариша в этот момент снова заглянула в пакет с осколками статуэтки, и у нее вырвался болезненный стон:

– Ох!

Клавдия Матвеевна моментально приняла это на свой счет и страшно обрадовалась:

– Видите, Маришечка! Вы сами видите, без вас нам не обойтись!

– Без меня? А при чем тут я?

– Ну как же! Ведь вы же детектив! Весь дом только и делает, что судачит о ваших подвигах и расследованиях!

Это стало для Мариши своего рода откровением. То есть она, конечно, не то чтобы совсем не знала, что за ее спиной соседки о ней сплетничают, но не думала, что весть о ее подвигах дошла и до родного дома. Впрочем, чего это она? Слухами, как известно, земля полнится. Неудивительно, что и Клавдия Матвеевна пронюхала. С ее-то жаждой общественной деятельности, выносливостью и хорошим слухом.

И что делать? Если Мариша откажется, то обретет в лице соседки кровного врага. А Клавдия Матвеевна была из тех людей, кто умел мстить долго и виртуозно. Если Мариша сейчас повернется и уйдет, то ее жизнь и жизнь ее мужа в этом доме превратится в ад. Так не ее ли долг защитить родное гнездо?

Ах, если бы ничего не было! Тогда Маришина любимая цветочница осталась бы цела и невредима. А сама Мариша, как она чувствовала, не оказалась бы на пороге очередного приключения.


Алена потихоньку обживала отцовский дом под Сестрорецком. Свое название «Дубочки» дом получил за аллею из молодых деревьев, которая шла от ворот к парадному входу. Вообще дом был выстроен в классическом стиле, с белыми колоннами у входа, широким каменным крыльцом и прочими атрибутами богатого поместья начала девятнадцатого века.

Оба этажа особняка были оштукатурены и покрыты светло-желтой краской. Сама Алена предпочла бы что-то более современное. Или английское. Изъеденный временем кирпич, вьющиеся растения, запущенный английский сад с узкими извилистыми дорожками, нарочито непричесанный и одновременно ухоженный.

Но ничего этого тут не было. Дом строился с учетом вкусов мадам Кротовой, а она во всем любила определенность и дисциплину. Поэтому деревья в ее саду были посажены в ряды, клумбы разбиты в строгой симметрии. И были они либо безупречно круглыми, либо квадратными, либо ромбообразными. Никакой вольницы тут не разрешалось.

Газон был тоже безупречен. Комнаты сверкали чистотой и скукой. Какие-то портреты и пейзажи на стенах, оклеенных светлыми обоями без рисунка в шашечку. Все было до ужаса похоже на музей.

– Как тут живут люди? – поразилась Алена. – Тоска-то какая!

Впрочем, пока ее встретила только челядь. С шофером и горничной Алена уже познакомилась. Раиса Михайловна, как выяснилось, была вовсе не домработницей, а кем-то больше. Фактически это она вела дом. Экономка усадьбы. Садовника и повариху Алена еще не видела. Но из этих двоих ее больше интересовала Катерина – повариха и по совместительству любовница ее отца.

Но тут же Алена вспомнила слова Симы о том, что повариха арестована по подозрению в убийстве. И поняла, что искать женщину в доме бессмысленно. Гена – садовник и муж Симы – оказался коренастым парнем с густым русым чубом, образец самой что ни на есть простецкой деревенской породы. Изъяснялся несколько косноязычно. И казался более грубой копией Игната – брата Симы. Создавалось впечатление, что Сима искала в мужья кого-то похожего на своего брата. И нашла Гену.

Самой Алене такие типы не нравились. Но она не отдавала отчет, что у него в самом деле могли быть золотые руки. И вообще в собственном доме неплохо иметь такого вот коренастого крепыша. Он и за садовника, и за плотника, и за охранника. Одним словом, нужный человек.

Еще был пес Апаш. Благородных кровей бурбуль. И числился он в доме сторожем, а проживал в будке во дворе. Ростом он был со взрослого теленка. А по уму и игривости недалеко ушел от подростка. Любой человек вызывал у пса одно лишь желание – поиграть и подурачиться. Сторож из него был никакой. В этом Алена убедилась сама, когда пес выскочил поприветствовать ее. Он крутился возле ее ног с таким идиотски счастливым видом, словно они были знакомы сто лет и по меньшей мере десять из них провели в разлуке.

После знакомства с людьми, с которыми ей в ближайшее время придется проживать под одной крышей, Алена ощутила смутное беспокойство. Все они были связаны между собой родственными узами той или иной степени крепости. Любили ли они друг друга или у них были прохладные отношения, Алена не знала. Ей было достаточно того, что прислуга происходила из одного крепко спаянного родственного клана. А она, Алена, оказалась из другого. И в одиночестве ей, откровенно говоря, тут было не очень уютно.

– Неужели мой отец не понимал, что это странно, когда все слуги между собой родня? Это ведь не известно, до чего они могут договориться. – А так Алена не сомневалась: они были хорошие работники. Дом, сад и кухня содержались в безукоризненном порядке.

Слоняясь без дела по дому, Алена поймала себя на мысли, что ей тут жутковато. В этом месте некто неизвестный убил ее отца. Отравил. Но ведь чужой в дом проникнуть незамеченным не мог. Значит, это сумел сделать кто-то из домочадцев.

Темнело. И внезапно Алене показалось, что со всех сторон на нее смотрят злые глаза. Девушке стало страшно. И, пискнув, словно полевая мышка, она прошмыгнула в свою комнату, закрылась изнутри, придвинула к двери шкаф и только после этого позволила себе отдышаться. Обвела испуганным взглядом комнату. Откуда еще может проникнуть сюда убийца? Ну конечно! Окно!

Метнувшись к окну, Алена убедилась, что оно крепко закрыто изнутри. Но все равно, как жаль, что на нем нет решеток! Заказать, что ли, завтра? Но это уже попахивает паранойей. И вообще, не будет же она сутки напролет сидеть за решеткой, словно арестант какой-то. И ей нужно есть, пить и, простите за вульгарность, отправлять естественные потребности. А значит, ей придется выходить из своей комнаты. И что? Каждый раз трястись от страха, что где-то там за углом ее подстерегает убийца?

– Отказаться, что ли, от денег? – тоскливо пробормотала Алена. – Взять пару вещиц на память и слинять. Думаю, я имею на это моральное право. Только что взять? Картины? Интересно, они ценные?

От раздумий ее отвлек телефонный звонок. Звонил Алешка.

– Так я не понял? – произнес он слегка недовольным тоном. – Мне приезжать к тебе или нет?

Только сейчас Алена спохватилась, что обещала перезвонить любимому, да так и не собралась. Как кстати, что Алешка сам про нее вспомнил.

– Приезжай! – вырвалось у нее. – Ты мне нужен!

– Еду!

– Только я не дома.

– А где?

– Тут… За городом…

– За городом? – разочарованно протянул Алексей. – Так ты что, не болеешь, что ли?

– Нет. Я здорова.

– А чего врала тогда?

– Я и не врала. Алешка, приезжай! Это недалеко. Доедешь до Сестрорецка, от развилки свернешь направо, а потом…

– Что происходит? – уже откровенно недовольно перебил ее любовник. – Ты где?

– Я тебе все объясню. Алешка, ты мне очень нужен.

– Где? В Сестрорецке в этом? Ты с ума сошла? Как я оттуда потом выберусь?

– У тебя же машина.

– Ага. А на выезде из города всегда пробки. Сейчас уже семь вечера. Я не успею вернуться домой.

Алена едва подавила в себе желание сказать: «И не возвращайся!» Но она знала, что ответит ей на это Алешка. Его семья – это нерушимый бастион. Дети нуждаются в нем. А жена без него просто пропадет. Так что он не может обмануть их. И с девяти часов вечера в будний день, а также все выходные – он принадлежит только им.

– Хорошо, тогда не приезжай, – грустно произнесла Алена.

– Ну, ясное дело. Ладно, пока! Завтра увидимся!

И Алексей бросил трубку, даже не уточнив, что же все-таки происходит у Алены. Словно его это и не интересовало вовсе. Словно Алена была посторонним человеком. Выходило, что у нее своя жизнь. А у Алешки своя. И соприкасаются они все реже и реже. Может быть, у настоящих супругов тоже так. Но Алене было все равно грустно.

Размышляя о своей личной жизни, Алена спохватилась, что все еще стоит у окна. Внезапно ей пришла в голову мысль, что так она являет изумительную мишень для снайпера. Просто удивительно, как это ее до сих пор не застрелили! Отпрыгнув от окна, Алена краем глаза заметила, что к дверям их дома подъехала ярко-красная машина. Кто там еще? Кто-то из родственников? Приехали за вещами?

Алена еще не решила, как ей себя вести с бывшей хозяйкой – мадам Кротовой, а также с ее детьми. С одной стороны, теперь они ее родня. И они жили в этом доме. До сегодняшнего дня жили. Тут до сих пор лежат их вещи. И вряд ли разумно в первый же день выгонять этих людей на улицу. Но додумать Алена не успела.

– Алена Сергеевна! – услышала она голос Симы. – К вам приехали!

Кто бы это мог быть? Мама? Ну да, больше некому! Господи, как хорошо! Теперь она будет не одна! И Алена помчалась вниз.

Однако внизу ее ждала совершенно незнакомая молодая женщина. Впрочем, отчего-то ее славное круглое лицо показалось Алене знакомым. И эта густая копна натуральных светлых волос. Не крашеных, а именно натуральных. Волосы спадали на плечи пышной гривой. И придавали и без того рослой женщине поистине царственный вид. Забыть такую красоту было невозможно. Бесспорно, они с Аленой где-то виделись. Но вот где?

Между тем незнакомка повела себя более чем странно.

– Аленка! – кинулась она к ней с распростертыми объятиями. – Как я рада тебя видеть! Представляешь, встретила сегодня твою тетю, она и объяснила, как тебя найти.

– Тетя?..

– Ну да! – жизнерадостно подтвердила эта особа, оглядываясь по сторонам. – Твоя тетя – тетя Клава.

– Ах тетя Клава!

Внезапно Алена вспомнила, где видела эту женщину. Это же соседка тети Клавы. Кажется, Мариша! Что-то такое шевельнулось в мозгу у Алены, когда она пыталась понять, что делает эта женщина в ее новом доме. И зачем тетя Клава прислала ее сюда.

– Ты мне рада? – между тем допытывалась у нее незваная гостья. – Вижу, что рада. И это очень хорошо, потому что я намереваюсь пожить тут у тебя.

– Пожить? Но…

– Вижу, ты просто счастлива!

На аферистку эта женщина похожа не была. К тому же выглядела она достаточно обеспеченной и благополучной. Алена вспомнила, что тетка рассказывала, будто бы ее муж – летчик, редко бывает дома, но жену свою любит, и она его тоже любит. Так что ей понадобилось тут?

– Поживу у тебя денек или даже несколько деньков, – говорила между тем Мариша. – Осмотрюсь. Глядишь, и выясню, стоит тебе тут находиться или послать твоего покойного папашу вместе с его деньгами куда подальше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное