Дарья Калинина.

Когда соблазняет женщина

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

Адвокат неожиданно хлопнул в ладоши и воскликнул:

– Браво! Вот это здоровый подход к делу! Одобряю!

– Да в чем дело? – удивилась Алена. – Чему вы радуетесь? Я всего лишь сказала правду.

– Видишь ли, девочка. Дело в том, что очень многие в наше время не решаются сказать эту самую правду.

– Уж нет, извините, – заверила его Алена. – Если мне в человеке что-то не нравится, то я ему сразу же так и говорю.

– И полагаю, страдаешь за это по полной программе? – ухмыльнулся адвокат. – Люди ведь не слишком любят, когда их гладят против шерсти.

Но Алену больше беспокоила практическая сторона вопроса. Столько новых впечатлений. О чем же спросить в первую очередь?

– А почему вы сказали, что я должна кормить всех этих людей?

– Да не обязана ты! Но они думают именно так!

– Что я должна их кормить?

– А также поить и одевать, – кивнул адвокат, – оплачивать их счета и регулярно подбрасывать карманных денежек. Причем сразу же хочу тебе сказать, что аппетиты у твоих родственничков будьте нате! Покойный твой отец много раз жаловался мне, что избаловал жену и детей. А когда те выросли и обзавелись собственными семьями, груз заботы возрос еще больше. Ведь теперь приходилось содержать вдвое больше народу.

– Мои братья женаты?

– Только старший.

– Сергей? А Владимир?

– Тот пока что холост.

Как ни странно, эти слова адвоката приятно порадовали Алену. Что это с ней? Она что, влюбилась в собственного брата? Пусть они родные только наполовину, но все равно в них одна кровь. Какой кошмар!

– Но у твоего старшего брата есть ребенок. И сейчас его жена в ожидании второго отпрыска.

– И они собираются посадить и этого ребенка мне на шею? Так я против! Я собственных детей не завела, а тут чужих содержать. Вот уж фигушки!

– Все не так плохо, – поспешил успокоить ее адвокат. – Твой отец оставил тебе очень крупное состояние. Не побоюсь этого слова, одно из самых крупных в нашей стране.

– Серьезно?

– Серьезно.

– И что… что мне со всем этим богатством делать? – чуть помедлив, спросила Алена.

– Хороший вопрос, – одобрил адвокат. – Да что хочешь!

– То есть?

– Хочешь, можешь истратить. Впрочем, быстро у тебя это вряд ли получится. Слишком велика сумма. А хочешь, можешь поручить свою империю управляющему комитету. А хочешь… встанешь у руля компании сама.

– Мой отец стоял у руля сам?

– Да.

Алена замялась.

– Я не тороплю тебя с ответом, – тут же сказал адвокат. – Подумай, присмотрись, что и к чему. А там видно будет. Девочка ты умная.

– Откуда вы знаете?

– Что?

– Откуда вы знаете, что я умная?

Казалось, адвокат растерялся.

– Так сказал мне Сергей Юльевич.

– А он? Откуда он знал? Мы с отцом никогда в жизни не виделись.

– Возможно. Но когда у него появилась идея оставить все свое состояние именно тебе, он нанял детектива следить за тобой.

– За мной? Следить? За мной что, следили?

– Пожалуй, я несколько поторопился похвалить твой ум, – вздохнул адвокат. – Ну, ясное дело, если был нанят сыщик, то он за тобой следил!

– Погодите! Как это? Как это за мной следили? Да кто им разрешил?

– Ну, твой отец был человеком, которого чужое мнение мало волновало.

Раз решил, значит, правильно.

– Гад какой! – разозлилась Алена.

– Осторожней, ты говоришь о покойнике.

– Да плевать я хотела! Я этого покойника и не знала никогда! И ничего хорошего я от него не видела!

– Не видела. Исключая лишь тот факт, что этот покойник сделал тебя богаче на целых тринадцать миллионов долларов. Вот и все!

На мгновение Алене показалось, что весь мир вокруг нее остановился. Грандиозная сумма потрясла ее до самых пяток. И Алена тяжело и часто задышала, таращась на адвоката словно вынутая из воды рыба.

Глава 3

Когда Алена вновь обрела возможность управлять своей речью, она прошептала:

– Сколько, сколько, вы сказали, отец мне оставил?

– Тринадцать миллионов.

– Долларов?

– Долларов.

– Мне?

– Тебе. Наличными. А что? Пустячок, безделица.

Алена едва дышала. Господи! Какие деньжищи! Им с мамой не снилась и сотая часть!

– И это только что касается тех денег, которые лежат на текущих и целевых вкладах, – поторопился сказать адвокат. – Прибавь стоимость акций, которые в любой момент могут быть обращены в наличные. Стоимость недвижимости при этом я не учитывал.

– Что?

– Стоимость доставшейся тебе в наследство недвижимости…

– Сколько?

– Стоимость колеблется…

– Сколько?

– По самым скромным подсчетам, ты разбогатела еще на сто сорок пять миллионов.

Сто сорок пять миллионов! И тринадцать миллионов в звонкой валюте плюс акции! Она в любой момент может купить себе комнату дяди Гриши! Да что там комнату! Теперь она может купить себе любую квартиру в их городе. В Болгарии у Черного моря! В Турции! В Финляндии. Да где угодно! Во всем мире! Ура!

Стоп! У нее же уже, кажется, есть квартира! Даже целых две?

– Верно, – кивнул головой адвокат на ее вопрос. – И мои приставы проводят тебя туда. Покажут что и как. Познакомят с прислугой.

– Прислуга? У меня есть прислуга?

Но тут же Алена прикусила язык. Она ведь слышала про шофера, горничную и других. Ясное дело, что у нее есть прислуга! Целый штат прислуги! И что с ними теперь делать?

– Полагаю, что будет благоразумно на первых порах ничего не менять, – предвосхитил ее вопрос адвокат. – Чтобы впопыхах не наломать дров.

– Да. Я тоже так думаю.

– Вот и прекрасно. Значит, мы договорились? Ты берешь эти деньги?

– Что? Вы шутите? Конечно, беру!

– Тогда, думаю, я могу познакомить тебя с последним волеизъявлением твоего покойного отца.

– Волеизъя… Чего?

– Твой отец поручил мне передать тебе не только деньги.

– А что еще?

Вместо ответа адвокат вытащил из кармана конверт и отдал его Алене. В конверте лежало что-то твердое, плоское и гладкое.

– Там диск. Диск со словами твоего отца. К тебе. Прослушаешь его вместе со мной или одна?

– Одна, – вырвалось у Алены. – Вы не обидитесь?

– Разумеется, нет.

– Понимаете, вдруг он хотел там сказать мне что-то личное? – извиняющимся тоном пробормотала Алена.

– Прекрасно понимаю. И очень надеюсь, что именно так и будет. Ты можешь остаться тут. Я выйду. Стены в этом кабинете звуконепроницаемы. Так что ты будешь тут в полной безопасности.

– Хорошо.

Адвокат вышел, а Алена поспешно включила проигрыватель и сунула в него диск.

– Здравствуй, Алена, – донесся до нее уже знакомый голос. – Здравствуй, дочка. Не уверен, могу ли я называть тебя так. Полагаю, что вы с матерью сильно обижены на меня. Не стану скрывать, я поступил с вами, верней, с тобой очень жестоко. Теперь я это хорошо понимаю. Но в молодости я был куда более самоуверен. И все свои поступки оправдывал тем, что знаю, как сделать лучше. И всем остальным моим близким полагалось либо слушаться, либо уходить. Твоя мать предпочла второй вариант. И ушла.

Алена слушала, сжав кулаки. Этот голос с диска принадлежал ее отцу. Отцу, которого она давно привыкла считать мертвым. Пил – и умер. И вот теперь он говорит с ней, а она не может даже ничего ему возразить, поспорить, накричать на него. Какое издевательство!

– Не стану утверждать, что тебе повезло, – продолжал голос ее отца. – Получив эти деньги, ты одновременно обзавелась целой шайкой прихлебателей. Не воображай, пожалуйста, что тебе удастся избавиться от моей супруги или детей. Если тебе удастся сделать из них полноценные личности, то, значит, ты куда умней, хитрей и изворотливей, чем был я.

Алена хмыкнула. Будь уверен, папочка! Никто из твоих родственничков ни копейки на наряды или отдых в Куршавеле не получит. Все! Хватит! Наотдыхались! Теперь пусть осваивают профессии и идут работать. На это она им денег даст. Не совсем же она стерва. Ну а потом – гуд бай и до свидания!

– Кроме того, – продолжал говорить голос отца, – хочу тебя предупредить о том, что они не так уж безобидны. Среди них имеется человек, убивший меня. И теперь этот же человек попытается избавиться и от тебя.

Сначала Алене показалось, что она ослышалась. Но нет, голос отца продолжал:

– Я не шучу. На мои деньги нашелся какой-то охотник. И если ты слушаешь это послание, значит, он от меня сумел избавиться. Так что, девочка моя, не расслабляйся. Теперь пришел твой черед. Отомсти за своего отца и получи свои деньги. Тебе предстоит нелегкий период. Может быть, он будет тяжелей и опасней, чем все, что тебе довелось пережить до сих пор. Но ведь результат того стоит, верно?

Голос отца на диске давно умолк, а Алена все еще стояла, не в силах поверить в услышанное. Отца убили? Или ей это только послышалось? Алена еще раз прослушала запись и без сил опустилась в тяжелое кожаное кресло. Все верно! Отец русским языком сказал ей, что его убили. Но откуда он мог знать? Ведь диск он записал еще при жизни! Наверное, он догадывался, что его собираются убить. Догадывался, но не сумел ничего предпринять. Он не сумел, а Алена сумеет?

Внезапно девушку охватила самая настоящая паника. Большие деньги, большие неприятности! Лучше бы отец оставил ей тысяч сто или двести. Пусть даже рублей. И она была бы очень этим довольна. Зачем ей безумные миллионы? Она даже не представляет, что с ними делать!

И вдруг ее осенило. Отец это сделал нарочно! Он ни капли не любил ее. И ничего он не жалел свою дочь. И не было заботы в его последнем, казалось, таком шикарном жесте. Это была ловушка. Самая настоящая ловушка, в которую с размаху угодила доверчивая Алена. Отец все просчитал заранее. Он оставил эти деньги Алене, чтобы убийца начал на нее свою охоту! Отец подставил ее! Снова! Еще раз!

Все сочувствие, которое начала испытывать Алена к своему отцу, растворилось в горячей волне злости. Отец просто использовал ее!

Вначале Алене стало смертельно горько. Услышав, что по завещанию ей полагается огромная сумма, она на мгновение вообразила, что отец так поступил из любви к ней, из желания восстановить справедливость и потому, что она была хорошей, а его законные дети – нет. Но теперь Алена понимала: отец поступил так исключительно из эгоизма. Отдать все огромное наследство Алене – это был с его стороны этакий посмертный кукиш его родным и в первую очередь его убийце.

Мол, посмотри, ты меня убил, а чего ты достиг? Денежки все равно достались другому человеку. Вот и попробуй, убей и ее тоже. А я сверху посмотрю, кто кого одолеет. Развлекусь.

От бессильной злости и ярости у Алены даже слезы навернулись на глаза. И вошедший в этот момент в комнату адвокат увидел их и растрогался.

– Бедная девочка! Не плачь! Тебя так растрогало посмертное послание твоего отца?

– Чрезвычайно! – сквозь зубы прошипела Алена, больше всего мечтающая в этот момент, чтобы ее отец остался жив и она смогла бы высказать ему в лицо все то, что думает о нем. – Какой гад! Какой мерзавец! Садюга! Иезуит!

– Ты прослушала всю запись до конца?

– Да!

– Не будет ли с моей стороны бестактностью… Впрочем, что это я! Конечно, будет, но я все равно тебя спрошу. Что передал тебе твой отец?

– Велел мне найти своего убийцу!

Сказав, Алена метнула внимательный взгляд на адвоката. Тот вздрогнул, но не так сильно, как она ожидала. Похоже, факт, что ее отца убили, не был для Каца сюрпризом. Адвоката удивило другое обстоятельство.

– Отец попросил об этой услуге тебя? Не милицию, не частного сыщика, а тебя?

– Так вы знали?! – воскликнула Алена. – Это правда?

– Что твоего отца убили? Да, правда. Знал.

– Но почему мне никто не сказал об этом?!

– Наверное, не успели.

– А вы? Вы почему не сказали?

– Не знаю, – с досадой ответил Кац. – Как-то упустил из виду, что ты совсем не общалась со своим отцом при жизни. И конечно, ничего не можешь знать о том, что он погиб и как он погиб.

Но что-то в лице Каца заставило ее усомниться в его наивности. Не так-то прост этот старый Кац! Наверное, прощупывает, что Алена знает. Вот и думай после этого, что она ему понравилась! А он при этом подозревал Алену в причастности к смерти отца. А вдруг бы доченька взяла да и выдала себя, признавшись, что в курсе, как погиб ее папочка. И тогда неизбежно возник бы вопрос, а откуда она это знает? Ну, и всякие другие сопутствующие.

Тем не менее распрощались они тепло. Адвокат был нужен Алене. Она это прекрасно понимала. А мама и сама жизнь научили ее, что с полезными людьми нужно дружить. Ну а то обстоятельство, что сам адвокат не слишком доверял людям, так на то он и прожил длинную жизнь, чтобы разучиться быть наивным. Распрощавшись с адвокатом, Алена поехала «к себе» домой. Но как же все изменилось! Никакого общественного транспорта, маршруток или (невозможная в прежней жизни роскошь!) такси с шашечками. Теперь у дверей адвокатской конторы ее ждал личный шофер на «Бентли», который и повез девушку в ее новое обиталище.

По дороге Алена лихорадочно размышляла. Что же ей делать дальше? Положа руку на сердце, выбор был не так уж велик. Даже совсем мал. Либо стать богачкой и рискнуть своей молодой жизнью, либо уйти обратно в тихое прежнее существование и остаться живой, но… нищей.

– Либо пан, либо пропал, – прошептала Алена. – Ну, папочка. Ну, спасибо. Удружил!

Адвокат собирался дать ей в помощь нескольких судебных приставов, которые должны были проследить за тем, чтобы родственники Алены не чинили ей препятствий. Но затем адвокат передумал.

– Приставы с тобой не поедут, – так и заявил он Алене. – Ты поедешь одна.

– Как? Почему?

– В связи с тем, что твой отец принял решение поручить именно тебе найти своего убийцу, думаю, присутствие приставов может осложнить твою задачу.

Получалось, что вступать в права наследства Алене предстояло одной. Сейчас ее компания заключалась в шофере. Звали его Игнат. И он был крепким парнем с простым открытым лицом. Пока они ехали, Алена изучала дорогую обивку сидений, наслаждалась мягким ходом машины и музыкой, которая струилась из встроенных в палисандровые панели динамиков.

Девушка чувствовала, что и шофер ее изучает, то и дело поглядывая на нее в зеркало заднего вида.

– Следи за дорогой! – неожиданно для самой себя резко бросила Алена. – Врежемся!

Она сказала и удивилась самой себе. Что это с ней? Она никогда прежде не говорила с людьми в таком тоне. Однако шофер послушно перестал на нее пялиться. И даже буркнул:

– Извините!

Он доставил ее к небольшому элитному жилому комплексу на берегу Невы и, высаживая Алену, еще раз попытался извиниться:

– Я не хотел вас сердить. Но вы же наша новая хозяйка, вот я и подумал…

– Никакая я не хозяйка! – оборвала его Алена и уже спокойней прибавила: – Я еще ничего не решила.

– Ну, ну, – пробормотал мужик и, как показалось Алене, ей не поверил.

И вот она оказалась «у себя» дома. Все тут было чужое. Алене тут совсем не понравилось. Комнаты в стиле хай-тек, которого Алена решительно не понимала. Как тут холодно и неуютно! Вместо кружевных занавесок на окнах какие-то плоские белые полотнища. Под потолком сверкают холодным светом крохотные лампочки. Строгие прямые линии. Почти нет округлых форм. Жестко. Бело. И пусто.

Квартира была большой. Сама Алена тут бы заблудилась. Но ей помогла домработница и повариха – толстая тетка по имени Раиса Михайловна.

– А с моим сыном вы уже познакомились.

И, наткнувшись на недоумевающий взгляд Алены, поспешно пояснила:

– Игнат. Он вез вас сюда!

– Ах, вот как. Это был ваш сын!

Про себя Алена удивилась. Не стала бы она нанимать мать и сына. Ведь ясно же, что они станут воровать все, что плохо лежит. Им даже в сговор на этот счет вступать не надо. И покроют друг друга, что бы ни случилось.

– Значит, это ваш сын, – пробормотала Алена. – Хм, хм. А другие ваши родственники у меня тоже служат?

– А как же! Симочка!

– Кто это?

– Горничная ваша.

И, заметив ищущий взгляд Алены, торопливо добавила:

– Да не тут она. Чего ей тут делать? Мне и одной работы едва нашлось. Так, ерунда всякая. Пыль протереть. Посуду покрасивей расставить. Сергей Юльевич в этой квартире и не жил совсем.

– А где же он жил?

– В «Дубочках».

– Где?

– Дом вашего батюшки так называется. В Сестрорецке. Симочка там и живет. И муж ее – Гена – тоже там. Садовником, плотником и вообще… Он у нас мастер на все руки. Вы сами увидите!

Конечно, пока рано было еще делать выводы. Но вся эта семейственность Алене сильно не понравилась. Ясно, вся эта дружная семейка станет обкрадывать ее, активно и азартно покрывая друг друга. Это и ежу понятно!

Итак, в квартире Алене совершенно не понравилось. И она поспешила выйти из нее. Оказавшись на балконе, девушка замерла. Цветы она любила всегда. А тут такое огромное пространство, собственный садик.

Господи! Чем она недовольна? Какая разница, как обставлена квартира? Главное, что она у нее есть. Не об этом ли она мечтала всю свою сознательную жизнь?! Собственная квартира. И какая огромная! Какой вид из окон! Какой простор вокруг! А что дизайн дурацкий, так это можно поменять в два счета. Как говорится, были бы деньги. А они, судя по словам адвоката Каца, у нее есть в избытке.

И вот тут, стоя на застекленной террасе в зимнем саду и глядя сверху на город, Алена приняла судьбоносное решение. Она не уйдет из этой новой жизни. Не откажется от своего шанса. Она останется и попытается разобраться в том, что произошло. И она найдет убийцу своего отца. И не позволит ему уничтожить и ее следом за ним.

– Решено! Я остаюсь!

И тут же за ее спиной раздался чей-то голос:

– Вы что-то сказали?

Алена резко обернулась и увидела молоденькую девушку, почти свою ровесницу. Кажется, она видела ее в адвокатской конторе. Девушка была в числе других претендентов на деньги ее отца, теперь на ее, Аленины, деньги.

– Я – Сима, – подтвердила девушка догадку Алены.

– А ваша… твоя мама сказала, что ты в «Дубочках».

– Я пришла сюда специально.

– Специально?

– Да, хочу сказать вам, чтобы вы уходили.

– Что?! Куда?!

– Куда угодно! Возвращайтесь к своей прежней жизни! Поверьте, в какой бы бедности вы со своей мамой ни жили, это все равно лучше, чем тесный гроб.

– Ты мне угрожаешь?

– Что вы! – испугалась Сима. – Ни в коем случае! Это не я! Не я!

– А кто?

– Вы уже знаете, что вашего… что Сергея Юльевича убили?

– Да.

– А вы знаете, как это произошло?

– Ну… В общих чертах.

Адвокат действительно не просветил Алену на этот счет, сказав, что она все узнает от следователя.

– Расскажи мне!

– Его убили в «Дубочках»! Отравили! Отравили крысиным ядом. И милиция думает, что это сделали свои!

– Свои?

– Ну да! Кто-то из родственников! Или… Или даже мы – прислуга! Только это все чушь! Мы все: и я, и Игнат, и моя мама, и Гена, мой муж, – мы все Сергея Юльевича любили.

– Любили? Прямо уж так и любили?

– По крайней мере уважали. Он был хорошим хозяином. Никогда не обижал с деньгами. Не заставлял перерабатывать. И унижать нас, как другие, тоже не унижал.

– Другие? Кто другие? Его дети? Жена?

– Да. Вот та мегера, какой поискать! Лично я очень рада, что она теперь уберется из «Дубочков». Только и слышишь: Симка то, Симка се! А если что не по ней, то и выбранит, и ударить может!

– И ты терпела?!

– А что поделаешь? – философски заметила девушка. – Куда идти? Опять же деньги хорошие. Вот и терпела. Только я ведь этот разговор не к тому завела. Уходить вам надо, вот что.

– Но почему?

– Отца вашего из-за его денег убили. А теперь вы им хозяйка. Ну? И какой вывод?

Вывод напрашивался, надо сказать, очевидный. Но он был такой неприятный, что Алена предпочла о нем не думать.

– Это мы еще посмотрим, кто кого! Я еще им всем покажу! – решительно произнесла она, попутно подумав, что для начала было бы неплохо узнать, кто же этот неведомый убийца!

– Вижу, вы все уже для себя решили, – печально вздохнула Сима. – Ну что же. Дело ваше. А только я вас предупредила. И моя совесть чиста.

И Сима хотела потихоньку шмыгнуть прочь, но Алена ее задержала за руку.

– Сначала расскажи, как погиб мой отец.

– Отравился он.

– Как?

– У себя в постели отравился. Лег с вечера спать, все в порядке было. А утром я пришла его будить, а двери закрыты и тихо. Ну, взломали, а он… того… синий уже весь.

– И как убийца проник в спальню, если двери были заперты? Через окно?

– Нет. Окно тоже было закрыто.

– Тогда как же?

– Следователь обронил фразу, что вроде бы яд находился в травяном чае, который ваш отец пил каждый вечер перед сном.

– Яд?! Так все-таки это был яд? Моего отца отравили?

– Да. Этим чаем. Он и всех нас заставлял его пить. Дескать, полезно для укрепления организма.

– Все пили, а отравился он один?

– Менты сразу же за Катерину взялись – это повариха в «Дубочках». Она и чай для всех нас готовила.

– Тоже ваша родственница? – заинтересовалась Алена, чтобы прояснить ситуацию.

– Мама – ее крестная.

Алена даже не удивилась. Крестная так крестная. Хотя только крестных ей еще не хватало!

– И что она, эта Катерина? Приготовила чай и отравила моего отца?

– Не клала Катерина хозяину яд! Она его любила. Больше других!

– Вот как?

– Ну да! Мария Леопольдовна такая дрянь! Они с Сергеем Юльевичем жили словно кошка с собакой. А Катерину хозяин действительно любил!

Только тут до Алены дошел смысл, который вкладывала Сима в глагол «любить».

– Они что, были любовниками? Твоя Катерина и мой отец?

Сима вспыхнула.

– Не говорите так о них! Он ее любил. И она его! Катерине не было нужды убивать Сергея Юльевича. И если хотите знать мое мнение, если уж кто и стал бы травить Сергея Юльевича, так это его законная жена. Только не Катерина. Потому что после его смерти она потеряла больше, чем приобрела! Хозяин ее баловал. А сейчас что?

Что же, все верно. Подарков с покойника больше не получишь. Так что вроде бы мотивы у поварихи начисто отсутствовали. Но что-то не позволяло Алене расслабиться. Во взаимоотношениях мужчины и женщины все не так просто! И особенно не просто, когда мужчина женат. А учитывая, что муж, жена и любовница мужа проживали под одной крышей и любовница вроде как находилась в подчинении у жены, то это могло создать такой могучий взрывной коктейль, что только держись!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное