Дарья Калинина.

Клубничка по-шведски

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Никто вас не задерживает, – принялся он юлить. – Какие заложники? Вы – мои гостьи.

Услышав это, Леся мигом сориентировалась:

– Гостей полагается угощать. Чаем. Горячим!

– Конечно! – оживился толстяк. – Сейчас все вместе чайку попьем. Катерина!

На этот неожиданно зычный клич в гостиной появилась полная женщина с недовольным лицом, в простом ситцевом переднике поверх такого же летнего платья.

– Чего?

– Чайку нам с девочками организуй, – велел ей толстяк. – Бутербродов там разных нарежь. Ветчинки, буженинки. Ну, ты знаешь, как я люблю.

Катерина молча кивнула. И кинув на подруг не слишком приветливый и даже презрительный взгляд, вышла. Обратно она вернулась минут через пять и уже с подносом, заставленным различной снедью. Тут была тарелочка с поджаренными до золотистого цвета пшеничными тостами. Вазочка с тремя видами джема – темно-красным клюквенным, оранжевым – апельсиновым и зеленым из киви.

Но вершиной кулинарного мастерства Катерины, бесспорно, являлись бутерброды. На круглой мягкой булочке лежал листик салата, смазанный майонезом, потом ломтик помидора и несколько кружков маринованных огурчиков. Буженина и ветчина были нарезаны так тонко, что из них получалось нечто вроде цветочного бутона или паруса. И все это великолепие сверху было украшено веточками зелени.

Сам чай был подан в огромном пузатом заварочном чайнике. В таких же сервизных чашках был уже налит напиток. Был подан крохотный сливочник, чуть побольше размером молочник и белая в серебристо-голубоватых цветочках сахарница. Все с благородной платиновой окантовкой.

– Какая красота! – не выдержала и воскликнула Леся. – Где вы купили такое чудо?

– Не я, жена где-то покупала, – рассеянно буркнул толстяк, но тут же спохватился и замолчал.

– Так вы женаты?

Но толстяк упорно молчал. Кажется, говорить о своей жене он был расположен меньше всего на свете. Случайно оговорился, бывает. А чтобы специально говорить о жене, это уж увольте.

Так что завтракали подруги в тишине. Впрочем, им было не до разговоров. Оголодав за ночь, они жадно поглощали угощение, стараясь только, чтобы это не выглядело слишком уж откровенно. Толстяк им не мешал. Сам он пил только горький чай, сдобрив его каплей молока.

Наевшись, подруги сами не заметили, как почувствовали к их хозяину нечто вроде расположения. И теперь были готовы простить ему странное «приглашение» в его дом. В конце концов, он их ничем не обидел. А напротив, напоил и накормил. Теперь они были готовы ответить на все его вопросы. Но толстяк не торопился начать говорить.

Он задумчиво смотрел на подруг. И только качал головой.

– Еще раз извиняюсь, что мои люди поступили с вами несколько… м-м-м… жестко.

– Ничего, – отмахнулась Леся, размякшая после вкусной и обильной еды и горячего чаю. – Мы не в обиде.

– Обычно я так к себе людей не приглашаю, – продолжал извиняющимся голосом толстяк. – Но сегодня у меня есть оправдание.

– Да? И какое же?

– Этой ночью был ограблен мой дом.

Подруги ощутили неприятный холодок в области солнечного сплетения.

А что, если толстяк захочет обвинить их в ограблении?

– Ой! – прошептала Леся. – Но мы тут ни при чем!

– Знаю! – вздохнул толстяк. – Просто я поручил моим дуболомам притащить мне одну девицу.

– Какую девицу?

– Тоже рыбачку. На берегу я с ней познакомился. Случайно. То есть тогда я думал, что случайно.

– А теперь?

– А теперь я думаю, вот она-то как раз и была очень даже при чем!

– То есть она оказалась причастна к ограблению в вашем доме? – переспросила Кира.

Толстяк молча кивнул:

– Она была в доме, оставила кучу «жучков» тут и в моей спальне. А потом мой сейф ограбили! Приехала милиция. Они нашли «жучки» и спросили, кто бы мог их оставить.

– И вы вспомнили ту рыбачку?

– Она была единственной гостьей в моем доме за последнее время. Весьма подозрительной гостьей.

– Почему?

Ответ не заставил себя ждать.

– Слишком красивая. И слишком… как бы это сказать, необычная.

И видя, что подруги не понимают, он принялся объяснять:

– Не скрою от вас, что далеко не редкость, когда и женщины – прекрасный пол – становятся заядлыми рыбаками. Но при этом они и выглядят соответственно. Этак… м-м-м…

– Не так уж прекрасно? – подсказала ему Леся.

– Вот именно, – благодарно подхватил толстяк и продолжил свои объяснения: – Одеваются кое-как. Ну там, какой-нибудь вытянутый свитер, потертые тренировочные штаны или джинсы, понимаете? На ногах кроссовки или резиновые сапоги. Волосы стянуты в хвост. На лице минимум косметики и ногти на руках подстрижены или вовсе обломаны.

– А та девушка, значит, выглядела иначе?

– Совершенно иначе! Примерно как вы, только еще лучше!

Подруги сначала обиделись. Кто это выглядит лучше их? Но потом вспомнили, в каких жутких условиях провели сегодняшнюю ночь, и подумали, что критика их хозяина может быть вполне оправданна.

– И что же эта женщина? Насажала в вашем доме стаю «жучков» и исчезла? Бесследно?

– Вот именно!

– И вы не знаете ни ее адреса, ни телефона?

– Даже имя ее забыл спросить, такой я дурак!

Впрочем, толстяк тут же устыдился своей самокритичности и добавил:

– Да что толку? Она могла назваться любым именем. Паспорта ведь я у нее не спрашивал.

– А как получилось, что вы пригласили ее к себе домой?

– Совершенно незнакомую вам девушку?

Толстяк смутился. Он густо покраснел и закашлялся.

– Ну, как получилось, как получилось, – пробормотал он. – Обыкновенное дело. Вижу, стоит на берегу этакая красотка, сама вся из себя. Светлые волосы по ветру так и летят, сама длинноногая, юбочка только попку прикрывает. Ноги на таких каблуках, что только диву даешься, как вообще стоит. А она стоит, красуется. А в руках у нее удочки!

– И что такого?

– Естественно, я заинтересовался.

– Девушкой?

– Сначала ее уловом. Интересно мне стало, что такая красавица, вся из себя блестящая и гламурная, поймала в нашем озере?

– И что?

– Думал, что максимум пару окуньков или подлещиков. А то и вовсе ничего.

– А она?

– Отличный улов! – с жаром воскликнул толстяк. – Я сам заядлый рыбак! Уж можете мне поверить, этой девушке необыкновенно повезло! Мне даже завидно отчасти стало.

– И вы пригласили ее к себе домой? – спросила Кира.

А Леся бесхитростно добавила:

– Наверное, хотели расспросить о ее методе рыбного лова?

– Что? Ах, вот именно! Вот именно! О методе лова.

И толстяк снова обрадованно закивал головой.

– Кстати, мы же с вами не познакомились, – произнес он.

– Да.

– Совсем с этим кавардаком хорошие манеры порастеряешь. Но вы меня поймите: сначала взлом, потом милиция, а потом еще эта новость с «жучками», которые они обнаружили у меня по всему дому.

И сам оборвав поток жалоб, толстяк приподнялся и произнес:

– Разрешите представиться! Петрушкин Валентин Иванович.

Подруги в свою очередь представились господину Петрушкину. Надо же, господин Петрушкин. Петрушкин! Бывают же у людей фамилии, не позавидуешь. Но, кажется, сам Петрушкин ничего смешного в своей фамилии не видел. Он продолжал расспрашивать подруг, что привело их в Разлив.

Теперь девушки не видели смысла скрывать правду от толстенького господина Петрушкина. И быстро выложили, какая беда привела их на берег озера, к рыбакам, с которыми общался пропавший Вовик. Господин Петрушкин отреагировал на рассказ подруг как-то странно. Начал хмыкать и отворачиваться, пряча ухмылку. Даже девушки вели себя приличней, когда он сообщил им свою смешную фамилию. А тоже могли бы всласть похихикать.

– Не понимаю! – воскликнула наконец раздосадованная Кира. – Что смешного в том, что я рассказываю?

– Да ничего смешного! Наоборот, грустно. Встречаются же еще такие подлецы на свете!

– Вы это про кого?

– Да про вашего Вовика! Занял у вас деньги и исчез. А кстати, сколько он занял?

– Пять тысяч долларов.

– Наверное, для вас это приличная сумма? – сочувственно спросил господин Петрушкин.

По нему самому, его дому и образу жизни с наемной прислугой было понятно, что он пять тысяч серьезной суммой не считает. Но будучи человеком широких взглядов, готов признать, что кому-то они могут показаться настоящим богатством.

– Во всяком случае, наличными таких денег у меня нету, – ответила ему Кира, а господин Петрушкин сочувственно поцокал языком.

– И теперь банк требует вернуть кредит? А вам самой заплатить нечем? И еще ваш приятель смылся, так?

– Ну да.

– Что же, бывает. Только я бы не стал надеяться, что он появится тут. Он же не дурак, понимает, что вы можете захотеть его выследить. И ни за что не появится в тех местах, где вы с ним когда-то бывали.

Киру передернуло. Этот господин Петрушкин, похоже, совершенно уверен, что Вовик кинул ее и просто удрал с ее деньгами. Но не мог он! Не мог! Вслух же Кира произнесла совсем другое:

– Мы искали тут не самого Вовика, а одного его знакомого, с которым он вместе рыбачил несколько раз.

– Ах, вот как! – безучастно проронил господин Петрушкин, теряя всякий интерес к обществу подруг. – Ну, что же. Желаю вам удачи в ваших поисках. И еще раз извините, что оторвал вас от дела.

Последнюю фразу он произнес, уже поднимаясь из-за стола и как бы показывая, что подругам пора проваливать. Ему лично они больше не нужны. Могут продолжать дальше глупо суетиться в поисках того, что искать бесполезно.

Но все же господин Петрушкин не был законченной сволочью, потому что, уже уходя, он внезапно передумал и снова окликнул стоящих возле входной двери подруг:

– Послушайте, а как зовут того рыбака, которого вы ищете?

– А вам зачем?

– Я же вам говорил. Я и сам рыбак. И знаю тут многих. Это парень местный?

– Да.

– Тогда тем более! Как его зовут?

– Арнольд, – произнесла Кира, ни на что уже не надеясь.

Но господин Петрушкин внезапно оживился и снова подкатился к подругам на своих круглых маленьких ножках.

– Арнольд, говорите? Такой высокий, представительный молодой человек? Брюнет?

– Не знаю. Дело в том, что я его никогда в жизни не видела. Но Вовик рассказывал, что Арнольд трудится старшим менеджером в какой-то фармацевтической компании.

– Да, это он! – еще больше оживился толстяк. – Лекарствами занимается. Всякие там биодобавки и прочая чушь.

– Так вы его знаете?

– Да!

– И покажете нам его дом?

– Без сомнения, – кивнул господин Петрушкин. – Только…

– Что?

– Только… Нет, странно все это.

– Что странно?

Но господин Петрушкин, словно не слыша вопросов Киры, бормотал сам себе под нос:

– Сейчас вот сообразил. Надо же, какое совпадение! Да нет, не может быть, чтобы это что-то значило. Наверняка просто так совпало.

– Да что случилось?! – не выдержала Кира. – Вы нам расскажете?

– Дело в том… Даже не знаю, как вам и сказать. Хм, вот странная история! Как же вам об этом сказать?

– Как есть, так и говорите!

И господин Петрушкин наконец разродился.

– Дело в том, что ваш Арнольд тоже пропал, – заявил он.

– Как пропал? – ахнула Кира. – Куда пропал?

– Вот этого я вам сказать не могу. Только… вот уж в самом деле странно!

– Что? Да говорите же, боже мой!

– Только перед тем как исчезнуть, Арнольд занял денег у одного нашего общего знакомого.

– Тоже рыбака?

– Тоже, – спокойно кивнул господин Петрушкин. – Но совпадение не в этом.

– А в чем?

– В сумме! В сумме, которую одолжил Арнольд.

– И сколько же он взял?

– Вы можете мне не поверить, но он взял ровно пять тысяч долларов!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Некоторое время подруги молчали. А потом вопросы посыпались из них, как горох из дырявого мешка. Господин Петрушкин просто не успевал на них отвечать. Подруги хотели знать, кто одолжил денег Арнольду? Под каким предлогом Арнольд взял эти деньги? И главное, хорошо ли искал Арнольда его кредитор?

– Да уж не беспокойтесь, – хмыкнул господин Петрушкин. – Валера у нас известный крохобор. Только потому Арнольду денег в долг и дал, что тот его ближайший сосед. Думал, куда он денется? Ну и проценты мечтал снять. А когда Арнольд все же куда-то делся, Валера прямо волосы на себе рвал. Всех на ноги поставил.

– Кого именно?

– Ну… соседей.

– А родственников Арнольда потряс?

– Вообще-то у Арнольда, насколько я знаю, из родных один брат имеется. Старший. Только он сюда редко приезжает. У родителей его жены тоже есть дом. Так он там все время проводит. И дела находятся – то огород вскопать, то тестя в город отвезти, то теще банки к засолкам доставить. Вот и крутится. Семейный человек, что поделаешь.

– А сам Арнольд не женат?

– Насколько я знаю, нет. Хотя…

Он не договорил. А подруги и не настаивали. У них и без того к толстяку Петрушкину было еще очень много вопросов. Но толстяк неожиданно перебил их:

– Да что вы у меня спрашиваете? Сейчас я вас сам к Валере отведу. Он вам эту историю в подробностях расскажет.

– Идем! – резво вскочила Кира.

Это же какая удача им выпала! Останься они на берегу, могли бы ждать появления этого Арнольда до второго пришествия! И какая удача, что она послушалась Лесю и они вообще начали искать этого типа. Теперь, узнав о его исчезновении, Кира не сомневалась, что и Вовик бросил ее не просто так. С ним наверняка что-то случилось.

Валера оказался мелким, противного вида мужичонкой с бегающим взглядом и хищными цепкими пальцами. Загар, до красноты, его явно не красил. И диагноз ему подруги поставили быстро: еще один внешне ухоженный и тщательно следящий за собой мерзавец на их пути.

Услышав, что девушки ищут пропавшего Арнольда, Валера необыкновенно оживился. Но это только вначале. Видимо, он прикидывал, как бы на них повесить долг Арнольда. А когда понял, что этот финт у него не выйдет, заметно приуныл и обозлился.

– Все равно достану этого гада! – прорычал он. – Всю душу из него вытрясу! Не посмотрю, что сосед! Со мной такие шутки не проходят!

И повернувшись к господину Петрушкину, заявил:

– Я уже и пацанам сообщил, что для них дело есть.

Судя по выражению лица Петрушкина, тот не одобрял вмешательства в эту историю бандитов, к которым, по всей видимости, обратился тщедушный Валера. А может быть, он и сам был одним из них? Чисто выбритое лицо и деловой костюм еще ни о чем нынче не говорят.

– Мы его достанем! Гнида! Как подставил меня! Козел! – продолжал горячиться Валера.

Так что подругам оказалось не так-то просто выяснить все обстоятельства этого дела. К счастью, господин Петрушкин никуда не ушел. И помог девушкам разговорить Валеру, и из него посыпались не только проклятия и угрозы, но и кое-что дельное.

И вот что выяснили подруги. Арнольд появился в доме под вечер, принеся с собой несколько бутылок безалкогольного пива. С некоторых пор Валера не пил. Здоровье не позволяло. Но вкус пива продолжал томить его душу. К тому же от дармового угощения он вообще никогда не отказывался. А тут Арнольд принес еще и вяленую рыбку собственного приготовления. И обе рыбины были с икрой, что Валера также приветствовал и потому, теребя рыбу, окончательно размяк.

– Должно быть, мозги у меня отключились в этот момент, – откровенничал он. – Доверился этой паскуде! Поняли, в долг попросил. Ну, я проценты оговорил, как полагается. О сроках тоже договорились. Он сказал, что деньги ему нужны на неделю, максимум на две. И исчез!

– Давно?

– Две недели прошло, – лаконично ответил Валера. – Но вообще-то пропал он еще раньше. Как деньги от меня получил, так я его, честно говоря, больше и не видел ни хрена.

– А где же он обретался?

– Хрен его знает! Может быть, в городе тусовался. Я знаю? Но сюда он во всяком случае больше не приезжал. Я бы знал.

Господин Петрушкин выглядел задумчивым.

– А что же, у Арнольда своих денег не было? – произнес он наконец. – Вроде бы не бедствует.

– Было, не было. Откуда я знаю? Может, и не было. Он машину недавно поменял. В нее, говорит, все наличные вбухал.

– А зачем ему понадобились эти пять тысяч долларов, объяснил?

– Ни фига он не объяснил! – кипятился Валера. – Сказал только, что хочет вложить их в одно дело. И что эти деньги – пропуск в другую жизнь.

– В какую в другую? – онемевшими губами прошептала Кира. – В смысле потустороннюю?

Некоторое время Валера таращился на нее.

– У Арнольда в башке полный порядок, не стал бы он платить, чтобы на тот свет отправиться, – заверил он ее. – То есть мне всегда казалось, что там у него порядок. – Он постучал согнутым пальцем по лбу. – Хотя после того фортеля, что он со мной выкинул, после такой подлянки я уж не знаю, что и думать.

Толстый Петрушкин, утирая взмокший лоб, снова вмешался в разговор:

– А что делать будешь?

– Я уже все сделал, – хмуро произнес Валера. – Пацанов на ноги поставил. Они его всюду ищут.

– Где именно?

– Я думал, что он у девки у своей прячется. Но ее дома нету. Укатила на Кипр еще две недели назад.

– Как раз когда Арнольд у вас денег одолжил?

– Так, может быть, Арнольд с ней?

– Не-а, – помотал лобастой башкой Валера. – Я узнавал, она раньше улетела.

– А может, он следующим же рейсом за ней вслед погнал!

– Не знаю я! Говорю же, нет девки дома. Вот сегодня она из отпуска вернется, мои пацаны ее караулят у дома, появится, и тогда…

– Что тогда?

– Если Арнольд с ней вернется, с ним разбираться будем. А если нет, то… то с ней тогда.

Сначала Кира не поверила своим ушам. О чем говорит этот тип? С кем он собирается разбираться? С девушкой Арнольда, которая ни сном ни духом о том, что ее жених занял у бандитов деньги? И тем не менее с нее он, похоже, собирается вытрясти долг жениха?

Дальнейшие слова Валеры показали, что именно это он и собирается предпринять со своими пацанами. Если должник не может платить, то платят его родные. В данном случае – невеста. Подруги почувствовали, как их захлестывает волна праведного возмущения. Ну же гад этот Валера! Правильно про него толстяк Петрушкин сказал – крохобор он и есть! Отвратительнее качества для мужчины и придумать невозможно!

А Кира подумала, как хорошо, что ее Вовик настоял на том, чтобы взять деньги в банке. У тех хотя бы методы давления более цивилизованные. С утюгом к ней в дом никто не придет. Хотя, если подумать хорошенько, то оказаться выставленной из собственной квартирки тоже приятного мало. И машина…

И Кира внезапно ощутила сильнейшее желание помочь неизвестной ей девушке – невесте Арнольда. Как выяснилось, не она одна. Леся тоже смотрела на Валеру с откровенным негодованием. И только страх, что он после ее слов выгонит их всех из своего дома и они больше ничего не узнают про Арнольда, а следовательно, и про Вовика, заставил их смолчать.

Впрочем, Валера и так больше ничего рассказывать не стал. Но едва они вышли, как господин Петрушкин сердито сплюнул.

– Ну и тип этот Валерка! – зло воскликнул он, почти в точности озвучив мысли подруг. – Знал, что он гад и крохобор, но чтобы на соседей бандитов натравливать, этого не ожидал. Нет, никак не ожидал. Жаль девчонку.

– А вы ее видели?

– Пару раз приходилось. Красивая. А эти, – и он снова брезгливо сплюнул, словно в рот попало что-то скверное, – Валеркины уроды, если она им не заплатит, могут и изуродовать красотулю.

Подруги молчали. Что тут скажешь? Господин Петрушкин все рассудил верно.

– Надо бы Валере палки в колеса поставить, – произнес тем временем толстяк. – Зарвался больно. С девчонки денег требовать хочет, гнида!

– И что вы предлагаете?

– Предупредить ее нужно. Чтобы домой не совалась. Вы же слышали, ждать ее там будут. Если не предупредить, то дождутся! Бедная Галочка!

Похоже, неизвестная пока что подругам невеста Арнольда была в самом деле красавицей. Коли уж и господин Петрушкин так озаботился ее судьбой. Надо же! Мало ему собственных проблем с поисками какой-то неизвестной девицы с удочками и сегодняшним взломом в доме, ему еще потребовалось и Галочку спасать. Глупо? Возможно, а все-таки приятно, что не перевелись еще на земле хорошие люди.

– Но мы даже не знаем, где она живет, – робко напомнила Леся.

– Я знаю! – воскликнул толстяк.

– Знаете? Откуда?

– Ну… Как-то раз довелось подвезти девушку. У Арнольда тогда машина сломалась. Вот он меня и попросил. По-соседски.

Подруги переглянулись и одновременно подумали, что Арнольд сильно рисковал, поручая свою невесту заботам сластолюбивого господина Петрушкина. Или он так ей доверял? Или просто был уверен, что толстяк не пара красавице Галочке? Ох, не стоило ему быть таким наивным. Промелькнуло что-то такое между этими двумя. Иначе, скажите, пожалуйста, с чего бы Петрушкину так озаботиться судьбой чужой невесты? На сентиментального добряка он похож что-то не был.

– Я знаю, где Галочка живет, – продолжал тем временем толстяк. – И вам показать могу.

– Нам?

– Сам-то я вмешиваться не могу, – торопливо заговорил господин Петрушкин. – Во-первых, времени нет. А во-вторых, не хочу промеж двух огней очутиться. Понимаете? Да и не мое это дело. Просто по-человечески мне Галочку жалко. Арнольд дел натворил. А за что девочка-то должна страдать?

Господина Петрушкина до того проняло, что он едва не прослезился.

– И потом, – спохватился он, – у меня у самого дома полный аврал. Милиция всю ночь, как сигнализация сработала, в доме была, сегодня следователь с помощником еще раз обещали приехать.

– Сигнализация? – переспросила Кира. – Так у вас ничего не украли?

– Как же не украли? А мое спокойствие? И потом, сейф оказался вскрыт! А если бы там не мелочь и бабские бумажки лежали, а крупная сумма наличными? Что тогда?

Подруги не знали, что тогда. Да и сам Петрушкин перевел разговор в другое русло.

– Так мы с вами договорились? Вы о Галочке позаботитесь, а я уж у себя дома разбираться буду!

В принципе подруги были совсем даже не против. Им и самим хотелось утереть нос злобному карлику Валере. И помочь Галочке. К тому же девушка могла оказаться в курсе планов своего жениха. И могла знать, зачем ему понадобились пять тысяч долларов. И что это за пропуск такой в другую лучшую жизнь. Так что с Галочкой стоило подружиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное